Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Кронштадская закваска

05.02.10
Текст: Красная звезда, Виталий Аньков
Фото: Красная звезда, Виталий Аньков

Старший лейтенант Роман ШИЛОВ во время дежурства по кораблю
Начальник службы радиационной, химической и биологической защиты большого противолодочного корабля "Адмирал Пантелеев" старший лейтенант Роман Шилов родился в Ленинграде. И хотя к военной службе в его семье никто не имел отношения, после четвертого класса он поступил в Кронштадтский морской кадетский корпус.
Это был первый набор нового учебного заведения. Принимали в него далеко не каждого желающего, но Роман свою первую в жизни победу одержать сумел. Нельзя сказать, что детские годы, проведенные в казарме, пролетели незаметно. Всякое бывало: и слезы, особенно поначалу, и жгучее желание не только в выходной день съездить домой. Но раз после одиннадцатого класса не отказался от дальнейшего продолжения военной карьеры, значит, не так уж все было плохо. В общем, с хорошим аттестатом и с преимуществом выпускника морского кадетского корпуса в 2002 году Роман оказался в стенах Военно-морского инженерного института, выбрав факультет радиационной, химической и биологической защиты. Почему именно этот? Ведь предлагали и штурманский, и гидрографический... Причина проста. С восьмого класса химию Роману преподавала замечательная учительница Ирина Александровна Корчагина. Она привила ему настоящую любовь к сложному предмету.

Заместитель начальника факультета не раз рассказывал курсантам о Дальнем Востоке и Тихоокеанском флоте. Поэтому в 2007 году, во время долгого перелета во Владивосток, новоявленный морской офицер довольно зримо представлял, что ждет его впереди. Он знал, что столица Приморья по широте южнее Сочи и поэтому летом здесь жарко, что зимой сибирские антициклоны порой заносят сюда настоящую стужу. Ему заранее нравилась ранняя теплая приморская весна и, конечно, долгая золотая осень. В действительности все примерно так и оказалось. Пришлось только приплюсовать июньские туманы и сильнейшие ветра, добавляющие к сибирским морозам ощущение еще большего холода. В общем, коренному ленинградцу и петербуржцу во Владивостоке стало комфортно с самого начала, а сейчас, спустя два с половиной года, он с этим городом просто сроднился. Поднимаясь по крутой улице на одну из многочисленных сопок, учащенного дыхания Роман уже не замечает. Кстати, именно в прогулках по владивостокским улицам и улочкам крепли его чувства к единственной девушке на свете...

Впрочем, лейтенантская пора складывалась для Шилова классическим образом: с минимальным пребыванием на берегу и с максимальным - на корабле. Поэтому возможностей для прогулок и общения с Александрой, ставшей вскоре его женой, было немного... Роман еще курсантом, конечно, знал, что первые месяцы на корабле будут очень трудными и спать придется урывками. Но действительность, как говорится, превзошла ожидания. Помимо сдачи многочисленных зачетов, выполнения прямых служебных обязанностей по обеспечению радиационной, химической и биологической безопасности корабля, обучения личного состава, молодому лейтенанту пришлось выполнять обязанности нештатного офицера по кадрам. А это серьезная, кропотливая работа по ведению личных дел сослуживцев, оформлению различных документов, за каждым из которых - судьба человека.

И все же лейтенант Шилов был очень доволен тем, что попал служить именно на большой противолодочный корабль "Адмирал Пантелеев" одного из самых ходовых соединений Тихоокеанского флота. Любые трудности можно преодолеть, если сбылась твоя мечта о настоящей флотской службе, связанной с частым пребыванием в море, а иногда и с дальними океанскими походами. На вопрос, какой из них был самым памятным, Роман, не колеблясь, отвечает: конечно, прошлогодний - в Аденский залив, к берегам Африканского Рога.


БПК "Адмирал Пантелеев" в море
О том, как БПК "Адмирал Пантелеев" спасал иностранные суда от пиратских нападений, было уже написано немало. Весь мир обошли кадры пленения современных флибустьеров. Каждый член экипажа, вне зависимости от должности и специальности, может без тени сомнения сказать: "Я тоже в этом участвовал!.." И все же старшему лейтенанту Шилову, как и многим другим матросам, мичманам и офицерам, досталось гораздо больше впечатлений, связанных с выполнением кораблем главной задачи. Четыре раза во главе группы из шести человек ему довелось высаживаться на иностранные суда, чтобы в период проводки конвоев непосредственно обеспечивать их безопасность. При определении конкретного судна для Шилова, видимо, учитывалась его специальность. Иначе как объяснить, что все четыре раза это были танкеры.

В состав группы входили физически крепкие, сильные духом, уверенные в себе матросы и старшины, с которыми проводились предварительные занятия и тренировки. В военно-морском институте Роман три года был старшиной класса. Так что наряду с глубокими знаниями специальности во время учебы он приобрел еще и хорошие командирские навыки. На корабле эти навыки окрепли. Поэтому никаких проблем в общении с временными - на двое-трое суток - подчиненными не возникало.

- На палубу судна, - вспоминает Роман, - высаживались, как говорится, вооруженными до зубов. Имели при себе автоматы, ротный пулемет Калашникова, гранатомет, ручные гранаты, "цинк" патронов... У меня еще был пистолет. Вахту несли круглосуточно. Встречали нас - в трех случаях из четырех это были филиппинские экипажи - очень радушно. Однажды во время высадки были тяжелые погодные условия, и мы вымокли до нитки. Буквально через считаные минуты по распоряжению капитана танкера нам принесли сухие, чистые комбинезоны, а нашу одежду чуть позже выстирали, просушили и только что не отгладили. Никакого дискомфорта мы не испытывали. Места для сна и отдыха были вполне приемлемыми, кормили нас традиционными европейскими блюдами и, как говорится, до отвала. Не один раз приходилось слышать, как филиппинцы сравнивали нас с американскими военнослужащими не в пользу последних: "Русские - бэст, лучше!.." И очень любили с нами фотографироваться. А когда провожали, долго благодарили, дарили сувениры и опять фотографировались... Вслед уходящему катеру, как правило, раздавались прерывистые гудки, от которых даже комок к горлу подкатывал.

В случае нападения пиратов я видел свою задачу не только в том, чтобы дать им достойный отпор, но и уберечь от поражения наших гостеприимных хозяев. Поэтому во время учебных стрельб по какому-нибудь ящику, выброшенному за борт, и тренировок по организации обороны, которые мы проводили на судах, по моей просьбе - и капитаны с этим безоговорочно соглашались - экипажи спускались вниз. К счастью, даже для предупредительных выстрелов, а тем более на поражение, оружие применять не пришлось ни разу. Лишь однажды лично наблюдал, как быстроходные, по всем признакам - пиратские, лодки метрах в восьмистах пересекли танкеру курс. Без сомнений, морские бандиты прекрасно знали, что на судах находятся русские, и рисковать даже не пытались...


Главное за неделю