Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Александр Покровский: "Сердюков – это продукт слабости государства"

23.01.13
Текст: Центральный Военно-Морской Портал
Фото: el-books.nnm.ru
Александр Покровский о современном состоянии ВМФ, военных реформах и кадровых назначениях в интервью Центральному Военно-Морскому Порталу.

– В минувшем 2012 году российский военно-морской флот практически не покидал топ отечественных новостей. Означает ли это, что изменилось отношение к отечественному ВМФ?

– Не думаю, что отношение к ВМФ поменялось коренным образом. Скорее, само время заставляет менять это отношение. Флот – вершина экономического развития, и по состоянию этой вершины судят о стране.

Ведь для оценки этого состояния совсем необязательно засылать в Россию огромное количество разведчиков. Достаточно взглянуть на флот. Если у вас на корабле в ходе совместных учений случается пожар, а потушить его удается только иностранным волонтерам (как это произошло минувшей осенью на корвете "Сообразительный" в Дании), то, согласитесь, это говорит об уровне кораблестроительства и об уровне подготовки экипажа.

Сегодня любой выход кораблей ВМФ РФ в море для любой операции сопровождается повышенным вниманием не только отечественных и западных СМИ, но и разведок всего мира. Иностранные спецслужбы вдруг встрепенулись – им стало интересно, оживаем ли мы. Пока вердикт такой: слабо, но оживаем.

И это не может не беспокоить. США, по крайней мере. Судите сами, стоило нам показаться в Средиземном море у берегов Сирии, как тут же 6-й флот США ушел куда-то в сторону. Некоторые аналитики поспешили порадоваться этому, даже позлорадствовать.

Я бы с радостью не спешил – за нами наблюдают, оценивают, анализируют каждый шаг. Это нормально. У них нормальная разведка. И США – очень грамотный противник. Противника надо уважать. Неуважение – путь к поражению.

– Насколько, по Вашему мнению, правительство запоздало с повышением денежного довольствия военнослужащих?

– В России всегда запаздывают. Часто уже бездыханному делают инъекцию витаминов. В случае с армией РФ, полагаю, что с повышением денежного довольствия еще успели.

Конечно, выздоровление армии будет длиться очень долго, но начинать надо с денежного довольствия – человек в армии не должен искать дополнительный заработок, его семья не должна голодать, его жилищные условия должны быть приемлемыми.

То есть сначала забота, а уже потом – отдача. Повторюсь, по выздоровлению страны и армии мы еще только в самом начале. Долгое время считалось, что на нас никто нападать не собирается и армия нам не нужна.

Но мир безумен, а слабый – это всегда лакомый кусок. Тем более с нашей территорией, ресурсами и с убывающим населением.

Армия и флот – это то, что принимает на себя первый удар извне. До сегодняшнего момента, видимо, считалось, что такого удара не будет и чуть что – справится ОМОН. Во всяком случае, это единственная часть из силового блока, что на фоне общего сокращения все время увеличивала свою численность – не хочется думать, что все это связано с противостоянием с собственным народом.

– Денежное довольствие увеличено, но увеличилось и социальное расслоение среди самих военнослужащих. Весь Рунет еще недавно обсуждал новогодние премии, выплаченные министром обороны Сергеем Шойгу своим заместителям и подчиненным.

– Деньги – это всегда проблема. Кому-то досталось больше – повод для ревности, зависти. Что эти премии? Покупка лояльности?

Наверное, для многих это выглядит именно так. Но ответственность Главкома перед страной, скорее всего, выше, чем ответственность командира корабля.

Конечно, лучше бы все это перевелось в область поощрения духа, зависть – плохой попутчик в деле повышения боеготовности.

Люди в армии равны друг другу честью – они вместе служат Отечеству и вместе за него умрут. Смерть равняет и генерала и солдата – перед ней все равны. Славная смерть не имеет отношения к премии.

Но, возможно, хотелось отметить командование – выдали деньги.

То, что в войсках это восприняли негативно – это от бескормицы. Народ по деньгам изголодался. Пройдет, наверное.

– Теперь модно ругать бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова и требовать для него уголовного преследования. Неужели бывший министр обороны один виноват во всех бедах армии и флота?

– В бедах армии виновно время. Время учит тому, что государство надо создавать постоянно. В этом деле не может быть перерыва или отпуска.

Государство или есть, или его нет. Сердюков – это продукт слабости государства. Оно со временем или выздоравливает, или его заменит другое государство – альтернативы нет.

Сердюков начал реформы – в этом его заслуга есть. Другое дело, что все потом свелось к элементарной распродаже недвижимости – это же тенденция внутри государства, это так себя строило государство – все на продажу.

Теперь понятно всем – мне это было понятно с самого начала – что государство так не строится.

С начала 90-х годов прошло уже более 20 лет, а мы все еще только в самом начале пути, мы даже не начали строить государство, мы только заявили о намерении это сделать.

Теперь придется двигаться только вперед.

Или немедленный обвал всего – время выбирать и время выбирать то время, в котором ты хотел бы оказаться.

– Питаете ли Вы надежды и иллюзии относительно нового министра обороны Сергея Шойгу?

– Пока я не увидел в движении Шойгу какого-то негатива. Он просто выровнял то, что явно торчало во все стороны. Что-то свернулось, но о сворачивании реформ я бы разговор не вел. Реформы нужны. Все меняется – страны, подходы, взгляды, друзья, враги – нужно все это анализировать и подстраиваться под требования времени. Иначе время тебя сметет со своего пути. Хочет ли Россия, чтобы ее смело? Ведь сметет всех, никто не скроется, не спрячется. Или ты идешь в ногу со временем и ловишь ее волну правильно. Или оно тебя распнет. Пока Шойгу сложно. Ему надо помочь. Ему может помочь каждый военнослужащий на своем посту. Надо просто выполнять свои обязанности. Без лукавства. Это и просто и сложно.

Для честных людей – это просто. А другие должны из армии уйти.

Или их надо "уйти". Армия должна очиститься.

– В шведских территориальных водах найдена очередная советская подводная лодка, пропавшая во время Второй мировой войны: С-6. Не пора ли запустить отдельную программу (общественную или государственную), чтобы найти и отдать долг памяти всем пропавшим без вести в 1939-1944 годах в Балтийском море советским морякам-подводникам?

– Пора. Пора запустить отдельную программу по возвращению памяти. На всех уровнях. Каждый на своем месте должен озаботиться своей памятью. За время войны много чего утонуло и погибло. Поднимать или не поднимать?

Или устраивать братскую могилу там, где она уже есть? Это еще только предстоит осмыслить и решиться на действия.

Действия должны быть. А вот бездействие ведет только к усугублению потери памяти.

– Так и непонятно до конца, переехал ли Главный штаб ВМФ РФ в Петербург или только делает вид, что переехал. Главком Виктор Чирков работает преимущественно из Москвы, а штабной аппарат функционирует в Петербурге. Как Вы считаете: это нормально, это эффективно?

– Любое перемещение командования должно быть подчинено логике – обычной или хотя бы военной логике.

Если удобнее управлять флотом из Петербурга – штаб должен быть в Петербурге. Если это лучше делать из Москвы – надо быть в Москве.

Управление войсками – это искусство. А вот искусственное управление войсками – это профанация.

Время все расставит по своим местам. Верю.

Или время или ядерный удар.

– Вы стали одним из главных действующих лиц двух общественных компаний в защиту: а) экипажа АПЛ "Нерпа", ее бывшего командира Лаврентьева и старшины 1 статьи Гробового; б) крейсера "Аврора". Есть ли шансы на успех у тех, кто пытается найти истинных виновников трагедии на "Нерпе" или вернуть "Аврору" в состав флота?

– Шанс вернуть "Аврору" в состав флота есть. Мало того, я убежден, что "Аврора" должна пройти полноценный ремонт, на ней должны быть установлены двигатели, винты, навигационное оборудование. И на ней должен быть полноценный экипаж, и статус "корабля номер один" ей надо вернуть, и статус смотрового, образцового корабля. И с музеем это вполне можно совмещать – выделили же для него в свое время место. И еще это должен быть учебный корабль – курсанты, нахимовцы – это обязательно. И с дружескими визитами он вполне может ходить по Балтике.

Все это можно и нужно сделать. Если мы хотим возрождения флота, то без "Авроры" не обойтись – это корабль памяти нашей. Это правофланговый. Это корабль-образец. Образец для подражания. И по нему будут судить, как проходит укрепление российской государственности. Насколько все это серьезно. Серьезная команда, серьезный ритуал. Никакой бутафории быть не должно – это вредит российской государственности. Вот когда окончательное осознание всего этого придет, тогда "Аврора" и займет свое место в ВМФ.

По "Нерпе". Конечно, есть шансы найти виновных в трагедии. Надо просто хотеть это сделать. Пока утверждать, что правосудие это хочет – язык не поворачивается. Как только это произойдет, и государство захочет найти виновных в трагедии – а там все лежит на поверхности – так их и найдут. А пока есть только шансы на то, что это случится.

– Что мы должны предпринять, чтобы в условиях разгорающегося сирийского конфликта сохранить за Россией последнюю военно-морскую базу в дальнем зарубежье?

– Если у вас есть настоящий флот, то он, скорее всего, океанский, а не прибрежный. Прибрежный флот – это времена Древней Греции. А океанский – это сегодняшний день. И вот если говорить о сегодняшнем дне, то базы флоту нужны. И тут важно соотношение цены и качества. Если в базу нужно вкладывать немереные деньги, а там голое место, и завтра это все отнимут, то, наверное, надо искать что-то другое.

Но если вы пришли в Сирию, то чего ж так бесславно уходить? Держитесь тогда за базу и за союзника – если он союзник, конечно.

Любые деньги в базу вкладывать нельзя. Можно вкладывать только разумные деньги. Вот о разумности речь и идет, когда мы говорим о Сирии.

Тут должна высказаться военная наука – если таковая у нас еще имеется. Уйти из Сирии можно. А вот возвращаться будет очень трудно.





В данном разделе мнение редакции Центрального Военно-Морского Портала не обязательно совпадает с мнением автора статьи или интервьюируемого. Мы считаем важным и нужным донести до читателей точку зрения кого бы то ни было, если она имеет под собой аргументированное основание.


Главное за неделю