Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Военный эксперт прогнозирует дальнейшее сокращение Черноморского флота

17.02.11
Текст: NR2.Ru
Фото: Сергей Горбачев. new-sebastopol.com
Скорее всего, в ближайшее время Черноморскому флоту России все же придется расстаться с немалой частью севастопольской земли, которую он использует. Нехватку кадров в Вооруженных силах РФ, образовавшуюся в результате резкого сокращения офицеров, качественно восполнить в короткий срок невозможно. Строящиеся для ЧФ фрегаты и подлодки не компенсируют естественную убыль в корабельном составе флота.

Об этом в интервью "Новому Региону" заявил заместителя редактора газеты ЧФ "Флаг Родины" в 2000-2009 г.г., кандидат политических наук, капитан первого ранга Сергей Горбачев.
"Новый Регион": В последние годы на разных уровнях часто говорят о том, что Черноморский флот занимает в Севастополе слишком много земли, и часть ее неплохо было бы изъять для других целей. Что сейчас происходит в этой сфере?

Сергей Горбачев: Как известно, министр обороны России Анатолий Сердюков в сентябре прошлого года, будучи на Ялтинском саммите, посещал Севастополь, районы Херсонеса и Казачьей бухты. Теперь же по инициативе главы Севастопольской администрации Валерия Саратова городские власти подготовили проект документов по использованию флотской земли, и их мнение так или иначе будет учтено.

В этом смысле показательным кажется наличие проекта "Севастополь – территория межгосударственного частного партнерства". Город предлагает перепрофилировать 6 участков общей площадью около 750 гектаров. Черноморский флот занимает в городе 3300 га, то есть, в проекте говорится почти о четверти этой территории.

Аргументация такая: флот уменьшился и он не нуждается в том, чтобы те земли, о которых идет речь в проекте, оставались до 2042 года в том виде, как это есть. Поэтому предлагается мыс Хрустальный, бухты Южная, Казачья, Матюшенко, мыс Херсонес и Караньское плато наполнить другим функциональным содержанием. Некоторые из этих предложений, скажем так, не совсем накладываются на флотское мнение.

Город, естественно, самостоятельно решение о застройке не может принимать, как и флот – это уровень Москвы и Киева. На прошлой неделе появилось сообщение о том, что произведена корректировка предложений по Казачьей бухте, и на рассмотрение российской стороны предложен новый вариант. Какая будет реакция, пока неизвестно. Но вполне вероятно, что на сессии Севастопольского горсовета уже в феврале будет принято какое-то решение.

Конечно, нынешний ЧФ нельзя сравнить с тем, который существовал в советское время. Точно так же и Севастополь за 20 лет радикально изменился. Огромные площади, которые раньше принадлежали флоту, уже освоены, стали дачными участками, обросли множеством мини-гостиниц и прочими постройками. Поэтому здравый смысл в предложениях города, конечно, присутствует.

"НР": Но что сам флот-то выигрывает от перепрофилирования земли?

С.Г.: Есть два момента, которые настораживают. Во-первых, присутствие в городе военного флота требует поддержания определенного режима, в том числе, режима мореплавания, и многого другого. А предложения города минимизируют возможности флота в части инфраструктуры, возможности развертывания, поддержания оперативного режима, и тому подобного.

Второй момент состоит в том, что на территориях, которые сейчас занимает флот, город предлагает возводить недвижимость, ориентированную на извлечение доходов: гостиницы, яхтенные марины, торговые комплексы… Возникает вопрос: а зачем это нужно флоту, как оперативно-стратегическому соединению, и тем людям, которые там служат? Что они получат? На земле, которой сейчас пользуется флот, предлагается строить минимум жилья, там планируют возводить объекты для элиты. Сюда будут приезжать богатые люди, тратить деньги, эти деньги кто-то будет зарабатывать. Но это уже будет заработано не флотом, и направлено не на развитие социальной сферы ЧФ. Из шести участков, только на трех запланировано строительство жилья, да и то в очень небольших объемах.

Но, на мой взгляд, если эти земли будут перепрофилированы, а такое, наверное, случится, потому что рациональное зерно в предложении города существует, то черноморцы должны почувствовать, что эта земля служит и их интересам.

"НР": Кстати, о людях: на ЧФ все еще продолжается сокращение офицеров?

С.Г.: В последнее время произошло несколько принципиальных моментов. 1 декабря прошлого года ЧФ вошел в состав Южного военного округа. В России сейчас 4 военных округа, и все флоты вошли в их состав. Но произошло не механическое включение ЧФ, а лишь в определенной части. Скажем, такие вопросы, как управление силами на боевой службе в дальней океанской зоне, в Средиземном море, продолжает решать главный штаб ВМФ. То есть, частично какие-то функции замкнуты на Ростов-на-Дону, частично – на Москву. Естественно, эта система требует отработки, совершенствования, а это влечет за собой и изменение организационно-штатной структуры, поэтому трансформация не завершена.

В то же время, процесс сокращения еще продолжается. В качестве примера можно привести то, что мне близко – редакцию газеты "Флаг Родины". Я помню времена, когда здесь работал 21 офицер, потом их было пятнадцать, двенадцать, три. И вот теперь остается только один офицер – ответственный редактор. Соответственно, произошло сокращение и остальных работников, что повлияло на частоту выхода газеты, она стала выходить через день, а не ежедневно. Это сказалось и на тираже, и на влиянии издания.

Парадокс: мы говорим, что XXI век – век информации, а информационное влияние сужается. Флотское издание, военную, ведомственную газету делают граждане Украины. Информационным обеспечением российских военнослужащих за рубежом занимаются иностранцы, причем, гражданские люди. Выходит так, что в определенной ситуации могут возникнуть моменты, когда ответственный редактор останется один. Этот пример ярок и показателен, потому что та же проблема касается и других воинских частей и учреждений ЧФ.

Кроме того, продолжают происходить метаморфозы в таком секторе, как воспитательная работа. За последние 20 лет в этой сфере прошло уже 6-7 трансформаций, и сейчас продолжаются подвижки отнюдь не в лучшую сторону. Еще недавно в структуре ЧФ было целое управление, которое затем трансформировалось в отдел воспитательной работы. И вот теперь на флоте такого отдела не будет. Будет отдел по работе с личным составом.

Я думаю, на этом перемены не закончатся. 2 февраля президент России собрал всех силовиков, и на встрече речь шла об откате назад тех решений и мер, которые применялись в течение последних лет.

В частности, как известно в России количество офицеров было сокращено с 360 до 150 тысяч. А теперь вдруг оказалось, что нужно еще 70 тысяч офицеров.

"НР": Где ж их взять-то теперь?

С.Г.: В том-то и вопрос, что в прошлом году не было набора в отдельные учебные заведения, причем, было продекларировано, что этот набор не будет проводиться, как минимум, до 2012 года. А теперь в срочном порядке возобновляется набор в военные институты и университеты. То есть, не совсем продуманные и просчитанные решения на деле привели не к тем результатам, которые ожидались. Происходит шараханье – сократили больше 150 тысяч офицеров, а теперь резко нужно 70 тысяч где-то взять. Но это ведь не механический процесс.

"НР": Их же теперь надо сначала обучить, ведь те, кого уволили, уже наверняка нашли другое место в жизни.

С.Г.: Я приведу конкретный пример. Мой сын в прошлом году с золотой медалью окончил военный университет. И, практически, все его одноклассники, толковые, хорошо подготовленные ребята, уволились на гражданку. Исключение составили те, кто перевелись в другие ведомства, например, три человека ушли в пограничники. Я скажу, что это неплохие парни, а может, и лучшие представители современной молодежи, которые искренне желали служить Отечеству. Но я уверен, что если сейчас им предложить вернуться в Вооруженные силы, вряд ли кто-то из них сделает шаг вперед. Потому что у них уже судьбы надломлены, и выработалось соответствующее отношение к родному Министерству обороны. И, я думаю, что то же произошло и со многими тысячами других таких же ребят.

Во-первых, нарушено главное – принцип преемственности, крона оторвана от корней. А во-вторых, порождено чувство сомнения, неуверенности в том, что решения, которые будут приняты сегодня-завтра-послезавтра, окажутся окончательными. Я не знаю, как будут решать задачу по набору 70 тысяч офицеров, но качественно это выполнить однозначно не удастся.

Следующая проблема, это вопросы, связанные со стандартизацией вооруженных сил. На протяжении последних десяти лет были шараханья от одного к другому. И сейчас, насколько известно, снижается финансирование решения этой проблемы. Да и не только в этом секторе происходит то же самое.

Ситуация, которая привела к возникновению многих проблем, свидетельствует, что на уровне военно-политического руководства страны четкой концепции того, какими должны быть Вооруженные силы, нет. Хотя, громкие, красивые заявления делаются, и деньги, вроде бы выделяются на решение социальных проблем, но зримого, того, что можно пощупать, пока нет. Увы, это факт.

Через пару месяцев исполняется год с момента подписания Харьковских соглашений, о них будут много говорить, но опять же возникает вопрос: а что мы получили? Мы получили пока только одно – снижение накала политической риторики и успокоение страстей в вопросе места дальнейшего базирования ЧФ. Флот остается. А дальше то что?

Все остальное пока только в задумках. Корабли заложены, жилье офицеров только лишь начали расслужебливать и передавать в пользование. Финансирование строительства жилья в России для офицеров увеличивается. Но такого прорывного чего-то нет.

Такие финансово емкие проекты, как Сколково, саммит АТЭС во Владивостоке, Олимпиада в Сочи, Чемпионат мира по футболу, превращение Северо-Кавказских республик в горнолыжный курорт мирового уровня, все это требует больших денег. И, я думаю, что многое из того, что будет там потрачено, наверное, могло бы пойти на работы, связанные с обороной, чтобы реально человек в погонах ощутил, что он в XXI веке во втором десятилетии в современных Вооруженных силах.

В Египте сейчас произошли известные события. В Советское время Средиземноморская эскадра уже давно бы там получила усиление из состава Черноморского флота. Мы бы демонстрировали в тех водах свой военно-морской флаг, и наше присутствие бы помогало решать некоторые военно-политические вопросы, защищались наши интересы. А сейчас что? Послать-то туда некого. Осталось только наблюдать со стороны. Как наши дипломаты утверждают, подчас один визит военного корабля в иностранный порт заменяет десятилетия их работы. Сейчас наше военно-морское присутствие в Средиземноморье могло бы, по крайней мере, показать, что Россия неравнодушна к тому, что происходит в Египте.

"НР": Но процесс обновления флота, если верить газетам, уже запущен.

С.Г.: За последние два десятилетия для ВМФ России не было построено ни одного корабля океанской зоны. В среднем, корабль океанской зоны эффективно служит 20 лет. Таким образом, у нас образовался разрыв, как минимум, в поколение. А на самом деле даже те корабли, которые сейчас заложены и строятся, в техническом плане, в плане радиотехнического вооружения (об оружии я говорить не могу), отстают от кораблей наших "потенциальных друзей" на поколение, а то и на два. Тот же "Петр Великий" был спроектирован еще при Брежневе. Другие корабли, которые были введены в строй, тоже остались в наследие от Советского Союза. То, что сейчас заложено, не покроет тех провалов, которые обозначились за прошедшее с развала СССР время.

Хорошо, что стали в России строить корабли дальней морской зоны класса фрегат. Но фрегаты, с одной стороны, не заменят более крупных кораблей. А с другой стороны, хотелось бы иметь их гораздо больше, чем планируется.

Для ЧФ заложен и, надеюсь, будет в конце нынешнего – начале следующего года спущен на воду фрегат "Адмирал флота Касатонов". В прошлом году также заложили фрегат другого типа "Адмирал Григорович". Вот эти два корабля предназначаются для ЧФ. Если они войдут в состав флота, то дай Бог. Но что такое два корабля? Это не очень ощутимое усиление флотских сил, по сравнению с тем, что имеет наш "потенциальный друг" в регионе, и с тем, что мы потеряли в результате морального и физического износа кораблей. Два фрегата не восполнят естественную убыль.

Для ЧФ также строят сейчас две подводных лодки – "Севастополь" и "Новороссийск". Пока они войдут в боевой состав флота, пройдет не один месяц и даже не один год. Я точно могу сказать, что сегодняшние лейтенанты дождутся прихода новых кораблей и подлодок, когда подрастут и в званиях, и в должностях.

Хорошо, что это все строится, но объемы и темпы постройки не соответствуют вызовам XXI века. Многие сейчас говорят, что мы строим Вооруженные силы и Флот в соответствии с материально-техническими возможностями. Но давайте вспомним период нашей истории между Русско-Японской и Первой Мировой войной после цусимского разгрома, или проанализируем, что делалось в сталинское время. Тогда не говорили о материально-технических трудностях, а исходили из тех задач, которые Россия перед собой ставила, чтобы сохранить статус великой державы. Нужно не из материально-технических возможностей исходить, а, наоборот, создавать такие условия, которые бы позволяли решать стоящие перед страной задачи. Вот в чем проблема – приоритеты должны быть несколько иными.

"НР": Проще говоря, нужно не покупать в магазине еду, на которую хватает денег, а найти такой заработок, чтобы есть то, что требуется организму?

С.Г.: Если мы говорим о том, что Россия должна остаться великой морской державой, то и действия должны быть соответствующие такой задаче. Нужно создавать возможности для обновления флота, а мы исходим из того, что у нас есть сейчас. Если из этого принципа исходить, то мы скукожимся до минимума, наши геополитические и экономические конкуренты, которые своих планов не скрывают, задавят нас в кратчайшие сроки.


Главное за неделю