Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Что случилось с "Алросой"

В ночь с 20 на 21 ноября на борту дизель-электрической подводной лодки (ПЛ) ЧФ "Алроса" (Б-871), базирующейся на Севастопольской базе, произошла авария. Первым о ЧП поведал ресурс "Флот-2017", затем новость подтвердили украинские информагентства. Однако представители Черноморского флота и Главного штаба ВМФ России незамедлительно и категорически опровергли "домыслы" о какой-либо внештатной ситуации на субмарине. Корреспондент "Часкора" на месте выяснил, что случилось на самом деле.

Подводная лодка "Алроса" в севастопольском порту, 2008 год. Фото: Владимир Воронов

Утаить шила в мешке не удалось: утром 21 ноября лодка подала в эфир уже сигнал бедствия и к ней спешно были направлены спасательные средства. В частности, к ней вылетели два самолёта Ан и один Бе-12. Тогда же выяснилось, что "Алроса" находилась вовсе не на учениях, как ранее утверждалось официально, а выполняла боевую задачу возле берегов Грузии — в 150 км от Сухума. "Нештатная ситуация" оказалась столь серьёзной, что ПЛ взяли на буксир и 23 ноября доставили в Новороссийск. Российские официальные агентства после длительного отрицания факта аварии сообщили лишь, что у "Алросы" возникли "некоторые неполадки двигателя". Столь, видимо, незначительные, что пришлось подавать сигнал бедствия, вызывать на помощь мощные спасательные силы и буксировать подлодку в ближайший порт.

Командование ВМФ РФ и по сей день отрицает факт как аварии, так и нахождения субмарины у берегов Грузии. За всё время ни один адмирал, ни один представитель штаба ЧФ или Главного штаба ВМФ так и не удосужился выступить по ТВ, радио или в печати — хотя бы для успокоения родственников членов экипажа. Более того, первое, что поспешили сделать штабисты, так это наложили строжайший запрет на общение родственников моряков с прессой. Но Севастополь — город открытый, и потому запрет этот просто нереален. Сами же военные моряки упорно молчали свыше суток: лишь через 28 часов анонимный (!) представитель флотской службы информации и общественных связей удосужился обмолвиться о неких "неполадках". Но и по сей день на страничках ВМФ и ЧФ на сайте Минобороны России нет даже упоминания о ЧП на "Алросе": всё та же до боли знакомая нам эпопея тотальной лжи и умолчания.

Кстати, точно так же флотские информационные службы вели себя и 7 сентября 2009 года, когда на ракетном крейсере "Москва", также базирующемся в Севастополе, прогремел взрыв. Этот взрыв слышал весь город, многие видели клубы дыма над крейсером, а во флотский лазарет поступили раненые. Но и поныне командование ВМФ категорически отрицает сам факт взрыва, твердя лишь о некоем "задымлении". Тоже мне, военная тайна, если чуть ли не все в Севастополе могут назвать имена пострадавших членов экипажа "Москвы"!


Когда недавно я был в Севастополе, украинские военные моряки сразу же сказали мне: взорвался паровой котёл, несколько человек получили ранения. Чуть позже эту информацию подтвердили мне и российские военные. Замалчивать это совершенно бессмысленно: крейсер стоит если и не впритирку к украинским кораблям, то рядышком, моряки обеих стран всё время общаются друг с другом, а ремонтные операции и вовсе невозможно скрыть. "Корабль стоит в бухте у всего города на виду — какой смысл в умолчании? Да и как можно скрыть, что был взрыв и крейсер оказался не на ходу, в ремонте?!" — недоумевал знакомый офицер ЧФ.

То, что "Алроса" выполняла некое боевое (или учебно-боевое) задание у берегов Грузии, тоже стало предметом скандала: украинская сторона утверждает, что заявку на выход в море ПЛ "Алроса" командование ЧФ РФ ей не предоставляло. И официальный Киев, конечно же, раздражён тем, цитирую сайт "Флот-2017", что с территории Украины "против дружественной ей Грузии действуют силы российского флота. Не рыбу же, в самом деле, удили близ грузинских территориальных вод российские подводники. Можно с полным правом утверждать, что в этих самых водах они были. Где и выполняли, как сейчас утверждают "анонимы" на ЧФ и в штабе ВМФ, "учебно-боевые задачи".

Правда, бывший командующий ВМС Украины вице-адмирал Владимир Безкоровайный уверен, что политика тут ни при чём и "ситуация, когда подводная лодка с профессионально неподготовленным экипажем, с неисправной материальной частью оказалась близ побережья "потенциального противника", больше всего выглядит как авантюра, не имеющая никакого отношения к политике". Украинский флотоводец заявил: "Посылать технически неисправную подводную лодку для выполнения каких-либо заданий — это угроза прежде всего самой России, потому как налицо мощный удар по её военно-морскому имиджу". А ещё он недоумевал: в чём смысл посылки субмарины в воды страны, у которой нет собственного военного флота? К тому же, уверен вице-адмирал, уровень профессиональной подготовки моряков ЧФ "очень низкий, я бы сказал, бесконечно низкий", поскольку они крайне мало находятся в море...

Здесь спорить трудно: и без ЧП с "Алросой" прекрасно известно, что техническое состояние кораблей российского ЧФ ниже плинтуса, их боеспособность весьма и весьма условна, да и уровень подготовки его моряков, похоже, соответствующий. Печальней иное: "Алроса" — единственная российская боеспособная подводная лодка в Чёрном море. Теперь можно добавить "была". Потому как из строя лодка выбыла надолго. К сожалению, судьбу Б-871 никак нельзя назвать особо удачной, хотя в столь серьёзную передрягу она попала впервые. Эту субмарину проекта 877В с водомётным движителем заложили в мае 1988 года на нижегородском (тогда ещё горьковском) заводе "Красное Сормово". В сентябре 1989 года корабль спущен на воду, а в ноябре переведён на Чёрное море. Но ещё целых два года лодка доводилась до ума в доках и у причальной стенки, впервые приступив к боевому дежурству лишь в декабре 1991 года. Боевую службу лодка несла лишь три месяца, встав в марте 1992 года. Формально — по причине отсутствия аккумуляторов, реально к этому добавилось ещё устранение заводских недоделок и брака. Лишь в 1996 году Б-871 вновь вышла в море. Но, увы, её всё так же преследовало обилие технических проблем, которые флот оказался не в состоянии решить по причине отсутствия финансовых средств, потому командование ВМФ от отчаяния обратилось за помощью к частному капиталу. И в сентябре 1997 года опекунство над субмариной установила алмазодобывающая компания "АЛРОСА", в честь которой спустя семь лет лодка и была официально названа "Б-871 "Алроса".


За время службы "Алроса" завоевала много призов, но в ремонте находилась явно чаще, чем выходила в море. И в любом случае боевая значимость единственной подлодки ЧФ практически равна нулю: скрытно покинуть Южную бухту Севастополя она не может ни по условиям украинско-российских соглашений, ни просто технически — её стоянка там у всех на виду. И любой её выход в море фиксируется — как средствами технической разведки, так и просто визуально. Так что о внезапности её действий говорить просто не приходится. Да и ВМС Турции, единственный реальный оппонент ЧФ, обладают столь мощными противолодочными средствами, что успешность даже разовой атаки с борта "Алросы" сомнительна. А ведь в канун распада Советского Союза подводный флот ЧФ был очень грозной силой: в его составе насчитывалось, по одним данным, 24 субмарины, а по другим — и вовсе 40. И советский ВМФ мог господствовать в Чёрном море лишь за счёт этой ударной силы, способной пустить на дно весь турецкий флот одним залпом. Правда, относительно современных из них было лишь две, а новых субмарин Черноморский флот с 1989 года не получил ни одной. И уже к 1995 году практически все подводные лодки, включая сверхмалые диверсионные, были списаны и отправлены на слом. Выжили формально лишь две: пресловутая Б-871, регулярно простаивающая в "плановом" ремонте; абсолютно небоеспособная Б-380 (проекта 641Б) — стоит на "ремонте" аж с 1992 года. Есть ещё украинская ПЛ "Запорожье" — бывшая Б-435, но она также "ремонтируется" второе десятилетие. Так что значение единственной российской ПЛ на Чёрном море едва-едва дотягивает хотя бы до уровня символического и учебно-показушного. Тщетно скрываемая же авария "Алросы", равно как и других ЧП на ЧФ, высвечивает главную проблему: хотя российский флот в Чёрном море пока и может успешно сражаться с грузинскими катерами, но реально его боеспособность катастрофически низка.


Источник: www.chaskor.ru, автор: Владимир Воронов. 25.11.09


Главное за неделю