Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Игорь Курдин, Александр Покровский: "Офицер не может предать Родину. Почему же Родина может предать офицера?"

30.07.12
Текст: Центральный Военно-Морской Портал
День ВМФ многие в России до сих пор путают с Днем Нептуна, и это очень красноречиво свидетельствует о нынешнем положении отечественного флота. Все-таки между неряшливо одетым и всегда готовым разбушеваться Нептуном и застегнутым на все пуговицы образцовым российским офицером – дистанция огромного размера. В первом случае мы чтим языческую стихию, во втором – победу над ней. Именно поэтому День ВМФ – государственный праздник, а День Нептуна – всего лишь шуточное театрализованное представление.

Однако в подходе российских чиновников к флоту зачастую прослеживается больше стихийного произвола, чем государственного здравого смысла. В качестве примера такого подхода председатель петербургского клуба подводников Игорь Курдин и писатель-маринист Александр Покровский приводят нашумевшее дело подводной лодки "Нерпа". Об этом корреспондент Центрального Военно-Морского Портала беседовал с Курдиным и Покровским в канун 29 июля.

"Преступник", который командовал героями

– На флоте, кстати, есть свой День Нептуна, – говорит председатель Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников капитан первого ранга Игорь Курдин. – Когда корабль пересекает экватор, существует давняя традиция: веселиться, бросать новичков в море и крестить их морской водой. Но День ВМФ – совсем другое. Это одна из красных дат российского календаря, государственный праздник, на котором держится наша страна. Это и день памяти, когда ветеран встречается с молодым матросом, и оба радуются, что служат одному и тому же делу. Это и свидетельство того, что само дело по-прежнему живо.

– А оно живо?


Председатель Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников Игорь Курдин. Центральный Военно-Морской Портал
– Конечно. Но есть немало тревожных симптомов, которые позволяют усомниться в будущем российского флота. В первую очередь – это так называемое "дело Нерпы". Я имею в виду судебный процесс над командиром подводной лодки "Нерпа" капитаном первого ранга Дмитрием Лаврентьевым и трюмным машинистом старшиной Дмитрием Гробовым, которых фактически обвинили в гибели 20 человек экипажа.

– Если не ошибаюсь, вы следите за судьбой Лаврентьева и Гробова уже около четырех лет. Почему вы уделяете этому столько времени?

– Мы и сами часто задаем себе этот вопрос. Наверное, потому, что мы бьемся не только за командира и его экипаж, но и за весь отечественный флот в целом. Подводную лодку "Нерпа" когда-то строили в единственном экземпляре. До 2020 года российский ВМФ должен пополниться еще 20-ю подводными лодками. Если мы сейчас не разберемся в деле "Нерпы", ее трагедия может 20 раз повториться.

В советское время мы не взяли на себя смелость разобраться в истории гибели подводных лодок К-8 (утонула в Бискайском заливе 12 апреля 1970 года) и К-19 (24 февраля 1972 года случился пожар в 8 и 9 отсеках, погибли 30 человек). Эти трагедии нас ничему не научили – поэтому за ними последовали "Комсомолец" и "Курск"

– Многих поражает, как Индия с ее верой в мистику и карму могла без трепета взять в лизинг подводную лодку, на которой произошла такая страшная катастрофа...

– Почему без трепета? Индийцы как раз настояли на том, чтобы были устранены все недостатки и замечания – в частности, по системе Молибден, произвольно запустившей в ноябре 2008 года процесс пожаротушения. Я думаю, никудышный товар они бы не взяли.

Более того, именно с помощью Лаврентьева и его экипажа мы убедили индийцев, что лодка хорошая. Это только звучит парадоксально, а на самом деле – чистейшая правда. Ведь командир "Нерпы" принимал участие во всех испытаниях лодки. В итоге, индусы разобрались досконально в том, как "Нерпа" работает, и даже затребовали к себе Лаврентьева, чтобы осуществить переход лодки к берегам Индии. Наше командование на это сначала согласилось, но буквально в последний момент заменило его другой кандидатурой, объяснив это тем, что Лаврентьев в это время находился под подпиской о невыезде в городе Большой Камень. Но при этом почему-то продолжал выходить в море – не только за границу города, но и за границу территориальных вод РФ.


АПЛ Нерпа. militaryparitet.com
Интересно, что Лаврентьева дважды за этот период представляли к государственным наградам: первый раз – за спасение экипажа, второй – по результатам испытаний АПЛ "Нерпа". Все эти награды он, естественно, не получил. Еще один интересный штрих: во время следствия у командира "Нерпы" закончился контракт с Вооруженными силами, и с ним его перезаключили на пять лет.

– Откуда же такая непоследовательность? Почему не заменили Лаврентьева сразу, если считали, что он виновен?

– В этом и заключается логическая нестыковка: Лаврентьев руководил героями, а сам, в глазах следствия, оказался преступником. Как такое возможно?

А контракт с ним продлили по той простой причине, что командиры – товар штучный. Кроме того, Лаврентьев прошел обучение со своим экипажем в учебном центре Соснового Бора. Причем по проекту "Щука-Б". Не заново же находить командира и отправлять его в учебный центр на три месяца? На тот момент Лаврентьев устраивал всех: и командование, и прокуратуру. Но как только оправдательный приговор по делу "Нерпы" отменили, он вдруг стал не нужен. Его использовали и выбросили.

Любовь к Отечеству должна быть взаимной

– Лавреньева использовали и выкинули как ветошь разового назначения. Заменив его новой ветошью, – говорит Александр Покровский. – Вот против такого отношения к людям мы с Игорем Курдиным и бьемся. Именно из-за того, что у нас людей считают разовым, расходным материалом, в России падают самолеты, тонут корабли, постоянно что-то взрывается. Как только интересы государства перестают совпадать с интересами военного человека – он превращается в полную труху, и его отправляют в перегной. Тогда возникает вопрос: а так ли офицеры нужны этому Отечеству?


Писатель-маринист Александр Покровский. Фото из личного архива
Что такое вообще офицеры? Это каста, на которой держится государственный хребет. Офицера пять лет готовят в училище. Пять лет ему вбивают в голову одну мысль: офицер не может предать Отечество. Не просто он должен быть высококлассным специалистом. Он должен быть заточен на служение Pодине.

– Получается, что офицер не может предать Отечество, а Отечество может предать офицера?

– Именно так и получается. А надо, чтобы наша любовь к Родине была взаимной. Если мы сейчас отнимем у офицеров веру в государство, то что же будет заставлять их нести службу? Или они будут служить за деньги? Но тогда это будут просто наемники. И в качестве наемников их легко будет перекупить. К примеру, наемники могут запросто продать российскую подводную лодку колумбийской мафии, так как мафия хорошо платит. Спрашивается: какие мотивы (если любовь к Родине выкинули за ненадобностью) помешают им провернуть выгодную для себя сделку?

Тетрахлорэтилен на скамье подсудимых

– Вы считаете, что история с Лаврентьевым и Гробовым способна отнять у военнослужащих веру в свою страну?

– Военно-морское сообщество давно уже вынесло по делу "Нерпы" свой вердикт. И этот вердикт однозначен: Лаврентьев и Гробов не виновны. Более того, так, как велось следствие, оно не должно вестись. Горящая лампа в лицо и другие следственные приемы 1930-х годов вряд ли способствуют объективности расследования. Неудивительно, что человек в такой ситуации легко может себя оговорить.

– Александр, кто же тогда (если исключить Лаврентьева и Гробова) виноват в трагедии на "Нерпе"?

– Виноват некачественный состав фреона, которым заправили систему лодочной объемной химической системы пожаротушения (ЛОХ).

– Но ведь фреон на скамью подсудимых не посадишь...


Командир АПЛ "Нерпа" Дмитрий Лаврентьев (слева) и старшина Дмитрий Гробов. infox.ru
– Если бы система была заправлена настоящим фреоном, максимум, что могло бы произойти при его распылении: массовое отравление и обморожение, не влекущее за собой фатальных исходов. Сам по себе фреон принадлежит лишь к четвертому классу опасности. По степени риска это что-то вроде бензина: главное рядом не закуривать. Фреон не оказывает чрезмерного действия на человека. При его непредвиденном распылении в отсеках подводной лодки экипажу надо было просто всплыть и продышаться, что и сделал на "Нерпе" Лаврентьев.

Интересно, что, когда систему ЛОХ только начали устанавливать на субмаринах, фреон даже не считался опасным. Но если к фреону добавить тетрахлорэтилен, класс опасности мгновенно меняется. Особенно, если это вещество распылять в замкнутом пространстве, как это случилось на АПЛ "Нерпа".

Чтобы было понятнее, я обычно привожу в пример, как работает банальный освежитель воздуха. В течение первых десяти секунд после распыления вещество существует в виде облака или шара и лишь потом начинает распространяться по помещению. Часть облака оседает на одежде и поверхностях , часть – рассеивается по отсеку. Те, кто погиб на "Нерпе", попали именно под это облако или оказались в непосредственной близости к нему. Когда человек волнуется, он способен сделать до 30-40 вдохов минуту. А здесь одного вдоха было достаточно, чтобы наступила токсическая асфиксия.

Кислородное голодание не наступает за одну секунду: в легких есть запас воздуха, который позволяет нам продержаться гораздо дольше. Термин "вытеснение кислорода" (которым оперировало следствие) применим к фреону только в том случае, когда он взаимодействует с открытым пламенем как огнегасящая смесь. Однако пожара в отсеке АПЛ не было, это установленный факт... При впрыскивании смеси фреона в отсек изменился лишь газовый состав воздуха, то есть кислород никуда не вытеснялся, просто резко снизилось его процентное содержание в атмосфере помещения...

Типичная реакция на настоящий фреон – болезненный смех, наркотическое опьянение. Экипажу "Нерпы" в буквальном смысле было не до смеха: у погибших мгновенно перехватило дыхание. Именно так и происходит токсическая кома: мгновенно и автоматически.

Если бы в состав фреона не входило столь токсичное для человеческого организма вещество как тетрахлорэтилен в таком большом количестве (на две трети от общей массы, а не 1,4% по ГОСТу), смертельных исходов, по моему мнению, могло бы не быть. Однако в данном случае фреон и тетрахлорэтилен только усугубили друг друга.

Анализ тел погибших, проведенный экспертами, показал: в их внутренних органах полно тетрахлорэтилена. Эти люди умерли, получив поражение хлоросодержащими веществами. Исходя из этого, расследование должно было начаться и закончиться в Комсомольске-на-Амуре. Следствию надо было бы ответить на несколько вопросов: как тетрахлорэтилен попал в систему, кто его туда закачивал, кто делал предварительные анализы? Во тогда на скамье подсудимых оказались бы совершенно другие люди.

Наверняка сохранились данные: кто сдал приобретенное вещество на анализ, кто принял пробу и подтвердил, что это настоящий фреон. Все это очень похоже на коррупционную цепочку. Цепочку частных лиц, которые поделили между собою около 5-6 миллионов рублей, предназначенных на приобретение подлинного фреона. И закупили вместо этого дешевый суррогат. Сумма, на этом "сэкономленная", относительно невелика, но случившийся ущерб стоил России 20-ти человеческих жизней.

Никита Михалков: вырезано цензурой

– Кто поддерживает вас в деле "Нерпы"?

Игорь Курдин:

– Нам очень многие помогают. Выражаю огромную благодарность Елене Милашиной, въедливой, дотошной и очень порядочной журналистке "Новой газеты", статья которой, "Испытание "Нерпой", собрала на сайте издания максимальное количество просмотров.


АПЛ "Чакра" в составе ВМС Индии. mangaloretoday.com
Нас поддерживает адвокатский корпус. Когда в прошлом году начался судебный процесс по делу Лаврентьева и Гробова, адвокаты выбрали минимальную гонорарную ставку для оплаты своей работы. Клуб подводников собрал тогда для оплаты защиты 175 тысяч рублей. Интересно, что одним из первых внес деньги (30 тысяч рублей) рок-музыкант Юрий Шевчук. Большинство сдавало по 1 тысяче рублей.

В настоящее время мы готовим проект письма Верховному главнокомандующему России, а также планируем связаться с военно-морским атташе Индии или даже тамошним клубом подводников. В любом случае индийцам небезразлична судьба АПЛ "Чакра" (новое имя "Нерпы" – прим.ред.).

Есть еще одно неожиданное имя, с которым мы связываем определенные надежды – кинорежиссера Никиты Михалкова. В 1972-73 годах он проходил срочную службу на Тихом океане, был старшиной 1 статьи на крейсере "Михаил Кутузов". Но не только потому, что Михалков – тихоокеанец, мы собираемся обратиться к нему. Дело в том, что в официальном решении военной коллегии Верховного суда РФ по делу "Нерпы" Михалков упомянут. Цитирую почти дословно: председательствующий на суде некорректно спросил присяжных заседателей, а смотрели ли они фильм Михалкова "12", и охарактеризовал его как образец работы присяжных. Тем самым якобы оказал на них давление, поскольку в картине суд выносит оправдательный приговор. В связи с этим нам хочется понять логику военной коллегии. Может быть, следует вообще запретить просмотр "12-ти" – по крайней мере, в тех городах, где есть суды присяжных? Об этом мы и хотим спросить Михалкова.

Что с Россией? Она утонула

Александр Покровский:

– Есть такая закономерность: как только государство слабеет, начинает умирать флот. Всякая общественная лихорадка в первую очередь отражается на флоте: офицеров начинают бить по голове, корабли – топить, взрывать или отправлять на утилизацию. Так было в 1917, в 1991-м… И, наоборот: возрождение государства начинается с возрождения флота.

Это очень хорошо понимал император Петр Первый. Именно поэтому построение петровской державы начиналось на корабельных верфях. Сегодня мы все чаще забываем, что Россия – это сухопутная страна, со всех сторон окруженная морем. Но, если мы перестанем быть морской державой, с нами не станут даже разговаривать.

Мы не должны допустить пренебрежительного отношения к флоту. Иначе не только о подводной лодке "Курск", но и о нашем государстве, и о всей России можно будет сказать: "Она утонула".





В данном разделе мнение редакции Центрального Военно-Морского Портала не обязательно совпадает с мнением автора статьи или интервьюируемого. Мы считаем важным и нужным донести до читателей точку зрения кого бы то ни было, если она имеет под собой аргументированное основание.


Главное за неделю