Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Почему пираты неуловимы

Эксперты уверены, что полностью избежать захватов торговых кораблей пиратами можно, но это невыгодно судовладельцам
Операция, проведенная накануне российским сторожевым фрегатом «Неустрашимый» и британским кораблем «Камберленд», показала, что бороться с пиратами можно, но в систему это войдет вряд ли. Эксперты утверждают, что усилия, прилагаемые к искоренению пиратства, даже сейчас не покрывают получаемой от этого экономической выгоды, а в случае активизации бандитов – и подавно. Уничтожить главарей пиратов сложно по политическим причинам. Остается только один неудобный выход.

Успешные действия российского фрегата «Неустрашимый», совместно с кораблем Ее величества «Камберленд» (HMS Cumberland) сорвавшего нападение сомалийских пиратов на датский сухогруз, в очередной раз поставили вопрос: что мешает международным силам под мандатом ООН или в рамках межгосударственных соглашений положить конец откровенному беспределу в одном из ключевых районов Мирового океана?

Как утверждают специалисты по морским перевозкам, причина проста: финансовые издержки не окупят экономической выгоды от такой операции. Кроме того, лидеры западных стран, вероятно, опасаются реакции общественности на возможные силовые действия, необходимые для обеспечения свободы судоходства.

Район Аденского залива, омывающего берега Йемена и Сомали, где происходит большая часть нападений, является одним из самых судоходных в мире. По данным «Морского бюллетеня» компании «Совфрахт», в сутки проливом следуют в среднем до 250 гражданских судов под флагами многих государств.

Такая интенсивность движения упрощает задачу пиратам: им достаточно занять подходящую позицию в море, не удаляясь далеко от берега, и дождаться жертвы. Напомним, что за девять месяцев этого года у сомалийского побережье были захвачены 33 торговых судна.

Как правило, пираты выходят в море на кораблях-базах водоизмещением от 100 тонн и более. Эти базовые корабли представляют собой либо каботажные суда местной постройки – «доу», распространенные по всему побережью Индийского океана от Аравии до Занзибара, либо переделанные «трофейные» рыболовные траулеры или захваченные яхты (в составе пиратских флотилий замечена, как минимум, одна).

Такие корабли несут на палубе несколько быстроходных лодок, предназначенных для абордажных команд, а порой буксируют за собой по нескольку рыболовных посудин, которые нельзя разместить на борту.

Тактика пиратов проста – огнем из автоматов (реже – гранатометов) заставить команду укрыться в надстройке, после чего абордажная команда взбирается на борт с помощью штурмовых лестниц. При этом разбойники выбирают в основном низкобортные суда: во-первых, на невысокий борт проще взобраться, во-вторых, низкобортные «купцы», как правило, обладают худшей маневренностью и меньшим ходом.

В случае удачного абордажа экипаж захваченного судна под угрозой оружия заставляют следовать в один из ближайших портов, где шайка имеет свою базу, после чего начинаются переговоры о выкупе.

Сорвать нападение может или появление военного корабля/самолета, или умелые действия команды атакуемого судна: на головы пиратов льются потоки воды из мощных корабельных брандспойтов, сыпется пустая тара и прочий тяжелый мусор. Иногда помогает и умелое маневрирование.

Например, 28 октября пираты на трех лодках отвалили от рыболовного судна и атаковали супертанкер Leander, шедший под панамским флагом. В течение пяти минут пираты обстреливали надстройку и пытались взобраться на борт. Маневрируя, танкер оторвался от лодок, а когда пираты пошли во вторую атаку, появился испанский базовый патрульный самолет Orion, который с бреющего полета закидал пиратов дымовыми шашками. Нервы морских разбойников не выдержали, и они сочли за благо ретироваться.

В среду англичане, пожалуй, впервые атаковали пиратскую плавбазу: обнаглевшие «флибустьеры» обстреляли вертолет с английского фрегата. В результате ответным огнем двое нападавших были убиты и один ранен. Кстати, в этом году 55 нападений пиратов были успешно отбиты тем или иным образом.

В настоящее время в регионе, охваченном многолетней гражданской войной, действуют несколько шаек, как правило, выдающих себя за «береговую охрану» одного из непризнанных государств, на которые развалилось Сомали. Наиболее известны из них так называемые Стражи сомалийских вод (считается, что группа ответственна за 80% всех нападений в прошлом году), «Национальная добровольческая береговая охрана» (базируется в порту Кисамайо), банда Марка (по одноименному портовому городку) и группа Пунтленд. Кроме них «отхожим промыслом» в близлежащих водах занимаются еще несколько группировок, связанных с многочисленными сомалийскими вооруженными и племенными объединениями.

Этим разрозненным бандам противостоят более 30 боевых кораблей западных государств, включая «соединение CF-150» (15 кораблей), антипиратский патруль НАТО из семи кораблей, часть 5-го флота США (сейчас заняты блокированием печально известной «Фаины» и отдельные корабли Малайзии, России, Индии (фрегат Tabar), а также испанский «Орион», базирующийся на Джибути. Единого командования эти соединения не имеют.

22 августа этого года в сомалийских водах был установлен «коридор безопасности», пролегающий через самые опасные воды вдоль восточного побережья Африки, длиной 600 миль и шириной 3-6 миль, патрулируемый военными кораблями. Через зону безопасности сегодня проходят до 90% гражданских судов, кроме самых быстроходных, которых пиратам просто не догнать. Однако попытки захвата судов зафиксированы и в этом коридоре.

Почему же столь внушительные международные силы, оснащенные боевыми вертолетами, ракетами, артиллерией, не в состоянии противостоять шайкам местных голодранцев, располагающих только «калашами» или, как максимум, РПГ?

Во первых, 30 боевых кораблей на 600-мильный маршрут (при том, что не все они одновременно находятся в море) – это очень мало. Путь по коридору занимает до трех суток, таким образом, с учетом интенсивности судоходства, в патрулируемой зоне могут одновременно находится до 750 кораблей, - столько их не собиралось даже в грандиозных морских караванах времен Второй мировой.

К тому же скорость морского конвоя определяется скоростью самого медленного судна (а на деле – еще ниже), что для судовладельцев и фрахтовщиков чревато опозданиями и значительными штрафами, поэтому многие предпочитают рисковать, проскочив опасный участок.

К таким действиям подталкивает перевозчиков и позиция страховщиков. Поскольку вероятность захвата груза составляет менее 0,1%, стоимость дополнительной страховки за проход опасного района составляет доли стоимости груза. Компании с удовольствием страхуют столь малые риски, к обоюдному удовольствию сторон.

Но регулярные конвои достаточно редки: они отправляются всего дважды в месяц. Конечно, некоторые компании, как в случае с судовладельцем Clipper, чей сухогруз CEC Future был захвачен сомалийскими пиратами в пятницу 7 ноября, обращаются за помощью к военным разных стран в частном порядке, как в случае конвоирования CEC Commander «Неустрашимым». Кроме того, французы на бесплатной основе предлагают сопровождение «купцов» вооруженными группами морской пехоты, но в целом проблемы это не решает.

Таким образом, получается порочный круг: усилия, прилагаемые к искоренению пиратства даже сейчас не покрывают получаемой от этого экономической выгоды, а в случае их активизации – и подавно, сообщил газете ВЗГЛЯД источник в структурах, занимающихся страхованием страховых перевозок.

Вариант с разгромом береговой инфраструктуры пиратства также представляется малоэффективным. Действительно, их «флот» состоит в основном из рыболовных судов, причем в свободное от разбойного промысла время они используются по основному назначению, худо-бедно обеспечивая ежедневное пропитание местному населению, десятилетиями живущему в условиях войны, разрухи и голода. Отличить рыбака от пирата практически невозможно. Это как в Афганистане: мирный крестьянин днем превращается в душмана ночью. Лишить этих людей их судов означает обречь на неизбежную голодную смерть.

Возможно, остроту проблемы сняла бы операция по поимке главарей (на время – вскоре появились бы новые), однако тут работает синдром, получивший название «Black Hawck down» (по одноименному фильму) – многие на Западе (особенно в США) помнят, чем закончилась операция морской пехоты в Могадишо в 1993 году. В условиях очень запутанной кланово-племенной структуры Сомали даже выявление руководителей пиратства представляет собой колоссальную сложность, а ошибка может стоить очень дорого в политическом плане.

Проблема пиратства у берегов Восточной Африке может быть решена лишь при условии установления длительного периода стабильности в регионе, что невозможно без урегулирования основных межэтнических и религиозных конфликтов. Пока остается лишь надеяться, что более решительные и активные действия боевых кораблей разных стран мира, подобные предпринятым накануне (для чего необходима более тесная координация их усилий) отобьют у большей части любителей поживиться за чужой счет желание выходить на промысел.

Источник: vz.ru, автор: Геннадий Нечаев


Главное за неделю