Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Звезда в вершине ночи

Вся жизнь Ларисы Николаевны Юрченко, как говорится, с пеленок была связана с Геленджикским маяком. Отец - Николай Григорьевич - целых 37 лет был начальником маяка! Два года назад его не стало. И в том, что Лариса пошла по стопам отца, нет ничего удивительного, ведь другой жизни, кроме маячной, она не видела. Впрочем, пришла она к этой хлопотной должности не сразу. В гидрографическом районе Новороссийской ВМБ трудится с 1992 года. Сначала исправно работала техником на радионавигационной станции «Марс-75», что находится рядом с маяком, затем - старшим техником и лишь после окончания Геленджикского института управления, получив диплом о высшем образовании, заняла нынешний ответственный пост.


Геленджикский маяк

Мама Ларисы - Зоя Михайловна - работает техником на маяке вот уже 36 лет. Брат Ларисы - капитан 2 ранга запаса Анатолий Юрченко - окончил в свое время гидрографический факультет Высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе. Профессиональный гидрограф, он, уйдя в запас, стал начальником Геленджикского переднего (створного) маяка, но об этом разговор особый. А муж - капитан 3 ранга Евгений Мажурин - тоже профессиональный гидрограф, окончивший тот же вуз, что и брат Ларисы. Служил на Туапсинском участке, а с февраля 2005 года - начальник маячной службы Новороссийского района.

Еще во время нашей первой встречи Лариса показала мне книгу «Маяки Черноморья» с дарственной надписью одного из ее авторов - легендарного начальника гидрографической службы Черноморского флота, кандидата наук контр-адмирала Льва Митина. Он был руководителем кругосветной экспедиции к берегам Антарктиды на океанографическом исследовательском судне «Адмирал Владимирский», составил уникальную карту затонувших в Черном море кораблей и судов.

Среди маячников нет случайных людей. Они - люди особого склада, я бы сказал, особого состояния души и повышенной ответственности. Несмотря ни на какие шторма, непогоду или даже катаклизмы, огонь маяка должен вспыхнуть в назначенное время и быть путеводной звездой для проходящих кораблей и судов.

Ничто моряку не заменит свет маяка. Даже сейчас, в век разветвленно-глобальной системы ориентирования в пространстве с помощью космических спутников связи, которые дают ориентировку не только кораблям и судам в море, но даже автомобилям в городах. Современная электроника насколько совершенна, настолько и уязвима. Она может выйти из строя. И ее, если нужно, во время военных действий можно заблокировать или вывести из строя, сделав корабли и суда «слепыми». Поэтому роль и значение маяков для военных переоценить невозможно.


Анатолий ШИНКАРЕНКО

Кстати, думаю, это одна из причин, по которой они и сегодня, как и многие десятки лет, находятся в ведении военных, в составе Министерства обороны страны. Это по праву стратегические объекты, от которых напрямую зависит безопасность плавания тысяч и тысяч отечественных и иностранных кораблей и судов самых разных назначений. И недаром в беседе со мной Евгений Мажурин подчеркнул, что есть распоряжение Правительства РФ о признании маячных городков закрытыми военными городками. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Территория маячного городка на Толстом мысу огорожена еще и потому, что по соседству находится другой важный объект гидрографической службы ЧФ - станция «Марс-75», коллектив которой возглавляет капитан 3 ранга Сергей Макаренко. Три такие станции, расположенные в разных районах Черноморского побережья (на Тарханкуте, в Геническе и Геленджике), образуют систему. Она не зависит от спутников связи, действует автономно и включается в случае надобности. С ее помощью корабли и суда флота могут ориентироваться в Черном море без глобальной спутниковой системы. Эти станции используют во время учений, массового выхода кораблей и судов в море.

А еще по соседству с маячным городком расположена погранзастава. Маячники и пограничники дружат, хорошо знают друг друга. Так что этот важный участок находится под особым контролем и присмотром. Такой триумвират военных моряков, маячников и пограничников идет на пользу общему делу, поскольку «чужого» здесь сразу вычислят.

Моим «пропуском» на въезд в городок стал начальник маячной службы, вместе с которым мы приехали сюда, побывав на Пенайском маяке. Он расположен в Кабардинке, чуть ниже известной многим батареи капитана А. Зубкова - музея под открытым небом, где стоят 100-мм корабельные орудия, защищавшие город в период Великой Отечественной войны. Справа от дороги, ведущей к маяку, находится ухоженный памятник с надписью «Вечная слава морякам-гидрографам, погибшим в боях за город Новороссийск в Великой Отечественной войне». И фамилии 15 моряков в алфавитном порядке, среди которых матросы, старшины, офицеры. Начальник маяка Анатолий Николаевич Шинкаренко - потомственный маячник. Его отец Николай Иванович - в прошлом начальник маяка - трудился на нем с 1952 года и умер в сентябре 1985 года, не дожив до пенсии два месяца. С тех самых пор трудовую вахту отца продолжил сын. Ему в этом году исполнится 60 лет, а Пенайским маякам (их два, второй в створе с первым на расстоянии 500 метров) - 130 лет. В 1943 году фонарное сооружение маяка было взорвано, поскольку служило хорошим ориентиром для вражеской авиации. Но после войны маяк восстановили. Правда, соорудили из бревен и оборудование на нем, соответствовавшее тому времени.

- Я не застал технику с керосинокалильными лампами, - рассказывает Анатолий Николаевич, - не сохранились даже чертежи. А вот мама моя, ей уже 81 год, помнит те времена и порой рассказывает о них. С осени в этих местах появляются насекомые, они летят на свет и попадают в сетку, которая со временем от этого рассыпается. Чтобы не допустить этого, приходилось ловить этих букашек. Потом появились ацетиленовые горелки, их сменили электрические. Работали они от аккумуляторов. 60 больших аккумуляторных банок с огромной емкостью. Когда они разряжались, запускали дизель-генераторы и заряжали аккумуляторы.

Все это было крайне хлопотно и неэкономично. Отец Анатолия сумел достать километр силового электрического кабеля и подвел к маяку стационарное электропитание. Но это не означало отказа от автономного. На случай аварий на этом, как и на других маяках, есть резервные источники питания - дизель-генераторы. Маяки не должны гаснуть ни при каких обстоятельствах. Это непреложное правило. Сейчас, как и ранее, этот маяк на полторы секунды выдает приятный для глаз зеленый свет и через полторы секунды вспыхивает вновь.


Памятник погибшим гидрографам

Я обратил внимание на то, что территория Пенайского маяка чистая, ухоженная. Здесь все упорядоченно, материальная часть, по свидетельству капитана 3 ранга Мажурина, в исправности. Чувствуется твердая хозяйская рука. Очевидно, потому, что все передалось от отца к сыну. Сын стал преемником дела отца и матери. Одна семейная пара сменила другую. Да-да, на Пенайском маяке трудится супруга Анатолия Николаевича - Татьяна Владимировна. Наверное, такая семейная преемственность - один из факторов бережного, рачительного отношения к имуществу, оборудованию. Здесь нет временщиков, здесь кровная заинтересованность в улучшении дела. Да и маяки находятся нередко на «отшибе», куда не наездишься каждый день из города или населенного пункта. Здесь надо постоянно жить. Вот и «вьют» люди семейные гнезда на маяках. Тогда маячное дело становится делом их жизни.

Много усовершенствований на Пенайском маячном комплексе сделал собственными руками умелец Анатолий Шинкаренко. Скажем, те же реле заменил электроникой. И направлены они на то, чтобы повысить надежность маячного оборудования.

На маяках, где совсем невысокая зарплата, трудятся поистине одержимые люди.

Во времЯ моего второго посещения Геленджикского маяка должность его начальника исполнял Виктор Терехов - один из старейших работников гидрографической службы ЧФ. Свой трудовой путь Виктор Михайлович начал в далеком 1958 году на гидрографических судах (ГС) еще радистом, а завершил старшим помощником ГС с переводом в 1981 году на Геленджикский маяк, где вот уже более четверти века работает в должности старшего механика. Поскольку Лариса Юрченко в декретном отпуске, Виктор Михайлович исполняет должность смотрителя маяка.

- В 1985 году на Толстом мысу была построена новая маячная башня, одна из самых высоких на Черноморском побережье России, - говорит Терехов. - Белый свет маяка продолжительностью три с половиной секунды с новой светооптической аппаратурой виден на дальность, превышающую 20 морских миль.

Башня маяка так высока, что не каждый отважится подняться по многосекционному металлическому трапу к его «сердцу» - вращающемуся фонарю. Срабатывает чувство высотобоязни. А обслуживающему персоналу хоть и не часто, но приходится подниматься на самую верхотуру. И делать многое другое, чтобы обеспечить бесперебойную работу маяков.

Рожденное морем, окутанное дымкой таинственности, слово «маяк» никогда не оставляет равнодушным сердце моряка. Спасительный луч то провожает, то встречает морехода из дальних странствий, помогает ему в непогоду, дарит надежду, уверенность в том, что родная земля его ждет.

Многие из моряков не раз рассказывали маячникам, как у них, благополучно пришвартовавшихся, возникало острое чувство невысказанной благодарности этому очагу земного огня, символу самой верной из всех морских примет.

Ленинградский писатель Геннадий Черкашин, очень любивший Севастополь, удивительно метко подметил: «Свет маяка... Люди взяли звезду и поместили ее в вершине ночи, дабы указать моряку родную гавань, дабы уберечь его жизнь от риска. Маяк стал символом Надежды, Веры и Любви».

Вот и я не раз глядел на свет черноморских маяков и с берега, и с борта уходящих и возвращающихся с моря кораблей. И каждый раз этот свет рождал теплые волнующие чувства. Чувство близкого и родного берега. Чувство Родины.

Источник: "Красная звезда", автор: Владимир ПАСЯКИН. 08.07.09


Главное за неделю