Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Пираты на кораблях ВМС США

30.09.10
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Александр Шаговик
Борцы с пиратами сами не брезгуют преступными методами

Об авторе

Александр Иосифович Шаговик, 72 года, пенсионер, профессиональный моряк с шестнадцати лет. В апреле 2001 года в составе экипажа судна "Звезда Маару" был захвачен в нейтральных водах Тихого океана в 1500 морских миль от территории США фрегатом ВМС США. В Федеральной следственной тюрьме США г. Сан-Диего, Калифорния, провел более трех лет, находясь под постоянным прессом следственной и судебной машины США. 14 июля 2004 года судом присяжных был признан невиновным и вернулся на родину в г. Санкт-Петербург. В тюрьме начал писать статьи, рассказы, сказки для внука.

Немного истории.

1956 год

После окончания Ленинградской мореходной школы меня направили на самый старый пароход БМП "Отто Шмидт" кочегаром II класса. Мне было 18, "Отто Шмидту" - 43 года. В миру "Шмидт" считался каторжным пароходом, на который ссылались моряки за всякие провинности – в основном за стояночные загулы. Я был самым молодым членом экипажа. Наш экипаж моряки БМП называли "Дети Шмидта". В море выпивохи и гулены все преображались в стойких работяг, готовых без устали пахать на палубе, в машине и кочегарке. Все ребята без исключения - настоящие морские волки и надежные товарищи. В этой среде я прошел прекрасную жизненную и морскую школу. Мое усердие в работе было замечено, и меня поставили к котлу кочегаром I класса. Работа кочегара I класса талантливо отображена в известной песне "Раскинулось море широко": "привычным толчком он дверь топки открыл и пламя его озарило…"

Конец 1956 – начало 1957 гг. Мне 19 лет. Включен в состав экипажа, выполняющего Правительственное задание по перегону судна в Китайскую Народную Республику. У растерзанного войнами и колонизаторами Китая не было никакого топлива, кроме угля, поэтому в Польше было построено несколько судов-пароходов из расчета использовать на них топливом уголь. Маршрут перегона: Балтийское море, Атлантика, Средиземное море, Суэцкий канал, Красное море, Аденский залив (теперь этот залив проклят всеми моряками, а тогда о пиратстве в нем – ни слуху, ни духу), Индийский океан, Тихий океан и конечный пункт – Шанхай.

Капитану предписано было обойти остров Тайвань восточнее за 500 морских миль, так как ранее в Тайваньском проливе между континентальным Китаем и Тайванем был захвачен советский танкер "Туапсе" с трагическими последствиями для экипажа. Несмотря на то, что мы обходим Тайвань за 500 миль, нас окружила американская эскадра (примерно 10 единиц кораблей) и шла с нами, выдерживая расстояние примерно в одну милю в течение всего светового дня – это примерно 16 часов. Орудия кораблей были демонстративно развернуты в сторону нашего судна. Капитан и первый помощник капитана (помполит) приготовили все секретные документы к сожжению на случай захвата судна. Мы, члены экипажа, приготовили записные книжки с телефонами и адресами, а также все другие бумаги: конверты с письмами, фотографии родных, друзей и т.д. к уничтожению. Состояние тревоги было естественным от неопределенности – пойдут или нет на захват американцы.

Когда начало смеркаться, эскадра, к нашему удивлению, начала уходить за горизонт. Осталось тайной – почему? Возможно, они не получили подтверждения приказа на захват.

В Тихом океане, где-то недалеко от Японских островов, наше судно попало в петлю тайфуна, который терзал нас более двух суток. Обе шлюпки были разбиты ударами волн, с палубы за борт улетело все – даже вьюшки со швартовыми концами. Бог был милостив – мы все-таки дошли до Шанхая.

2001 год

Мне 63 года. На рыболовецком судне "Звезда Маару" я электромеханик. В восточной части Тихого океана, в районе Галапогосских островов приблизился фрегат ВМС США. Как позднее выяснилось: экипаж - 300 человек - вооружен до зубов и даже крылатыми ракетами с ядерными боеголовками в том числе.

Электронными средствами фрегата была подавлена работа наших двух радиостанций, спутникового телефона и система подачи сигнала SOS. Если бы американцам пришла в голову бредовая идея нас утопить, то никто никогда бы не узнал, что с нами случилось. Наш экипаж - 10 человек: двое граждан России из Петербурга и 8 – граждане Украины. У нас на борту не то, что какого-нибудь оружия, а даже ракетницы не было.


Американские моряки приближаются к подозрительному судну. armybase.us
На борту фрегата у спаренного орудия в готовности расчет в бронежилетах и стальных касках. Орудия развернуты в нашу сторону. С борта фрегата спустили большую надувную лодку с группой захвата. Приближаясь к нашему судну, они хором что-то орали. Мы не понимали, что это значит. На борт высадились 10 человек с автоматическим оружием в руках и пистолетами на бедрах. На лицах какое-то озверение. Не предъявили каких-либо документов или устных заявлений и объяснений. Приказали экипажу группой сесть прямо на палубу. На униформе - никаких личных номеров, имен или других отличительных знаков. На любое движение или попытку задать вопрос – злобные окрики и пинки.

Наша одежда: шорты, рубашки с короткими рукавами и сандалии, потому что тропики.

Один из захватчиков достал бумажные белые кружочки и начал ими снимать мазки с наших рук и одежды. Потом он же и еще один начали снимать мазки с разных частей судна. Затем жестом показали, чтобы мы зашли в свои каюты и не выходили без разрешения. В начале и конце жилого коридора поставили вооруженную охрану. Выход в туалет или столовую – под ружьем. Из кают не высовываться и не переговариваться.

С фрегата завезли большие ящики с инструментами и приборами, мотогенератор, мотопомпу. Начались круглосуточные активные работы по всему судну: вскрывались водяные и топливные танки, перекачивались из танка в танк вода и топливо, сверлились переборки там, где предполагались подозрительные пустоты, рулетками обмерялись помещения и замеры сверялись с чертежами судна. Все эти действия мог наблюдать я один из экипажа, потому что неожиданно оказался в выгодном от своих товарищей положении, так как, будучи электриком, был постоянно нужен шмональщикам: подключать переносное освещение, отключать для безопасности судовые механизмы, подключать погружные насосы, управлять электроподъемником. Я со своим боевым кейсом с инструментами и приборами сидел на палубе на виду у старшего команды, который был на ходовом мостике, видел меня и, при необходимости, звал и давал команду, что нужно делать в данный момент.

Так продолжалось пять суток. Шмональщики работали часов по 12 и потихоньку начали уставать. На их потных лицах появилось какое-то отупение – видимо, от отсутствия конкретного результата от всей их работы. Кстати, когда нас конвоировали в столовую, то в наших каютах делался основательный обыск: все вещи были перевернуты и наши "гости" даже не собирались скрывать это. Как прикажете понимать это с точки зрения юриспруденции и международных законов вообще?! Ведь при желании, в мое отсутствие в каюте, можно подбросить наркотики, оружие, и потом доказывай, что ты не верблюд.

Так получилось, что я контактировал больше всего с одним из военморов, который производил впечатление простого работяги. Он и работал добросовестно, больше и продуктивнее других. Порой он обращался ко мне с просьбой принести из нашего судового арсенала какой-нибудь недостающий по размеру гаечный ключ. Я охотно откликался на его просьбы, так как любое передвижение по родному кораблику было мне в радость, и потом, я думал, что, чем раньше они закончат обыск, тем быстрее нас отпустят. И вот, в очередной раз принеся этому военмору какой-то ключ, я обратился к нему с вопросом: "Сэр, а что вы ищете у нас?" Он на какие-то две-три секунды задумался, а потом шокировал меня своим, как мне показалось, искренним ответом: "А мы и сами не знаем… Пришел из Главного штаба приказ "Искать!" Вот и ищем".

Уже потом, в Федеральной следственной тюрьме США, в г. Сан-Диего, Калифорния, когда я переводил с английского поступающие от адвокатов документы, я наткнулся на приказ Главного штаба капитану фрегата: "Разрешаем производить разрушительный обыск при условии, чтобы судно осталось на плаву".

А ведь по международным законам досмотр судна должен производиться в течение не более 48 часов, при условии согласия на досмотр правительства страны, под чьим флагом и юрисдикцией это судно плавает, и только после этого на судно должен высадиться представитель власти страны, запросившей разрешение на досмотр, со всеми юридическими документами.

Но для сверхдержавы США нет никаких законов, кроме тех, что они исповедуют сами, демонстрируя всему миру свой мощный вооруженный кулак.

За пять суток так ничего и не нашли. Затем подошел на подмогу корабль береговой охраны, на который нас пересадили принудительно, разместив на открытой палубе, в носовой, самой продуваемой части корабля. Для сна дали какие-то поролоновые подстилки и по одному тонкому солдатскому одеяльцу. Десять суток мы околевали на стальной палубе, продуваемые океанскими ветрами, как бродячие собаки. У всех наших моряков потекли сопли, а у меня, самого старшего по возрасту моряка, заболели суставы. Для отправления естественных надобностей американцы у одного из швартовых шпилей поставили для нас большое ведро-парашу. За всем действом на параше наблюдали круглосуточно вооруженный охранник и вахта на ходовом мостике.

Демократия, свобода и права человека, о которых так любят с высоких трибун заявлять их президенты и прочие чины высокого ранга, особо ощущались во время сидения на параше под унизительными созерцаниями нескольких пар глаз американских военморов.

Через две недели, когда до Сан-Диего оставалось ходу менее суток, в небе появился четырехмоторный разведывательно-патрульный самолет "Орион" и на гладь океана сбросил на парашютах несколько контейнеров, которые военморы береговой охраны своим катером оттаскивали к нашему судну, буксируемому ими.

За две недели обыска и на причале в Сан-Диего экипажу "Звезды Маару" не было предъявлено никаких обвинений в контрабанде.

На причал выводили по одному, приказывали повернуться спиной, руки назад. 13 мая (вот и не верь тут в роковые числа) мне первый раз в жизни на руках защелкнули наручники. Все – арестант правительства США. Уже в наручниках построили в две шеренги для съемки репортерами разных СМИ, среди которых российских не было.

Потом на автомобилях перевезли в какой-то офис, усадили в кресла, с одной руки сняли наручник, чтобы им приковать к ручке кресла.

Вышла мадам с бумагой и на русском языке зачитала обвинение в том, что каждый из нас, членов экипажа, в сговоре между собой и другими неустановленными лицами, владел 13-ю (опять роковое число) тоннами кокаина, транспортировал его в США с целью дальнейшего распространения. Когда я это услышал, у меня сразу поднялось давление, появился звон в ушах. Я потребовал немедленно встречи с консулом России, врача и адвоката. Я отказался давать какие-либо показания, чем привел в ярость двух русскоговорящих агентов. Жаль, что неопытность некоторых наших моряков, незнание законов, а, главное – коварства всей следственно-судебной машины США, привели их к роковым ошибкам. Их показания были сфальсифицированы и обернулись для всего экипажа общей бедой: находиться под следствием более трех лет под постоянным прессом.

Консул из Генерального консульства России в Сан-Франциско позвонил в тюрьму сам. Задал несколько конкретных вопросов о подлинности документов, каким образом попали на это судно, как себя чувствуем по состоянию здоровья.

Поскольку я отвечал ему спокойным и даже бодрым тоном, он понял, что что-то у американцев с этой затеей не то. Консул сказал, что в тюрьму для встречи с нами срочно выедет один из консулов России, а сейчас он свяжется с нашими семьями и приободрит их, как я его об этом и просил.

Я написал примерно на восьми листах заявление на имя Генерального консула России, где подробно описал всю эпопею с захватом судна и парашютную операцию с контейнерами тоже. Россия-мать встала на защиту своих сыновей во весь рост. Всего в тюрьму приезжали семь консулов России, которые неоднократно, так как занимались вопросами различных документов, давали выверенные и точные ответы. Профсоюз Моряков России включился в работу сразу и основательно. Представитель РПСМ Юрий Юрьевич Сухоруков на воздушных лайнерах пролетел полпланеты, чтобы на судебном процессе защищать меня, простого российского моряка. Его блестящая речь на процессе произвела впечатление на всех присутствующих.

А теперь о пиратстве. Правительством США нам были предоставлены адвокаты. Большинство из них образованные, опытные, а некоторые еще отличались полной независимостью от правительства США. Один из самых способных из них на 35 листах текста изложил основательную работу со ссылкой на статьи и параграфы международных законов и Конституции и Законов США. Из этой работы следовало (я сам переводил с английского), что только во время захвата судна было 26 (!!!) нарушений военными и другими властными структурами США всех законов, потому напрашивался сам собой вывод, что в нейтральных водах, за 1500 морских миль от территории США, фрегатом ВМФ США был совершен 100%-ный акт пиратства в открытом океане.


Высадка досмотровой группы ВМС США. horseedmedia.net
За эту смелую точку зрения этого адвоката отстранили от дальнейшей работы с нашим экипажем, но старым хитрым способом: ему предложили хорошую должность в окружном суде.

Прокуроров, которые никак не могли "дожать" строптивый экипаж всякими изощренными провокациями, тоже убирали и меняли на более жестких. Ничто не спасало создавшуюся тупиковую ситуацию – экипаж стоял насмерть. Все уговоры, заманихи и пряники в обмен на подписание соглашение с правительством США были отвергнуты нами.

Одна из прокуроров, дама, получила в результате нервный срыв, и ее отправили куда-то на восточное побережье подлечиться, чтобы перевести потом на более легкую работу.

А МИД России уже вовсю бомбил Госдепартамент США – почему люди находятся под следствием уже более трех лет и не достигнуто никакого результата. Подспудно надо понимать, что нет никаких доказательств вины, значит.

В конечном счете 12 присяжных на втором процессе единогласно проголосовали за нашу невиновность. 100%-я победа!

Когда в наши дни в СМИ то и дело появляются сообщения об очередном захвате пиратами судна в Аденском заливе, а то и дальше, в Индийском океане, я сразу вспоминаю нашу эпопею. Сверхдержаве с ее военной мощью можно заниматься пиратством, а этим босым и голодным людям нельзя? Они рискуют жизнью только за еду, потому что организаторы этого бизнеса сидят на своих виллах на берегу, попивая перед телевизорами коктейли. В недавние времена американцы сунулись в Сомали с целью внедрить там американскую "демократию" и свой американский порядок. Но, когда их двух морпехов голыми веревками разъяренная толпа аборигенов тащила прямо по щебенке, усыпанной на пыльной дороге (а эти кадры видел весь мир), правоверные американские обыватели пришли в ужас и потребовали у правительства, чтобы оно срочно убирало своих вояк из Сомали. Унесли ноги, оставив страну разоренной, в состоянии бесконечной гражданской войны, и тем самым спровоцировали полное разрушение экономики страны, а доведенный до отчаяния обнищавший народ вынужден заниматься пиратством, как единственным средством для выживания.

Подтвердилась старая истина: "Посеешь ветер – пожнешь бурю". Теперь пиратство расцвело, окрепло и стало для всего человечества общей головной болью. А поскольку правительства стран-членов ООН никак не могут найти консенсус в этом вопросе, так как у всех разные взгляды и интересы, ситуация с пиратством заходит все дальше и дальше в тупик. Я же, имея печальный опыт с государственным пиратством, держусь приземленной (не глобальной) точки зрения – храни Господь российских моряков от этих пиратских захватчиков, потому что за все прогрессивное человечество не напереживаешься. Остается только уповать, чтобы на всех и вся нашло общее прозрение.


Главное за неделю