Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Рыцари наживы и... нищеты


Фото Reuters

Мятежевойна шагнула с суши в океан
Гвинейский и Аденский заливы, Малаккский пролив, Южно-Китайское море — основные зоны активности современных пиратов. Их действиям способствует политическая нестабильность в странах, прилегающих к побережью указанных акваторий, наличие многочисленных удобных убежищ на берегу, интенсивное судоходство в этих районах. Пираты, зарабатывающие грабежом судов и захватом заложников (за которых потом получают солидный выкуп), имеют очень хорошие (особенно по местным меркам) деньги, позволяющие им приобретать скоростные лодки и катера, оружие, средства связи, что делает их промысел еще более эффективным.

Главный же парадокс в том, что с пиратами почти некому бороться. Современное торговое судоходство интернационализировано, как, наверное, никакая другая отрасль мировой экономики. Суда, как правило, ходят под «удобными» флагами (Панамы, Либерии, Монголии, Камбоджи и т.д.), их команды почти всегда состоят из представителей нескольких стран. В итоге очень часто бывает неясно, кто именно должен защищать каждое конкретное судно. Страна, коей судно формально принадлежит, в реальности не имеет к нему никакого отношения, кроме того, не располагает силами и средствами для освобождения судов. Панама и Либерия, например, вообще не имеют ВМС, флот Камбоджи состоит из двух старых сторожевых катеров, которые не смогут защитить даже побережье собственной страны, а Монголия, как известно, просто не имеет выхода к морю.

Поэтому захват судна пиратами становится, как правило, проблемой только и исключительно компании-судовладельца, которая нередко не имеет ни средств, ни желания спасать судно и моряков (причем моряки, как уже было сказано, могут не иметь никакого отношения ни к стране, флаг которой развевается над судном, ни к стране, где «прописана» компания-судовладелец). А военно-морские флоты мира просто не готовы к борьбе с данной угрозой. Боевые корабли ведь строились в расчете на борьбу с себе подобными, а также с авиацией и подлодками, но никак не для ловли многочисленных малоразмерных скоростных катеров. Для этого у военных моряков чаще всего просто нет соответствующих средств, борьба с пиратами силами ВМС становится стрельбой из пушки по воробьям. Пиратских плавсредств очень много, визуально они, как правило, не отличаются от рыбацких лодок. Наверное, количество лодок и катеров, коими располагают одни только сомалийские пираты, сравнимо с численностью надводных кораблей в ВМС всего мира. Оружие современных боевых кораблей таково, что чаще всего не рассчитано на поражение подобных малоразмерных объектов, при этом стоимость боеприпасов (даже артиллерийских снарядов, не говоря уже о ПКР) может превышать стоимость целей.

Разумеется, можно провести антипиратскую кампанию на суше, ведь пираты живут на земле, а не в море. Но это грозит уже очень большими затратами и немалыми людскими потерями. На море для боевых кораблей борьба с пиратами хотя и малоэффективна, но по крайней мере совершенно безопасна. А вот на суше будет очень опасно. Поэтому желающих воевать не находится, особенно учитывая вышеописанные факты неясной принадлежности большинства захваченных судов и экипажей.

Но и не бороться с пиратами становится невозможно, поскольку они всё больше наглеют. Особенно сильное впечатление произвел захват 25 сентября с.г. сомалийскими пиратами украинского судна «Фаина», на борту которого находятся 33 танка Т-72, пять РСЗО БМ-21 и много другого оружия и боеприпасов, предназначавшихся то ли Кении, то ли суданским повстанцам. А 15 ноября был захвачен саудовский супертанкер «Сириус Стар» с 2 млн баррелей нефти на борту (ее стоимость, таким образом, составляет около 100 млн долларов).

Ситуация в этом регионе оказалась наиболее сложной из-за того, что Сомали, по сути, давно прекратила свое существование как единая страна, там царит полная анархия, поэтому пираты на сомалийском побережье чувствуют себя просто великолепно. А проводить наземную операцию совсем никому не хочется, все помнят печальный опыт США 1993—1994 годов.

В итоге основные страны мира решили предпринять совместные усилия для решения проблемы хотя бы на море. К находившимся в Аденском заливе кораблям ВМС США и еще нескольких стран НАТО отправились на помощь корабли ВМС Индии, Южной Кореи, группу кораблей направил туда ЕС (очень примечательный момент — Евросоюз всё чаще предпринимает военные усилия независимо от НАТО).

И Россия решила не оставаться в стороне, направив к месту событий один из самых современных своих боевых кораблей — сторожевой корабль «Неустрашимый», принадлежащий Балтийскому флоту. Это единственный в нашем ВМФ сторожевик пр. 1154, он введен в строй в 90-е годы и обладает весьма мощным вооружением.

«Неустрашимый» прибыл в Аденский залив в конце октября и сразу приступил к решению боевых задач по патрулированию пиратоопасных вод. Разумеется, активно взаимодействуя с боевыми кораблями других стран, решающими аналогичные задачи. И это взаимодействие сразу дало результат. «Неустрашимый» и английский фрегат «Камберленд» совместными усилиями, применив палубные вертолеты, отбили нападение пиратов на датское судно «Пауэрфулл». А затем уже своими силами «Неустрашимый» отразил атаку пиратов на саудовское судно «Рабих». Причем в этот момент наш сторожевик занимался эскортированием еще трех судов — российского, греческого и китайского. И эту задачу он решил успешно.

События, происходящие сейчас у берегов Сомали, подтверждают давно известный факт — агрессивная риторика политиков нисколько не мешает успешному сотрудничеству военных, когда речь заходит о решении конкретных боевых задач в борьбе с общими угрозами. Ухудшение отношений между Россией и НАТО не мешает им, однако, продолжать сотрудничать в деле борьбы с исламским терроризмом в Афганистане. И в Аденском заливе российский и английский боевые корабли вполне эффективно спасают датское торговое судно. Эти практические дела в конечном счете оказываются сильнее пустых слов людей, делающих свои политические карьеры на раздувании никому не нужной конфронтации. В этом очевидный положительный итог нынешней кампании. Кроме того, наш флот, возможно, сможет немного заработать, поскольку проводка иностранных судов через опасные воды стоит денег. Поэтому Россия задействует в операции почти все свои крупные надводные корабли, способные ходить в океан. В следующем году на смену «Неустрашимому» придет тихоокеанский БПК «Адмирал Виноградов». Экипажи этих кораблей узнают, что такое дальний боевой поход. В этом еще одна важная положительная составляющая нашего участия в борьбе с пиратами.

При этом проблему пиратства, разумеется, решить не удастся. Слишком она сложна. Более того, ее радикальное решение (проведение сухопутной операции) слишком дорого, то есть нерентабельно. Поэтому, если активность сомалийских пиратов удастся немного понизить или человечество будет отвлечено на какую-нибудь более серьезную проблему, количество боевых кораблей в Аденском заливе вновь уменьшится. И всё вернется на круги своя.

Источник: www.chaskor.ru, автор: Александр Храмчихин


Главное за неделю