Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

"Россия не сможет вести войну" - писатель Александр Покровский

25.03.10
Текст: Центральный Военно-Морской Портал
Фото из архива Александра Покровского
Будущие войны будут вестись за воду и еду, а Россия вести войну не сможет. Чтобы смогла, в стране надо все менять - и начать следует с отношения к людям. Писатель Александр Покровский предлагает способы восстановления национальной обороноспособности.

Александр Покровский
- Что Вы думаете о будущих войнах?

- Будущие войны будут за воду. Чистой, питьевой воды уже не хватает. И еще – за продукты. Настоящих продуктов питания уже очень мало. Наступает эра, которую можно назвать "Продукты и вода". Так что, сельскохозяйственные страны будут в выигрыше. Но и внимание к их территории возникнет. Это сейчас территория никому не нужна, но это не означает, что она не будет нужна и через 20 лет. Так что еда и вода – вот, на мой взгляд, главные объекты. В этом плане у России мало шансов.

Воду мы загрязняем, уже почти на 100 метров почвенные воды загрязнены промышленными и бытовыми отходами, и чистить все это никто не собирается – свалки только плодятся. И это касается не только озера Байкал. Это уже все вокруг нас, под нашими ногами.

А что касается пищи, то урожай в 27 центнеров пшеницы с гектара для России – это не сельское хозяйство. Это позор. В Финляндии – 37, в Бельгии – 87. Вот вам и разница.

В культурах. Другое отношение к земле, к лесам, к животным, к человеку. Ведь все перечисленное: леса, недра – это все равно отношение к человеку. Человека надо любить – все очень просто. О нем надо заботиться. И он ответит тем же – не будет гадить. Сейчас в России все только гадят.

Отношение к людям как к мусору порождает то, что все вокруг делается мусором. И это мусор в сознании. Правителей, прежде всего.

- То есть у нас нет сельского хозяйства?

- Полагаю. Нет у нас сельского хозяйства. Нет. Есть островки. Островки отношения к делу. А самого дела нет. А, значит, нет настоящих продуктов: молока, мяса, зерна.

У нас нет производителя сельскохозяйственной продукции. Вернее, есть, но его мало, и он слабо образован и слабо вооружен технически.

Он зависим от цен на горючее. Они его раздевают. И кредиты его душат.

Ему негде хранить продукцию.

Ему нужны биореакторы. Ему нужна техника, работающая на собственном биогазе.

Ему нужны собственные источники электроэнергии. Автономные. Тянуть газ в деревню – глупость. Напрасная трата сил и средств. Фермер должен сам на своем участке получать горючее для своих тракторов и комбайнов. А это биогаз. Отходы, навоз – все это должно перерабатываться на месте. В биореакторах. Есть они на сегодня? Где-то есть, но не в России.

В России слабые технологии. Мир уже давно ушел далеко вперед. Трудно догонять, но без этого нет продуктов. Будем покупать за рубежом, а это потеря экономической самостоятельности.

Нет продуктов – нет запасов. Стратегических.

А то, что есть – этого хватит ненадолго.

И как с этим всем вести войну, отражать нападение? Никак.

Без запасов нельзя вести войну.

Вернее, можно, но на дворе не 1941 год и брать в плен по 1 миллиону человек никто не собирается.

- Китай представляет для России угрозу?

- Все представляет для России угрозу. Именно так, на мой взгляд, и должен думать военный человек. Я уж про Генеральный штаб и не говорю. Он вообще должен планировать нападение любой страны на нас. И Китай - не исключение. И Китай и Япония. Если есть хотя бы малейшее напряжение в отношениях, то всегда сохраняется вероятность того, что оно – это напряжение – не будет снято дипломатическим путем. Тогда - война, нападение.

И тут важно очень серьезно подходить к любому противнику. Уважение к противнику – это уважение к себе. Неуважение, презрение к противнику ведет к поражению. Противник может быть только уважаемым. Во время недавней войны России с Грузией я вдруг почувствовал презрение со стороны наших военных к грузинской армии. Должен заметить, что она – армия Грузии – в последнее время очень выросла в профессиональном отношении и вооружена очень даже неплохо. Бронежилеты, к примеру, снабжены опознавателем "свой-чужой". И не только бронежилеты.

Что же касается Китая, то на Дальнем Востоке у нас недостаточно сил для противостояния Китаю. А на всех китайских картах, напомню, весь Дальний Восток закрашен в китайские тона. Нет резервистов, которых можно сразу призвать, нет баз, складов. Вернее, есть, но маловато. У нас всего маловато. Надо все менять.

- Что именно?

- Я бы, прежде всего, поменял отношение к людям. Я все время об этом говорю, твержу, повторяю. Люди – не расходный материал, как это всегда было в России. Царское, барское отношение к людям надо менять. С ним войну не выиграть. Люди – главная ценность государства. Если у правителей государства нет такого понимания, государство обречено. В современных условиях обречено.

У нас техника не под людей делается. Она сначала делается, а потом в нее пытаются всунуть человека. Время этих экспериментов прошло. Современный солдат хорошо обучен, хорошо экипирован, и он уважаем. И народом и правительством. Иначе никак. Ничего не получится. Точнее, получится – поражение. Полное. Разгромное.

Есть мнение, что в царской России, у царя, в частности, было иное отношение к людям. И все это хамское отношение – дело рук советской власти.

Бросали. Бросали, кидали, оставляли. И не только в советские времена. Я вам расскажу одну историю. Как-то цари наши послали в Эфиопию экспедиционный корпус казаков.

И случилось это уже после освобождения от крепостного права. Если не ошибаюсь, то Александр III в то время был на престоле.

А Эфиопия, надо заметить, всегда интересовала Россию. И не только Россию. Там сталкивались интересы Франции, Великобритании, Германии – там все хотели быть. И вот наши казаки встречают французский экспедиционный корпус. Столкнулись. Французы казаков побили. Много убитых. И что делает царь? Разрывает отношения с Францией? Ну, что вы? Оттуда же кредиты шли. Никто и ничего не разрывает. Царь "забывает" о казаках. Вот такая история. И это описано. Можно почитать.

- Но если вернуться к Китаю, то что бы сделали Вы для укрепления нашей обороны?

- Я бы изменил сам подход к проблеме. Снабжение Дальнего Востока происходит по одной единственной железной дороге. Переброска войск – по ней же. То есть, перерезал железную дорогу – и бери Дальний Восток голыми руками.

Тут надо все создавать на месте. Глубоко. Эшелонировано. Надо не только держать тут крупные воинские подразделения, нужно, на мой взгляд, вообще поменять взгляд на армию. Нужна профессиональная армия и резервисты. Профессиональная – это то, что у нас все никак не получается, контрактник – не контрактник. Офицер – не офицер. А резервисты – это и есть призыв. Вот только служить он должен рядом с домом. Призвали на два-три месяца. С восемнадцати лет. Призывник ходит на службу, как на работу. А ночует он дома. У него идут сборы. Служба рядом с домом выгодна – не надо строить казармы, содержать их. Нужны только учебные центры и полигоны.

И потом, прежде всего – это же охрана границы. Охраняется она не только людьми, но и техническими средствами, в том числе и космической разведки, беспилотными самолетами, аэрофотосъемкой и прочим.

И еще существуют казачьи войска, которые всячески пытаются предложить себя на государственную службу – чем вам не ополчение?

В Финляндии, как я слышал, охрана границы так и осуществляется – вдоль границы селятся те, кто ее охраняет. Этакая частная собственность на участки земли, примыкающие, практически вплотную, к государственной границе. На мой взгляд, это грамотно: люди свое будут защищать ожесточенно.

Граница у нас – десятки тысяч километров. На Дальнем Востоке – особенно. Расселите казаков там, где их еще нет. Создайте заказники, охотничьи хозяйства, разводите оленей, кабанов, зубров – кого угодно. Там издавна народ жил охотой и рыбалкой, там неудобье, очень мало земли, пригодной для земледелия. Но дичь разводить и прикармливать – это можно. Нужны запасы, повторюсь, в том числе и мяса. Нужны пункты переработки мяса и рыбы. Нужна система рыбзаводов – все это нужно возрождать. Есть там что-то, конечно, но мало. Раз в четыре года на Дальний Восток приходит жуткое количество лосося, и, в основном, он гибнет.

Когда-то, до революции, казаки использовались не только для охраны границы. На них была охрана лесных угодий от браконьеров. Их поселения уходили вглубь территории от границы на десятки километров. И эти земли были отданы во владение казачьих общин.

Нужно, чтоб люди государственное воспринимали как свое. Это долгий процесс. Это вопрос воспитания. И этим государство должно заниматься в первую очередь. Люди должны воспринимать государство не как инструмент отъема денег, а как инструмент заботы о людях. Без этого нет государства. Если оно только карающее, то век его недолог. А если оно – государство – еще воспринимается людьми как артель для отмывания ворованных средств, то ему – государству – осталось жить и вовсе до первого удара. Все равно какого. Все равно какой силы. Вот поэтому я и говорю, что, на мой взгляд, у сегодняшней России шансов на выживание маловато.

- Как Вы относитесь к идее модернизации и перевооружения?

- А так и отношусь, как к идее. Сама она хороша, кто бы возражал, но в ней нет стержня. Все упирается не только в технические или экономические возможности, которые, как мне кажется, сегодня не самые благоприятные, но и в отношение к людям.

Чиновники вдруг должны полюбить людей. Мне это кажется полной чушью. На сегодня в России чиновник – это тот, кто присягает не людям, а своему клану. Клану чиновников.

То есть, нет в обществе никаких объединяющих механизмов.

- А на Западе есть?

- Есть. Там это все называется словом "демократия". Как говорил Черчилль, "она отвратительна, но ничего лучше еще не придумали". Россия пытается придумать, но при первом же ударе извне это все рассыпается, как карточный домик.

- Все время говорят о нехватке средств. Вы с этим согласны?

- Советский Союз, прежде чем развалиться, жил, в основном, от продажи нефти и газа. Прибыль от этого дела подсчитали как-то США – 35 миллиардов долларов ежегодно. Этих денег хватало на: поддержку всего социалистического лагеря и всех наших прочих друзей, закупку за рубежом зерна и мяса, развитие собственной промышленности, продукция которой зачастую только заполняла полки магазинов, безудержную гонку вооружений (у нас одних только атомных ракетных подводных лодок было в 2,5 раза больше, чем в США), на медицинское обслуживание (вроде бы бесплатное), социальную сферу, ЖКХ и на пенсии. Пенсия в 120-130 рублей – на нее можно было старикам жить, и они еще из нее помогали своим детям.

Кроме того, СССР был больше сегодняшней России, и жило в нем 250 миллионов человек.

И на все хватало денег.

Их стало не хватать после того, как не без помощи США рухнули цены на газ и нефть.

Так США выиграли гонку вооружений.

Сейчас в России живет 140 миллионов, территория меньше, гонки вооружений нет, армия сокращена, цены растут, и пенсии за ними не успевают. Добывают газа и нефти больше, чем в СССР, продают дороже, а денег не хватает.

Что это? Неуклюжий менеджмент? Или повальное воровство?
В данном разделе мнение редакции Центрального Военно-Морского Портала не обязательно совпадает с мнением автора статьи или интервьюируемого. Мы считаем важным и нужным донести до читателей точку зрения кого бы то ни было, если она имеет под собой аргументированное основание.


Главное за неделю