Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Совместный удар - Армия и Флот

Автор: редактор Центрального Военно-Морского Портала Валерий Вальков
Теория военно-морского искусства четко определяет место и роль ВМФ при взаимодействии с Армией (здесь и далее имеются ввиду остальные виды ВС, а также отдельные рода сил, в соответствии с нынешним делением). Флоту в случае военных действий предстоит (совместно с Армией): участие морской составляющей стратегических ядерных сил в ядерном ударе (в случае ядерной войны, что маловероятно), действия на флангах армейских подразделений на приморских направлениях, оборона военно-морских баз, нарушение морских коммуникаций противника, и конечно же – морские десанты: захватил участок берега, и жди подхода основных сил - армейских, конечно. В мирное время круг задач шире, вплоть до демонстрации флага для защиты национальных интересов там, куда армейской руке не дотянуться – в Мировом океане.

Но можно взглянуть на взаимодействие флота и армии шире.

В далекие достославные времена, когда формировалась Русское государство, следуя долгой дорогой от Киевской Руси до Московского царства, княжеские дружины с легкостью пересаживались с коней на челны, совершая небольшие речные, а нередко – дальние морские переходы, чтобы внезапно предстать перед врагом, разгромить, а затем – увезти добычу.

В 907 г. Киевский князь Олег с объединенным войском из славянских племен и варягов (80 тыс. человек) совершил поход на Константинополь – столицу Византийской империи (395 – 453 гг.). Берегом продвигалось сухопутное конное войско, а морем «2 тысячи кораблей на каждом по 40 человек». Город был окружен мощными стенами с 96-ю четырех и 8-ми угольными башнями недоступными для славян. Гавань - залив Золотой Рог - запиралась гигантской цепью, концы которой были прикреплены к двум башням, а тяжесть цепи, мешавшей проходу судов, поддерживалась бочками.

Олег с неслыханной жестокостью разорил византийские окрестности, а когда русские воины с помощью колес или иной хитрости перетащили свои суда в гавань и оказались под наиболее слабыми внутренними стенами Константинополя, император Лев был вынужден пойти на переговоры и согласиться на все условия. В 911 г. был заключен договор (первое юридическое признание славянского государства), который определил условия морской торговли и судоходства.


Ладья - это выдолбленная колода с нашитыми бортами из нескольких рядов досок, до 15 пар весел, при палубном ветре устанавливалась мачта с прямоугольным парусом. Размеры ладьи: длина от 16 до 22 м, ширина от 3 до 5 соответственно с осадкой до 1 м и высотой борта 1,5 м. Такая ладья могла вмещать от 40 до 70 человек, которые были и гребцами и воинами.

Черное море носило название Русского, и по праву. Балтика находилась под контролем лихих людей, не брезговавших грабить и своих, и чужих («корсары Ивана Грозного»). Северные моря были вотчиной для архангелогородцев – не пускали они чужеземцев в свои угодья, с друг другом разбирались круто за нарушение неписанных «морских границ», а потому заходили все дальше на север и восток, открывали новые земли, «воевали» их: ватаги Хабарова и Семена Дежнева были едва ли не первыми «европейцами», ступившими на берега Камчатки, Сахалина, Курил, Приморья. Так и прирастало территорией Русское государство. Это уж потом, после смуты, гонений на староверов (в северных территориях), турецкой экспансии на юге потеряли русичи моряцкую доблесть, а стратегия да воля царская перестали распространяться на морские просторы.

Петр I, свергнув Софью с престола в августе 1689 г., продолжил войну за Черное море. Походы Голицына показали неуязвимость Крыма со стороны степи, и Петр переменил направление удара. Он выбрал Азов как наиболее доступный пункт. Первый азовский поход 1695 г. оказался неудачным, так как Азов - морская крепость, и турки при осаде получали все необходимое морем. Для взятия морской крепости требовался флот. Тогда в Воронеже построили мелкие суда - 23 галеры и большой корабль "Апостол Петр". Весной 1696 г. под общей командой Франца Яковлевича Лефорта новорожденный флот по Дону спустился к Азову и блокировал его с моря. Турецкий флот был сильнее, но его казаки сожгли. Сухопутное войско воеводы А.С. Шеина осадило Азов с суши. Через два месяца Азов сдался. В 1706 г. Петр I впервые в России пожаловал Алексею Семеновичу Шеину звание генералиссимуса.

Петр стратегически понял значение флота! Без него – нет победы! Значит, флоту - быть!

Для создания флота на Азовском море бояр, дворян, духовенство и посадских людей объединили в "кумпанства", которые должны были построить за счет своих средств 52 судна. 60 молодых дворян послали в Европу изучать корабельное дело.

Из Азовского моря Петр I собирался вести флот в Черное море. Для расширения антитурецкой коалиции он предпринял "Великое посольство" в Европу, но ни с одним государем заключить договор против Турции ему не удалось. Затем началась Северная война со Швецией 1700-1721 гг., она завершилась славными победами и созданием Балтийского флота, овеянного славой побед.

Нет сомнений, что без надежной защиты с моря, без сильного Балтийского флота не было бы и Северной Пальмиры – Санкт-Петербурга.

Но воевать одновременно на два фронта - и против Турции, и против Швеции - России оказалось не по силам. Неудачный Прутский поход 1711 г. свел на нет военные успехи России на юге. По Прутскому миру 12 июня 1711 г. и Адрианопольскому договору 13 июня 1713 г. Россия вернула Турции Азов и разрушила построенную было крепость в Таганроге. В результате Азовский флот лишился своих баз, и судьба его оказалась печальной: четыре самых лучших корабля - "Гото Предистинация", "Ласточка", шнявы "Мункер" и "Лизет" - сначала хотели перевести на Балтику, но затем продали Турции. Около 500 остальных азовских судов разобрали в 1716 г.

Столкновения на южном театре военных действий прекратились, но отношения с Турцией оставались напряженными, и в преддверии новой войны Россия с осени 1733 г. развернула в Брянске подготовку судов для Днепровской флотилии, которой предстояло действовать под Очаковом. Флотилия состояла из 5 прамов и 7 галер, а также большого числа 18-весельных дубель-шлюпок. Дубель-шлюпки могли ходить и под парусом. Это был новый тип малого судна. Его разработал обер-интендант Р. Броун, взяв за основу запорожское судно "дуб" и сделав его корпус наборным. Общее руководство постройкой флотилии осуществляли лейтенант А. Кашкин, а затем контр-адмирал В.А. Дмитриев-Мамонов. Летом 1736 г. началась русско-турецкая война. Весной 1737 г. флотилия по Десне перешла на Днепр и направилась к Очакову. Там командование ею принял вице-адмирал Наум Акимович Сенявин, известный сподвижник Петра I. 12 января 1738 г. главнокомандующий русской армией граф Бурхард Кристоф Миних распорядился перенести строительство флотилии на днепровский остров Хортица, где размещалась Запорожская Сечь. Вместо В.А. Дмитриева-Мамонова, умершего от чумы в начале марта 1739 г., строительство судов возглавил контр-адмирал Я. Барш. Днепровская флотилия занималась в основном перевозками войск и продовольствия.

Одновременно с Днепровской начали создавать в Таврове Донскую флотилию. Летом 1735 г. она насчитывала уже 20 галер, 15 прамов и 29 более мелких судов. С июля 1736 г. строительством Донской флотилии руководили капитан И. Лунин, лейтенант П. Чихачев, а также офицеры И. Кайсаров и И. Зиновьев. Из числа судов Донской флотилии девять 44-пушечных и шесть 8-пушечных прамов и 64 галеры под командованием контр-адмирала Петра Петровича Бредаля летом 1736 г. участвовали в боях и помогли русской армии вновь овладеть Азовом, обеспечили перевозку 14 полков от Азова к реке Кальмиус и переправу русских войск через Генический пролив. 10 июля 1737 г. совершил подвиг командир бота Донской флотилии капитан Дефремери. Около Федотовой косы его бот настигли 30 турецких судов. Дефремери успел поставить бот на мель близ берега и высадить команду, а сам вместе с одним боцманматом остался на судне. Когда турки приблизились вплотную, наши герои сделали по ним четыре выстрела из пушки, после чего взорвались вместе с ботом. А на следующий год погибла вся Донская флотилия. Произошло это так. Флотилия сопровождала морем русский корпус генерал-фельдмаршала Петра Петровича Ласси, который выступил в поход от Азова на Крым. У Федотовой косы флотилию встретил большой турецкий флот. Контр-адмирал П.П. Бредаль, участник Гангутского сражения, решил обмануть турок и повторить прием Петра I при Гангуте: в самом узком месте косы, шириною 60 сажень, он приказал прорыть канал, по которому перевел флотилию на западную сторону косы. Но турки заметили маневр и опять перерезали флотилии путь. Тогда Бредаль сжег свои суда, а людей, пушки и грузы отправил в Азов сухим путем. Оставшись без поддержки с моря, корпус Ласси прекратил поход на Крым и вернулся назад.

В 1739 г. союзница России Австрия заключила с Турцией сепаратный мир и России в свою очередь пришлось подписать мир с турками, отложив на время мысль о Крыме и заведении флота на юге. Азов Россия сохранила, но в качестве неукрепленного пункта, а иметь на юге суда ей по условиям мира было запрещено. Тавровское и Брянское адмиралтейства упразднили за ненадобностью.

Новая попытка завести флот на юге была предпринята через 30 лет, в ходе русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Главные морские события войны происходили на Средиземном море, где пришедшие с Балтики российские эскадры отличились при Чесме и Хиосе. С началом войны воссоздали Донскую (Азовскую) флотилию и создали Дунайскую флотилию. Азовской флотилией командовал вице-адмирал Алексей Наумович Сенявин, сын умершего от чумы адмирала Н.А. Сенявина. Строительством Дунайской флотилии с 1770 г. руководил англичанин на русской службе адмирал и генерал-интендант, способный изобретатель Чарльз Ноулс. К лету 1771 г. Дунайская флотилия состояла из 7 галер, 5 галиотов и 20 мелких судов. В 1772 г. к ним прибавилось несколько шхун. В дальнейшем, с созданием Черноморского флота, флотилию оперативно подчинили командующему флотом.

Для Азовской флотилии в Таврове, в Павловске на Хопре и Икорце строились так называемые "новоманерные", или "новоизобретенные", суда. Они назывались так потому, что не имели мировых аналогов, не были похожи ни на один тип корабля. Эти суда могли ходить и на веслах, и под парусом, причем, из-за малой осадки - 9 футов, - не только по морю, но и по рекам. К сожалению, их мореходные качества оказались весьма низкими. На них стояло от 12 до 16 пушек 6- и 12-фунтового калибра. 17 мая 1771 г. Азовская флотилия, состоявшая из одного 16-пушечного корабля, девяти двухмачтовых 16- и 14-пушечных "новоизобретенных" судов, пяти 20-пушечных прамов и нескольких других судов, встала на рейде Таганрога. По весне 1776 г. флотилия насчитывала 11 "новоизобретенных" кораблей, 9 фрегатов, 2 бомбардирских корабля, 10 ботов и шхун, 22 галиота, 56 мелких судов. Все эти корабли явились первой черноморской эскадрой, боевым ядром Черноморского флота.

Во время войны Азовская флотилия не допустила турок в Азовское море и надежно обеспечила действия сухопутной армии. С весны 1773 г. корабли флотилии блокировали побережье Крыма и не дали туркам высадить десант. Так, 23 июня 1773 г. отряд из двух "новоизобретенных" судов под командованием капитана 1-го ранга И.Г. Кинсбергена встретил близ Балаклавы три турецких 52-пушечных корабля и 25-пушечную шебеку. Несмотря на огромное превосходство неприятеля русский отряд смело пошел в атаку и после 6-часового боя заставил турок отступить. Два месяца спустя, 23 августа, Кинсберген, имея под началом три "новоизобретенных" корабля, фрегат, бот и брандер, встретил у берегов Абхазии в районе Суджук-Кале 18 вражеских кораблей и отважно атаковал 10 передовых турецких судов (3 корабля, 4 фрегата, 3 шебеки). Натиск русских был столь силен и храбр, что через два часа боя противник бежал.

Успехи России на Черном море и боязнь потерять Крым заставили нового турецкого султана Абдул-Гамида перебросить крупные морские силы из Средиземного моря в Черное: 28 июня 1774 г. турецкая эскадра из 31 корабля атаковала 11 русских судов адмирала А.Н. Сенявина, прикрывавших вход в Керченский пролив. Однако и на этот раз превосходство в силах не принесло туркам победу: метким артиллерийским огнем русский флот отбил нападение;. Тем временем на суше генерал-фельдмарашал граф Петр Александрович Румянцев окружил под крепостью Шумла главные силы турецкой армии, и 10 июля Россия и Турция подписали Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Россия получила земли между Бугом и Днепром с крепостью Кинбурн, Азов и Таганрог, Керчь и Еникале. Российский торговый и военный флот мог свободно плавать по Черному морю, торговые суда могли проходить Дарданеллы. Крымское ханство стало независимо от Турции.

Получив базы для флота в Азовском море, Россия поспешила усилить свое военное присутствие в Черноморье. Императрица Екатерина II распорядилась направить из Азовского в Черное море крейсерский отряд военных судов, замаскированных под коммерческие. Кроме того, императрица приказала послать в Черное море с Балтики отряд из шести фрегатов под командой капитана 2-го ранга Т.Г. Козлянникова, однако турки не пропустили военные суда через проливы. Оставалось строить корабли на месте. Но строительство флота на юге затруднялось мелководностью Дона и его притоков, где располагались верфи, а также Таганрогского залива. Для постройки кораблей более или менее годился только Днепровско-Бугский лиман, и в декабре 1775 г. Екатерина II издала соответствующий указ Адмиралтейств-коллегии, предписав одновременно сократить строительство судов на Азовском море. 31 мая 1778 г. рескриптом Екатерины новая судостроительная и морская база отдавалась на попечение новороссийского генерал-губернатора светлейшего князя Григория Александровича Потемкина. 18 июня 1778 г. императрица повелела именовать новую морскую базу Херсоном. 7 июля 1780 г. в Херсоне были заложены два первых корабля. Екатерина понимала опасную непрочность русско-турецкого договора и всячески торопила строительство Херсонской верфи и кораблей. В 1782 г. князю Потемкину даже пришлось прибегнуть к вольному найму 1150 плотников "для производства корабельного строения";. В августе 1783 г. в Херсон прибыл капитан 2-го ранга, будущий адмирал, Федор Федорович Ушаков вместе с 700 матросами и 3 тысячами мастеровых.

В конце 1782 г. Потемкин доложил Екатерине свой план присоединения к России Крыма. Значительное место отводилось в плане действиям флота, причем общее командование флотом и армией на юге светлейший князь предлагал взять на себя. Императрица согласилась со всеми пунктами плана, даже не запросив мнение управлявшей флотом Адмиралтейств-коллегии. 11 января 1783 г. Екатерина II подписала рескрипт о введении должности командующего Черноморским флотом. Таким образом, этот день - 11 января по старому стилю, или 22 января по новому стилю - явился днем рождения Черноморского флота. В рескрипте говорилось: "Для командования заводимым флотом Нашим на Черном и Азовском морях повелеваем тотчас отправить нашего вице-адмирала Клокачева, которому для принятия потребных наставлений явиться у Нашего новороссийского и азовского генерал-губернатора князя Потемкина". В честь основания Черноморского флота Екатерина приказала отлить медаль "Слава России".

Первый командующий Черноморским флотом вице-адмирал Федот Алексеевич Клокачев проявил себя в Чесменском сражении 24-25 июня 1770 г., командуя в чине капитана 1-го ранга линейным кораблем "Европа", с 1776 г. возглавлял Азовскую флотилию. Он отличался личной храбростью и был не только опытным моряком, но и хорошим хозяйственником, так что выбор Екатерины оказался безошибочен.

Тем временем Турция готовилась к новой войне с Россией, она не могла примириться с потерей Крыма. В 1776 г. турецкое правительство потребовало вернуть Кинбурн и Крым. Тогда осенью 1776 г. Россия ввела в Крым войска А.В. Суворова и посадила на крымский престол угодного ей хана Шагин-Гирея. Боясь за свою власть, хан просил Россию оставить войска в Крыму. Турция свои войска вывела, но вскоре ее эмиссары подняли там мятеж против Шагин-Гирея. Турция послала войска, но в Крым они не высадились, опасаясь Суворова и русского удара с моря. Весной 1779 г. Турция подписала конвенцию, подтвердившую договор 1774 г. Однако 8 апреля 1783 г. Екатерина II ввиду постоянных нарушений Турцией условий договора включила Крым в состав России и переименовала его в Тавриду. Управлять Таврической губернией императрица поручила Потемкину. Сбылась мечта многих поколений россиян, их кровь не была пролита даром - Россия присоединила Крым, а вместе с ним приобрела твердые позиции в Причерноморье и весьма выгодные черноморские торговые пути, экономика российского юга получила новые возможности для развития. Но обеспечить в полной мере стратегические позиции России на юге мог только военный флот. Создание Черноморского флота требовалось всемерно ускорить.

Новорожденному Черноморскому флоту была необходима хорошая, удобная во всех отношениях база. Такой базой стала Ахтиарская бухта в южной оконечности Крыма. Первым из крупных российских военачальников обратил внимание на Ахтиарскую бухту Александр Васильевич Суворов. Как уже говорилось, генерал-поручик А.В. Суворов командовал войсками, которые Россия ввела в Крым в конце 1776 г. Суворов сразу оценил стратегическое и оперативно-тактическое значение Ахтиарской бухты. "Подобной гавани, - писал он, - не только у здешнего полуострова, но и на всем Черном море другой не найдется, где бы флот лучше сохранен и служащие на оном удобнее и спокойнее помещены быть могли". 15 июня 1778 г. Суворов разместил по берегам Ахтиарской бухты 6 батальонов пехоты, конницу и артиллерию. Он приказал срочно прикрыть бухту батареями, причем распорядился вести работы тайно, ночью, чтобы стоявшие в бухте турецкие корабли ничего не заметили. Утром 16 июня вахтенные на турецких кораблях внезапно увидели себя под дулами русских береговых батарей. Турецкая эскадра состояла более чем из 10 судов, а русских батарей было всего три, и все же находиться более в бухте турки не рискнули, в ночь на 17 июня они покинули ее акваторию. Встречный ветер мешал движению, туркам пришлось буксировать корабли лодками, и далеко от бухты они не отошли. Как писал Суворов русскому резиденту при дворе Крымского хана Андрею Дмитриевичу Константинову: "Противная погода мешала стамбульцам выход из Ахт[иарской] гав[ани]. Учиня один выстрел, вытянулись они из гавани на лодках, выстрелили 7 раз, далее по румбу напр[авились] к Очакову; 1/2 часу отойти не могли, один фрегат паче других силился к тому, но не превозмог, а ушла лодочка. На сем расстоянии стоят они...". Уход турецкого флота укрепил режим русского ставленника Шагин-Гирея. Императрица высоко оценила демонстративную акцию Суворова - "за вытеснение турецкого флота из Ахтиарской гавани и от крымских берегов" она пожаловала полководцу украшенную бриллиантами золотую табакерку со своим портретом.

В том же 1778 г. Ахтиарскую бухту впервые обследовал с морской точки зрения экипаж фрегата "Осторожный" под командованием капитана 2-го ранга Берсенева. В 1780 г. бухту опять посетил русский корабль. По описанию того времени, берега были пустынны, "все место было дико и покрыто мелким дровяным лесом и кустарником". Только на северном берегу разместилось татарское селение из 7-9 мазанок под названием Ак-Яр (Белый Утес), по имени его и бухта долгое время называлась на российских картах Ахтиарской.

17 ноября 1782 г. в бухту вошли русские фрегаты "Храбрый" и "Осторожный" под общим командованием капитана 1-го ранга И.М. Одинцова. Они первыми из русских кораблей остались у Ак-Яра на зимовку. Матросы построили для себя в балке, впоследствии названной Сухарной, небольшую казарму, вырыли четыре колодца. В соседней балке провели килевание фрегатов - наклонили их на борт для очистки днища и киля от наросших ракушек и водорослей. Место, где происходило килевание, впоследствии получило название "килен-балка". В течение зимы экипажи кораблей промерили глубины Северной и Южной бухт, составили их описание и карты. По берегам бухт обнаружили много ключей и колодцев. Теперь, после проведенных обследований, можно было перебазировать в Ахтиарскую бухту все боевое ядро Черноморского флота. Но сначала позаботились о береговой и противодесантной обороне - в середине апреля 1783 г. на берега бухты прибыл гренадерский батальон, а в конце апреля - Капорский и Днепровский полки и полевая артиллерия. Войска построили казармы и склады ("Ахтиарский магазин"), начали укреплять берега гавани.

2 мая 1783 г. в Ахтиарскую бухту вошли 11 кораблей Азовской, а затем 17 кораблей Днепровской флотилии. Черноморский флот впервые сосредоточился в своей новой главной базе. Корабли разместились в Южной бухте, которую признали наиболее безопасной.


6 мая командующий флотом вице-адмирал Ф.А. Клокачев, лично осмотрев Ахтиарскую бухту, пришел в полный восторг. Вот что он писал вице-президенту Адмиралтейств-коллегии графу Ивану Григорьевичу Чернышеву, члену Академии наук, бескорыстному ученому и умному руководителю: "При сем не премину я Вашему сиятельству донести, что при самом входе в Ахтиарскую гавань дивился я хорошему ее с моря положению; вошедши и осмотревшись, могу сказать, что во всей Европе нет подобной сей гавани - положением, величиной, глубиной. Можно в ней иметь флот до 100 линейных судов, ко всему же тому природа устроила лиманы, что сами по себе разделены на разные гавани, то есть - военную и купеческую. Без собственного обозрения нельзя поверить, чтоб так сия гавань была хороша. Ныне я принялся аккуратно сию гавань и положение ее места описывать и, коль скоро кончу, немедленно пришлю карту. Ежели благоугодно будет Ея Императорскому Величеству иметь в здешней гавани флот, то на подобном основании надобно здесь будет завести порт, как в Кронштадте". 13 июля 1783 г. карту отослали в Адмиралтейств-коллегию, там на ее основе принялись разрабатывать планы будущего города.

Первоначально город назывался Ахтиар, по имени прибрежного татарского селения Ак-Яр. 10 февраля 1784 г. указ Екатерины II узаконил рождение нового города и повелел впредь именовать его Севастополем, что в переводе с греческого значит "Город славы". После смерти Екатерины II (6 ноября 1796 г.) новый император Павел I в 1797 г. приказал вернуть городу его первое название - Ахтиар. Четыре года город опять назывался Ахтиаром, пока Александр I в 1801 г. не переименовал его окончательно в Севастополь.

Присоединение Крыма к России встревожило Турцию и Европу. Англия и Пруссия открыто подстрекали Турцию к войне с Россией. В ответ Екатерина двинула на юг войска генерал-аншефа А.В. Суворова и по настоянию Потемкина сама предприняла демонстративную поездку на юг. Путешествие Екатерины в Тавриду должно было показать твердость русской политики и ее готовность защищать новые территории. Екатерину в поездке сопровождал австрийский император Иосиф II. Они встретились в Херсоне. Новый русско-австрийский союз мог сдержать агрессивные стремления Турции. Обоих императоров сопровождала пышная свита и послы иностранных государств. Потемкин сделал все, чтобы показать Екатерине процветающий, благословенный край. На пути поезда императрицы не только строились бутафорские "потемкинские деревни", но многие города и села действительно приводились в порядок. По описанию современника, "для проведения новых дорог раскапывались горы, расставлялись верстовые столбы и каменные мили, сажались вдоль дорог ряды деревьев. В городах некоторые улицы застраивались хорошими домами и лавками, а худые ломались и увозились". В сельской местности предписывалось, "отступая 10 саженей, все удобные места отвести к посеянию хлеба - вспахать и посеять", показывая, "что здешние жители не в праздности или лености дни свои провождают". Сама Екатерина так отзывалась об этой поездке: "Право, все это до того похоже на сказку из "Тысячи и одной ночи", что не знаешь, находишься наяву или во сне". В Севастополе Екатерину встретили торжественно и пышно. На рейде ее приветствовали салютом 27 военных кораблей и 8 транспортов. Была устроена показательная стрельба: на глазах коронованных особ, свиты и иностранных дипломатов два линейных и два бомбардирских корабля подожгли бомбами специально построенный на Северной стороне деревянный городок с крепостью. Морской парад и артиллерийская стрельба произвели на дипломатический корпус большое впечатление. Французский посланник Сегюр отмечал: "Боюсь, как через 30 часов флаги ее (Екатерины II - Б.Г.) кораблей могут развеваться в виду Константинополя и знамена ее армии водрузятся на стенах его". Сегюр не знал еще, что в 1785 г. был утвержден первый штат Черноморского флота. Он должен был состоять из 12 линейных кораблей, 20 больших фрегатов, 5 шхун и 23 транспортов. Численность личного состава - 13,5 тыс. чел.

Крепости в Севастополе еще не было. Вход в бухту прикрывали две мортиры и две гаубицы. Кроме того, на батареях имелось 53 орудия. Береговая оборона только создавалась, а сам Черноморский флот еще не достиг необходимой величины. Екатерина писала Потемкину в 1787 г.: "Весьма нужно протянуть два года, а то война прервет построение флота".

Турция не стала ждать дальнейшего укрепления Севастополя и Черноморского флота. Турки потребовали отозвать русских консулов из Молдавии и Валахии, вывести русские войска из Грузии, вошедшей в 1783 г. по Георгиевскому трактату в состав России, учредить досмотр русских судов в Босфоре и вернуть Крым. Получив отказ, турки арестовали русского посланника в Стамбуле, в середине августа направили эскадру к Хаджибею (Гаджибей), а 21 августа 6 больших и 30 малых турецких кораблей напали у Кинбурна на русский фрегат "Скорый" и бот "Битюг". Артиллерийская дуэль продолжалась три часа, после чего наши корабли отошли к Глубокой пристани. После враждебных действий Турции Черноморский флот вооружил все наличные суда, вплоть до самых малых. Несмотря на огромный перевес турок, Потемкин потребовал от начальника Севастопольской эскадры Войновича как можно скорее выйти в море. "Где завидете флот турецкий, - писал Потемкин, - атакуйте его во что бы то ни стало... Хотя бы всем погибнуть, но должно показать свою неустрашимость к нападению и истреблению неприятеля"[23]. 31 августа 1787 г. Войнович вышел в море и повел эскадру к Варне. Там 8 сентября корабли попали в жестокий шторм, продолжавшийся пять дней. Линейный корабль "Мария Магдалина" потерял все мачты, и буря отнесла его к Босфору, где ему пришлось сдаться туркам. Фрегат "Крым" затонул. Многие корабли получили повреждения. Эскадра вернулась в Севастополь и чинилась там всю осень и зиму.

Пока корабли Севастопольской эскадры находились в ремонте, Днепровская флотилия (Лиманский флот) вела боевые действия в Днепровско-Бугском лимане. Флотилия состояла из 3 кораблей, 3 фрегатов, бота, 7 галер, 2 плавбатарей и нескольких мелких судов. Командовал флотилией контр-адмирал Николай Семенович Мордвинов, сын известного в то время адмирала и писателя-мариниста С.И. Мордвинова, будущий первый морской министр России. Ограниченность Лиманской флотилии в силах усугублялась некомплектом и неопытностью личного состава. Кроме того, часть судов имела лишь половину положенных по штату орудий, а многие галеры - только по одной пушке. С началом войны флотилия пополнилась отрядом прогулочных судов, на которых Екатерина II путешествовала по Днепру. Боевое значение этих наскоро вооруженных судов было, однако, совсем невелико. Адмиралу Мордвинову пришлось отказаться от наступательных действий и ограничиться обороной. Так, галера "Десна" под командованием мичмана Ломбарда помогла Суворову отразить нападение вражеского десанта на крепость Кинбурн. Ломбард смело атаковал несколько турецких судов, отошедших от главных сил врага, и отогнал их от крепости. Лиманская флотилия потопила в боях вражеский корабль и две шебеки. А при отражении турецкого десанта 30 сентября галера Ломбарда атаковала левое крыло эскадры неприятеля и отогнала от крепости 17 десантных судов. А десант, высадившийся на берег 1 октября 1787 г., уничтожили воины Суворова. Морские бои у Кинбурна продолжались до середины октября 1787 г. Несмотря на отдельные неудачи, Лиманской флотилии все же неизменно удавалось отгонять турецкие корабли от крепости Кинбурн, чем обеспечивалась также безопасность Херсона и создавались условия для действий Екатеринославской армии Потемкина против Очакова.

Зимой 1787 - 1788 гг. Лиманская флотилия пополнилась судами, в том числе большими дубель-шлюпками с 11-ю пушками. Флотилию, которой по-прежнему командовал Мордвинов, разделили на два отряда. Первым отрядом из 51 судна (7 галер, 7 дубель-шлюпок, 7 плавбатарей, 22 больших шлюпки, 7 палубных ботов и брандер) командовал немецкий принц Карл Генрих Никола Оттон Нассау-Зиген. Он был известен кругосветным плаванием вместе с Луи-Антуаном де Бугенвилем, служил во французских и испанских войсках, отличался большой храбростью и распорядительностью. Вторым отрядом - эскадрой из 14 парусных судов (2 корабля, 4 фрегата, 8 мелких судов) командовал шотландец Джонс Поль. Джонс - национальный герой США, отличившийся в войне за независимость. Оба иностранца получили на русской службе чин контр-адмирала. В течение зимы в Таганроге, Херсоне и Кременчуге казна и частные лица оборудовали около 20 судов, в основном трофейных, для крейсерской службы и корсарских набегов. Базировались корсарские суда в Севастополе. С началом весны они начали успешные действия у берегов Дуная и Анатолии, захватывая турецкие транспорты. Эскадра Войновича после ремонта вышла к Очакову, но сильный шторм опять так потрепал корабли, что пришлось снова вернуться в Севастополь.

Между тем, в конце мая к Очакову подошел турецкий флот Хасан-паши из 10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 47 галер, канонерских лодок и мелких судов. Вся Лиманская флотилия заняла позицию от Станиславского мыса до устья Буга. 26 мая 30 турецких галер отправились в разведку и вскоре встретили русскую дубель-шлюпку, находившуюся в дозоре. Шлюпкой командовал капитан 2-го ранга Х.И. Сакен. Отстреливаясь, наше судно стало уходить. Но 11 быстроходных галер догнали его, обошли с двух сторон и у устья Буга двинулись на абордаж. Начался рукопашный бой. Тогда капитан Сакен выпустил последние залпы в упор по турецким судам и взорвал дубель-шлюпку, отказавшись спустить флаг. Вместе с ним погибли 4 турецких галеры.

7 июня 1788 г. в 7 часов утра 40 турецких галер двинулись на русскую линию из 24 кораблей, обходя ее с фланга. Русские в ответ подняли сигнал об атаке и сами пошли на врага. Вперед вырвались, ведя меткий орудийный огонь, 4 быстроходных галеры под командованием бригадира Корсакова. Русские экипажи так рвались в бой, что Корсаков даже вышел на шлюпке вперед, чтобы умерить пыл своих людей и заставить их подождать остальные корабли. Огонь турок начал слабеть, они приготовились поворачивать назад, но тут к месту боя приблизились главные силы противника из 10 линейных кораблей и 6 фрегатов под командованием Хасана-паши. Они засыпали ядрами русскую линию, но наши комендоры были гораздо лучше обучены и стреляли более метко. Они подожгли турецкие корабли, и два вражеских линейных судна взлетели на воздух. В панике турки бросились к Очакову под защиту береговых батарей.

16 июня неприятель в полном составе вновь двинулся к Кинбурну. Но турецкие корабли шли "в худом порядке", управлялись и маневрировали плохо, флагманский корабль через час сел на мель, остальные сгрудились вокруг него. Русские воспользовались этим и в ночь на 17 июня, скрытно подойдя, атаковали врага артиллерией. Турки не смогли использовать свой перевес в силах, их большие корабли действовали неумело, а маневренные галеры, которым не мешал ветер, и не подумали контратакой отогнать русских. Тем не менее, враг упорно сопротивлялся в течение четырех часов. Один из турецких кораблей долго отбивался из пушек и ружей, но, оставшись в одиночестве, сдался, когда к нему подвели брандер с угрозою поджечь его. Севший на мель флагман прикрывали гребные суда противника. Турки сражались храбро, и русским пришлось направить против них подкрепление. "Прибытие подкрепления, - писал участник боя, - заставило турок отступить окончательно. Адмиральский корабль спустил флаг, но, следуя ужасному обыкновению турок, они убили у нас еще нескольких людей ружейными выстрелами, в то время, когда внутри судна они хлопотали о спасении людей от огня".

Суворов, наблюдавший за сражением с Кинбурнской косы, писал в этот день Потемкину:

"Ура! Светлейший князь.

У нас шебека 18-пушечная. Корабль 60-пуш[ечный] не палит, окружен Адмиральский 70-пуш[ечный] спустил свой флаг. Наши на нем".

Хасан-паша вновь укрылся под стенами Очаковской крепости. В ночь на 18 июня он решил прорваться из Лимана в море. Путь вражеской эскадры проходил мимо Кинбурнской косы, где Суворов установил батареи и в свое время настойчиво отказывался снять их, несмотря на приказы Потемкина. Теперь эти батареи вступили в дело. Они почти в упор били по турецким судам, которые шли плотной колонной. "Наши ядра, - сообщал Суворов, - пробивали оба борта, достигая до противного берега". В полночь взошла луна, турецкий флот оказался перед нашими пушками как на ладони. Два вражеских корабля были потоплены, многие повреждены. Русские корабли начали окружать турок, которые стали отходить к Очакову. Преследуя их, русская флотилия приблизилась к Очакову, ведя одновременно бой с кораблями врага и очаковской крепостью. Начались абордажные схватки. Погибли одна наша плавбатарея и 11 судов неприятеля. "Жаль, что не был на абордаже, - писал Суворов Потемкину, - ... мне остается только ревновать". Всего в боях 17-18 июня турки потеряли 15 кораблей, из них 5 линейных и 5 фрегатов и 6 тыс. чел., из которых 1673 чел. пленными. Очаковское сражение принесло славу черноморцам. Теперь решительный удар должны были нанести главные силы Черноморского флота.

18 июня 1788 г. Войнович вывел эскадру на поиски врага. Авангардом эскадры командовал капитан бригадирского ранга (1-го ранга) Ф.Ф. Ушаков, бывший командир Днепровской флотилии. 29 июня у Тендры был встречен турецкий флот из 17 линейных кораблей, 8 фрегатов, 3 бомбардирских кораблей и 21 вспомогательного судна. Трое суток обе эскадры маневрировали, наконец у острова Фидониси (Змеиный) туркам удалось "захватить ветер", то есть занять подветренное положение по отношению к русской эскадре. Войнович растерялся, но Ушаков смелым маневром поставил голову вражеской эскадры "в два огня" и сам атаковал турок. Неприятельский флот обратился в бегство. Турецкий адмирал Эски Хасан-паша открыл огонь по своим кораблям, пытаясь остановить их, но безуспешно. Это была первая морская победа Ушакова. Она обезопасила с моря войска Суворова, осаждавшие Очаков, и позволила им 6 декабря 1788 г. захватить эту морскую крепость. Сражение при Фидониси явилось первым боевым крещением Севастопольской эскадры. Оно положило конец господству турок на Черном море.

19 июля 1788 г. русская эскадра вернулась в Севастополь. Ушаков должен был получить заслуженную награду, но в реляции о победе Войнович приписал всю заслугу себе. Не были отмечены и представленные Ушаковым к награде матросы и офицеры. Довольный морской победой, Потемкин требовал от Войновича новых выходов в море. Однако Войнович откладывал выход, ссылаясь на неисправность кораблей, плохую погоду, угрозу набега на Севастополь крымских татар... Складывалось впечатление, что он не верил в дальнейший успех, полагая победу у Фидониси случайностью. Тем временем в конце июля 1788 г. турки заняли остров Березань близ Очакова и возвели на нем укрепления. Затем они высадили у Очакова 1,5 тыс. чел. десанта, однако наша гребная флотилия воспользовалась наступившим штилем и истребила 33 турецких судна. Не дождавшись от Войновича активных действий, и чтобы отвлечь турецкий флот от Очакова, Потемкин послал в Севастополь своего офицера для поручений командира корабля "Полоцк", будущего адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина. 16 сентября Сенявин с 5 судами вышел в крейсерство к берегам Анатолии. До 6 октября он уничтожил 13 турецких транспортов и нарушил продовольственное снабжение Стамбула. "Столица турецкая, - писал Потемкин, - от недостатка хлеба была бы в крайности, если бы французы не усердствовали им возить на своих судах под французским флагом; турецкие транспорты не смеют казаться...".

27 декабря 1788 г. Потемкин сместил Войновича и поставил во главе Черноморской эскадры Ф.Ф. Ушакова. Войнович остался командующим флотом. Новый командир эскадры резко изменил боевую и тактическую подготовку кораблей и экипажей. При Ушакове подводную часть судов впервые стали обшивать медью, это предохраняло корпуса от гниения и увеличивало скорость хода, поскольку подводная часть не обрастала ракушками. В то время морские уставы всех стран грозили суровыми наказаниями за малейшие отступления от общепризнанной тогда линейной тактики, которая стесняла действия и оставляла мало простора для маневра. Ушаков смело отбросил устаревшие положения. Основу его тактики составляли высокая активность, маневр, настойчивость и целеустремленность. Ушаков, как и Суворов, всегда искал решительного сражения и главной целью ставил уничтожение противника. Никогда не боялся Ушаков вступить в бой с численно превосходящим неприятелем и всегда одерживал победу. Как и Суворов, он не проиграл ни одного сражения. Главные принципы маневренной тактики Ушакова: стремительная атака прямо из походного порядка с необходимыми перестраиваниями на ходу и настойчивое преследование врага; обязательное выделение резерва, выделение специальной группы кораблей ("кайзер-флаг") для удара по голове вражеской колонны, по ее флагманским судам; смелый маневр в виде прорезания строя противника и сближение с врагом для решительного артиллерийского удара с предельно коротких дистанций.

Линейная тактика предписывала командующему эскадрой находиться в центре линии своих кораблей, а Ушаков, начиная со сражения при Фидониси, всегда шел впереди и подавал пример эскадре. Один из его приемов - атаку со стороны берега - применил английский адмирал Г. Нельсон в битве при Абукире (1798). Классическое использование ушаковской идеи охвата головы вражеской колонны принесло японцам победу в сражении при Цусиме 14-15 мая 1905 г. Огромное внимание Ушаков уделял тактической подготовке командиров кораблей, их умению действовать в составе эскадры. С большой требовательностью относился он к обучению комендоров быстрой и меткой стрельбе, настаивал на проведении ежедневных артиллерийских учений, рассматривая артиллерию, а не абордаж главным средством борьбы на море. В приемы обучения артиллеристов Ушаков даже ввел стрельбу с качелей, чем достигалась имитация морской качки. Много внимания уделял он разведке, поддержанию постоянной бдительности. Учения в море требовал проводить в любую погоду. Неустанную заботу проявлял он о рядовых матросах, находил время, чтобы улучшить организацию их питания, обмундирования, лечения, досуга. Видное место в деятельности Ушакова занимало формирование специальных штатных подразделений морской пехоты, введенной еще Петром I, разработка мероприятий по организации десанта и захвата плацдармов, устойчивому взаимодействию флота и берега. Принципы морской тактики Ушакова не утратили значения и по сей день. Всегда будет актуально его главное требование: не держаться шаблона, смело искать новых решений, новых путей к победам.

В декабре 1788 г. после взятия Суворовым Очакова, Потемкин решил устроить глубоководный новый порт взамен Херсона. Место он выбрал при слиянии Южного Буга и Ингула. Здесь, в устье Ингула, в 1788 г. он приказал заложить корабельную верфь, вокруг которой в следующем году возник город Николаев, будущий центр российского судостроения на юге. Из Херсона в Николаев перевели Адмиралтейство.

Черноморская эскадра к весне 1789 г. состояла из 5 линейных кораблей, 18 фрегатов, 38 мелких судов и вооруженных транспортов. Корабли были готовы к походу и бою, Ушаков неоднократно предлагал Войновичу вывести эскадру для помощи наступающим вдоль побережья войскам Суворова, но Войнович не давал разрешения. И лишь когда в конце сентября большой турецкий флот подошел к Очакову, Войнович разрешил выход. Завидев русскую эскадру, турки без боя ушли на юг.

Русской армии, пробивавшейся к устью Дуная, постоянно требовалась поддержка с моря, а командир флота Войнович медлил с активными действиями. Тогда, в марте 1790 г., Потемкин сместил Войновича и назначил командовать Черноморским флотом Ушакова, произведенного в 1789 г. в контр-адмиралы. Флот насчитывал в то время 11 линейных кораблей, 8 фрегатов и 34 меньших судна. Приняв командование, Ушаков при первой возможности вывел эскадру в море. С 15 мая 1790 г. корабли Ушакова крейсировали у Самсуна, Синопа и Анапы, потопили много торговых судов турок, 6 судов пленили.

28 июня 1790 г. наблюдательный пост в Евпатории заметил турецкий флот. Утром 2 июля Ушаков вышел навстречу врагу, но турки исчезли. Ушаков искал их по всему побережью Крыма. Наконец 8 июля противник был обнаружен в Керченском проливе. Эскадра Ушакова и турецкая эскадра Гуссейна-паши имели по 10 линкоров, но по количеству других кораблей турки превосходили в два раза, против 1100 турецких орудий Ушаков мог выставить только 850. Турецкая эскадра собиралась прикрыть высадку десанта, но была полностью разгромлена, а русские захватили 8 вражеских судов. Турки потеряли убитыми около 2 тыс. чел., русские - 29 чел. Успех опять обеспечило новаторство Ушакова. Он впервые в истории военно-морского искусства выделил в Керченском сражении резерв вместо того, чтобы ставить в одну боевую линию все крупные корабли в соответствии с общепринятой тогда линейной тактикой. Резерв Ушакова наносил отдельные удары по вражеской линии, ломал ее, нарушал строй и тем обеспечивал успех главных сил. Новая тактика неизменно приносила Ушакову победу.

В августе 1790 г. потребовалось обеспечить переход Лиманской флотилии к Дунаю. 14 турецких линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 других судна, имея 1300 пушек, вышли на перехват флотилии. Ушаков в свою очередь вывел эскадру в море и 28 августа обнаружил врага между Тендрой и Хаджибеем (Гаджибей). Ушаков имел меньше кораблей, чем противник (10 линкоров, 6 фрегатов и 21 другое судно, всего 860 пушек), но его корабли сходу устремились в атаку. Турки оказались застигнутыми врасплох. Исход противоборства, как и при Керчи, решило наличие резерва. Бой продолжался 6 часов, до полной темноты. Утром турки бежали. Русские преследовали их и потопили 74-пушечный линкор "Капудания", находившегося на нем адмирала Сеид-бея захватили в плен. В пути до Стамбула потонуло еще несколько поврежденных турецких судов. Турки потеряли 2 тыс. чел., русские - всего 16 убитыми и 25 раненными. Был захвачен 74-пушечный турецкий линкор "Мелеки Бахри", переименованный после ремонта в "Иоанна Предтечу". Победа у Тендры-Хаджибея обеспечила переход Лиманской флотилии и прикрыла с моря войска Суворова под Измаилом. Ушакова наградили Военным орденом Св. Георгия Победоносца II-й степени.

Сражения при Керчи и Хаджибее укрепили Ушакова в мысли выделять из состава эскадры группу кораблей с особой задачей - атаковать флагманские суда неприятеля с целью вывести их из строя и тем самым нарушить управление вражеской эскадрой. Командующий вооруженными силами России на юге фельдмаршал Потемкин поддерживал новаторские идеи Ушакова, одобрил он и это предложение. Ударная группа, резерв Ушакова ("кайзер - или кейзер - флаг") была официально узаконена.

16 декабря 1790 г. русскую гребную флотилию переименовали в Черноморский гребной флот. В кампанию 1791 г. он помог Суворову разбить турок у Мачина. Вскоре после этого начались русско-турецкие мирные переговоры, но турки затягивали их, надеялись наличием сильного флота добиться более выгодных условий. Тогда 29 июля 1791 г. из Севастополя вышла эскадра Ушакова. 31 июля она обнаружила турецкий флот у мыса Калиакрия. Турки вдвое превосходили русских: они имели 18 линкоров, 17 фрегатов и около 50 других судов, Ушаков - 16 линкоров, 2 фрегата и 19 прочих судов. Против 988 русских пушек турки имели 1800. Кроме того, их поддерживали береговые батареи. Но Ушаков смело пошел под огонь батарей между берегом и турецким флотом. Этим маневром он выиграл наветренное положение и устремился на врага. Русские корабли наголову разбили и рассеяли турецкий флот. Турецкий адмирал Сеид-Али, который обещал султану привезти Ушакова в железной клетке, еле добрался до Стамбула на тонущем корабле. Огибая в бою корму турецкого флагмана, Ушаков кричал, потрясая кулаками: "Саид, бездельник! Я отучу тебя давать такие обещания!" Разгром турецкого флота ускорил заключение мира. Договор подписали в Яссах 29 декабря 1791 г.: Турция признала присоединение Крыма к России, но без права передачи Россией Крыма другому государству. Территория между Бугом и Днестром стала русской. Ушакова за заслуги произвели в вице-адмиралы.

В 1798-1800 гг. Ушаков возглавил средиземноморский поход Черноморского флота против агрессии наполеоновской Франции. Ключом к овладению центральной частью Средиземного моря являлись Ионические острова с сильнейшей крепостью Корфу. Эскадра Ушакова очистила острова от французов, русские десанты в сентябре-октябре 1798 г. овладели двумя самыми крупными островами - Цериго и Занте. Оставался неприступный Корфу. Штурм такой крепости считался немыслимым, но русский десант при поддержке кораблей яростным штурмом захватил большую часть крепости, и 20 февраля 1798 г. остатки гарнизона сдались. Получив сообщение о победе, полководец Суворов воскликнул: "Ура русскому флоту! ... Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу, хотя мичманом!". Блокада и героический штурм Корфу опрокинули господствовавшие тогда взгляды о невозможности атаки приморских крепостей с моря, причем главным боевым средством Ушакова являлась артиллерия кораблей и десанта, их четкое и слаженное взаимодействие. После Корфу русские десанты помогли союзникам-англичанам захватить Неаполь и взять Бриндизи, блокировали Анкону и Геную, вошли в Рим. В 1800 г. с Францией заключили мир, и эскадра Ушакова вернулась в Севастополь. Средиземноморский поход принес Черноморскому флоту и Ушакову всемирную славу. Ушаков стал полным адмиралом, кавалером многих орденов. Павел I пожаловал ему 500 душ крепостных крестьян. Принять крепостных Ушаков отказался.

Новая тактика Ушакова являлась итогом развития русского военно-морского искусства за 100 лет - от Петра I до XIX в. Но при жизни Ушакова правительство России не нашло ему места среди героев. После великих побед его в 1802 г. перевели на Балтику командовать гребным флотом, а 17 января 1807 г. уволили в отставку. Во время Отечественной войны 1812 г. дворянство Тамбовской губернии, где он в ту пору жил в своей деревне Алексеевка близ г. Темников, избрало Ушакова предводителем губернского ополчения, но из-за болезни Ушаков отказался. Последние годы он провел в трех верстах от Алексеевки, в специально построенном доме около Синакасарского (Синаксарского) монастыря, где настоятелем одно время был его дядя Иван. Когда 2 октября 1817 г. Ушаков умер, его похоронили в этом монастыре. На несколько десятилетий имя Ушакова оказалось забыто.

Вспомнили о нем, когда пало крепостное право и началось обновление России. Тогда новаторская тактика Ушакова пригодилась новому броненосному флоту. Идеи Ушакова подхватил адмирал Степан Осипович Макаров. После 1917 г. об Ушакове вновь забыли как о "царском сатрапе", могилу его разрыли, и "дети революции" играли черепом флотоводца. Вновь вспомнили об Ушакове, когда над Россией снова нависла беда - во время Великой Отечественной войны. 3 марта 1944 г. учредили орден и медаль Ушакова. Имя Ушакова в Российском военном флоте носил броненосец береговой обороны, героически погибший в Цусимском сражении 15 мая 1905 г. В 1915 г. в Николаеве заложили 8 эсминцев так называемой "ушаковской серии", поименованные в честь побед Ушакова "Гаджибей", "Занте", "Калиакрия" (с 1926 г.- "Дзержинский"), "Керчь", "Корфу" (с 1925 г. - "Петровский", с 1939 г. - "Железняков"), "Левкас" (с 1925 г. - "Шаумян"), "Фидониси" и "Цериго". С 1950-х гг. имя Ушакова носят крейсера Российского флота.

В начале 1820-х гг. греки подняли восстание против турецкой оккупации. Россия решила помочь грекам, чтобы укрепиться на Балканах и обеспечить свободу проливов. Англия встревожилась и предложила России совместные действия. В марте 1826 г. Россия и Англия подписали соответствующий протокол. В декабре 1826 г. греки обратились к России с просьбой о помощи. 24 июня 1827 г. Россия и Англия заключили конвенцию о стремлении добиться для Греции автономии, а при отказе в том Турции - о намерении применить военную силу. Предоставить автономию Турция отказалась. Англо-франко-русская эскадра блокировала турецкий флот в Наваринской бухте. Турки убили двух английских парламентеров, и тогда союзники начали бой и одержали победу. В бою отличился русский линкор "Азов". Он впервые во флоте России получил Георгиевский флаг и вымпел.

После Наварина Турция закрыла для русских судов проливы и запретила у себя русскую торговлю. 14 апреля 1828 г. Турция объявила России войну. Главные силы русских действовали на Балканах, отдельный Кавказский корпус наступал на Эрзерум.

Черноморский флот и Дунайская флотилия оказывали содействие армии. Флотилия в апреле 1828 г. обеспечила форсирование Дуная главными силами русских у Мачина. 6 мая 7 линкоров, 4 фрегата, 2 бомбардирских судна, 11 мелких судов, пароход "Метеор" и транспорты под общим командованием А.С. Грейга высадили в 2 км от Анапы 5-тысячный десант из двух пехотных полков и батарейной роты. Из Тамани морем прибыл отряд сухопутных войск. Войсками на берегу командовал контр-адмирал Александр Сергеевич Меншиков (1787-1869), правнук А.Д. Меншикова, сподвижника Петра Великого. Турки упорно сопротивлялись, а русские не могли использовать орудия линкоров, т.к. малые глубины не позволяли им подойти к берегу. Другие же корабли ежедневно выпускали по Анапе до 3000 снарядов. 12 июня Анапа сдалась, русские захватили 4 тыс. пленных и 83 пушки. Взятие Анапы прикрыло Кубань и Крым со стороны Кавказа. За успешную операцию А.С. Грейга произвели в полные адмиралы, А.С. Меншикова - в вице-адмиралы с утверждением в должности начальника Главного морского штаба.

Во время операции у Анапы бриг "Ганимед" капитан-лейтенанта Ушакова захватил 6 мая у Суджук-кале турецкое судно, доставлявшее подкрепление для Анапы; катер "Сокол" под командованием лейтенанта Вукотича уничтожил другое судно, уже высадившее десант. 8 мая "Сокол" и бриг "Меркурий" под командованием капитан-лейтенанта Стройникова захватили у Суджук-кале два вражеских судна с десантом. 11 мая яхта "Утеха" капитан-лейтенанта Румянцева захватила успевшее высадить десант судно противника.

Тем временем на Дунае в ночь на 28 мая один из отрядов флотилии напал на 25 турецких судов и 20 из них уничтожил. Днем 28 мая 16 канлодок под командованием капитана 1 ранга И.И. Заводовского прошли под огнем крепости Браилов, атаковали в Мачинском рукаве 23 турецких судна, в четырехчасовом бою 2 из них уничтожили, 4 шлюпа и 8 лодок пленили. Другие суда отряда (канлодка и 7 иолов) блокировали Браилов. В тот же день 8 канонерок и 4 иола перевозили русские войска через Дунай у с. Сатуново и штурмовали позиции неприятеля на левом берегу Дуная.

Эскадра Грейга, оставив часть мелких судов у Анапы, вернулась в Севастополь. 1 июля 8 линкоров, 3 фрегата, бриг, люгер, пароход и 3 бомбардирских судна приняли новый десант и днем 22 июля подошли к Варне. Спустя месяц к эскадре Грейга присоединились галера и три иола. Эскадра блокировала Варну с моря, поддерживая огнем осадившие крепость русские войска. 25 сентября сухопутные войска и флотский десант начали штурм Варны. 29 сентября Варна капитулировала, было взято 9 тыс. пленных и 291 орудие.

В период осады Варны 28 июля фрегат "Поспешный" капитана 2 ранга Черникова у г. Мидия захватил одно и потопил другое турецкое судно, а затем захватил еще одно судно у крепости Инада. 17 августа отряд капитана 1 ранга Критского (2 фрегата, бригантина и катер), содействуя сухопутной армии, захватил турецкие редуты у Инады.

Дунайская флотилия из 50 судов под командованием произведенного в контр-адмиралы И.И. Заводовского с 27 июля по 13 ноября участвовала в осаде крепости Силистрия.

В начале 1829 г. Черноморский флот насчитывал два 110-пушечных, два 84-пушечных, один 80-пушечный, четыре 74-пушечных линкора, один 60-пушечный, четыре 44-пушечных и один 36-пушечный фрегат, шлюп, корвет, пять бригов, бригантину, две шхуны, три люгера, четыре катера, четыре бомбардирских судна, три яхты, пароход "Метеор" и госпитальное судно. В Николаеве строились 84-пушечный линкор, 2 фрегата, 2 брига, 2 шхуны и пароход "Громоносец". 15 февраля 1829 г. 3 линкора, 2 фрегата и 3 канлодки под командованием контр-адмирала М.Н. Кумани с десантом 1162 человека подошли к крепости Созопол, 16 февраля высадили десант и без боя заняли крепость и город.

11 марта отряд Кумани (3 линкора, фрегат, бриг, 3 канлодки) обстрелял крепость Ахиолло. 25 апреля фрегат "Штандарт" и бриг "Мингрелия" в бухте Шили под огнем турецких батарей атаковали 9 судов врага, 7 уничтожили и 2 захватили. 3 мая отряд капитана 1 ранга И.С. Скаловского (3 линкора, 2 фрегата и бриг) обстрелял турецкую крепость на мысе Баба. А 4 мая сжег на рейде Пендераклии линкор, транспорт и до 15 мелких судов противника. В этот же день 4 мая бриг "Орфей" захватил у Кирпени 3 турецких судна. 5 мая фрегат "Поспешный" и бриг "Мингрелия" уничтожили у Акчесара строившийся турецкий корвет. Но вскоре фортуна отвернулась от русских.

11 мая фрегат "Рафаил" под командою капитана 2 ранга Стройникова встретил меж Созополом и Босфором 6 турецких линкоров, 2 фрегата, 5 корветов и 2 брига и без боя сдался неприятелю. Узнав об этом, император Николай I приказал в случае возвращения фрегата России "предать оный огню". Зато 14 мая славный подвиг совершил бриг "Меркурий" под командой А.И. Казарского. Бриг в одиночку выдержал бой с двумя линкорами противника, за что вторым в русском флоте (после "Азова") получил Георгиевский флаг.

Главные силы Дунайской флотилии (20 канлодок, 5 иолов, 5 транспортов) под командой контр-адмирала Патониоти с 3 мая по 20 июня участвовали в осаде и взятии Силистрии, причем захватили 15 турецких судов. В то же время отряд флотилии 9 мая перевез через Дунай у Калараша 1500 воинов, второй отряд 27-30 мая переправлял до наведения понтонов главные силы армии у Сатуново.

9 июля два бомбардирских судна из эскадры Грейга обстреливали крепость Месемврия, 11 июля с приходом эскадры крепость сдалась. В этот же день бриг "Орфей" под командою капитан-лейтенанта Колтовского без боя взял крепость Ахиолло. 21 июля фрегат, бриг и пароход под общим командованием капитан-лейтенанта Немтинова высадили десант и овладели городом Василико. 24 июля 2 фрегата, бриг, пароход и 8 иолов под командою капитан-лейтенанта Баскакова захватили г. Агатополь. 7 августа Баскаков, имея уже линкор, 2 фрегата, 3 бомбардирских судна и 2 брига, овладел крепостью Инада. 13 августа 1829 г. отряд контр-адмирала Стожевского (2 линкора, 2 брига, 2 бомбардирских судна) обстрелял крепость Мидия. 17 августа отряд лейтенанта Панютина из 8 иолов высадил десант и взял Мидию.

2 сентября 1829 г. в Адрианополе (Эдирна) Турция и Россия подписали мир. К России отошли устье Дуная и побережье Кавказа от устья Кубани до поста Св. Николая между Поти и Батумом. Турция подтвердила свободу проливов, льготы русским купцам, присоединение к России Грузии, Имеретии, Мингрелии, Гурии, Эривани и Нахичевани. Россия получила 1,5 млн. голландских гульденов контрибуции. Сербии и Греции предоставлялась автономия, расширялась автономия Молдавии и Валахии.

Флот был нужен растущей империи, флот выполнял все задачи, ставившиеся перед ним – топил вражеские корабли, жег эскадры, захватывал приморские крепости, одним своим присутствием изменял ход истории.

Но флот постоянно требовал денежных средств – ветшали паруса и канаты, морской червь съедал деревянные корпуса. И о флоте забывали – до новых войн.

В итоге парусный деревянный флот оказался не в силах бороться против парового, полуброненосного. И его затопили, хотя моряки были готовы идти на верную смерть (и пошли бы, если не приказ).

История почти повторилась в 1905, когда эскадра адмирала Рожественского, без потерь миновавшая опасности трех океанов, была наголову разбита молодым японским флотом, быстроходным, с мощной дальнобойной артиллерией. Русским артиллеристам приходилось подзатапливать трюма и погреба, чтобы увеличить угол возвышения орудий – снаряды не достигали цели.

Доверие к флоту было потеряно – он не смог самостоятельно, одним ударом переломить ход всей кампании. Более того, гибель флота стала болью народной. Быть моряком стало стыдно – флотского офицера могли забросать грязью в Петербурге, оскорбить. Моряк ли был виноват?

В 1 Мировую войну и сразу после революций 1917 года во многом благодаря флоту враг не прорвался к Петербургу. Флот спас тех, кто покинул Крым, не желая менять веру и прежние ценности, и флот бесславно ржавел и тонул в Бизерте, Новороссийске, в Румынии.

Флот России, а впоследствии – Советского Союза.

Советский Союз стал могучей державой – и флот возродился, и вновь нес флаг государства в чужие моря, и вновь был готов на всё, на жертвы, на бой – за страну, за народ.

Флот не понес потерь в первую военную ночь 22 июня 1941 года – благодаря приказу Наркома Н.Г. Кузнецова он во всеоружии отразил врага, и потому сохранил силы для последующей обороны военно-морских баз. Флот эвакуировал войска из осажденных Риги. Талина, Лиепаи, Одессы, Севастополя. Флот доставлял туда все необходимое для борьбы. Флот своей артиллерией доставал врага там, где не справлялись армейцы. Флот формировал части морской пехоты.

27 ноября в России отмечается День морской пехоты. Именно эта памятная дата утверждена приказом Главкома ВМФ РФ от 19 ноября 1995 года. Но история морской пехоты началась задолго до этого события. Указом Петра I в 1705 году было предписано о создании полка морских солдат и было положено начало организации морской пехоты как регулярного рода войск российского флота: "Надлежит учинить полки морских солдат : числом по флоту смотря: и разделить по капитанам вечно...".


Первый полк морской пехоты, сформированный на Балтийском флоте, состоял из двух батальонов по пять рот.

В полку насчитывалось 45 офицеров, 70 унтер-офицеров и 1250 рядовых. На вооружении у морских пехотинцев состояли ружья с багинетами (прообраз штыка) и холодное оружие (тесаки, сабли). Боевое крещение российская морская пехота получила в Северной войне, когда ее широко использовали в морских боях и десантах. В русско-турецкой войне 1768-1774 гг. отряды морской пехоты эскадры адмирала Г.А. Спиридова освободили от турецкого владычества острова Греческого архипелага, отличились в Чесменском сражении, участвовали в овладении крепостью Наварин и городом Бейрут.

Во время войны с наполеоновской Францией морские пехотинцы эскадры вице-адмирала Ф.Ф. Ушакова отважно действовали на Средиземном море. Они участвовали в десантах, освободивших несколько островов. Особое значение имело взятие морским десантом неприступной крепости Корфу. Десантным отрядом капитан-лейтенанта Г.Г. Белли был освобожден от французов Неаполь. Матросы и офицеры Гвардейского флотского экипажа участвовали в Отечественной войне 1812 года. За проявленные в Бородинском сражении мужество и стойкость экипаж был награжден Георгиевским знаменем. Позднее Гвардейский флотский экипаж с боями дошел до Парижа.

75-й черноморский флотский экипаж участвовал в ряде сражений кампании 1813-1814 гг., а также во взятии Парижа. Во время Первой мировой войны были сформированы батальоны морской пехоты на Балтийском и Черноморском флотах. В ходе войны они были переформированы в бригады, а затем - в дивизии морской пехоты, которые использовались в десантах, в обороне портов и других прибрежных объектов.

Особое развитие морская пехота получила в годы Великой Отечественной войны. На фронтах тогда сражались 21 бригада и несколько десятков отдельных полков и батальонов морской пехоты общей численностью около 100 тысяч человек. Они принимали участие в обороне Москвы, Мурманска, Одессы, Севастополя, Таллина, Ленинграда, Сталинграда. Морские пехотинцы в войне 57 раз высаживались в морских десантах. Несколько бригад в составе сухопутных фронтов дошли до Берлина. Они освобождали Варшаву, Прагу и Белград. Благодаря решительным действиям морской пехоты Тихоокеанского флота Отечеству были возвращены Курилы и Сахалин.

Родина высоко оценила подвиги морских пехотинцев. Пять бригад и два батальона морской пехоты были преобразованы в гвардейские, девять бригад и шесть батальонов награждены орденами, многим частям присвоены почетные наименования. Десятки тысяч морских пехотинцев награждены орденами и медалями, более 120 человек были удостоены звания Героя Советского Союза.

3 октября исполнилась очередная годовщина высадки крупного морского тактического десанта для выполнения задач Ленинградского фронта по соединению с 42 армией (1941 год). Первый десантный отряд в количестве 254 бойцов был высажен в районе завода Пишмаш (ЛЭМЗ). Десант состоял из матросов 5-й отдельной бригады морской пехоты, бойцов 20-й стрелковой дивизии НКВД и ополченцев, среди которых были яхтсмены. Стремительные и смелые атаки десантников потрясли оборону оккупантов, заставляли врага оттягивать крупные силы на побережье, что позволило выиграть время и укрепить оборону города.

Высаженный морской десант фактически был обречен на верную смерть, но своей гибелью он спасал город.

В живых осталось 20 человек.

Особое место в истории Великой Отечественной войны занимает Новороссийский десант.

Осенью 1942 года шквал войны достиг стен города. К этому времени во всю мощь развернулось одно из выдающихся сражений Великой Отечественной войны - битва за Кавказ. Гитлеровское командование планировало овладеть нефтью Кавказа, хлебом Дона и Кубани и тем самым экономически обеспечить себе дальнейшее ведение войны. Фашистские политики и стратеги рассчитывали, что их продвижение в Закавказье приведет к проникновению немецко-фашистских войск в страны Ближнего Востока.

На пути вражеской 17-й армии, стремившейся прорваться к Черноморскому побережью, встали воинские части Новороссийского оборонительного района, созданного в составе 47-й армии, Азовской военной флотилии, Темрюкской, Керченской, Новороссийской военно-морских баз и сводной авиационной группы.

Атаки войск противника разбивались о стойкость защитников города. Борьба шла за каждый городской квартал, каждую улицу, каждый дом. Враг был остановлен у стен цементного завода "Октябрь". На этом рубеже советские воины стояли насмерть. Защитники Новороссийска остановили продвижение врага вдоль Черноморского побережья в Закавказье.

В ночь на 10 сентября 1943 г. началась Новороссийская наступательная операция Советской Армии. Войска 18-й армии генерала К. Н. Леселидзе и части сил Черноморского флота вице-адмирала Л. А. Владимирского начали штурм города. С моря в Новороссийск был высажен десант. Одновременно с суши перешли в наступление и другие соединения армии: восточная группа войск - из района цементного завода "Октябрь" и западная группа войск - с Малой земли. Массированные удары по врагу наносили летчики-моряки, а также летчики 4-й воздушной армии генерала К. А. Вершинина.

В тылу вражеских войск под Новороссийском успешно действовали пять партизанских отрядов под руководством секретаря городского комитета партии П. И. Васева. Они совершали смелые рейды, сражались на Малой земле, а в период штурма города участвовали в его освобождении.

Шесть суток шли непрерывные ожесточенные бои в городе. 16 сентября 1943 г. над Новороссийском взвилось красное знамя. Победа в Новороссийске создала благоприятные условия для разгрома противника на Таманском полуострове и полного освобождения Северного Кавказа от гитлеровских захватчиков. За отличные боевые действия при освобождении Новороссийска 19 соединений и частей получили почетные наименования Новороссийских.

Массовый подвиг защитников Новороссийска увековечен в памяти народа. У шоссе на юго-восточной окраине города на постаменте стоит изрешеченный пулями и осколками снарядов и мин остов железнодорожного вагона - реликвия Великой Отечественной войны. На нем написано: "Здесь 11 сентября 1942 года доблестные воины частей Советской Армии и Черноморского флота преградили путь врагу на Кавказ, а через 360 дней во взаимодействии с морским десантом и частями с Малой земли начали штурм Новороссийска и 16 сентября 1943 года, разгромив фашистские войска, освободили город».

Десанты Тихоокеанского флота по освобождению Курильских островов осенью 1945 года вписаны в историю ВМФ отдельной строкой – здесь армия была бы бессильна.


В послевоенное время было принято решение о расформировании морской пехоты. И ее не существовало около 8 лет. Очередной раз морская пехота "родилась" в конце 1950-х годов. Тогда возникла потребность иметь в составе советских ВМФ современные десантные силы, так как попытки использования даже специально подготовленных частей Сухопутных войск не привели к положительным результатам. Потребовалось создание специализированных морских десантных формирований.

Современная морская пехота - род войск ВМФ, предназначенный и специально подготовленный для ведения боевых действий в составе морских десантов, а также для обороны важных участков побережья, военно-морских баз и береговых объектов. Морскую пехоту сейчас невозможно представить без плавающих танков и бронетранспортеров, без собственных мощных противотанковых установок и артиллерии.

Морская пехота в десантных операциях может действовать самостоятельно при захвате пунктов базирования ВМС противника, портов, островов или отдельных участков побережья. В случаях же, когда основу десанта составляют части сухопутных войск, морская пехота находится в передовых отрядах для захвата важнейших пунктов и участков побережья и обеспечения последующей высадки главных сил десанта. Части морской пехоты высаживаются на берег с десантных кораблей и катеров, в том числе и с кораблей на воздушной подушке, а также десантируются вертолетами корабельного и берегового базирования при огневой поддержке кораблей и морской авиации. Ряд стран мира, где находятся дипломатические службы Российской Федерации, разделен между подразделениями морской пехоты Северного, Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов для обеспечения безопасности гражданского персонала. Служба в морской пехоте нелегка, поэтому ее части комплектуются наиболее подготовленными в физическом отношении молодыми людьми. Но, несмотря на трудности и "некомфортность", которые сопровождают морских пехотинцев все годы их службы, они остаются преданными морской пехоте на всю жизнь. Комплектование Вооруженных сил России на контрактной основе, по-видимому, предъявит еще более жесткие требования к отбору кандидатов для службы в морской пехоте.

Существенный фактор, влияющий на боеспособность подразделений морской пехоты, - это привитие морским пехотинцам чувства гордости за службу в морской пехоте, воспитания всех категорий военнослужащих на героических флотских традициях. Молодому матросу с первых дней службы прививается любовь к своей форме и чувство гордости, что он - морской пехотинец.

Волею армейского командования, испытанием на прочность нынешнего поколения морских пехотинцев стала военная кампания в Чечне 1994 - 1996 годов. В боевых действиях по восстановлению конституционного порядка в этой республике, с января по июнь 1995 года, принимали участие части и подразделения морской пехоты Северного, Тихоокеанского и Балтийского флотов. За проявленные героизм и мужество в боевых действиях в Чечне в 1995 году 16 морских пехотинцев были удостоены звания Героя Российской Федерации, около пяти тысяч награждены орденами и медалями. Стойкость и мужество морские пехотинцы показали и в последующих контртеррористических операциях на Северном Кавказе. Через вторую чеченскую кампанию прошли 2,5 тысячи морских пехотинцев. За проявленные самоотверженность и героизм при ликвидации незаконных вооруженных формирований в Чечне к государственным наградам представлен 1361 морской пехотинец. Указами Президента РФ В.В. Путина орденами и медалями награжден 641 военный моряк. Пятеро морских пехотинцев удостоены звания Героя России. Многие награждены посмертно. Стояли насмерть в горах, а их учили воевать на побережье.

Но Чечня не имеет морского побережья, тактика действий в горах и населенных пунктах коренным образом отличается от тактики морского десанта; содержание подготовки подразделений к боевой деятельности в условиях чеченской кампании также отличается от подготовки подразделений морской пехоты. Моряки выполнили приказ, потому что они всегда были наиболее подготовлены к бою, самопожертвованию, выполнению поставленной задачи любой ценой. Там, где не справилась Армия.

Армия все чаще не в силах достичь цели, выполнить задачи, на которые способен современный флот. Возможности современного флота давно вышли за рамки традиционной совместной деятельности.

ВМС государств НАТО всё активнее участвуют в военных операциях блока и отдельных его стран на всех этапах: от нанесения первого ракетно-бомбового удара, до снабжения контингентов и морской блокады. Доля этого участия возрастает.

ОКГ ВМС НАТО, размещенная в зоне Персидского залива, выполняет задачи контртеррористической деятельности, противодействия пиратам и оказания помощи гражданским судам, подвергшимся нападению. Боевые корабли выполняют охрану нефтяных платформ, расположенных в океане, от возможных захватов террористами. Амфибийные силы постоянно оказывают необходимую помощь странам, побережье которых пострадало в результате цунами, землетрясений, штормов, ливней; доставляют продовольствие, медикаменты в районы гуманитарных катастроф. Каждая такая миссия формирует благоприятный имидж государства флага, способствует росту его влияния в районе действия и в мире.

Флот России, чтобы выполнять схожие задачи, должен соответствовать «духу времени», быть должным образом подготовлен, обучен и оснащен. Флот по-прежнему требует постоянных затрат и внимания, независимо от того, участвуют ли корабли в военной кампании или выполняют задачи мирного времени. Современный, обновленный, подготовленный флот способен самостоятельно победить в локальном военном конфликте, своим присутствием в «горячей точке» Мирового океана вынудить оппонента отказаться от угрозы применения силы и пойти на переговоры, способен эффективно препятствовать угрозам интересам России и российских граждан.

25-я Ассамблея IMO обратилась ко всем странам принять необходимые меры для пресечения пиратства и вооруженного грабежа на море, вплоть до сопровождения военно-морскими силами гражданских судов своего флага. Для этого как минимум в трех районах Мирового океана постоянно должны находиться отряды российских военных кораблей либо отдельные корабли в составе объединенных корабельных групп, действующих под единым командованием (НАТО). Срок нахождения в районе зависит от условий и обстоятельств, как правило - 7 месяцев. Командир корабля должен быть готов и обучен самостоятельно принимать решение на применение оружия, преследование в непосредственной близости чужих территориальных вод в условиях противодействия со стороны противника.

В 2007 году флот возобновил свое присутствие в Мировом Океане – в декабре АУГ СФ совместно с корабельной группой ЧФ (всего – 11 вымпелов, во главе с авианосцем «Адмирал Кузнецов»), около 3-х месяцев будет находиться в Атлантике и Средиземном море. Цель – присутствие, демонстрация флага. И… всё? А помощь нашим морякам (они сейчас под всеми флагами бороздят моря, их задерживают в Испании, сажают в тюрьму в Либерии, не выпускают из Кейптауна…)? А помощь пострадавшим от цунами, землетрясений, ливней, штормов? Голодающим?


Пусть это будет началом, «пробой пера».

Флот, готовый действовать самостоятельно, своими силами одерживать верх в конфликтах и локальных войнах, в настоящее время незаменим и необходим для государства, претендующего на мировое влияние.

А о совместном ударе с Армией можно будет вспоминать в учебниках, как о самой последней, маловероятной из задач – обороне.


Перечень использованной литературы


1. Б.И. Гаврилов. Слава Черного моря. Флот и Севастополь в конце XVIII - начале XIX вв. moscow-crimea.ru
2. История отечественного судостроения. Под ред. И.Д. Спасского, - Т. I. - Спб., 1994
3. Веселаго Ф. Краткая история русского флота (с начала развития мореплавания до 1825 года). - Изд. 2-е. - М.-Л., 1939.
4. Зверев Б.И. Указ. соч
5. Веселаго Ф. Указ. соч.
6. История отечественного судостроения.
7. Черноморский флот: Исторический очерк. - М., 1967.
8. Суворов А.В. Указ. соч.
9. История города-героя Севастополя: 1783-1917. - Под ред. С.Ф. Найды. - Киев, 1960.
10. А.В. Суворов. Письма. - М., 1987.
11. Севастополю 200 лет: 1783-1983 // Сборник документов и материалов. - Киев, 1983.
12 Зверев Б.И. Страницы русской морской летописи. - М., 1960.
13. А.В. Суворов. Документы. - Т.II. - М., 1951
14. Березовский Н.Ю., Доценко В.Д., Тюрин Б.П. Российский императорский флот: 1696-1917. Военно-исторический справочник. - М., 1993.


Главное за неделю