Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

А флот и ныне там

Всего через несколько месяцев после окончания периода "процветания" российской экономики принадлежащие Минобороны предприятия Северного флота вернулись в уже забытые условия 1990-х годов: отсутствие оборотных средств, неясное будущее, многомесячные задержки заработной платы и бесконечные долги. За то время, пока власть медленно и неохотно признавала наступление кризиса, ситуация на многих оборонных предприятиях стала близка к катастрофической.

Подлодка на базе Северного флота РФ. Фото пресс-службы Минобороны России

Параллели с "проклятыми" девяностыми на этом не заканчиваются. Как и тогда, лишенные зарплаты люди не хотят тихо умирать. В публикации "Независимой газеты" от 7 апреля утверждалось, что рабочие и служащие предприятий Северного флота, от которых напрямую зависит его боеготовность, начнут 10 апреля бессрочную акцию протеста. Многие из них не получают зарплату уже в течение пяти месяцев, все обращения в Минобороны и правительство остались без внимания. В случае остановки этих восьми предприятий по обслуживанию судов и подводных лодок Северный флот просто не сможет функционировать: некому будет готовить корабли и субмарины к походам, производить их плановый и срочный ремонт.

Однако в интервью "Ленте.ру" председатель областного профсоюза организаций СФ Валерий Кудрявцев опроверг информацию о бессрочном характере акции. Он заявил, что на 10 апреля назначен митинг протеста, который, в соответствии с законом, пройдет в нерабочее время. Уточнение важное, но остроту сложившейся ситуации оно не уменьшает. Только долги по зарплате составляют на сегодняшний день более 120 миллионов рублей. А ведь есть еще платежи в бюджет и во внебюджетные фонды, оплата электричества, коммунальных услуг и так далее. Счет идет уже на сотни миллионов рублей долгов у каждого предприятия. Вполне реальна перспектива их банкротства, тем более что судебные приставы там уже были, и не один раз.

Рабочие уникального предприятия - судоремонтного завода 82, расположенного в поселке Росляково, уже опробовали и более жесткие способы протеста. Они вышли на рабочие места, но работать отказались, требуя выплаты зарплаты. В результате был остановлен ремонт подводного атомохода (по данным некоторых источников, это был подводный ракетоносец "Тула"). Председатель профсоюзной организации завода Геннадий Пронькин заявил тогда, что с конца ноября 2008 года завод ремонтирует уже четвертый атомоход, а денег ни за один из них не получил. Соответственно, рабочие и их семьи сидят без денег, поскольку другой работы в поселке практически нет.

Хоть и с опозданием, но власти начали вяло реагировать. На совещании с представителями профкомов предприятий военные пообещали в ближайшее время перечислить деньги на зарплату. Правда, не всем и не в полном объеме. Однако лидеров профсоюзов такое решение не устроило - а как быть с госзаказом, с оборотными средствами? Зарплата - это только часть проблем. На заводах работают опытные люди, которые понимают, что "пожарными" мерами ситуацию не исправить. Деньги на зарплату, конечно, будут очень кстати, однако главный вопрос остается нерешенным - что будет с заводами завтра? Каковы их перспективы? Поэтому, несмотря на обещания, митинг 10 апреля решили не отменять.

Взгляд из Москвы: во всем виноват кризис

В беседе с корреспондентом "Ленты.ру" заместитель председателя Федерации профсоюзов рабочих и служащих ВС РФ Антон Василенко охарактеризовал ситуацию как тяжелую, однако далеко не безвыходную. Причина задержек зарплат, по его мнению, в том, что российский бюджет на 2009 года до сих пор не принят. Тот, который был утвержден в октябре 2008 года, почти сразу же был признан нереальным. А новый, скорректированный бюджет сейчас находится в Думе, 6 апреля его приняли только в первом чтении.

Без утвержденного бюджета, по словам Василенко, невозможно провести конкурсы на выполнение госзаказа на 2009 год, которые требуются в соответствии с 94-м Федеральным законом. Раньше эти конкурсы проводились в феврале-марте, хотя и такие сроки профсоюзы не устраивали. Они постоянно настаивали на проведении конкурсов еще до начала года. Но в 2009 году из-за задержек с бюджетом их перенесли на еще более поздний срок. В лучшем случае первые конкурсы пройдут в середине-конце апреля, а весь процесс завершится в мае. Причем такое положение сложилось не только на предприятиях Северного флота, а и во всей оборонной промышленности.

Впрочем, по словам профсоюзного лидера, все проблемы разрешимы. Как только бюджетные неурядицы будут преодолены, работа предприятий войдет в нормальное русло, как это и было до кризиса. Во всяком случае, в части выплаты заработной платы. Мешает, конечно, несовершенство пресловутого 94-го закона, но его неэффективность уже признана на самом верху, так что дело за законодателями.


Корабль в доке судоремонтного завода "Звездочка". Фото с сайта korabel.ru

Вершина айсберга

Менее оптимистический взгляд не только на будущее предприятий Министерства обороны, но и на их прошлое продемонстрировал Валерий Кудрявцев. По его словам, обострившиеся с началом кризиса противоречия - это только верхушка айсберга. За все годы нефтяного изобилия так и не были решены главные, структурные проблемы отрасли. Предприятия оборонки лихорадило все время: и в тяжелые девяностые, и в благополучные двухтысячные. Разница в том, что в условиях доступного кредита предприятия могли как-то выкрутиться, а теперь, когда деньги взять просто негде, накопившиеся структурные перекосы грозят многим из них полной остановкой. А это, в свою очередь, не только нанесет непоправимый ущерб обороноспособности страны, но может стать причиной социального взрыва.

Сложившаяся практика, когда конкурсы на госзаказы проводились в феврале-марте, а не до начала года, приводила к тому, что каждый год реальное финансирование предприятий Минобороны начиналось только в мае или июне. В начале года многие предприятия практически всегда работали в долг или не работали совсем. Соответственно, задержки зарплат происходили на таких предприятиях и до кризиса.

Если проанализировать новостной поток за самые успешные предкризисные годы, в нем регулярно будут попадаться сообщения об акциях протеста в связи с задержкой заработной платы. И это только наиболее вопиющие случаи, которые вынудили людей предпринять какие-то протестные действия. Так что сама по себе ситуация этого года для большинства оборонных предприятий не уникальна, поражают ее масштабы. Бездействие власти, охвативший ее паралич, отсутствие внятной и своевременной реакции в условиях кризиса лишили людей понимания того, когда, хотя бы приблизительно, начнется финансирование и нормальная работа, когда будет выплачена зарплата и появится свет в конце тоннеля.

Непотопляемый 94-й

Отдельно стоит рассмотреть вопрос о ставшем притчей во языцех 94-м Федеральном законе "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". Его, как воплощение неэффективности созданной системы, не первый год хором ругают все оборонщики. Выступая 6 апреля 2009 года перед Думой с отчетным докладом премьер-министр Владимир Путин уже прямо признал, что этот закон "не применим в некоторых сферах социального характера, в науке, в обороне". "Смешно там проводить тендеры, если есть только один производитель товаров и услуг. Невозможно и глупо", - уточнил премьер. Однако закон продолжает действовать, хотя в прошлом властная вертикаль неоднократно показывала примеры стремительного изменения законодательства. Что же помешало на этот раз? Когда, наконец, будут внесены необходимые поправки? Премьер на эти вопросы не ответил.


Владимир Путин наблюдает за учениями Северного флота РФ. Архивное фото с сайта kremlin.ru

Парадоксально, но принятый в 2005 году в целях борьбы с коррупцией закон сам быстро стал одним из орудий злоупотреблений. Согласно его положениям, главным критерием при распределении госзаказа является предложенная производителем цена. В итоге заказы на ремонт кораблей и подводных лодок зачастую получали неизвестные фирмы, опустившие цену, что называется, "ниже плинтуса". Конечно, реальную работу выполняли специализированные предприятия, те же ФГУПы Северного флота. Но по минимальным расценкам, да еще и отдавая положенную посреднику долю. Отказаться заводы не могли - иначе они бы вообще остановились. Так забота о бюджете обернулась нищетой рабочих, отсутствием оборотных средств у предприятий и миллионными барышами для посредников.

Военных новый порядок экономии бюджетных средств тоже не устроил. Корабли должны находиться в боеготовности, а для этого их нужно периодически обслуживать и ремонтировать. Ждать, когда пройдет соответствующий конкурс, некогда - в море нужно выходить регулярно. Поэтому стала процветать практика "договорных" отношений: вы нам сейчас, без госзаказа, отремонтируйте корабль или подводную лодку, а мы задним числом оформим конкурс и оплатим работу. И в этом случае предприятия Минобороны не могли отказаться - людям нужна работа. С началом кризиса и бюджетной неразберихи уникальные производства вообще перестали получать деньги за уже выполненные работы.

По мнению Валерия Кудрявцева, настало время принимать честные решения. Если государственное унитарное предприятие не нужно, если подобные работы может выполнить другое предприятие, то его нужно закрывать и честно об этом заявить. Иначе оно все равно остановится, на нем просто некому будет работать. В отсутствие зарплаты людей не удержишь. Конечно, необходимо решить социальные вопросы, но в итоге это будет дешевле и выгоднее. Если же предприятие необходимо, если оно оказывает уникальные услуги, то не нужно заставлять его участвовать в конкурсах. Государство само должно быть заинтересовано в обеспечении его заказами.

Ведь ФГУПы Минобороны сами не могут найти себе непрофильный заказ. Не может завод по ремонту артсистем перейти на выпуск столов и стульев. И не только потому, что он изначально предназначен для другого. Подобные предприятия являются частями сложного механизма по обеспечению обороноспособности страны. На них установлен особый режим секретности, строгий пропускной режим, существуют отделы защиты государственной тайны и так далее. Как в таких условиях работать со сторонними поставщиками, решать вопросы допуска представителей фирм-партнеров? Получится ли в этих условиях сохранить кадры, с которыми и так на многих производствах сложилась очень напряженная ситуация? В стране много менеджеров, особенно среднего звена, а квалифицированного рабочего днем с огнем не найдешь. Вопросов много, ответы на них дать никто не спешит.

Кстати, аналитики объясняют удивительную "живучесть" 94-го закона тем, что у его сторонников "сильное лобби". Очень хотелось бы посмотреть на тех, кто может так успешно противостоять воле Владимира Путина.

Военная реформа

Основные мероприятия объявленной министром обороны Анатолием Сердюковым военной реформы должны были пройти в 2009 году. Кризис не только скорректировал эти планы, но и отодвинул их выполнение на, как видится сейчас, неопределенный срок. Средства требуются большие, а новый вариант бюджета предусматривает сокращение оборонных расходов на 140 миллиардов рублей. Сейчас многие эксперты и даже политики называют реформу "непродуманной" и "легковесной".

Из-за застопорившейся реформы "подвисли" в неопределенном состоянии и некоторые предприятия Северного флота. Еще в декабре 2008 года правительство приняло решение о передаче судоремонтных заводов номер 82 и 10 в Объединенную судостроительную корпорацию. При этом заводы включались в перечень стратегических предприятий, их должны были акционировать с обязательным погашением всех долгов. К началу апреля ничего не изменилось. Решение есть - действий нет. Долги растут, так же как и недовольство людей.

Источник: Lenta.ru, автор: Владислав Гордеев. 08.04.09


Главное за неделю