Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

На суперкатере под флагом с "Веселым Роджером"

Морские пираты и террористы оснащены самой современной и разнообразной техникой

С нынешними «корсарами» справится только хорошо подготовленный спецназ. Фото Reuters

События конца декабря – первых двух декад января в секторе Газа, российско-украинская «газовая война», подробности инаугурации нового президента США оттеснили на второй план непрекращающиеся пиратские вылазки в Аденском заливе. Впрочем, не сидели сложа руки нынешние «джентльмены удачи» и в других точках Мирового океана, о чем свидетельствует размещенная на этой странице «НВО» карта. Причем надо иметь в виду, что данные операции нередко проводят люди, тесно связанные с различными террористическими группировками.

ЗАРАЗИТЕЛЬНЫЙ ПРИМЕР

Зрители старшего поколения хорошо помнят динамичную и остросюжетную киноленту «Пираты ХХ века», созданную на «Мосфильме» в 1979 году (так что скоро ее создатели отметят юбилей). Это был один из первых советских боевиков, к тому же самый кассовый фильм начала 80-х.

Рассказ о нападении современных пиратов на советское торговое судно в южных морях пользовался большим успехом не только у нашего зрителя, но и за рубежом: кинокартину закупили для проката свыше 70 стран. Кому-то в ней нравился сюжет, кому-то – отличный актерский ансамбль, режиссура. А знатоки обратили внимание на суперскоростной высокоманевренный катер, которым пользовались морские гангстеры. И гадали: реальная ли это техническая новинка или плод художественного домысла постановщиков. Но последующие события на просторах Мирового океана превзошли самые смелые повороты, или, как сейчас говорят, навороты, киносценария…

11 сентября 2001 года, когда террористы-смертники, захватившие в воздухе пассажирские авиалайнеры, направили их на цели в Нью-Йорке и в Вашингтоне, стал поистине черным днем в современной политической истории. Мировое сообщество и силовые структуры разных стран не могли не осознать колоссальные последствия новых угроз, с которыми столкнулось человечество. Это явление политики и политологи квалифицировали как международный терроризм. Однако на фоне трагических событий в США, анализа их истоков и причин лишь немногие аналитики провели параллели с событиями, которые произошли почти годом ранее, усмотрев в них тревожный звонок.

Речь идет о временном промежутке октябрь–ноябрь 2000 года, когда мир столкнулся с проблемой уязвимости судоходства на морских коммуникациях и в прибрежной зоне. Именно тогда в относительно короткий период в разных регионах были предприняты атаки против гражданских судов и совершены террористические акции против военных кораблей.

Так, 12 октября 2000 года на внутреннем рейде йеменского порта Аден скоростная надувная лодка с 300 кг взрывчатки под управлением двух арабов-камикадзе таранила эсминец ВМС США «Коул». 154-метровый корабль водоизмещением 8400 тонн получил огромную пробоину размером 4 на 6 метров. И хотя ко дну он не пошел, но был полностью выведен из строя. Потери убитыми составили 17 моряков, включая двух женщин, 39 человек были ранены. Никогда со времени первой войны с Ираком (1990–1991 годы) личный состав американского флота не нес таких крупных потерь. А главное – ВМС США был нанесен огромный моральный ущерб. К слову, ремонт «Коула» занял долгих 14 месяцев, и он смог вернуться в строй только 19 апреля 2002 года. Ответственность за взрыв взяла на себя радикальная исламская группировка «Армия Махоны», которая, как полагают, связана с «Аль-Каидой».

Но акции арабских морских террористов на этом не закончились. 7 октября 2002 года в Аденском заливе они взорвали французский супертанкер «Лимбург». В итоге около 60 тыс. баррелей нефти вылилось в море, что создало угрозу небывалой экологической катастрофы.

Организаторов, исполнителей и пособников двух вышеназванных морских терактов арестовали и осудили на долгое пребывание за решеткой. Но в феврале 2006 года они умудрились сбежать из тюрьмы в йеменской столице Сане. На свободе оказался целый взвод террористов, включая 13 человек, осужденных непосредственно за подрыв «Коула». Прорыв 70-метровый туннель, преступники выбрались на поверхность в женской бане недалеко от мечети Аль-Авакаф. К слову, их главарь Джамаль аль-Бадави, разыскиваемый ФБР, был приговорен к смерти. Но позже казнь ему заменили 15-летним тюремным сроком. А в октябре 2007-го этого пирата и террориста и вовсе отпустили на свободу.

Следовательно, у ВМС США есть серьезные причины для того, чтобы быть постоянно настороже. Выбор у террористов большой: американский военный флот насчитывает сотни кораблей и судов основных классов, половина из которых постоянно находится в море – как правило, у чужих берегов. Идея же подрывать боевые корабли, так сказать, «вручную» оказалась заразительной. Атака против американского эсминца словно подхлестнула другие террористические группы, действующие в обширном Азиатском регионе.

Достаточно вспомнить ту же злополучную осень 2000 года. 23 октября смертники из сепаратистской организации «Тигры освобождения Тамил Илама», выступающей за отделение северной части островного государства Шри-Ланка от остальной территории страны, совершили нападения на два быстроходных парома. Один был потоплен, а другой поврежден. Двумя неделями позже, 7 ноября, объектом атаки боевиков палестинской экстремистской организации ХАМАС стал катер израильских ВМС. Командованию и экипажу, можно сказать, повезло. Человеческих жертв не было, а повреждения оказались незначительными только потому, что заряд сработал преждевременно.

НЕУТЕШИТЕЛЬНАЯ СТАТИСТИКА

Диапазон действий морских разбойников и террористов весьма обширен. Он простирается от прибрежных вод Центральной и Южной Америки (Карибский бассейн, Коста-Рика, Бразилия, Колумбия) через районы каботажного плавания на западе и востоке Африканского континента (Гвинейский залив, побережье Нигерии, Анголы, Сомали) и далее через моря Юго-Восточной Азии до Тихого океана.

Несмотря на некоторое снижение количества разбойных акций на море в середине 1990-х годов (в результате совершенствования взаимодействия ВМС и береговой охраны разных стран и обмена разведывательной информацией), в целом наблюдается активизация деятельности морских пиратов. Если в 1979 году, когда снимался фильм «Пираты ХХ века», в Мировом океане было зафиксировано до полусотни пиратских нападений, то за восьмилетний период с 1991 по 1999 год их число увеличилась в три раза, достигнув среднего ежегодного показателя в 300 случаев. В последний год ХХ столетия эта цифра возросла в полтора с лишним раза (469).

Цифры подтверждают тенденцию роста терактов и пиратства на море в новом, ХХI веке. Треть из них имеют место у берегов Африки и примерно столько же – в водах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Статистика же угона судов такова: из семи два были похищены в Индонезии, остальные – у побережья Соединенных Штатов, Таиланда, Тайваня, в Малаккском проливе и у берегов Сомали. Только в 2008 году сомалийские пираты совершили нападения почти на восемь десятков иностранных судов, захватив 30 из них. Так, в октябре они захватили украинский сухогруз «Фаина» с 20 членами экипажа и грузом вооружений, в том числе танками Т-72.

В чем же цель подобных захватов? Прежде всего в получении выкупа. Подсчитано, что доходы тех же сомалийских «флибустьеров» в прошлом году могли достичь 30 млн. долл. При этом, по мнению экспертов, немалая часть денег уходит террористическим организациям. Так пиратство тесно смыкается с терроризмом.

Как видим, в этой неутешительной статистике чаще всего упоминаются Африка и Азия. Наиболее нагло пираты ведут себя в районах интенсивного международного судоходства – в бассейне Красного моря и в прилегающих водах. Другой район активных пиратских акций – воды Малаккского и Сингапурского проливов. Здесь ежедневно проходят от 200 до 600 судов, из которых около половины составляют танкеры. Значительной активностью отличаются пираты и водных районах близ Индонезии, Малайзии и Сингапура, испещренных мелкими островками, где можно скрыться от преследования. При этом в Южно-Китайском море пираты используют фактор неурегулированности в пограничном, международно-правовом плане некоторых островных территорий и соответственно прибрежных вод.

Что касается численности пиратских формирований, то здесь рекорд (равно как и по количеству нападений на море) принадлежит «Тиграм освобождения Тамил Илама». Будучи не так давно на Шри-Ланке, автор был свидетелем большого резонанса, который вызывают здесь действия «тигров» на море. В частных беседах мне рассказали, что у сепаратистов действуют две группы, оснащенные современными быстроходными катерами типа «Мираж», в том числе и предназначенными для акций смертников. Общая численность этих групп, по некоторым данным, превышает 3 тыс. человек. На их счету не один десяток уничтоженных и захваченных частных и рыболовных судов, а главное – кораблей и катеров ВМС Шри-Ланки, главная база которых находится в Тринкомали, на севере страны.

«Тигры», несмотря на потери, понесенные в схватках с ланкийским и индийским флотами, не останавливаются и перед дерзкими нападениями на иностранные торговые суда. В задачи морских «тигров» входят к тому же сопровождение грузов военного назначения, по разным каналам закупленных за рубежом, переброска наемников в районы боевых действий, а также нелегальных мигрантов из азиатских и африканских стран в европейские государства.

Ежегодный средний показатель экономического ущерба от действий пиратов ХХI века на морях и океанах составляет, по американским данным, 450 млн. долл. При этом особую опасность представляют действия пиратов в случае нападения на суда с экологически опасными грузами – нефтепродуктами, боеприпасами, радиоактивными материалами. Последствия таких действий могут быть непоправимыми.

И ПОДЛОДКИ, И МОТОДЕЛЬТАПЛАНЫ

Военные эксперты и аналитики отмечают: успех диверсионно-террористической акций в йеменском порту Аден и в других местах резко активизировал интерес криминальных и экстремистских группировок к современным технологиям и техническим средствам нападения на морских коммуникациях и в прибрежной зоне.

В арсенале нелегальных подводных боевых групп и пловцов находятся экипировка и снаряжение как двойного (используемого в военных и в невоенных целях), так и сугубо специального военного назначения. Это, в частности, компактные системы определения координат, торпеды, рассчитанные на пловцов-смертников, магнитные мины, скоростные катера различного водоизмещения, мини-подлодки и подводные аппараты-буксировщики для доставки к цели одного или группы пловцов и подрывных зарядов.

Следует упомянуть и о специальном дыхательном снаряжении с замкнутым циклом. Его особенность в том, что оно сводит к минимуму возможность демаскировки пловца из-за отсутствия воздушных пузырьков. Такое снаряжение, кстати, используется «тюленями» (seals) – боевыми пловцами спецназа ВМС США и аналогичных разведывательно-диверсионных подразделений в других странах. Однако подобная аппаратура имеется далеко не у всех террористических групп. Зато высокоскоростные и маневренные морские катера различного водоизмещения и назначения широко распространены, так как приобрести их гораздо легче.

Кстати, о катерах. Аналогичное сверхскоростное средство передвижения (и нападения) на море, показанное в фильме «Пираты ХХ века», – отнюдь не плод творческой фантазии авторов. По свидетельству снимавшихся в картине популярных киноактеров Петра Вельяминова и Евгения Жарикова, это был… настоящий катер пиратов, который использовался на съемках. В открытом море его обнаружила команда одного из наших сухогрузов. Катер дрейфовал в нейтральных водах, признаков жизни никто не подавал. На борту не было ни людей, ни документов. Оставалось только гадать, что случилось с экипажем.

Так или иначе, катер сослужил хорошую службу отечественному кинематографу. Правда, судовые механики долго возились с мощным двигателем, пока сумели запустить его и освоить на всех режимах. Знающие люди предположили, что катер мог принадлежать одной из пиратских групп, входивших в состав «триад» – глубоко законспирированных преступных сообществ, действующих в странах Юго-Восточной Азии.


В последнее время зафиксировано много фактов морского разбоя. Карта с сайта gCaptain.com

Но вернемся к морским разбойникам и террористам современным. Анализ их акций дает основания говорить о том, что у них уже сложилась определенная тактика действий против судов в открытом море и в портах. Причем объектом нападения могут быть как военные, так и гражданские суда. Многое зависит от целей и мотивировок пиратов, оборудования, которым они располагают, степени защищенности порта или плавучего объекта, его назначения и ценности как источника захвата или уничтожения.

Чтобы, допустим, уничтожить корабль или нанести ему максимально возможные повреждения в море или на рейде, подрывной заряд ставится под днищем, по возможности ближе к машинному отделению. Эта операция может совершаться как небольшой группой, так и одиночным пловцом, но в любом случае они должны обладать достаточно высокой квалификацией. Более сложная задача – уничтожение корабля в охраняемом порту или гавани, когда доступ со стороны побережья к нему затруднен.

Если по каким-либо причинам возвращение невозможно, то операция, как правило, откладывается. Это связано с риском гибели или захвата террористов, а их подготовка стоит очень больших денег и занимает много времени. Однако, по мнению специалистов по антитеррору, не исключается и использование пловцов-смертников. С целью минимизировать время подхода к цели и доставки боезаряда используются скутеры – сверхмалые скоростные катера.

Очень важным является такой фактор, как скрытность подхода к объекту атаки или захвата и введение в заблуждение охраны и экипажа. В ряде случаев морские разбойники и террористы маскировали свои суда под рыболовные, а сами облачались в униформу береговой охраны или ВМС. Так, в частности, действовали боевики организации «Тигры освобождения Тамил Илама». А при захвате в 1985 году пассажирского лайнера «Акиле Лауро» террористы проникли на борт под видом туристов. Кстати, эта нашумевшая в то время история тоже была экранизирована.

В охраняемой гавани нападения могут совершаться одновременно с нескольких направлений. Кульминация атаки – поражение цели из гранатометов или артиллерийских орудий небольшого калибра – с одновременным ведением огня из крупнокалиберных пулеметов. Возможен и таран катером, начиненным взрывчаткой, с использование смертников. Взрывающиеся катера были отмечены у боевиков баскской террористической организации ЭТА, которая выступает за отделение Страны Басков от Испании. Подобным мини-катером, управляемым по радио, им удалось однажды взорвать корабль испанских ВМС.

Нельзя не сказать и о подводных самодвижущихся аппаратах (типа торпед, управляемых морскими камикадзе Японии в годы Второй мировой войны). Скупые данные, просочившиеся в печать, свидетельствуют об их реальном или потенциальном наличии у ближневосточных смертников-шахидов, ланкийских «тигров», баскских сепаратистов из организации ЭТА и филиппинских пиратов. Вспомним нашумевшие в свое время телесюжеты о строившихся в Колумбии малых подводных лодках. Их секции, судя по всему, изготавливались отдельно, а затем тайно доставлялись в малонаселенную местность для сборки. Эти мини-субмарины, как выяснилось, создавались по заказу местной криминальной группировки, тесно связанной с антиправительственными террористическими силами. А предназначались подлодки в первую очередь для скрытной перевозки наркотиков. (СМИ не раз отмечали тесные связи колумбийских наркобаронов с повстанцами из «Революционных вооруженных сил Колумбии» – FARC, подпитываемыми долларами от нелегального оборота наркотиков.)

Другие попытки строительства мини-подлодок зафиксированы в 1999 и 2000 годах на юге Индии и в Таиланде. В обоих случаях следы вели к тамильским «тиграм». Индийская полиция на своей территории субмарину конфисковала, но «судостроители» и заказчики, избежав ареста, пытались продолжить свое дело уже за границей – в Таиланде.

Тенденция последних лет – поступление в пиратские арсеналы индивидуальных летательных аппаратов (автожиров, мотодельтапланов) и даже самолетов. Они добываются в западных странах и могут быть использованы для проведения террористических акций. Все это вызывает серьезную тревогу у специалистов по антитеррору, так как увеличивает шансы нападающих по захвату или уничтожению как сухопутных, так и морских объектов с воздуха.

Подобная тревога стала еще более обоснованной после того, как американские военные в Афганистане обнаружили документы «Аль-Каиды» с планами воздушных ударов по крупным городам на Атлантическом побережье США. Они должны были осуществляться с грузовых судов, принадлежавших террористу № 1 Усаме бен Ладену.

Судя по документам, в трюмах кораблей террористы рассчитывали разместить пусковые установки ракет «Скад», которые можно было приобрести в одной из ближневосточных стран. Суда со «Скадами» планировалось подвести к восточному побережью Америки на расстояние до 300 миль (дальность полета «Скада»). Трудно, конечно, представить, что разработчикам этих планов удалось бы их реализовать. Но ведь смогли же в 2001 году террористы-смертники направить захваченные пассажирские самолеты на нью-йоркские небоскребы!

ОБЪЕДИНИТЬ УСИЛИЯ

Очевидно, что в наши дни разбойные нападения в морях и океанах с целью захвата финансовых средств, имущества, оборудования и самих судов (экономическое пиратство) тесно смыкаются с террористическими вылазками, преследующими политические цели. А само пиратство служит одним из источников финансовой подпитки международного терроризма. Это звенья одной цепи.

В международно-правовом плане пиратство квалифицируется как противозаконный акт насилия (принуждения) в отношении судов или летательных аппаратов в открытом море или районах за пределами зон юрисдикции каких-либо государств (см. статью 101 Конвенции ООН по международному морскому праву, 1982 год).

Однако более четким и универсальным представляется определение аналитического центра по проблемам пиратства Международного бюро по мореплаванию (IMB). В его ежегодном докладе о пиратстве и вооруженных нападениях на суда пиратством считается акт высадки на борт судна с намерением ограбить его или совершить другое преступление – с намерением использовать силу или с возможностью применить ее.

В связи с тем, что пиратство не только наносит огромный экономический ущерб, но и представляет серьезную угрозу безопасности на море и в регионах, международное морское право предоставляет военному кораблю любого государства возможность противодействовать пиратству в открытом море, но с некоторыми оговорками. Так, если акт пиратства предпринят в пределах района юрисдикции государства, например, в архипелажных водах, то другие государства не могут принять какие-либо меры против пиратов. Аналогичная ситуация и с международными проливами: если они находятся в территориальных водах того или иного государства, то вести борьбу с пиратством препятствует право мирного прохода через эти проливы.

Так или иначе, страны мирового сообщества объединяют усилия в борьбе с морским разбоем и терроризмом. Проводятся соответствующие международные конференции и симпозиумы с участием экспертов, представителей правительственных структур, силовых ведомств и спецслужб, ведется обмен информацией. Взаимодействие имеет место и в законодательной сфере – в интересах устранения юридических противоречий и неувязок.

В последнее время Россия активизировала усилия в международном противодействии пиратству. С разрешения правительства Сомали и согласно резолюции СБ ООН 1816 российские военные корабли патрулируют сомалийские территориальные воды с целью обеспечения безопасности прохода российских гражданских судов в районе Африканского Рога. Экипажам разрешено «предпринять меры, в том числе и силовые, в случае попыток пиратских нападений на российские суда». Также находятся у берегов Сомали и боевые корабли НАТО.

На противозаконное применение силы надо давать отпор, взаимодействуя на международном уровне. А для этого флоты и береговая охрана прибрежных морских государств должны быть оснащены соответствующим образом – прежде всего специально спроектированными для этих целей скоростными судами.

Такие суда производятся ведущими странами Европы, Азии и Америки, в том числе и Россией. Для подобного производства у нас в стране есть исследовательские центры и КБ с передовыми разработками, судостроительные предприятия с давними традициями и опытным инженерно-техническим персоналом. Но об этом – особый разговор.

Источник: nvo.ng.ru, автор: Владимир Рощупкин - кандидат политических наук, профессор АВН


Главное за неделю