Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Кавказский пленник

Заочное знакомство

Полгода назад, во время командировки в Махачкалу, в бригаде кораблей охраны водного района один из офицеров показал мне на одно из недавно построенных зданий и произнес:

- Здесь у нас находится взвод охраны. В 1999-м, когда в части побывал начальник Генерального штаба Вооруженных Сил России, ему доложили о похищении одного из наших военнослужащих. Он почти сразу принял решение о введении в штат корабельной бригады отдельного взвода охраны.

Похищенный, капитан 3 ранга Андрей Остраница, сейчас служит на базе вооружений Каспийской флотилии. Уже несколько лет его имя упоминается как свидетеля, если речь заходит о погибшем в Чечне фотокорреспонденте ИТАР-ТАСС Владимире Яцыне и безвестно пропавшем настоятеле Грозненского прихода православном священнике отце Захарии. Долгих девять месяцев Андрей был в заложниках у известных кавказских бандитов братьев Ахмадовых.

Кстати, один из них нашел политическое убежище во вполне демократической Англии. Причем, мало кого на берегах Туманного Альбиона в их двухстандартной системе измерений волнует моральный аспект и судьба собственных граждан. Ведь 3 октября 1998 года сотрудники английской телефонной компании «Гранжер» Руди Печи, Дарин Хики, Петер Кеннеди и Шо Стан были захвачены людьми из банды Ахмадовых и вывезены в Урус-Мартан. Позже они были обезглавлены.

Плен без войны

Кошмарные сны отступают на задворки сознания от реальности. В бетонном подвале где-то возле Урус-Мартана в заложниках находятся восемнадцать человек. Столь разные люди, как православный священник отец Захария и муфтий из Азербайджана, две уже пожилые польки - пани Зося и Ева, подполковник ГРУ запаса Андрей Жучков, жена чиновника из аппарата президента Ингушетии Ольга Успенская, объединены одним несчастьем. Рядом с ними - два офицера из Буйнакска, милиционер подполковник Игорь Старшинов и капитан МЧС Дмитрий Бобрищев.

Капитан 3 ранга Остраница в тысячный раз прокручивает назад «пленку» памяти. Тогда, утром 12 мая 1999 года, в Махачкале он должен был смениться с дежурства по бригаде охраны водного района. Жизнь только-только начала стабилизироваться. После нескольких неспокойных лет, проведенных в Баку, его дивизион перешел на постоянное место дислокации в Россию. Более чем десятилетняя служба на корабле завершилась долгожданной и, как ему казалось, более спокойной должностью на берегу. Пусть и с большой задержкой - где на малых кораблях и катерах найти необходимую должностную категорию - получил звание капитана 3 ранга.

Старый бакинский знакомец Остраницы, ныне мичман в запасе, усиленно названивал уже с вечера 11 мая: мол, надо бы встретиться, мой друг по испытаниям судьбой! И непременно отметить нашу встречу на берегу Каспийского моря.

Вначале Андрей отнекивался. После дежурства, мол, отдохну, а там уже на выходных выберемся на природу, как положено. Тот настаивал, ссылаясь уже на собственную занятость: мол, не будет другой возможности. В итоге пикник вышел на славу - при ярком, но еще нежарком солнце, на песчаном берегу, под шум морского прибоя, с кусками отборной баранины, приготовленной на шампурах. Выпили, как водится, за встречу, за здоровье.

Память Андрея Остраницы выключилась, как от наркоза...

Через какое-то время Андрей очнулся со связанными руками и мешком на голове в автомобиле. Понял: взяли в заложники. Услышал разговор похитителей о том, как переправить его в Чечню. Другого пути, иначе как по двум федеральным трассам, нет. Пленник на мгновение зажегся надеждой. На постах, которые на шоссе находятся еще с первой чеченской кампании, милиционеры обязательно должны проверить машину. Будто бы уловив его мысли, один бандит спросил другого: как, мол, будем проезжать пост? Тот ответил, что все в порядке: сегодня там дежурил его близкий родственник. Даже назвал имя «правоохранителя».

Чуть позже Андрей поймет, насколько четко и грамотно его вели, организовывали похищение. Подгадали даже под смену того «блюстителя закона». А почему выбор пал именно на него, для офицера до сих пор загадка. Впрочем, если не его, выкрали бы при той ситуации беззакония и вседозволенности кого-то другого. Однако братьям Ахмадовым, полевым командирам, как их окрестили в прессе, зачем-то необходим был именно моряк.

Отец Захария и муфтий

- Моряк, отчего ты не примешь ислам, самую лучшую веру на свете?

Андрей осторожен в ответах. Ведь «проповедует» самый настоящий отморозок. Спокойно отвечает охраннику. Что от перемены веры для него изменится? В бетонном мешке находятся два мусульманина, один из которых - муфтий из Азербайджана, приехавший в Чечню создавать в Грозном медресе. Второй, Искандер, - сын известной дагестанской писательницы. В любом случае вопросы веры каждый решает прежде всего в состоянии свободы выбора, иначе какой смысл об этом даже вести речь.

«Правоверные воины» - имен не хочется даже называть - вдвоем устроили изощренные и кошмарные издевательства над пленниками. Особенно возненавидели они подполковника запаса Андрея Жучкова. Тот, военный пенсионер, получил льготную путевку в один из дагестанских санаториев. После того, как вычислили в нем в недавнем прошлом действующего офицера-разведчика, выкрали. Избиения для немолодого человека чередовались одно за другим, сочетались с невероятным унижением человеческого достоинства. Могли под дулом автомата, например, заставить его обмазаться нечистотами и спуститься в подвал, где в скученном донельзя помещении находились восемнадцать заложников. А среди них две женщины...

4 февраля 2000 года Андрея Андреевича в очередной раз сильно избили. До утра он еще стонал. Потом затих. Капитан Дмитрий Бобрышев из Назрани не выдержал: схватив кухонный нож, он в отчаянии бросился на одного из отморозков. В отместку ему, живому, отпилили голову обычной пилой. Причем держать руки и ноги заставили самих же пленников.

Потом приказали взять головы Андрея Андреевича и Дмитрия, нанизать их на колья и выставить на всеобщее обозрение. Жена Димы на момент похищения ждала второго ребенка, которого тот так никогда и не увидит.

Кошмар продолжился и на следующий день. Жертвой суждено было стать простому мужику из одного чеченского села. Вся вина его заключалась в том, что был русским.

Ахмадов-старший приехал и даже возмутился «по данному поводу», заставил снять с кольев головы несчастных и закопать зверски убитых российских офицеров. Даже пообещал пленникам, что, мол, уродов этих здесь больше не будет. Убийц отправили в район боевых действий...

Потом, уже после освобождения, Андрей Остраница получит повестку от правоохранительных органов с просьбой приехать в следственный изолятор для опознания одного из тех отморозков. Узнал сразу, хоть и видел мельком, через решетку, когда тот вместе с Шамилем Басаевым решил взглянуть на живой «товар». На суд над Ахмадовым уже не поехал, в деле ведь есть и его свидетельские показания.

Через три года после суда Андрей Остраница узнает, что старший из Ахмадовых освобожден из колонии как неизлечимо больной туберкулезом. А единственного, кто остался в живых из братьев, еще не раз будет лицезреть на экране телевизора. Бандит и убийца сейчас великолепно чувствует себя в демократической Англии. И, похоже, кошмарные сны его нисколько не посещают по ночам.

Кошмар наяву не прекращался ни на мгновение. Исчез из заключения как-то в одночасье подполковник Старшинов, в прошлом моряк, милиционер из Махачкалы. Потом от него найдут одну лишь голову. На какое-то время Андрей станет соузником с корреспондентом ИТАР-ТАСС Владимиром Яцыной. У немолодого уже человека к тому времени обострилась болезнь суставов ног, каждый шаг причинял немыслимые страдания. Когда боевые действия докатились до Урус-Мартана, пленников погнали в горы. По дороге, как расскажут потом свидетели, Владимир от усталости и немыслимой боли присел на тропинке, не в состоянии сделать ни одного шага. Его пристрелили, безжалостно, как обузу.

Вера

Отчаяние страшней неизвестности. Истиной, что человек умирает, когда умирает в нем надежда, Андрей проникся навек. В мгновения, когда тускнел свет в его туннеле под названием жизнь, единственной опорой становился отец Захария. Именно он вселял надежду, заставлял жить, как бы отчаяние не отбрасывало узников за грань жизни. Батюшка хорошо говорил на чеченском языке. И, подслушав разговоры надзирателей, как-то сказал, что они готовят моряка на обмен. Добавил уверенно: «А ведь моряков у нас, кроме тебя, нет...»

Позже отец Захария разделит участь многих своих духовных детей, пропадет без вести. Восемь лет уже о нем ничего не известно...

Неволя закончилась для Андрея Остраницы в одночасье, вобравшем в себя девять месяцев заключения. Потом офицеру скажут, что его обменяли на журналиста одного из западных информационных агентств Андрея Бабицкого. Впрочем, того через какое-то время арестуют в Махачкале с азербайджанским паспортом. Но это уже другая история.

Потом Андрей еще не раз вернется в те горы, где провел долгие месяцы плена. Надо было найти тот бункер, похоронить зверски убитых пленников по-человечески. Жаль, что по разным причинам добраться до места, где они были закопаны, не удалось. Отчего-то спецназовцам постоянно давали неточные координаты. А на слова Андрея, превосходно ориентировавшегося в горах, что он узнал тот утес, который был виден из-за зарешеченного отверстия в темнице, ответили, мол, мало, что ты опознал здешние скалы, у нас ведь приказ прочесывать ОТ СИХ И ДО СИХ.

Память

Восемь лет память не дает ему спокойно заснуть по ночам. Сложно понять, по какому праву, как в песне, «без вины, без войны» какая-то мразь бросила его на девять месяцев в заточение, поставила на грань жизни и смерти. Более того, под дулом автомата заставила стать сопричастным к зверским убийствам.

Понятно, будь его воля, вряд ли кто-нибудь из его надзирателей сохранил бы жизнь. Но российские законы гуманны. Даже серийным убийцам они оставляют жизнь, дают право на защиту в суде. Ведь вышел же на свободу тот самый Ахмадов-старший как неизлечимо больной туберкулезом.

Только знает Андрей одно и точно: никто не вправе лишать жизни и свободы невинных людей. А сколько еще потребуется страданий безвинных заложников, чтобы создать по-настоящему действенную систему защиты граждан России? На данный вопрос Андрей Остраница, кавказский пленник, так и не знает до сих пор ответа.

Источник: "Красная звезда", автор: Александр ЧЕБОТАРЕВ


Главное за неделю