Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Братья по крови

25.02.10
Текст: Красная звезда, Виталий Аньков
Фото: Красная звезда, Виталий Аньков
В этот день с утра и до обеда на большом противолодочном корабле "Адмирал Трибуц", которым командует капитан 1 ранга Андрей Кузнецов, намечалось не совсем обычное мероприятие - забор крови. Предполагая, что времени на обстоятельный разговор с корабельным доктором не будет, я пришел пораньше. И вот со старшим лейтенантом медицинской службы Дмитрием Мордвиновым, а также с его помощником санитаром-инструктором старшим прапорщиком Александром Гончаровым мы беседуем в корабельной амбулатории.

"Мы сделали это!"
- Для работы медицинской бригады, которая скоро подъедет, - рассказывает Дмитрий, - мы подготовили кают-компанию мичманов. Сделали там тщательную приборку с хлорсодержащим препаратом. Составили списки военнослужащих, изъявивших желание сдать кровь. Некоторые из них уже имеют хранящиеся у нас книжки доноров. Этих моряков уговаривать не пришлось. К примеру, матросов-контрактников Дмитрия Пиливцова, Алексея Верхорубова, которых уже можно назвать донорами со стажем. А вот с другими проводили индивидуальные беседы. Аргументов приводили несколько. Во-первых, сдача крови - это достойный человеческий поступок, благодаря которому может быть спасена чья-то жизнь. Обычно производит большое впечатление на моряка уточнение, что эта жизнь может быть, не дай бог, и его самого. Компоненты крови хранятся месяцами. Так что, сдав ее, человек действительно может помочь самому себе, если через некоторое время с ним, опять же не дай бог, что-то случится. Это, конечно, маловероятно, но все-таки реально. Во-вторых, способ проверить себя на венерические заболевания, ВИЧ, гепатит С и В. Если болен, через очень короткое время об этом сообщат. Ведь каждая порция крови подвергается тщательному анализу. В-третьих, возможность получить денежное вознаграждение, пусть и не очень большое. Деньги, как известно, лишними не бывают. В- четвертых, сутки отдыха и дополнительное питание. Ну и, конечно, мы не устаем повторять, что медработники используют для забора крови самое современное оборудование, одноразовые иглы и что эта процедура абсолютно безопасна. Но если военнослужащий отказывается сдавать кровь, мы не настаиваем. Принцип добровольности соблюдается неукоснительно. Здоровье человека - превыше всего.


Полна коробушка...
Еще очень важная цель данного мероприятия - определить корабельный состав доноров, которых по всем руководящим документам нам положено иметь в пределах 10-15 процентов от общего количества военнослужащих. Причем эти доноры должны быть с разными группами крови и резус-факторами. Желательно, чтобы количественное их соотношение было примерно таким же, как и вообще среди людей. Для чего это, думаю, понятно. Далеко в море может случиться все что угодно. Вплоть до огнестрельного ранения в результате боестолкновения с теми же пиратами. И надо быть готовыми к многочасовой операции, которая без переливания крови не обойдется. Старший помощник командира капитан 3 ранга Алексей Болотников может подтвердить мои слова. Находясь на другом корабле в дальнем походе, он стал свидетелем и участником подобной ситуации. Являясь обладателем редкой группы крови, Алексей Александрович без колебаний лег рядом с больным.


БПК "Адмирал Трибуц" в море
О том, что мы сегодня будем сдавать кровь, нам сообщили еще в ноябре прошлого года. С этого момента мы и начали отбирать и готовить людей, планомерно с ними беседовать, особое внимание обращая на молодых матросов. Ведь у нас есть и "корыстная" цель - еще раз проверить их здоровье. Медицинские комиссии в военкоматах, к сожалению, иногда допускают брак в работе и присылают на флот не вполне здоровых людей...

Как и другие корабли бригады, БПК "Адмирал Трибуц" в прошлом году совершил дальний океанский поход к берегам Африканского Рога, где успешно противостоял морским бандитам. Длился этот поход 142 дня - гораздо дольше, чем планировалось. Старший лейтенант медицинской службы Дмитрий Мордвинов и старший прапорщик Александр Гончаров вспоминают испытание морем как хорошую школу профессионального роста. Но о том, что за все время плавания не было ни одной серьезной полостной операции, естественно, не жалеют.

- Это, с одной стороны, результат нашей профилактической работы, а с другой - просто повезло. Потому что предусмотреть и соответственно предотвратить, к примеру, приступ аппендицита невозможно. Единственная серьезная ситуации возникла на последнем этапе похода во время сильного шторма. Двух офицеров и мичмана, работавших на полубаке, накрыло волной, и они получили травмы. Оказывали им помощь всей командой врачей, которая была на корабле, во главе с хирургом майором медицинской службы Дмитрием Яцевичем. Он выполнял главную работу, я ему ассистировал, поскольку по специализации тоже являюсь хирургом. Стоматологу подполковнику медслужбы Максиму Захарову и реаниматологу подполковнику медслужбы Евгению Ковтуну тоже хватило работы. Две операции шли параллельно в течение нескольких часов в условиях восьмибалльного шторма. Переливания крови не потребовалось, но мы и к этому были готовы. У нас всегда в наличии необходимое оборудование и список проверенных, здоровых во всех отношениях доноров с различными группами крови и резус-факторами.


В ожидании своей очереди
В повседневной практике больше всего хлопот доставляли кожные болезни, которые возникали из-за жаркого, влажного климата и непрерывной работы личного состава с техникой и горюче-смазочными материалами. На втором месте - заболевания верхних дыхательных путей. Причина - перепад температур. За бортом - плюс 45, а внутри корабля - плюс 16-20. Первая рекомендация, которую мы давали личному составу, - это закаливание. Вторая - меньше находиться под лучами палящего солнца, то есть особо не перегреваться. Командирам подразделений об том постоянно напоминали. Третья - избегать сквозняков, закрывать двери, держаться подальше от вентиляционных отверстий. Любят у нас некоторые моряки подставлять потное лицо под струю холодного воздуха. Выполнение этих рекомендаций, а также витаминизация личного состава, полноценное питание, утренняя физзарядка позволили избежать критического уровня заболеваний...


"Держись, брат!"
На этом наш разговор прерывается, поскольку становится известно, что к трапу корабля подъехала санитарная машина. Среди удивительным образом поместившихся в ней девяти медработников узнаю врача-трансфузиолога Людмилу Викторовну Козлову. Она передает привет от заведующей станцией переливания крови главного госпиталя Тихоокеанского флота Ирины Николаевны Пушкаревой. Как заправский старшина, Людмила Викторовна уверенно и привычно распоряжается группой матросов. Говорит, чтобы они поскорее разгружали машину и уносили на корабль металлические ящики с оборудованием. Кстати, смотреть на ящики без уважения и сочувствия невозможно. Явно они прошли, как говорится, через огонь и воду.

Спустя считанные минуты в кают-компании мичманов уже кипит работа. Надеты белые халаты, столы застелены простынями, из ящиков вынимается необходимое оборудование. Мое внимание привлекает нечто, произведенное из прозрачного полиэтилена.

- Это, - объясняет Людмила Викторовна, - мешки, в которые забирается кровь. Внутри - жидкость для ее консервации. Вот трубки, по которым она течет, иглы. Все - одноразового использования. Производство курганского завода. Когда есть в наличии, пользуемся импортными системами, но они более дорогие. Курганские значительно дешевле и по качеству в последнее время не уступают зарубежным.


Татьяна БЕССОНОВА: "Молодец, сынок!"
В амбулатории за столом начальника медслужбы располагается со всем своим имуществом заведующая лабораторным отделением станции переливания крови Юлия Геннадьевна Сысоева. Она будет определять у доноров группу крови и резус-фактор.

В смежном помещении готовится к приему врач-терапевт Елена Леонидовна Яковлева. Ее задача - осмотреть кожные покровы донора, измерить ему давление, задать более двух десятков вопросов из анкеты: как самочувствие, не болит ли голова, принимал ли лекарства за последний месяц, был ли на приеме у стоматолога, контактировал ли с больными людьми и другие. Если, к примеру, военнослужащий сказал, что в детстве перенес гепатит, к сдаче крови он не допускается...


Возле двери в кают-компанию периодически толпятся любопытствующие. Замечаю, что один матрос стоит дольше других. Зовут Леонидом, фамилия - Мареев. В ходе короткого разговора выясняется, что служит он десятый месяц, но уже подписал контракт. Родом из Улан-Удэ. Кровь сдавал два раза - когда учился и работал. Страха нет. Готов идти первым.

В прилегающем к кают-компании коридоре образовался небольшой строй. На мой вопрос, кому уже приходилось сдавать кровь, один матрос поднимает руку. Антон Витман. Два месяца службы. Родом с Алтайского края.

- Сосед по лестничной площадке сагитировал. Он почетный донор. А я уже друзей уговорил, чтоб не скучно одному было.

- На пивко заработать? - хитро спрашиваю я.

- Нет, конечно. Что это за деньги?.. Главное - здоровье. Провериться.

- А о больных думал, которым твоя кровь нужна?

- Конечно.

- А каких больше мыслей было: о себе или о людях?..

...Улыбается, не знает что ответить. Молодец, что не стал подыскивать правильные слова.

Как и должно быть, первым к столу для определения группы крови подсаживается не матрос, а старшина 1 статьи, контрактник крепкого телосложения - моряк по всем признакам бывалый. На мои немудреные вопросы Артур Хмарин отвечает по-военному кратко:

- Первый раз. Добровольно. Не страшно...

Старшина 1 статьи командует минерами. На корабле служит четвертый год. По итогам боевой службы в океане награжден нагрудным знаком "За дальний поход", грамотой от командира отряда. Пять раз участвовал в операциях по высадке корабельных групп на гражданские суда во время проводки конвоев...

- Группа крови у вас вторая, резус-фактор -положительный... - спустя несколько минут говорит Юлия Геннадьевна. - Следующий!..

Артур переходит в соседнее помещение, где врач-терапевт помимо прочих вопросов интересуется обнаруженной на его теле татуировкой - прошел ли год после того, как она была нанесена...

Старшина 1 статьи немного смущен и встревожен. Похоже, он понимает, к чему клонит Елена Леонидовна.

- Эх, ребята-ребята, - по-матерински отчитывает она Артура, - неужели вы не осознаете, насколько опасно делать татуировки?!. Да еще так, как делаете это вы, - в антисанитарных условиях, одной иглой... Всем, чем угодно, можно заразиться... Разве отцы-командиры вам это не объясняют?..

- Постоянно объясняют... Но доходит не сразу...

- Был у нас неприятный случай, - подключается к разговору Людмила Викторовна. - После работы на корабле находим у одного мальчика возбудитель гепатита С. Сообщаем об этом корабельному доктору. Матрос пишет домой маме, что его заразили, когда брали кровь. И к нам на станцию приходят представители Военной прокуратуры, которые задают всем - от начальника до санитарки - соответствующие вопросы. Мы отвечаем, что не можем никого заразить, потому что у нас системы одноразовые, которые после использования под большим давлением сжигаются. Откуда же взялся у матроса гепатит? Возможно, он заболел еще до призыва на службу, а медкомиссия в военкомате проглядела... А может быть, причиной заболевания стала именно татуировка, выполненная в кустарных условиях без соблюдения элементарных норм дезинфекции...

- Больше никаких татуировок! - твердо и с явным облегчением заявил докторам старшина 1 статьи, когда они разрешили ему пройти в кают-компанию.

Вскоре следом за своим младшим командиром решительно легли на столы и другие минеры корабля. Нельзя сказать, что все они реагировали на необычные обстоятельства одинаково спокойно. Волнение - у кого больше, у кого меньше - присутствовало. Но разве это имеет значение? Главное, что, имея полное право отказаться от сдачи крови, они не отказались.

Чувствуется, что работники станции переливания крови - добрые люди и хорошие психологи. Нельзя, к примеру, не заметить, как медсестра Татьяна Викторовна Бессонова одной-двумя фразами выводит оробевшего матроса из оцепенения, заставляет его улыбнуться:

- Не был, говоришь, донором? Ложись, дорогой, и ничего не бойся. Сейчас им станешь!..

И чуть позже:

-Ну что, герой, вставай потихоньку... Голова не кружится, в ушах не шумит? Вот и молодец!..

Герой и молодец, смущенный похвалой и явно довольный собой, попадает в руки другой медсестры на перевязку, а затем его усаживает рядом с собой Людмила Викторовна. Она выдает новоиспеченному донору небольшой значок, похожий на каплю крови, и деньги - двести рублей!

Откровенно говоря, это совсем не те деньги, которые могли бы стать реальным стимулом даже для матроса срочной службы. Вспоминаю далекое детство, шестидесятые годы. Моя мама, чтобы поддержать семейный бюджет, регулярно сдавала кровь. И тридцать рублей, которые она получала, были существенной к нему добавкой. На них можно было купить, к примеру, килограммов десять мяса. А что сегодня купишь на двести рублей?..

- И пообещай, что бросишь курить!.. - слышу голос другой медсестры. - Посмотри, какого яркого цвета, насыщенная кислородом кровь у твоего товарища!..

Оказывается, у того, кто курит, кровь темнее. Матрос видит это собственными глазами и под впечатлением увиденного, похоже, задумывается: действительно, не бросить ли курить...

- Сжать, разжать, отдохнуть... Работаем! Не лежим просто так. Вот молодцы!..

Кулаки моряков работают, как насосы.

- И помните, ребята, что сдавать кровь не только не опасно, но и полезно. Улучшается обмен веществ. Организм сразу начинает восстанавливать ту кровь, которую потерял. Активнее начинают работать печень, селезенка, костный мозг... В прошлые времена реанимации никакой не было, поэтому кровопускание было основным способом вернуть человека к жизни...

Последним, по пояс раздетый, заходит в кают-компанию старший прапорщик Александр Гончаров. На корабле он с ноября 2007 года. До этого служил в Сухопутных войсках на Сахалине, где еще раньше закончил медицинский колледж по специальности "лечебное дело". В 2004 году в хабаровском окружном госпитале Александр получил специализацию, позволяющую ему ассистировать хирургу во время самой сложной операции. Первый раз сдавал кровь вместе с однокурсниками для пострадавших от нефтегорского землетрясения. Потом вошло в привычку.

Когда медсестра отходит от старшего прапорщика, спрашиваю у него как у старого знакомого:

- Ну что, Александр, какие мысли посещают в этот момент?

- Только хорошие. Хочется, чтобы наша кровь кому-то помогла. А с другой стороны, лучше бы она пролежала до истечения срока годности и никому не понадобилась. Чтобы люди не болели. Это главная мечта всех медработников...

Прошу Людмилу Викторовну Козлову подвести итог сегодняшнему дню.

- Приняли кровь у 45 человек. Не на одну большую операцию хватит. Но это только начало. Работы с этой кровью еще очень много. Другая партия врачей и медсестер сегодня же примет ее на переработку, чтобы с помощью различного оборудования получить плазму, эритромассу... Два дня уйдут на анализы, и лишь после этого компоненты крови будем выдавать в отделения госпиталя...

- А к вам приходят со словами благодарности бывшие больные?

- Чаще всего нам достаточно знать, что операция прошла успешно. Это приносит огромную радость... Впрочем, одного случая не забыть никогда. Во время сложнейших операций на желудке военнослужащему было в общей сложности перелито - не поверите - 27 литров крови!.. Причем очень редкой - третьей группы, с отрицательным резусом. Доноров искали по всему Приморскому краю. Так вот, когда этот молодой человек пришел к нам на станцию с цветами, мы его долго обнимали, целовали и плакали. А еще говорили ему: "Спасибо тебе большое за то, что ты остался жив!.."


Главное за неделю