Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Офицеры-самоубийцы и ведомственная медицина

21.03.14
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Александра Мельчинская

Вячеслав Апанасенко. Lenta.ru, семейный архив
С трагической гибели больного раком контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, скончавшегося в больнице после попытки самоубийства, прошло 40 дней. Представители высшего командного состава ВМФ России рассказали Центральному Военно-Морскому Порталу о медицинском обслуживании действующих и отставных военнослужащих.
Своим мнением поделились председатель Союза ветеранов боевых служб ВМФ капитан 1 ранга Виктор Блытов, друг Вячеслава Апанасенко контр-адмирал Сергей Костин, председатель Союза военных моряков капитан 1 ранга Анатолий Кресик и другие представители флота.

Произошедшее с Вячеславом Апанасенко не стало первым в ряду такого рода случаев, чем еще больше взбудоражило общественность и представителей военно-морского флота России. Кто виноват и кого наказывать за то, что человек, некогда игравший огромную роль в функционировании флота, застрелился из наградного пистолета, не получив помощи от государства?

Самоубийство Апанасенко
66-летний контр-адмирал в отставке Вячеслав Апанасенко попытался застрелиться из наградного пистолета 6 февраля 2014 года и 10 февраля скончался в больнице. По словам его дочери, родственникам не удалось получить в медицинском учреждении наркотические обезболивающие для Апанасенко, который был болен раком. В предсмертной записке он написал: "Прошу никого не винить в моей смерти, кроме Минздрава и правительства". Минздраву было поручено разобраться в причинах, по которым умирающему не удалось получить обезболивающие. По итогам проверок нескольким врачам сделаны выговоры.

Апанасенко - бывший начальник управления ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ и начальник штаба вооружения ВМФ. Награжден орденами "За военные заслуги" (1999), "Красной Звезды" (1984), "Петра Великого" (2003). 20 медалей, в т.ч. медали академиков М.К. Янгеля, В.П. Макеева, В.Н. Челомея за участие в создании приоритетных образцов ракетно-космической техники.
Самоубийство Устименко

Юрий Устименко. mk.ru
Вице-адмирал в отставке Юрий Устименко в ночь на 3 января в Петербурге застрелился из наградного пистолета.

Устименко - бывший замкомандующего Северным флотом. Награжден орденом "За службу Родине в ВС СССР" третьей степени, медалями, жетоном "За боевое траление", именным оружием и иностранными медалями. Доктор военных наук, профессор, почетный радист СССР, почетный работник морского флота СССР.

70-летний офицер, как и Апанасенко, болел раком.
Самоубийство Саплина

Борис Саплин. svu.ru
Генерал-майор в отставке Борис Саплин 18 марта в Москве застрелился из наградного пистолета.

Саплин - бывший офицер Генштаба ВС СССР, начальник кафедры оперативного искусства Военной академии бронетанковых войск. Награжден двумя орденами Красной звезды, орденом "За службу Родине в СССР" III степени.

82-летний офицер в предсмертной записке написал, что страдает злокачественным заболеванием.

Кто виноват в смерти Апанасенко?

Обстоятельства инцидента косвенно указывают на причастность к нему государственного учреждения. Это и факт тяжелой болезни Вячеслава Апанасенко, и посещение родственниками контр-адмирала поликлиники накануне случившегося и, наконец, записка, в которой Апанасенко просит "никого не винить в [своей] смерти, кроме Минздрава и правительства". Именно поэтому в первую очередь нас интересовало, считают ли интервьюируемые, что ведомственная медицина виновата в гибели Апанасенко.

"Полностью виновата, - заявил капитан 1 ранга Виктор Блытов. - Я лично знал адмиралов Апанасенко и Устименко. Такие люди требуют особого отношения, потому что здоровье подрывают в результате своей службы. А врачи у нас занимаются "отпихнизмом". Вот и получается, что выписать лекарства в поликлинике нереально".

Блытов обращает внимание на то, что "военно-морские госпитали занялись коммерческой деятельностью", то есть предоставляют места тем, кто готов за них платить; иные учреждения "на порядок потеряли свой уровень", а их врачи - свою квалификацию. Если военнослужащему потребуется срочная операция, места в госпитале с необходимыми специалистами для него в этом случае может не найтись. Блытов рассказал, что в подобной ситуации оказался один офицер с саркомой легких.

"Операция требовалась незамедлительно, а в военно-морском госпитале в Купавне (филиал №3 ГВКГ им. Н.Н. Бурденко - ред.), где его продержали, не осталось специалистов, которые могут сделать эту операцию, - рассказал офицер. - Разбежались во времена Сердюкова. В главном здании уверяли, что мест нет. Через Комоедова (бывший командующий ЧФ, председатель комитета по обороне с 2011 года - ред.) нам удалось этого офицера все-таки положить в госпиталь Бурденко (главное здание ГВКГ им. Н.Н. Бурденко в Москве - ред.). Но факт в том, что поздно. Капитан 1 ранга Захарченко умер".


Военно-морской госпиталь в Купавне. vk.com/kupavnamed

Слыша такое, стоит ли удивляться самоубийствам адмиралов ВМФ? Контр-адмирал Сергей Костин, который, как и Блытов, лично знал Вячеслава Апанасенко, тоже считает, что определенная вина медицинской организации в случившемся есть.

"Могу с уверенностью сказать, что он [Апанасенко] стойкий боец, - рассказал Костин. - А здесь, как говорится, "приперло" до конца. Думаю, ему стало просто досадно и обидно. Он в свое время занимал высокую ответственную должность - возглавлял управление ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ. И такому человеку - не доверить наркотических лекарств..."

О причастности системы здравоохранения к самоубийству Апанасенко стали говорить не только военные моряки. Свое мнение о ситуации сложилось и у представителей сухопутных войск.

"Большая доля вины ныне существующей системы медицинского обеспечения военных пенсионеров, безусловно, есть, - отметил полковник запаса Александр Дружинин. - Буквально на наших глазах качество медобслуживания в последнее время упало. Видимо, сказывается политика недавнего руководства Министерства обороны. Количество квалифицированного медперсонала заметно уменьшилось, так же, как качество предоставляемых услуг. Можно сказать, что утяжеленные большим количеством инструкций и указаний последнего времени медработники зачастую вынуждены формально подходить к лечению".

Как дела в поликлиниках?

После гибели Апанасенко начались проверки. Так, заместитель председателя Правительства РФ Ольга Голодец поручила Минздраву проверить доступность обезболивающих средств для больных. Проверки прошли в поликлинике №8 департамента здравоохранения Москвы, Центре лекарственного обеспечения и контроля качества департамента здравоохранения столицы, а также в Первом московском хосписе. Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков в свою очередь заявила, что решение об упрощении процедуры выдачи лекарств, содержащих наркотические вещества, уже действует на федеральном уровне. Тогда как региональные учреждения здравоохранения работают по законам и нормам, которые приняты в субъектах РФ, и чаще всего бывают строже федеральных. Таким образом, появляется надежда, что упрощение выдачи наркотических обезболивающих все-таки полностью состоится и случаи, подобные попытке самоубийства Апанасенко, сойдут на нет.


Московская поликлиника №8, в которой родственникам Апанасенко не выдали обезболивающие. medsovet.info

Тем не менее, судя по словам опрошенных нами представителей высшего командного состава ВМФ РФ, медобслуживание военных ведется не лучше, чем их обеспечение лекарствами. Председатель Союза военных моряков капитан 1 ранга Анатолий Кресик уверен, что военная медицина сейчас действительно находится на низком уровне.

"Обучение молодых специалистов мало чем отличается от подготовки гражданских медиков, наиболее квалифицированные врачи уволены или работают не по специальности. Госпитали для военнослужащих из независимых структур превращаются в филиалы других учреждений. Как результат - огромные очереди и отсутствие даже базовых медикаментов", - рассказал Кресик.

Нехватку лекарств подтверждает и Блытов. Он, военный пенсионер, уже "лет восемь" не получал никаких лекарств в поликлинике. Оборудование, как рассказал Блытов корреспонденту ЦВМП, "оставляет желать лучшего", а "квалифицированные военные врачи ушли [в гражданские учреждения, где больше платят - ред.] из-за того, что Сердюков уменьшил зарплаты". Получается, что выбор у военных пенсионеров небольшой.

"Обычно хожу в нашу поликлинику ВМФ, но иногда приходится обращаться и в частную, в том числе за деньги, - посетовал Блытов. - Многие наши офицеры, если им требуется какая-то операция, лучше пойдут к частному врачу".

Некоторые моряки приписаны к Военно-Медицинской Академии и проходят плановое лечение в клинике военно-морской госпитальной терапии. К числу таких относится председатель оргкомитета Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников капитан 1 ранга Игорь Курдин. По его словам, в клинике "работают профессионалы, имеется необходимое оборудование и медикаменты". Однако в случаях необходимости вызова скорой помощи капитан 1 ранга пользуется услугами частной клиники. "После нескольких ситуаций, когда у врачей государственной неотложки не оказывалось ничего, кроме аспирина, предпочитаю не рисковать своим здоровьем", - пояснил Курдин.

К сожалению, лишь немногие военные пенсионеры могут позволить себе пользоваться услугами частных поликлиник. Например, контр-адмирал, который пожелал не называть своего имени, рассказал ЦВМП, что средств на походы в частные медицинские учреждения у него не бывает. Единственное, что ему остается - обращаться в ведомственные поликлиники. А там "хотелось, чтобы было лучше. Оборудование устаревает, лекарств нет. И врачи жалкое существование влачат".

Тем не менее, контр-адмирал, так же считая, что "Сердюков и убил военную медицину", говорит, что "ее [военную медицину] в самом низу поймать успели. Может, потихонечку восстановится, может, даже улучшится". По его словам, "на Сердюкова валят, потому что положено на него валить. Он смело сокращал, смело рубил налево-направо, в крайнем случае смело воровал" и "выполнял, наверное, как говорится, чей-то заказ".

Остались самые стойкие. Так, Виктор Блытов выразил свое удовлетворение тем, что "есть сейчас и хорошие врачи, которые остались, хоть и зарплаты у них маленькие. Правда, нет у них нормального оборудования и лекарств". Блытов даже назвал двух врачей, которые, по его мнению, "работают и делают все, как надо": Игорь Алекперов и Николай Плахов. Вот им он сказал бы спасибо.

А может на курорт?

Помимо так называемого регулярного обслуживания, некоторые военнослужащие "балуют" себя санаторно-курортным лечением. Правда, попасть на курорт сейчас непросто.

По мнению председателя Союза военных моряков Анатолия Кресика, "санаторно-курортное лечение стало недоступным для военных пенсионеров и членов их семей" в результате превращения таких медучреждений из "независимых структур в филиалы других учреждений".


Санаторий в Кисловодске. kislovodsk.su

"Сердюков в свое время перевел санатории на коммерческую основу, они, в основном, принимают коммерческих отдыхающих, - дополняет Блытов слова Кресика. - Так как санатории расположены в красивых местах - Кисловодск, Дивноморск, Хоста - желающих туда поехать много, и попасть туда пенсионеру довольно сложно. Раньше мы получали путевки при своих поликлиниках. Сейчас надо звонить в санаторий и узнавать, есть ли там места. В прошлом году я вот так обзванивал, и мне говорили, что мест нет до декабря. При этом справка, свидетельствующая, что ты нуждаешься в санаторно-курортном лечении, дается только на 2 месяца".

Раньше у военно-морского флота были свои санатории, где отдыхали экипажи лодок и кораблей, вернувшихся с походов. Около 4-5 лет назад армейские и флотские санатории смешали в кучу. Теперь сложнее найти врача, который занимается только "морскими", связанными с облучениями болезнями, рассказал Блытов.

"В прошлом году мы с женой ездили в санаторий "Москва", - поделился он. - Платили сами, и это стоило порядка 90 тысяч. Состояние здоровья такое, что оно требует поправки. Сказываются и излучение, и химическое оружие, и стрессовые ситуации в море. Среди пенсионеров, понимаете, здоровых нет, потому что здоровье мы отдали на служение Родине..."

Друг погибшего Вячеслава Апанасенко контр-адмирал Сергей Костин, например, последний раз был в санатории около пяти лет назад перед увольнением в запас. С тех пор Костину и пытаться не хочется, "потому что надо собирать справки". К слову, контр-адмирал, с которым мы пообщались, как раз думает "вплотную этим [поездками в санатории] заняться, пока еще не отменили это удовольствие".

Может, теперь военные моряки смогут без проблем отдохнуть и подлечиться в крымских здравницах?

Что дальше?

По результатам проверок, проведенных Министерством здравоохранения, главному врачу поликлиники №8 Л. Очиенг, участковому терапевту И. Цветковой и заведующей терапевтическим отделением Г. Горбач объявлены выговоры, а заместитель главного врача по медицинской части Е. Павельева уволена. Вот и все.

Как сообщила "Российская газета", по обеспеченности обезболивающими препаратами Россия находится на 38-м месте из 40 стран в Европе и на 82-м - в мире. Россиянам остается лишь надеяться на возможные изменения и упрощения: как в обеспечении граждан лекарствами, содержащими наркотические вещества, так и в амбулаторно-поликлиническом и санаторно-курортном обслуживаниях.

Когда верстался материал, в Москве застрелился бывший высокопоставленный офицер советского Генштаба, 82-летний генерал-майор в отставке Борис Саплин. "Вероятней всего, причиной самоубийства стало его тяжелое заболевание", - предположили "Вести". В предсмертной записке офицер написал, что у него обнаружена злокачественная опухоль.


Юрий Устименко, Вячеслав Апанасенко, Борис Саплин

В данном разделе мнение редакции Центрального Военно-Морского Портала не обязательно совпадает с мнением автора статьи или интервьюируемого. Мы считаем важным и нужным донести до читателей точку зрения кого бы то ни было, если она имеет под собой аргументированное основание.


Главное за неделю