Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Море. Корабли. Девушка

31.03.10
Текст: Красная звезда, Евгений Устинов
Фото: Красная звезда, Евгений Устинов
Молодой человек, попадая с "гражданки" на службу по призыву в армию, оказывается в непривычной для него обстановке. Зачастую возникает кризисная ситуация, когда юноша приходит неподготовленным не только к военной службе, но и вообще к самостоятельной жизни. Ему приходится привыкать к строгому режиму дня, спартанским правилам и специфике военной жизни. Большую помощь в этом призваны оказывать военные психологи.

Визит военного психолога
Первые психологи в войсках появились в конце 80-х годов. В то время назначали на эти должности, как правило, военнослужащих без специального образования из числа политработников. С 1992 года были введены должности психологов в воинских частях, позже начали создаваться пункты (центры) психологической помощи и реабилитации.

На сегодняшний день в армии существует целая система психологического сопровождения военнослужащих. Начинается она еще с допризывного возраста. То есть военкоматы, отбирая молодежь для службы в армии, уже тогда начинают и социально-психологическое изучение, и психофизиологическое обследование. Военные психологи консультируют военнослужащих, оказывают им необходимую помощь и непосредственно в воинских частях и на кораблях.

Для экипажа ракетного катера гвардии капитан-лейтенанта Дмитрия Гусарова, по клотик погрузившегося в водоворот плановых мероприятий боевой подготовки, недавний визит военного психолога был сродни лучу солнца на затянутом тучами весеннем небе. Такому же неожиданному, непродолжительному, но вместе с тем яркому, теплому, запоминающемуся.

Совсем не женская работа

Так повелось, что наиболее неблагодарные виды деятельности у нас принято отдавать на откуп слабому полу. Взять ту же военную психологию. Зарплата гражданских специалистов-психологов одна из самых низких в военном ведомстве, чего не скажешь о профессиональной нагрузке, которая ничуть не уступает занятости людей в погонах, в интересах которых они и трудятся. Например, Юлии Агафоновой однажды пришлось в предельно сжатые сроки провести диагностику психологического состояния ста двадцати молодых матросов. Причем владеть информацией о психологическом состоянии воинских коллективов и индивидуально-личностных качествах каждого военнослужащего в отдельности Юлия Викторовна обязана в полной мере, на любой момент времени и на всех кораблях объединения, где бы они ни находились.

Вот и тот день для ведущего психолога Приморской флотилии ТОФ протекал как обычно. "Приготовьте, пожалуйста, карандаши и чистые листы бумаги. Отлично! А теперь пусть каждый из вас нарисует фантастическое животное", - обратилась она к присутствовавшим в столовой команды катера морякам. При этом ослепительная улыбка, безукоризненный внешний вид, уверенный доверительный голос воспринимались неотъемлемым и необходимым атрибутом происходящего действа. Словно и не было раннего, затемно, пробуждения и долгой изматывающей дороги на тряском уазике до Владивостока и по запруженным автотранспортом улицам приморской столицы.

Эксперимент длиною в жизнь

Все началось в 2002 году с конкурса на замещение должности психолога центра психологической помощи и реабилитации дивизии надводных кораблей. Несмотря на наличие двух других претенденток - дипломированных и уже имевших определенный опыт специалистов, предпочтение было отдано именно Юлии Викторовне, сумевшей подкупить экспертов своей восприимчивостью ко всему неизведанному, желанием учиться, творить, пробовать, экспериментировать.

Как о безусловном своем успехе она вспоминает сегодня о тренингах слабоадаптированных групп военнослужащих. Собрали как-то раз мальчишек со сложными, порой сломанными судьбами. Но даже на их фоне один из матросов выглядел нелюдимо и затравленно. Требовалось составить рассказ, но, как он ни старался, ничегошеньки не выходило. Тогда другие мальчишки с готовностью пришли к нему на помощь, стали подсказывать, наперебой отвечать за него. И парень как-то сразу преобразился. Постепенно стал общаться с сослуживцами, расправил плечи, обзавелся друзьями. "Спасибо вам за то, что мы хоть узнали друг друга", - впоследствии благодарили психолога ребята.

Но, пожалуй, больше всего известие о Юлином назначении обескуражило офицера этого соединения Александра Агафонова. Как, одна на целую дивизию?! Не испугается ли трудностей? Справится ли? Однако и Александр, самый дорогой ей человек, пошел на попятную, когда примерно через полгода авторитет у нового психолога вырос настолько, что к мнению Юлии стали прислушиваться даже иные изначально скептически настроенные по отношению к ней командиры кораблей.

Где матросу служить хорошо?

Как ни странно, но ответ на этот волнующий каждого новобранца вопрос самой Юлии Агафоновой удалось сформулировать далеко не сразу. Судите сами. Казалось бы, предпочтительней всего находиться на ракетном крейсере "Варяг" и других ходовых кораблях. Тем более что направлять на флагман Тихоокеанского флота самых достойных моряков давно стало доброй традицией.

Вместе с тем на том же "Варяге" можно и несколько лет провести, но так и не узнать имен тех, кто служит в соседнем подразделении или боевой части, чего не скажешь, допустим, об экипажах малых кораблей, где все на виду и все по-домашнему. "Вот нам бы туда, - всякий раз завидев ракетный катер или МПК, в сердцах сокрушались отдельные матросы кораблей первого ранга. - Жили бы как у Христа за пазухой!". Убедиться же в том, что и в таких райских местах не все и всегда бывает гладко, помог случай.

Приезжает как-то мама из Хабаровска и сразу с жалобой к психологу: мол, помогите, сына обижают! И это несмотря на то, что парня совсем недавно перевели в благополучную часть. Пообщались. Как оказалось, матросу, которому уже стукнуло 23 года, весьма неуютно среди 18-летних сослуживцев. Те только по возрасту младше, а по службе он еще неопытный и "зеленый". Понятное дело, что старшие по сроку службы товарищи учат своего молодого сослуживца правильно выполнять возложенные на него обязанности. В рамках уставов и приличий конечно же. А ему, видите ли, обидно. Вот и становится в позу...

- Сейчас, когда осуществлен переход на одногодичный срок службы по призыву, такие ситуации случаются сплошь и рядом, - делится опытом своей работы Юлия Викторовна. - А на большом или на малом корабле они происходят или вовсе в береговой части - не столь важно.

Очевидное - невероятное

Можно ли по карандашному наброску с высокой вероятностью определить психоэмоциональное состояние человека? Оказывается, нет ничего проще. Так, чтобы убедиться в здоровом микроклимате на ракетном катере, Юлии Агафоновой оказалось достаточно беглого знакомства с рисунками старшины 2 статьи Максима Коренева, матросов Константина Соболева, Павла Симачкова и Юрия Синичкина. А дабы он оставался таковым еще как можно более длительное время, сориентировавшись по одним ей известным штришкам и особенностям матросского творчества, ведущий психолог Приморского объединения разнородных сил снабдила на прощание соответствующими рекомендациями гвардии капитан-лейтенанта Дмитрия Гусарова, их командира.

По словам Юлии Викторовны, при умелом обращении тестовые исследования личного состава молодого пополнения в рамках проективных методик способны принести отцам-командирам большую пользу. Тем более их роль и значение возрастает после сокращения на больших кораблях должностей психологов в погонах.


Главное за неделю