Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

В едином ключе

ПЕРВАЯ задача, которая была получена с началом агрессии Грузии, - переброска подразделений 7-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии ВДВ в Абхазию. Это около сотни единиц техники и более полутысячи воздушных десантников. По словам командира Новороссийской ВМБ вице-адмирала Сергея Меняйло, сложность была в том, что десантники редко отрабатывали такого рода задачи во взаимодействии с военными моряками. Экипажи десантных кораблей регулярно отрабатывают их с морскими пехотинцами. А для воздушных десантников это неспецифическая задача. Отсутствие навыков не лучшим образом сказалось на действиях десанта. И тем не менее нормативы были соблюдены даже несмотря на то, что часть техники находилась в Раевке и десантникам нужно было совершить марш...

Важную роль здесь, по мнению вице-адмирала Меняйло, сыграло обостренное чувство ответственности и четкое взаимодействие силовых структур Северо-Кавказского военного округа, Черноморского флота и города Новороссийска. Они действовали согласованно, в едином ключе.


МПК «Суздалец»

Все было подчинено тому, чтобы обеспечить беспрепятственное продвижение войск по городу. Марш по насыщенному транспортом Новороссийску совершили безаварийно и в короткий срок. Достаточно сказать, что бронетехника получила возможность двигаться даже по встречной полосе. Приоритеты в городе и его окрестностях, связанныы с передислокацией значительных воинских формирований, сразу же расставили все по местам. Военные получили полный карт-бланш. УВД города, ВАИ, ГАИ, дорожно-постовая служба, буквально все силовики работали на то, чтобы обеспечить беспрепятственное передвижение военной техники и ее скорейшую погрузку на корабли Черноморского флота. БМД, колесная и гусеничная техника, полевые кухни - все это потоком следовало на десантные корабли. Чрезвычайные обстоятельства и стрелки часов неумолимо гнали моряков и десантников, прессовали их работу.

Командир НВМБ детально отслеживал всю ситуацию по погрузке сил на корабли, отдавал необходимые указания и распоряжения, напрямую взаимодействовал с командиром 7-й гвардейской дивизии, силовиками города, кораблями. Это была внезапная и строгая проверка взаимодействия многих силовых структур региона. Таких раньше не было.

Вице-адмирал Меняйло вышел в море с последним кораблем, отследив весь процесс погрузки. Этим кораблем, в силу специфики, стал БДК «Саратов» - самый емкий и самый вместительный из всех десантных кораблей. «Саратов» под командованием капитана 2 ранга Олега Починова, груженный бронетехникой и десантом, еще только отходил от берега, а передовой отряд во главе с начальником штаба НВМБ капитаном 1 ранга Евгением Крыловым отмерил уже не одну милю и был на подходе к государственной границе Абхазии.

Передовой отряд составляла смешанная тактическая группа в составе малого противолодочного корабля (МПК) «Касимов» и ракетного катера, которым командовал капитан 3 ранга Игорь Воробьев. Они, можно сказать, готовили путь основной группировке сил, отслеживая ситуацию в районе. В основной отряд боевых кораблей (ОБК), которым командовал вице-адмирал Сергей Меняйло, вошли БДК «Цезарь Куников» и «Саратов», малый ракетный корабль «Мираж», МПК «Суздалец», морские тральщики «Железняков» и «Турбинист». Работу походного штаба, куда вошел и флагманский штурман НВМБ капитан 2 ранга Владимир Фисюренко, организовывал капитан 1 ранга Олег Игнасюк. Главным было обеспечение безопасности больших десантных кораблей, на которых находились люди и бронетехника. Поэтому походный ордер кораблей вице-адмирал Меняйло выстроил так, чтобы прикрыть десантные корабли от возможных внезапных корабельных и авиаударов противника.

Для лучшего управления группировкой сил сразу же после выхода в море вице-адмирал Меняйло пересел с БДК «Саратов» на более маневренный и оснащенный достаточным вооружением и средствами связи БДК «Цезарь Куников».

Была получена информация от главнокомандующего ВМФ о том, что навстречу вышли грузинские катера. Практически сразу, только чуть мористее, были обнаружены групповые цели из двух и трех быстроходных единиц, которые на запрос не отвечали. В сети оповещения на канале безопасности их предупредили о том, что отряд боевых кораблей миротворческих сил РФ следует в район Сухуми. Экипажи неопознанных катеров были предупреждены, что в случае дальнейшего опасного для отряда боевых кораблей продвижения по ним будет применено оружие...

И опять никакой реакции. Обстановка менялась очень быстро в сторону обострения, цели на запрос не отвечали и продолжали движение. Передовой отряда применил оружие на предупреждение, а две и три цели сблизились на критически опасную дистанцию, поэтому по ним применили оружие на поражение. Только после этого цели отвернули и пропали с экранов.

Черноморцы действовали корректно, выполнив все предупредительные меры, и в то же время решительно противопоставили свою тактику действий заранее продуманной тактике действий грузинских катеров. Промедлить в той ситуации с применением оружия - значило подвергнуть смертельной опасности отряд боевых кораблей и прежде всего БДК, на которых находились сотни воздушных десантников. Что, например, мог противопоставить «Саратов», у которого на борту всего одно небольшое орудие, ракетному оружию грузинских катеров? Нерешительность и промедление в той ситуации означали бы срыв поставленной задачи.

МОРСКОЙ бой специфичен, здесь нет окопов, чаще всего ты видишь противника лишь на экранах станций. Он скоротечен, требует мгновенной реакции, быстрого принятия решения, четкой координации действий между кораблями и, конечно, профессионализма от всей группировки и каждого экипажа в отдельности, ведь корабельное оружие - коллективное. Ракеты не смогут стартовать, если возникнет сбой у электриков (пропадет питание) или, скажем, у радиометристов. На корабле все слишком взаимосвязанно, это единый организм. Для того чтобы сделать всего один удачный ракетный пуск, всему экипажу приходится трудиться не один месяц.

- С приходом на рейд Сухума абхазские пограничники и генеральный штаб Абхазии подтвердили, что наблюдали выход целей из Поти, - говорит вице-адмирал С. Меняйло, - но воспрепятствовать этому не могли из-за отсутствия сил. Они наблюдали возвращение целей, но две из них отсутствовали.

Интересная деталь. В 18.25 на сайте Грузии, что подтверждено генштабом Абхазии, появилось заявление Саакашвили, что с 15 часов ВМС Грузии отслеживают отряд кораблей ЧФ. В 18.25 по ним нанесли удар грузинские силы морской обороны. Имеются поврежденные корабли. Отряд БК отвернул и вышел за пределы тервод Грузии.


МРК «Мираж»

Из этого заявления следует, что у ВМС Грузии были серьезные намерения, они действительно готовили удар по отряду кораблей ЧФ. Самонадеянный Саакашвили даже поспешил сообщить о своей мнимой победе. В действительности же черноморцы упредили противника, переиграли его тактически и профессионально. А ведь не прояви решительности и воли или неправильно расставь силы в ордере, все могло пойти по другому сценарию. И уж тогда бы победно-радостный лай приспешников Саакашвили гремел бы по многим эфирным каналам. Этого, во многом благодаря вице-адмиралу Меняйло, не произошло.

Рамки очерка не позволяют детализировать тот морской бой. Однозначно можно сказать, что атака грузинских катеров, как и их агрессивные планы, были сорваны. А черноморцы под руководством вице-адмирала Меняйло поставленную задачу выполнили: подразделения 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии были доставлены по назначению и сразу же стали решать поставленные им задачи. Черноморцы на рейде Сухума осуществляли контроль за акваторией до рубежа реки Ингур.

ВТОРАЯ ночь выдалась не менее напряженной и тревожной, чем первая. В ночь с 9 на 10 августа ОБК при следовании в строю завесы в район государственной границы Абхазии и Грузии был подвергнут очередному нападению. В ответ оружие по быстроходным целям применили МПК «Суздалец» и «Касимов». Сработали зенитно-ракетные комплексы «Оса».

- С трех кораблей, в том числе и моего командного пункта, наблюдали взрыв над морем, - продолжает рассказ вице-адмирал С. Меняйло. - После чего цели исчезли с экранов локаторов. Грузинские ВМС пытались взять реванш за проигранный накануне бой. Они предприняли новую атаку, где три или четыре цели ставили помехи. Но это им не помогло. И этот непростой морской бой вновь выиграли черноморцы. После второго сражения они получили задачу установить контроль за Поти, откуда наши корабли подвергались атакам.


БДК «Саратов»

- При подходе к северной части Поти наш ОБК был обстрелян береговой батареей Грузии, - рассказывает командир НВМБ. - Батарея была засечена, и по ней нанесли удар реактивными снарядами.

За этими лаконичными и по-военному сухими фразами вице-адмирала Меняйло скрывается огромное напряжение боя, колоссальная ответственность за целостность наших кораблей, жизни черноморцев. Ослабление внимания, бдительности хоть на короткое время грозило большой бедой. Как, впрочем, и любой промах, медлительность, нерешительность. Военные моряки выполняли свою важную роль в общем плане операции, целью которой было пресечь агрессию Грузии, принудить ее к миру. Сделать это можно было только силой и профессионализмом военных, которые, безусловно, рисковали своими жизнями во спасение жизни мирных жителей Южной Осетии и Абхазии. Да-да, и Абхазии.


МТ «Турбинист»

Когда в штабе миротворцев получили захваченные карты спланированной Грузией операции и, в частности, второго ее этапа (1-й этап - захват Южной Осетии), стало ясно, что Грузия готовила захват Сухума. По их планам более 900 человек должны были высадиться с десантных средств и быстроходных катеров в Сухуме ночью. Но черноморцы поставили жирный крест на этих зловещих планах. Своими грамотными и решительными действиями они предотвратили возможную высадку десанта и захват Сухума. А кроме того, усилили группировку российских войск и поставили морской заслон на указанном рубеже, контролируя Поти и не пересекая границу с Грузией. Отряд кораблей и дальше продолжал выполнять поставленные перед ними задачи. В частности, два корабля обеспечивали посадку и взлет наших летательных аппаратов на аэродроме Бобушары. ОБК под командованием вице-адмирала Сергея Меняйло взаимодействовало со штабом группировки миротворцев во главе с генерал-лейтенантом Владимиром Шамановым. Специальная группа черноморцев с корректировочным постом находилась в рядах 7-й гвардейской дивизии ВДВ. Устойчивую и постоянную связь черноморцы поддерживали с аэродромом Бобушары, куда беспрестанно садились и откуда взлетали самолеты.

- В той непростой ситуации огромную помощь я получал от главнокомандующего и начальника Главного штаба ВМФ, которые круглосуточно отслеживали ситуацию и по своим каналам доводили ценную для нас информацию по всему Северному Кавказу, внимательно выслушивали наши предложения, давали конкретные и обоснованные указания,- говорит командир НВМБ.

Конечно, операция по пресечению грузинской агрессии потребовала от черноморцев огромных усилий. Они выдержали сложный экзамен. Они выполнили приказ.

***

На днях вице-адмирал Сергей Меняйло назначен заместителем командующего Черноморским флотом. Командование Новороссийской военно-морской базой принял контр-адмирал Анатолий Липинский, до этого назначения почти три года командовавший Ленинградской военно-морской базой.

Источник: "Красная звезда", автор: Владимир ПАСЯКИН. 08.08.09


Главное за неделю