Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

"Будущего для России я не вижу" - писатель Александр Покровский

13.01.10
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, беседовал Валерий Вальков
Фото из архива Александра Покровского
Публицистика и художественная проза капитана 3 ранга запаса Александра Михайловича Покровского популярна и среди моряков-подводников, о которых он пишет, и среди гражданских; по мотивам книг Покровского снимают фильмы, в том числе "72 метра" (Владимир Хотиненко) и "Робинзон" (Сергей Бобров), который выйдет на экраны в 2010 году. Сегодня известный писатель рассказывает Центральному Военно-Морскому Порталу не только об этих фильмах, но и о том, почему не летит "Булава", как "отремонтировали" "Неустрашимый" после антипиратского похода, в котором матросы болели цингой; о том, что никакую вертикаль нельзя выстроить из дерьма и что корень российского зла растет... из детского сада.

Александр Покровский

Почему Вы выбрали профессию военного моряка, подводника?

Мой отец родом из Питера, а мама - из Баку. Мама училась в Институте кинематографии (тогда это был техникум), они встретились, поженились и приехали вместе в Баку. Там я и родился. В середине 50-х прошлого века Баку был довольно колоритным городом, и там было море, было военно-морское училище, поэтому, когда мне исполнилось 17 лет, я связал свою жизнь с флотом.

В начале 90-х, после не самых приятных событий, в Баку я уже не приезжал. Правда, там оставались родственники, и нам стоило немалого труда вывезти и их тоже. Позже мне привезли видео оттуда: все старое, какое-то запущенное, почти не узнать бывший родным город.

Вы ведь служили на Северном флоте? А где именно?

Служил в Гаджиево, в 31-й дивизии атомных подводных ракетоносцев. Жили мы где-то рядом с ДОФ, не помню уже, в каком доме.

В Вашем литературном творчестве Северный флот остается некоей доминантой. С большим успехом продолжается показ фильма "72 метра", снятого по мотивам Ваших произведений. Будут ли экранизации других произведений?


Александр Покровский. 1974 год
На меня как-то вышел генерал армии Николай Панков – статс-секретарь, замминистра обороны РФ. Через Андрея Константинова меня нашли, хотя чего уж проще – возьми телефонную книгу и набери номер. Пригласили в Москву на совещание.

Съездил. На совещании присутствовали генералов человек пять, был представлен флот в лице солидного капитана 1 ранга. Расселись, начинают совещаться о фильме. И ни к чему это не приводит. Меня спрашивают: Вы можете написать сценарий? Я говорю: пожалуйста, ребята, напишу литературную основу, но выберите темы, которые были бы интересны. Они выбрали тему о пиратах; так родилась книга "Тропик лейтенанта". Романтическая вещь. И этим все закончилось.

Кроме "72 метров" были ли попытки снять фильм по Вашим работам?

Были. Есть такой многосерийный фильм "Автономка", который снимала РВС. Они решили сделать фильм, так сказать, без меня. Вдруг присылают сценарий одной из серий: посмотрите! Оцените! Есть замечания?

Я сказал: я готов вам помочь, но то, что вы написали в сценарии - полная ерунда, много хуже самой ерундовой ерунды. Или привлекайте меня поправить диалоги, или не надо вообще упоминать мое имя. Это антиреклама, уберите мою фамилию из списков! Они обиделись.

Ну, в самом деле, нечто похожее я видел в только в американских мультиках. Представьте сюжет: падает с небес украинская разведчица. Падает в море, где ее отыскивает подводная лодка. Вы попытайтесь хоть раз, находясь на мостике подлодки, отыскать в открытом море хоть деревянный ящик – это почти невозможно. В фильме – отыскали, затащили утопленницу в подлодку, и там она не только пришла в себя, но и проникла в хранилище секретных документов, секретную часть.

Попробуйте это сделать незаметно – ничего не выйдет. Потому что при попытке открыть дверь секретной части раздается жуткий звонок в центральном посту (ЦП). Старпом кричит: "Опять открывается секретная часть? Почему?" Секретчик отвечает в микрофон: "Открывается секретная часть", – и опять крик старпома, потому что – разбудил.

Дальше – больше: девушка там находит совершенно секретный документ о новой торпеде! Тоже невозможно: даже подготовленный матрос-секретчик не найдет там ничего без инвентарного номера. Вот если номер написан – ага, так! - по списку найдет, где стоит книжка и выдаст. Если отнять список, он все потеряет, заблудится в своей конуре. А она нашла и украла. И покинула подводную лодку, знаете как? Вылезла через торпедный аппарат. Я им говорю - вы хоть раз попробуйте пролезть без подготовки да еще с секретной книжкой.

Вы причастны к сценарию фильма "Робинзон", съемки которого проводились не только на студии, но и на Севере, в Полярном...

Вот съемками этого фильма занимаются нормальные ребята, они пошли по правильному пути: купили права на экранизацию книжки, наняли сценариста и книгу переделали в сценарий. Я уже смотрю на то, что получилось, как не на мое – пусть фантазируют, по теме пишут - это главное. Бога ради. Присылали сценарий, я консультировал, может или не может такое быть. Могу даже подсказать какой-то ловкий ход, чтобы "ружье выстрелило в конце пьесы". В конце концов, у них получилось что-то, что отдаленно напоминает жизнь.

Я не ругаю фильм. Просто вещь не похожа на мою книжку. В фильме они сделали династию, такие приключения трех друзей. Кроме морской части, морских приключений, фильм описывает приключения этих друзей, друзей и подруг их друзей, жен и любовниц - такой компот. А действие происходит в Полярном. Мне очень симпатичен там Орфей Балаян, офицер-акустик. Он мне понравился. И я попросил классного акустика, моего друга Витю Глазунова консультировать их в Москве; он их консультирует и поправляет.

Фильм получится.

Не обошлось без курьеза; на встрече со съемочной группой они меня спросили: "А почему – Робинзон?" То есть, вещь претерпела такие изменения, что непонятно, откуда название.

Я объяснил, что это история лейтенанта, который после выпуска пришел служить на подлодку, и с первого же дня службы его засунули в прочный корпус, в автономку. За время похода он должен подготовиться и сменить командира группы ракетчиков, "групмана". Натаскивают его всю автономку, учат. Изучает он устройство корабля, свое заведование. А на лодке, как обычно, вместе неработающего компрессора дали флагманского специалиста. "Мы вам даем флагманского специалиста, и не просто, а замначальника электромеханической службы!" И такое бывало - мы действительно как-то часами болтались под РДП и пополняли запас ВВД одним компрессором вместо 3-х, так и ходили всю автономку.

Потом он после аварии остается один в отсеке. Это мотив "К-19", которую после пожара месяц тащили на буксире в базу и никто не знал, что в кормовом отсеке есть живые люди.

Вот тут-то и понадобились лейтенанту все знания, которые в него вдалбливались. Как можно выжить, если два соседних отсека выгорели, а переборка нагрелась больше ста градусов?

Мой сюжет они оставили. Но это лишь маленький эпизод, минут на пять, как он боролся за жизнь и выжил.

А юмор Покровского остался?

Надеюсь, что да. Кстати, участники съемочной группы очень были удивлены, что и в таких тяжелых условиях, в дальнем походе остается место шуткам и розыгрышам. В книге есть такой командир ракетной боевой части, который всех разыгрывает. И у него есть реальный прототип – капитан 2 ранга Савенко Николай Николаевич, который всех разыгрывал.


Александр Покровский. В автономке. 1978 год
Расскажите о таких розыгрышах?

В каждом экипаже есть свои весельчаки, "клоуны", от которых все ждут каких-то розыгрышей, шуток. Я в экипаже был таким "клоуном" – разыгрывал, шутил, делал, как теперь говорят, "мелкие гадости". Например, в виде боевых листков. Поручишь писать такой листок матросу, который не дружит с русским языком, так потом, кто бы ни редактировал – там все равно такое написано, что без смеха не прочесть.

Замполит кричал, увидев такой боевой листок.

Замполита часто разыгрывали. В кают-компании проигрыватель стоял, и была одна пластинка заезженная: шелестит-шелестит, пока не заиграет. Так вот, ставили проигрыватель на полную мощность и выходили. Пластинка через какое-то время вдруг как заорет: "Прапорщик, прапорщик…!" Зам спросонья выбегает, а в кают-компании – никого. И так не один раз: ты ставишь пластинку и выходишь, зам выбегает, а пластинка орет.

А потом зам украл пластинку.

После этого каждое утро в 4 часа появлялся боевой листок с картинкой и надписью: "Вор, верни пластинку!"

Зам срывал, но боевой листок упрямо появлялся снова.

Как-то раз мы разыграли зама – принесли телеграмму, якобы полученную из радиорубки, с новостью про мамонтенка Диму. Откопали, дескать, и оживили. Зам принял все за чистую монету и провел политинформацию о достижениях советской науки. Он вещал, а мы на политинформациях делали кирпичные лица, пытаясь скрыть смех.

В реальном походе романтики нет, но и будней нет; есть напряжение и беготня.

Опасность рождает подвижность ума: больше опасность - выше интеллект. У надводников тоже хватает опасности, они иногда горят, но не тонут. А на подводной лодке еще и утонуть можно. Или армейские: служили бы в Ираке, например, были бы умнее.

А то ведь 2 часа говорили ни о чем на том совещании. А всего-то надо было назвать тему и спросить: Напишете? Я бы им ответил: это – напишу. И все.

А у нас? Обставлено все было так, что я понял - война еще не началась, а мы ее уже проиграли. Нам уже надавали по морде, пока мы сообразили, что это война. Никакой боевой готовности нет.

Мне рассказывали: идет совещание в Чечне, обсуждают план предстоящего рейда. Все по плану: выдвигаемся, захватываем, переходим к обороне. Все четко. Вдруг какой-то лейтенант спрашивает: "А как реку перейти?" Ему: "Лейтенант, молчите, вас не спрашивают, какая река? Откуда?" Оказывается, они забыли, что река поперек течет, а средств для переправы нет!

Я встречался и с генералами, и с адмиралами, у них какая-то своя логика.

Однажды перед дальним походом я был единственным, кто доложил, что не готов выйти в море. Идет доклад на готовность к выходу, все доложили, что готовы, а я – не готов. Нам ПРЗ не поменял резину на двухходовых клапанах, ЗИПа у меня на борту нет, случись что, менять нечем. ПРЗ докладывает – все отлично, выдержит, идите. Я и доложил адмиралу Лойканену, что не готов: работу не принимал, ничего не подписывал. И вообще - не готов по причине неисправности материальной части.

Адмирал говорит: "Так, все свободны; останьтесь вы и командир. Командир, почему он у вас не стрижен? Наказать!"

Я ему: "Товарищ адмирал, я постригусь, но резина от этого не поменяется".

Адмирал: "Командир, этого потом накажете".

И меня выгнали, командир остался.

Командир вышел потом, трясется.

Наказали меня. Зато резину поменяли за 1 час.

Вы писали в "Интервью самому себе", что президенту не стали бы задавать вопросов. А главкому ВМФ?

А главкому тоже не стал бы. Дело в том, что есть люди, которые осознают степень ужасности происходящего, а есть те, кто не осознает. Вот они-то и становятся главкомами.

Вы смотрите, что происходит: корабль вышел в море, все поломал, пришел назад. Одна подлодка на весь Черноморский флот, и та не дошла сама – грамотно ребята все сделали, но дать ход не смогли, а зачем тогда лодку в море посылать? Лодке, между прочим, нужен средний ремонт, тогда и ломаться не будет. Как это не понимать?!


Александр Покровский. 1975 год
На "Стерегущем" нет ни ГАС, ни РЛС. Зачем тогда такая коробка, кому она нужна? Зачем бутафория? Давайте сделаем корабли резиновыми, надувными, как сейчас модно стало макеты делать. Расставим их, и будет у нас надувной флот.

Тогда зачем вы там, в Москве, сидите, если не можете направить на средний ремонт подводную лодку, не можете выучить офицеров,– зачем вы в Москве нужны? Сидите тогда дома, мы вам погоны дадим адмиральские, а вы сидите и ничего не делайте. Эффект тот же самый.

Если главкомам по должности положено осознавать ситуацию, тогда они должны не спать.

"Неустрашимый" пошел гонять пиратов. Для чего? Как? – никто не знает. По логике, как должно быть? Вертолеты находят и топят пиратские катера, а корабль подходит и подбирает, что осталось. Я так себе представляю тактику борьбы с пиратами. Тут нужна мобильность. Пусть где-то стоит авианосец, я не знаю, какой, пусть американский или французский. Или поделите океан на районы и поставьте в каждом районе по фрегату, а на фрегате вертолет – и кончатся пираты. Перекрыли район, и маленькие быстроходные кораблики пиратов блокированы.

Зачем атомный крейсер туда гонять? Есть на нем вертолет, но один. А его могучие ракеты не нужны совсем, не страшны они пиратам.

Но там, где нет тактики, идут герои, и герои пошли.

А пошли почему?

Еще на том давнем совещании по фильму я спрашиваю, почему вы не можете ничего сделать с пиратами, почему не защитите российских моряков, суда? Пошлите хотя бы эсминец! Вот они и послали. Кстати, сейчас, после ремонта, "Неустрашимый" получил неустранимый дифферент на нос - 5 градусов. Как он теперь ходит в море и как стреляет - не знаю.

На нем два бойца в том дальнем походе болели цингой. Мне сообщили, и я об этом сказал в интервью, так после целая спецоперация была спланирована, чтобы доказать: матросы не болели, неправду говорит Покровский.

А как не заболеть, если у них отказала холодильная машина и больше 70 градусов температура в машинном отделении?

Витамины в таких условиях не работают. Витамины при такой температуре и влажности вылетают мгновенно.

А матросик в этой машине с начала похода, он и наверх-то не выходит. Вот через полгода и заболели.

А вы можете подсказать еще какой-то способ борьбы с морским терроризмом и разбоем?

Посмотрите на Турцию - ее флот уже в 2 раза больше нашего Черноморского. Когда у них чеченские террористы захватили пассажирское судно, они с ними быстро разобрались: собрали на пристань родственников, поставили ультиматум, и чечены сдались.

Так и в нашей истории есть прецеденты: нижегородское ополчение формировалось в смутное время не всегда гладко. Нижегородские купцы отказались дать деньги и вооружать рать, так пока их жен и детей не взяли в заложники, ничего и не получилось.

Вот вам и прекрасный образец национального единства. 364 дня в году мы разъединены, а 1 день – едины. "День национального единства" - прекрасное название для праздника, который никак не могли придумать.

Мифы должны быть в истории. А как Вы относитесь к партиям?

Меня тут пригласила "Единая Россия". Не в том дело, что я не люблю ЕР, я просто не люблю все партии. Существует древнекитайское определение слова партия: два иероглифа, означают "люблю темное". По моему убеждению, эти темные делишки и объединяют людей под светлым лозунгом. Конфуций считал, что партия не нужна порядочному человеку, потому что порядочный человек и так активен, но он не идет ни на какие компромиссы. Хотите - любите Конфуция, хотите - нет, а я его люблю. Потому что он был хорошим чиновником.

А вообще, если окунуться в русский язык, то он очень своеобразный.

Вот мы дышим кислородом, и никто его не замечает, но как только его мало, мы задыхаемся. А до этого – никто не вспоминал. Никто не говорил, да и нельзя сказать: я люблю кислород.

То же самое с единством: есть единство – про него никто не вспоминает. Нормальные люди не будут говорить: "Мы занимаемся единением!" или "Мы – патриоты!" А если нет единства, то появляется партия ЕР, нет справедливости – "Справедливая Россия", нет патриотизма – появляется партия "Патриоты России".

Я в этой клоунаде участвовать не хочу. Я не член никакой партии. Нет партии порядочных людей – им не нужна партия. Поэтому порядочные всегда проигрывают непорядочным: те объединены, а эти – нет.

В Вашем "Интервью самому себе" есть такая интересная фраза: человечество погубит само себя, так как оно темнеет. Поясните, пожалуйста?

Человечество разрослось до таких масштабов, что экономический кризис ощущается в размерах целой планеты. В головах что-то должно измениться. Это изменение медленно идет, хотелось бы быстрее, но оно идет. Совещания "восьмерок" и "двадцаток" не от хорошей жизни – не можем договориться. Договариваться будут, вынуждены будут договариваться, мы будем вынуждены убирать свой мусор.

Человечество перестает темнеть. Со временем. Иначе – не будет человечества.

Но всегда находятся люди, которые хотят поделить не свое.

Но со временем их будет все меньше и меньше.

Все подвергается изменению: мораль, этика меняются. Во времена Петра Великого отрубить голову предателю было этично, при Иване Грозном посадить врага на кол тоже было этично. Александр Невский вырывал ноздри новгородцам - во славу России. И никто ведь ему не предъявляет счетов: "Ты, святой благоверный князь Александр, что же ты делал? Почему не Батыя лупил, которому был приемным сыном, а своих – русских? Псковичей и новгородцев?"

Все меняется, кроме чувства человеческого достоинства. Проходит этот стержень через века – чувство человеческого достоинства. Понимание достоинства человека не меняется.

Как Вы считаете, не лежит ли в основе морали религия?

Мораль - это то, что на сегодняшний день принято в обществе. Это понимание обществом, что хорошо и что плохо. На основе этого понимания религии выработали некий кодекс чести: не укради, не убий, и т.д. - во всех религиях примерно одинаково.

Те же эвенки, у которых было когда-то "Золотое царство" – у них был кодекс чести, сами своим умом дошли, и это были те же заповеди, никто им не приносил из Царьграда.

Я считаю, что религия просто примазалась.


Александр Покровский. 1977 год
Что такое религия вообще? – я интересовался этим вопросом. Во все времена происходило одно и то же: приходил князь, который пытался объединить земли. Он объединял земли мечом и кровью. Вначале надо было сто мечей, потом – тысяча, дальше - сто тысяч мечей. Потом до него доходило, что не хватит для дальнейшего объединения ни мечей, ни времени. Тут рядом оказывался монах, который говорил: давай создадим религию, это просто! мы научим людей: есть Бог, ты - помазанник Божий, и все будет нормально. Будем правильно Бога славить – будет называться православие. Эфиопы вот тоже православные, но у них такое интересное православие: взяли и от иудеев, и от христиан, третий-четвертый век нашей эры. Многие африканские племена тогда носили амулеты. У вас есть амулет? Как интересно! Вот вам священник расскажет, как правильно носить надо! И священник вместо абракадабр писал что-то на амулете из Священного Писания и вешал на шею. Все довольны. Кстати, насчет эфиопов; вы знаете, почему это Петр Великий именно эфиопского арапчонка себе в ученики взял? И не простого, а княжеского сына? В то время Эфиопия была сильным государством, и Россия заключила с ней стратегический союз, поделив мир поровну: север – России, а юг – Эфиопии. И этот арапчонок, выучившись, должен был возглавить африканские армии. Армии союзников России – надо добавить.

Так что все в этом мире поступали по одному образцу: сначала вожди стремились мечом объединить земли и народы, а потом они начинали понимать, что не справляются, и в дело включались религии. Рим так же поступил: сначала воевали, притесняли своих христиан, а потом смотрят: а христиане-то правы! Ты рабом родился – ничего, терпи, молись, и в следующей жизни тебе повезет.

Как Вам идея замены института политрабочих священниками?

Все хорошо, что не удар в темечко. Если командиры не могут справиться с дедовщиной, то возьмите батюшек, возьмите матушек, да кого угодно – дедушек, бабушек, но справьтесь, как можно не справиться?

И вообще – начинать надо с детского сада.

Почему не летает "Булава" – потому что проблемы были в детском саду. "Булава" – это такая вершина айсберга, то, к чему мы пришли. Слепили, а она не летает. Почему? А вот не сделали вот этот винт, потом мешает болт.

Первая ступень не летала, теперь третья не летает. Раньше не выходила из воды, сейчас выходит, но не летит. Потом опять вернемся на первую. Просто тупых надо убрать. Как на том совещании в министерстве обороны: смотрели 1.5 часа друг на друга, а дело было элементарное.

Еще раз: начинать надо с детсада.

Ну невозможно сегодня нам жить совсем без образования. Нужно хорошее школьное образование, надо хорошего учителя, потому что без культуры ничего нет. Вообще ничего.

И следует различать: есть культурный слой, а есть - культура. Чтобы слой превратить в культуру, потребуется тысяча лет. Ну почему все время что-то нам надо выбрасывать? Почему "до основания, а затем"?

Батюшки теперь будут в войсках? Ну, пусть будут батюшки, Бог с ними.

Но "Булава" должна летать.

Все же взаимосвязано. Во Вселенной все организовано по одному принципу, принципу договоренности и подчиненности. Вот человеческий организм: химические элементы договорились сосуществовать в мире. Но почему этот соляной раствор ходит вертикально; все другие горизонтально, а этот - вертикально? А это так договорились химические элементы: пусть наверху будет Мозг, который обо всех заботится, так всем удобнее. Он и заботится. Например, он заботится о Ногах – вы же не ходите босиком в сырую погоду. Мозг говорит: оденься, дурак, заболеешь!

Но почему в государстве такого нет? Почему в организме – мозг, а в государстве – хлам? Такого не должно быть. Ноги не могут заботиться о Мозге. Мозг должен заботиться о Ногах.

Вот именно поэтому у нас ничего не получается.

"Булава" почему не летает? Не потому, что надо наказать конструктора №75: "А ну-ка, идите сюда – почему не летит?" А ему, бедному, еще в детском саду не дали рыбку, чтобы фосфором напитался.

Все должно быть, повторимся, продумано еще с детского садика, потом - в школе, потом - в институте.

Вот был Иосиф Виссарионович Сталин. Он понял как-то, что если расстрелять 50 тысяч человек, то социализм начнет строиться. И расстрелял. Миллиона полтора, два.

Но Сталин уже проиграл Сталину – социализм кончился.

А инерция движения сохранилась. На какое-то время. И все ученые и конструкторы генетически помнили, что их могут расстрелять, хотя никто уже не собирался никого расстреливать.

Сердцевина Сталиным была выстроена.

И она продержалась до самого конца брежневских времен.

А потом те ученые просто кончились. А нынешние ничего не умеют. И не боятся. Кончилась генетика расстрелов. Провалилась она. Нужна новая генетика. А ее нет. Старая кончилась, новая не сложилась. Вот поэтому и образования у нас нет. То, что есть сейчас – очаги, да всплески – нет системы. А без нее – нет образования. Не будет его. Никогда.

А без образования, повторимся еще и еще раз, ничего нет. Нет, и никогда не будет.

Дети, рожденные в 90-х, иногда вообще не могут сложить простую логическую цепочку. Они родились в период развала. Не было ничего. Родились они сами по себе – а страна катилась сама по себе.

Но они выжили. И они лучше нас: они - дети Вселенной. А вот патриотизм воспитывать в них бесполезно. Это чувство в них невоспитуемо. Не успели в них его воспитать. Все. Упущено. Патриотизм – он или есть, или его нет. И основан он на взаимности. И на любви. Любить надо. Людей. Своих людей – вот этих, которыми ты руководишь – надо любить. И заботиться о них. Все ведь очень просто. Надо просто искренне любить людей. Вот если не заботиться о людях, то и никакого патриотизма в них не будет. Ему взяться неоткуда. Помните? Если есть кислород, то никто и не вспоминает о нем.

А если его не хватает?

В детском саду ребенок должен любить своего воспитателя, а будет это лишь в том случае, когда воспитатель работает не просто за зарплату, а значит, и сам - воспитан.

Или вот медицина: что это за медицина, когда этичным считается давать 80-летним старикам не лекарства, а только обезболивающие – пусть они сами умрут?

Вот вам и вся медицина.

Вот вам и вся мораль.


Александр Покровский. В автономке. 1978 год

Людей ведь не обманешь.

У нас в масштабе государства нет связей, в результате которых соляной раствор приобретает вертикальное положение. Из дерьма нельзя сложить вертикаль: оно растекается.

Последний вопрос – вы уходите в своем творчестве от флотской тематики?

Нет, флотская тема не ушла, да и не дают мне уйти от нее, все обращаются, считают экспертом. Я не эксперт, я могу высказать лишь свое личное мнение. Вот меня ЕР пытается пригласить на какой-то диспут, где я буду выступать как эксперт по военной реформе: а нужна ли нам военная реформа? Ребята, вы ее делали, делали, а теперь меня спрашиваете: а она нам нужна? Абсурд…

А давайте, я вам расскажу, как вы сделали реформу?

Ведь все уже изобретено, а вы хотите, чтобы 2 х 2 = 6. Можно? Нельзя.

2 х 2 = 4, и никакой другой логики быть не может.

Все у нас делается правильно – очень может быть, но не надо отстреливать человеку ногу, чтобы заменить ее новой ногой. "Почему у вас нога не такая мускулистая? Мы вам сделаем новую!" – бух и отстрелили, и давай пришивать другую.

А она не прирастает.

И отдельная просьба: ну уберите вы воров! Я вас очень об этом прошу! Просто умоляю! Ну найдите вы тех, кто не ворует! Начните с одного, и он поставит вокруг себя тоже честных людей.

Как их найти?

Так в Интернете все сказано. Посылаешь запрос на весь Интернет: дайте характеристику такому-то. Приходит ответ: он служил там и там, и у пирса всегда стояли нефтеналивные суда – понятно, спасибо, ребята, это вор – в сторону его!

Другой – служил там-то и там-то, под началом Куроедова… Ах, Куроедова… – в сторону.

Вычищать надо пространство. Пусть будет один, но честный. Это лучше, чем 100, но воров. С одним можно разобраться.

Воровать не надо. Все очень просто. И всякий раз надо думать. Лучше о России.

И лучше включать при этом в работу свою собственную голову. Если она есть, конечно.

Я не пессимист, но, несмотря на весь свой оптимизм, будущего для России – если все идет, как идет – я не вижу. Будущее – оно же многослойно, у него вероятностный характер. Чтобы увидеть будущее, надо просто научиться держать земной шарик в руках. Вот возьмите мысленно Россию и представьте ее в своих руках...
В данном разделе мнение редакции Центрального Военно-Морского Портала не обязательно совпадает с мнением автора статьи или интервьюируемого. Мы считаем важным и нужным донести до читателей точку зрения кого бы то ни было, если она имеет под собой аргументированное основание.


Главное за неделю