Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Флот не должен напоминать потемкинские деревни

25.01.12
Текст: Центральный Военно-Морской Портал
Фото: Центральный Военно-Морской Портал
Председатель Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников Игорь Кириллович Курдин в интервью Центральному Военно-Морскому Порталу прокомментировал свое решение о вступлении в избирательный штаб кандидата на должность президента Российской Федерации Владимира Путина.

Курдин Игорь Кириллович
– Игорь Кириллович, накануне стало известно, что Вы включены в списки регионального предвыборного штаба В.В.Путина по Санкт-Петербургу. От кого именно поступило приглашение?

– Для начала стоит отметить, что если бы кто-то сказал мне месяц назад, что я буду представлять Путина во время предвыборной кампании, я бы ему не поверил. За все 18 лет существования Клуба моряков-подводников мы зарекомендовали себя как организация, находящаяся в конструктивной оппозиции по отношению к власти. Особенно ярко это проявилось в 2000 году после гибели АПЛ "Курск" и последующей спасательной операции, когда мы достаточно активно выступали и критично оценивали действия властей, но одновременно выдавали и реальные предложения, многие из которых были реализованы. Один из тогдашних руководителей ВМФ в личной беседе подтвердил, что они внимательно следили за нашими выступлениями, которые выражали коллективное мнение членов Клуба – моряков с большим опытом службы.  Зачастую предложения озвучивал я, но это было, повторюсь, коллегиальное мнение.

А предложение о вхождении в предвыборный штаб я получил лично от губернатора Санкт-Петербурга Георгия Сергеевича Полтавченко, с которым мы давно знакомы.

– Губернатор присутствовал на праздновании дня рождения Клуба. Приглашение поступило в этот момент?

– Нет, я был приглашен в Смольный. Наша беседа была обстоятельна и продолжалась достаточно долго. Полтавченко начал с вопроса – вижу ли я альтернативу кандидату Путину среди других выдвинутых кандидатов. Я честно и откровенно ответил, что в известном мне списке других кандидатов на должность президента РФ не вижу. После этого мне было сделано предложение о вхождении в состав предвыборного штаба, дано время на его обдумывание. Подчеркну особо, если бы подобное предложение было сделано не Полтавченко, а кем-либо другим, скажем, руководителем партии "Единая Россия" или от "Объединенного Народного Фронта" (ОНФ), я бы не принял его.

Полтавченко знает, что я не член "Единой России" и не ее сторонник. Недавно меня приглашали вступить в ОНФ, но я, выяснив мнение членов Совета Клуба, отклонил предложение. В Совет Клуба входят люди различных политических убеждений, именно поэтому Клуб не входит ни в одно из политических течений, но любой член Клуба как частное лицо может быть членом политической партии и заниматься политической деятельностью.

– Каковы были Ваши первые эмоции?

– Когда в первый день после новогодних каникул меня утром оповестили о встрече с губернатором, разумеется, я задумался – по какому поводу? У меня были предположения, что это связано с работой Клуба. Поэтому само предложение о вхождении в предвыборный штаб для меня стало крайне неожиданным. Когда я его обдумывал, то сам себе задавал вопрос: "А почему собственно предложили именно мне?" В Санкт-Петербурге – морской столице России – много ветеранских организаций морского направления, которые объединяют моряков, судостроителей, есть всевозможные союзы, ассоциации и т.п.  Возглавляют их авторитетные люди, но почему пригласили председателя именно Клуба подводников? Мне на этот вопрос затруднительно отвечать. Видимо, за время работы Клуба мы научились грамотно оценивать обстановку и делать правильные выводы и предложения,  у нас есть опыт.  Клуб наработал себе определенную репутацию, суть которой в его независимости. Как сказал один человек: "Вы неуправляемы". На нас нельзя повлиять какими-то обещаниями и подачками. Клуб не имеет ни перед кем ни моральных, ни материальных обязательств. Мы являемся самодостаточной организацией, которая если и высказывает какую-то критику, то всегда в виде конструктивных предложений, способных повлиять на боеготовность флота, на подготовку кадров, а в первую очередь – и это наша главная задача – на социальную защиту членов Клуба и членов семей погибших и умерших подводников. С этой задачей мы неплохо справляемся.

– Что заставило Вас согласиться с предложением принять участие в предвыборной работе штаба Путина?

– Я считаю, что мы можем реально повлиять на ту ситуацию, которая сложилась на сегодняшний день между народом и властью. По-российски нам всегда кажется, что царь-батюшка не в курсе того, что происходит на местах, а вредные бояре не докладывают ему полную картину. "Вот приедет барин – он нас и рассудит". Нам кажется, что мы способны собирать и аккумулировать информацию  и, пользуясь статусом члена предвыборного штаба, передавать ее напрямую в центральный штаб и самому кандидату в президенты. А Путин – единственный кандидат, обладающий реальной властью и возможностью реализации нужных стране программ. Мне кажется,  что предвыборный штаб Путина должен пересмотреть свое отношение к избирателям, а мы в свою очередь можем повлиять на это.  Сейчас используется риторика, что, мол, есть Путин, а альтернативы ему нет. Но ситуация в стране за последние несколько месяцев изменилась, и умонастроение избирателей совершенно другое.

Мы уже начали работу, я побеседовал с членами Совета Клуба и другими уважаемыми людьми. Как результат – эта пачка документов (показывает стопку 15-20 листов формата А4 – прим. ред.). Люди начали присылать мне свои предложения, в которых рассматриваются различные моменты, указаны конкретные проблемы и пути их решения. Есть даже экспертная оценка от ожидаемого эффекта. Возможно, часть из них войдет в предвыборную программу кандидата.

Таких документов на сегодняшний день не так много. Я призываю всех разумных людей – присылайте короткие и грамотно изложенные предложения, которые я как член предвыборного штаба смогу внести в предвыборную программу. Вероятно, за этот месяц перед выборами многого сделать не удастся, но проблемы будут озвучены на самом высоком уровне.

– Клуб – одна из известных морских общественных организаций. В каких проектах последних лет Вы ощущали поддержку со стороны государства?

– Определенная помощь со стороны государства Клубу как общественной организации безусловно оказывается. Скажем, предыдущий губернатор Санкт-Петербурга Валентина Ивановна Матвиенко в 2006 году во время личной встречи приняла решение о продлении аренды помещения Клуба на Васильевском острове на 10 лет на льготных условиях. С прошлого года мы входим в список общественных организаций, которые поддерживает Правительство Санкт-Петербурга. Мы взаимодействуем с Комитетом по социальной защите – Клубу даны значительные льготы по оплате коммунальных платежей, связи и т.д. Мы давно и хорошо взаимодействуем с Комитетом по законности, правопорядку и безопасности – с отделом, работающим с ветеранскими и общественными организациями. Хотелось бы начать взаимодействие с Комитетом по молодежной политике по вопросам военно-патриотического воспитания. Почему-то ни в масштабе города, ни в районе этот Комитет с нами не взаимодействует. В настоящее время мы занимаемся вопросом патриотического воспитания самостоятельно, хотя в наших рядах немало людей, которые с удовольствием примут участие в работе с молодежью.

– Есть ли на текущий момент какие-то проекты Клуба, где без помощи правительства невозможно обойтись?

– Безусловно. Это деятельность консультативного центра при Клубе подводников. Мы привлекаем для работы в нем профессиональных юристов и врачей, но они работают на добровольных началах в свободное от основной деятельности время. Три года назад мы подавали заявку на президентский грант для обеспечения финансирования нашего консультационного центра, который успешно реализовали. На следующий год и позже нам в нем отказали.

Еще одно направление, которым мы занимаемся и где не обойтись без помощи государства, это организация детского отдыха в летних оздоровительных лагерях. Планируем создать морские отряды в летних лагерях организации "Водоканала" и "Адмиралтеец" Адмиралтейских верфей. Там могли бы отдохнуть и получить начальную военно-морскую подготовку дети подводников, отцы которых погибли при исполнении служебных обязанностей на АПЛ "Курск", "Комсомолец", К-159 и других.

– Вы будете курировать оборонный, флотско-армейский блок. На что, по-Вашему, следует обратить внимание Владимира Путина как потенциального президента России?

– Да, в списках штаба кроме меня военных практически нет. Поэтому так  получается, что мне придется заниматься не только ветеранскими военными организациями, но и  действующими военнослужащими.

Я хочу напомнить, что президент России не только руководитель  государства и лидер нации, но и Верховный Главнокомандующий. В связи с этим хотелось бы, чтобы он задумался и об этом. Есть такой документ – "Военно-морская стратегия – Национальная морская политика России". Это документ широкому кругу военнослужащих неизвестен. В результате люди потеряли некий стержень, ориентировку, и это подтверждается нашими контактами с офицерами ВМФ, командованием флота, контрактниками. Раньше был понятный вероятный противник, против которого нужно было воевать. Сейчас это понятие размыто, а врагом назван мировой терроризм. Люди задаются вопросами: "Зачем в таком случае АПЛ с БР выходят в море в готовности к нанесению ракетно-ядерного удара? По кому? Кто же у нас сегодня противник? Зачем нам вообще флот – это очень дорогое удовольствие?" Глобальная военно-морская политика у нас в стране весьма туманна. Флот – это не только престиж. Мы посылаем корабли для проведения антипиратских акций с большим напряжением сил, тратой моторесурса и т.д. При этом корабли стареют, а новых пока крайне мало. Да, реформа идет, но это очень сложный процесс, и, как мне кажется, он недостаточно корректируется в процессе реализации. Действующие военные должны понимать свой маневр – сейчас мы идем к этому ориентиру, через пять лет достигнем вон того рубежа, а через 10 лет доберемся до следующего. Повторюсь, осознания продуманности и обоснованности идущей военной реформы у самих военных нет.

– Как может на эту ситуацию повлиять Клуб моряков-подводников?

– Как правило, разговор военнослужащих – это разговор начальника с подчиненным, и он не всегда получается доверительным. Было бы большой ошибкой возложить работу с военнослужащими только на командование: командиров частей и отделы воспитательной работы. Они выполняют свои обязанности и работают хорошо, но участие членов Клуба вызовет большее доверие и позволит вскрыть реальную обстановку и настроение людей в воинских частях. В силу своего опыта мы будем вести разговоры с людьми на понятном человеческом языке.  На сегодняшний день обстановка в стране, которую видят в предвыборном штабе и в руководстве, не всегда соответствует тому, что есть на самом деле. Оценка реальной обстановки в частях армии и флота – это одна из главных задач, которую мы можем решить, работая в предвыборном штабе.

– Но ведь Путин не раз посещал лично и береговые части, и корабли, и на АПЛ выходил в море – этого мало для понимания реальной ситуации?

– Да,  но это все напоминало мне какие-то флотские потемкинские деревни. Например, когда Путин выходил в море на подводной лодке, командованию соединения и командиру лодки было страшно, так как вместе с ним прибывало такое количество сопровождающих, что численность экипажа возрастала почти вдвое. Эти люди были абсолютно неподготовленые, а подводная лодка – опасный объект. В Центральном посту вместе с Путиным было много народа – и руководство Министерства обороны, и представители Федеральной службы охраны – все они очень мешали управлению кораблем. Один из адмиралов обратился тогда к Путину с просьбой, чтобы все лишние покинули Центральный пост, так как создается угроза безопасности кораблевождения.  Путин согласился.

Среди членов Клуба много специалистов, ученых, практиков и просто толковых людей. Почему бы не использовать их потенциал? Мы не собираемся вмешиваться в процесс управления, давать какие-то рекомендации. Мы разумные люди и хотим, чтобы наши Вооруженные силы получили реальную поддержку общества. А сейчас у нас на ситуацию в Вооруженных силах зачастую есть только два полярных взгляда – официальных военных и организации типа "Солдатские матери". Это не соответствует действительности.

– Кстати, о "Солдатских матерях". Вы не думаете подключить их к выработке каких-либо предложений? Ситуация с призывниками пока еще остается далекой от идеальной.

– Вы знаете, мы несколько раз направляли к ним людей, в том числе вдов погибших или умерших военнослужащих с конкретными проблемами. Нам казалось, что эта организация обладает потенциалом, позволяющим помочь решить эти проблемы. Но, к сожалению, все они возвращались к нам, потому что там были готовы взяться за дело, если приходили с фотографиями или видео избитого сына, а другие проблемы их не интересуют. Недавний пример с приемным сыном подводника, погибшего на подводной лодке. Решался вопрос о его отсрочке от призыва. Никакой консультации он в этой организации так и не получил. Кстати, этот парень сейчас призван, учится в учебном отряде, у него все нормально. Мы его убедили, что ничего плохого, если он отслужит срочную службу, не будет. Мы надеемся вернуться к тому, что служба в Вооруженных силах будет не только почетна, но и повлияет на дальнейшую карьеру молодых людей. Как в Израиле – если ты не отслужил в армии, тебе закрыт путь в госучреждения и даже в бизнесструктуры. У нас, к сожалению, не так. Клуб, замечу, никогда не занимался "отмазками" от армии, хотя к нам и приходят регулярно с такими просьбами.

– Как планируете построить взаимодействие с другими членами штаба?

– Рассчитываю на то, что предложения, которые у меня уже есть на бумаге или в голове, будут интересны и им. Проблем достаточно много. Пока состоялось только одно организационное собрание членов штаба, где все оговаривалось в общих словах. Я задал конкретный вопрос и попросил поставить конкретную задачу, а дальше уже будем думать, каким образом ее выполнить. Просто передавать все поступающие предложения наверх, где все решат, на мой взгляд, неверно. Я закончил Военно-морскую академию и знаю, что есть научно доказанная и обоснованная система планирования. Сначала вырабатывается стратегия, потом разрабатывается тактика и конкретные предложения, кому и куда наступать. В противном случае каждый взводный будет указывать главнокомандующему, что делать, а это неправильно.

– Для Вас участие в политической жизни не диковинка. Вы уже были муниципальным депутатом. Будет ли тот опыт полезен при работе в предвыборном штабе?

– Да, я в течение 8 лет был муниципальным депутатом в округе на Васильевском острове, где территориально расположен наш Клуб. У меня есть опыт работы на муниципальном уровне, в свое время мне совершенно понятны были те задачи, которые можно было решать на этом уровне в той обстановке и при том финансировании. На мой взгляд, любой опыт, в том числе и отрицательный, полезен и необходим для движения вперед.

– Какой реакции Вы ожидаете от своих соратников по Клубу?

– Я не исключал возможности, что Советом Клуба при обсуждении приглашения в предвыборный штаб будет принято  решение, например, о сложении с Игоря Курдина полномочий председателя с передачей их одному из заместителей, чтобы на период предвыборной кампании он мог действовать как частное лицо. Это предложение обсуждалось, но его никто не поддержал. Если потребуется высказать мою личную позицию, то я никогда не буду прикрываться авторитетом Клуба, и всегда укажу, что это мое личное мнение как человека и офицера. Именно поэтому, когда я получил предложение войти в предвыборный штаб В.Путина, первое, что мы сделали – собрали экстренное заседание Совета Клуба. Согласно принятому решению – и это зафиксировано в протоколе – Совет Клуба постановил одобрить участие Председателя Совета Клуба Курдина И.К. в работе предвыборного штаба и в группе доверенных лиц кандидата в президенты РФ Путина В.В. на период предвыборной кампании 2012 года.

Я понимаю, что появится и негативная реакция на мое решение, но сразу оговорюсь, я не буду реагировать на таковую. Это пустая трата времени. У меня есть много друзей и единомышленников, но есть и такие, которым я не по нраву. Как говорит писатель Покровский: "Мы разные, и это хорошо!"

– Что Вы думаете о тех людях, которые сегодня высказывают свое недовольство властью путем митингов и демонстраций?

– По себе могу сказать, что за все время работы в Клубе за последние 17 лет я участвовал  в митинге только один раз. Это был митинг в защиту телеканала НТВ. Потом я решил, что ходить на митинги больше не буду, что для меня это неприемлемый способ общения с властью. Но, безусловно, он имеет право на существование. Мне очень понравилось высказывание патриарха Кирилла, что власть должна обязательно обращать внимание на митинги, особенно на слова людей. Хотя там и появляются одиозные фигуры, которым все равно где выступать – хоть на модной тусовке, хоть на митинге, главное – засветиться. Хорошо, что есть митинги. Если людям есть что сказать, они должны иметь такую возможность. Это и есть демократия.

– Ваша новая деятельность не скажется отрицательно на работе Клуба из-за возросшей занятости?

– Нет, не скажется. Когда Бог создал время, он создал его достаточно. Для меня работа до полуночи и в выходные – нормальное состояние. Если работа построена конструктивно, а организация Клуба позволяет это, то я с этой задачей справлюсь. Не для того я дал согласие, чтобы  просто числиться членом штаба Путина, и я буду использовать эту ситуацию, чтобы реально повлиять на положение дел в Вооруженных силах и ветеранских организациях. Иначе не было бы никакого смысла туда идти.

В данном разделе мнение редакции Центрального Военно-Морского Портала не обязательно совпадает с мнением автора статьи или интервьюируемого. Мы считаем важным и нужным донести до читателей точку зрения кого бы то ни было, если она имеет под собой аргументированное основание.


Главное за неделю