Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Военные проигрывают борьбу с пиратами - Михаил Войтенко

27.08.10
Текст: Центральный Военно-Морской Портал
Международный флот не в состоянии одолеть пиратство в Аденском заливе и Индийском океане, а российские военные вообще не понимают свои задачи в опасных водах. Об этом в интервью Центральному Военно-Морскому Порталу рассказал главный редактор Интернет-издания "Морской бюллетень" Михаил Войтенко.

Михаил Войтенко. Фото из личного архива журналиста
- Михаил, как Вы оцениваете эффективность антипиратских действий международных военно-морских сил?

- Чтобы проанализировать деятельность военных, международных сил в Аденском заливе и северо-западной части Индийского океана, необходимо иметь статистические данные и точно сформулированные цели присутствия военных в регионе. Подробной статистики присутствия международных сил нет. Ее нет даже по самым "прозрачным" соединениям EU NAVFOR или CTF, что уж говорить про россыпь кораблей, не входящих в эти соединения. Впрочем, той поверхностной статистики, которую можно собрать, в принципе, хватает. Главное для анализа - формулировка задач военных, а они, как ни странно, не отвечают интересам и потребностям судоходства, что, таким образом, делает невозможным анализ, будь статистика сколь угодно подробной и всеохватывающей.

- И каковы, на Ваш взгляд, эти задачи?

- На текущий момент задачи для военных обозначены следующие:

- защита гуманитарного продовольствия, ввозимого в Сомали;
- охрана судоходства;
- борьба с пиратством;
- контроль рыболовства в регионе.

- Вроде все логично?

- Да, на первый взгляд. Спрашивается, чего мне тут не хватает? А вот это самым главным и является. Полностью отсутствует формулировка того, что понимается под охраной судоходства. Дело в том, что никто пока не объявлял Индийский океан зоной боевых действий. Мы живем в условиях мирного времени, и, значит, судоходство должно чувствовать себя в полной безопасности. Мировая экономика работает в режиме мирного времени, а морское торговое судоходство является одной из важнейших составляющих мировой экономики. Оно должно работать бесперебойно и, как и полагается при рыночной экономике, не нести при этом убытки. То есть долг мирового сообщества при возникновении какой-либо угрозы судоходству, если это не мировая война, не только обеспечить стопроцентную безопасность, но и сделать это так, чтобы судоходство при этом не несло убытков.

- По Вашему мнению, это не отражено в вышеперечисленных задачах?

- Именно так. На мой взгляд, и, конечно, так считаю далеко не только я, первоочередные задачи должны формулироваться следующим образом:

- обеспечение гарантированно безопасного прохода торговых и иных судов опасными от пиратов водами;
- обеспечение безопасности не должно негативно отражаться на работе судоходства в виде убытков в том или ином виде от прямых трат на оборудование судов мерами защиты или найма охраны, страхования, двойного оклада экипажу и др. вплоть до косвенных расходов в виде изменения расписания, работы двигателей в маневренном режиме, повышенного расхода топлива и т.п.

Вот чего требует судоходство, а не борьбы с пиратами. Будут бороться с пиратами или нет, и каким образом - потоплением их всех или арестом с последующими сроками, судоходству это по большому счету безразлично.

Между официально заявленными целями и тем, что требуется судоходству, как видим, есть большая разница. Соответственно, либо мы оцениваем деятельность военных с позиции задачи борьбы с пиратством, либо с позиции обеспечения того, что требуется судоходству. И, значит, приходим к совершенно разным оценкам их деятельности, и с позиции того, что требуется судоходству, оценка деятельности военных не требует детальной статистики, достаточно той общей, которая имеется.

- Давайте все же коротко остановимся и на этом.


Военнослужащие Combined Task Force 151 досматривают подозрительную лодку. thetension.blogspot.com
- Хорошо, давайте. В регионе действует от 30 до 50 кораблей ведущих морских держав мира. Большая часть кораблей объединена в соединения EU NAVFOR и Combined Task Force, то есть, попросту говоря, это корабли стран Евросоюза и США. Меньшая часть гуляет сама по себе, это корабли Индии, Ирана, Китая, Кореи, Малайзии, России, Японии и других стран. Точного количества как стран, так и кораблей мы не знаем и узнать не можем - негде. Борьба свелась главным образом к проводке формируемых конвоев, к попыткам контролировать хотя бы т.н. коридор безопасности в Аденском заливе и попыткам вести борьбу другими способами, вблизи побережья Сомали. Военные пробуют то одно, то другое, но, что бы они ни пробовали, пираты пока успешно обходят их препоны и барьеры, и на каждый новый маневр военных находят свои контрмеры.

- С военной точки зрения 50 кораблей – весьма внушительная сила. Ее присутствие как-то сказалось на статистике пиратских нападений?

- Стало ли от присутствия военных в регионе меньше захватов? Нет, не стало. Просто если раньше пиратам для охоты хватало окрестностей Адена, теперь они вынуждены уходить далеко в Индийский океан или в сезон непогоды в Красное море. Однако безнаказанность в океане не привела и к росту числа захваченных судов, из чего можно сделать вывод, что пиратство ограничено другими факторами, какими-то своими внутренними. Например, физическим фактором возможности держать вдоль своего побережья плененные суда и снабжать их экипажи необходимым для выживания минимумом. Военные наверняка знают достаточно много и о реальных возможностях пиратов, и об их ограничениях, но информацию такого рода не публикуют, она закрыта. Взамен нас кормят байками о могучей пиратской мафии, охватившей щупальцами половину мира и имеющей агентов в каждом крупном порту. Военные, впрочем, стараются помалкивать, отдав байки на откуп различным экспертам, политикам и журналистам.

- А что же все-таки говорит официальная статистика?

- Когда пытаешься разобраться со статистикой пиратских нападений в 1-м полугодии 2010 года, то выясняешь интересные вещи. Посмотрим, что нам сообщает главный центр по сбору информации о нападениях в мире, Центр Куала-Лумпур, принадлежащий Международному Морскому Бюро IMB, а руководство IMB сидит в Лондоне. Количество нападений по всему миру сократилось по сравнению с прошлым годом на 18%, зафиксировано 196, в прошлом году их было 240. В районе Сомали (Аденский залив, Индийский океан, Баб эль Мандеб и Красное море) зафиксировано 98 нападений, в прошлом году за 1 полугодие было зафиксировано 144 нападения. Но вот известное независимое новостное агентство Ecoterra Intl проверило данные IMB, и выяснило, что не все так гладко. В 1 половине 2009 года в районе Сомали было зафиксировано 86 атак, а не 144. Более того, по данным Ecoterra Intl, НАТО зафиксировала на начало июля этого года 387 инцидентов, далеко не все из которых были официально учтены IMB. Зачем передергивают? Затем, что надо продемонстрировать успех и эффективность военного присутствия. У меня в ходе многолетнего наблюдения за сомалийским пиратством есть своя статистика захватов и освобождений и удерживаемых в плену судов и моряков по национальностям. У меня есть свои ощущения активности пиратов, основанные помимо официальных сообщений, на редких письмах моряков и судовладельцев, и они совпадают с Ecoterra Intl – безопаснее не стало.

Военные при этом не устают себя нахваливать, иногда до анекдота. EU NAVFOR при каждом удобном случае в красках расписывают свои успехи, а захват сомалийскими пиратами трех таиландских рыболовных судов прокомментировали так – их захватили в Индийском океане вне зоны действия военных, это еще одно доказательство того, что пиратов вытеснили из Аденского залива. Как мы знаем из последних захватов, не совсем, чтобы вытеснили, да и вообще забавно – при любом, как говорится, раскладе мы победили. Российские военные недавно сообщили, что создают нечто вроде собственного коридора, продляя проводку судов далеко на восток в океан. Решение правильное, но при этом не преминули намекнуть, что НАТО-вские военные возятся там в Аденском заливе в своем коридоре и не могут и в нем дать полную гарантию, тогда как российские военные дают судам под своей охраной стопроцентную гарантию. Сообщение по сути верно, по смыслу происходящего в регионе и потребностям судоходства совершенно неверно и мало того, несправедливо по отношению к товарищам по оружию.

- Почему?

- Остановлюсь на этом подробнее. Известно, что судовладельцы предпочитают попасть в конвои, сопровождаемые ВМС Индии, Китая или России. Известно, что военные этих стран ведут себя настолько жестко, что все, как говорится, живое боится даже приближаться к зоне вокруг проводимого конвоя. Однако ни военные, ни общественность, читающая сообщения об их успехах, не понимают, что судоходству этих конвоев мало, это капля в море. Сколько российские военные провели судов за те почти два года своего нахождения в регионе? Несколько сотен, вряд ли полтысячи. В год только этим коридором восток-запад и запад-восток проходит в среднем 22000 судов. То есть российские военные фактически гарантировали безопасность судоходства в этом коридоре на протяжении максимум недели. Из двух, повторяю, лет. Мой знакомый судовладелец в настоящее время перегоняет свое судно на Дальний Восток из Европы. Он из Владивостока. Экипаж полностью российский. Он с удовольствием бы прошел коридор в сопровождении российских кораблей, но вместо этого нанял йеменских военных за 15000 долларов. Взял их в Красном море, ссадил на границе с Оманом в Аденском заливе. Почему? Потому что под российский конвой надо угадать, и если не угадываешь, надо его ждать. А судовладельцу, господа военные, каждые сутки простоя – серп по одному месту. Он все просчитал и получилось, что платные йеменские военные дешевле бесплатного российского конвоя, причем у йеменцев, видимо, существует договоренность с пиратами, на их охрану не нахвалятся - ни одной лодки рядом на всем пути. Судовладелец, как видите, ответственный, он не хотел ни малейшего риска. По прохождении залива судно взяло севернее, несмотря на штормовую, но зато не пиратскую погоду. Если бы погода была хорошей, он прижимался бы вплотную к берегу вдоль Омана почти до Ормузского пролива и далее вдоль Индостана. Или нанял бы охрану на весь переход.

- Получается, что эффективность конвоирования судов низка по причине невозможности предоставления всем судам, проходящим этот район, защиты в виде конвоя, и судовладельцы все равно несут дополнительные расходы?


Харадхере - база сомалийских пиратов. en.wikipedia.org
- Именно так. Вот в чем суть, вот что требуется судовладельцам. Не просто пройти безопасно от пиратов, но пройти без убытков или с минимальными убытками. Именно поэтому раскритикованные российскими военными ВМС НАТО и Евросоюза отказались от конвоев и пытаются обеспечить безопасность патрулированием коридора. Они пытаются действовать в интересах судоходства. Они пытаются максимально снизить убытки судоходства. Отсюда и попытки блокады побережья Сомали вблизи известных пиратских гнездовий, таких как Эйл или Харадхере. А российские военные взяли и заявили, что их коллеги действуют неэффективно. Либо российские военные не понимают, о чем речь, либо что-то не в порядке с честностью. Мне кажется, российские военные не понимают, о чем речь, и не желают понять.

Это не война, это мирная жизнь и мирное судоходство, на котором висит вся мировая экономика. А военные пытаются вбить судоходство в рамки военного времени, 2-й мировой и атлантических конвоев. Результат отрицательный. Задача обеспечения безопасности в регионе в том виде, в каком безопасность требуется судоходству и экономике мирного времени, не выполнена.

- И что делать военным в таком случае?

- Технически их вины в этом нет. Им не поставили задачу сделать судоходство безопасным, им приказали охранять судоходство. В тех рамках, в которых они находятся, они больше чем делают, сделать не смогут. Что могли бы сделать военные, если бы им приказали не бороться с пиратством, а покончить с ним или хотя бы обезопасить судоходство и при этом позволили делать все, что необходимо, применять любые меры?

Понятно, что радикально покончить с пиратством можно только на сомалийской суше. Либо оккупацией всей страны, либо ее прибрежной части в ключевых точках. Не так их и много. Но нет такой отдельно взятой страны, которая решилась бы на эту операцию. Кому надо вешать на себя такой хомут, а в дополнение к нему – и всех тех собак, которые начнут на эту страну вешать представители прогрессивного человечества? Международное сообщество являет из себя не сообщество, а сборище, скопище стран, каждая из которых озабочена исключительно собой, и даже перед лицом общего врага никто не желает поступиться своей "суверенностью". Как шпана во дворе. Поэтому надежд на то, что мировое сообщество решится на решение проблемы сухопутной международной операцией, практически нет.

- То есть, на сегодняшний день рецепта от этой болезни нет?

- Можно было бы устроить массированную зачистку региона "жесткими" методами, хотя каковы были бы результаты, сказать трудно. Тут можно попытаться разобраться особо, отдельно, на примере действий индийских и российских военных.

Когда я резко отрицательно высказался по поводу того, как обошлись с пиратами, напавшими на танкер "Московский Университет", российские военные (неважно, убили ли пиратов сразу или отпустили на верную смерть, хотя я уверен, убили сразу или чуть погодя), на меня обрушился шквал даже не критики, а просто ругани и часто угроз. Со всех сторон. Даже Министерство обороны России, и то впервые, официально, можно сказать, в интервью "Комсомольской правде" признало мое существование, обозвав то, что я говорил, чушью. Все доводы моих критиков сводились к одному – каленым железом, пираты получили достойный отпор, никакой пощады, никаких церемоний, мы показали им, чьи яйца круче.

Могу еще раз повторить, и мне совершенно все равно, как к этому отнесется общественность – так поступать, как поступили российские военные, нельзя. Это не крутизна и не борьба с пиратством, это недостойный военных моряков удар исподтишка, это безответственность перед теми, кого военные призваны защищать - перед гражданскими моряками. Если уж говорить о том, чьи яйца круче, то у пиратов они пока куда как круче, они на своих облезлых лодчонках, на которых по прудам впору девушек возить, со ржавыми "Калашниковыми" и РПГ остаются хозяевами своих морей, армада самых современных кораблей ведущих морских держав мира ничего с ними поделать не может. И такие вот расправы их не останавливают. Ведь не только российские военные наслаждаются своей крутизной, оттягиваясь на – давайте говорить честно – беззащитных против них пиратах. Больше всего своей крутизной отличились индийские военные. Вот вам самый их крутой подвиг - потопление индийским фрегатом INS Tabar 25 ноября 2008 года рыболовного судна Ekawat Nava 5 в Аденском заливе.

Ekawat Nava 5 шел из Омана на Йемен с грузом рыболовных снастей и оборудования, пираты захватили его в 30 милях от йеменского побережья. Капитан успел дать сообщение о захвате компании, компания сообщила в Центр по пиратству в Куала-Лумпур, тот в свою очередь уведомил военных в заливе, приложив к уведомлению описание и фотографии Ekawat Nava 5. В офисе компании продолжали отслеживать судно посредством системы, установленной на ее суда. Передатчик на судне продолжал исправно работать, военным были переданы сведения о передатчике, и они также принимали его сигналы. Британский корабль сообщил, что обычное дело, судно захвачено пиратами и следует на одну из пиратских баз, сделать ничего нельзя, остается ждать, когда пираты выйдут на связь и потребуют выкуп. По расчетам, судно должно было дойти до базы за 5 суток, однако в тот же день к вечеру сигнал исчез. Судовладелец говорит, что в компании предположили самое логичное – пираты обнаружили передатчик и отключили его, однако на следующий день в СМИ появились хвастливые заявления Индии о потоплении пиратского судна-базы. Индийские военные опубликовали фотографии горящего судна и утверждали, что пираты первыми открыли огонь, они лишь на него ответили. Экипаж Ekawat Nava 5 состоял из 15 человек - 14 граждан Таиланда и 1 Камбоджи. В компании с тревогой ждали новостей, которые появились 6 дней спустя, когда проходящее Аденским заливом судно подобрало человека, не говорящего по-английски. Он оказался камбоджийцем из экипажа Ekawat Nava 5, единственным выжившим. То, что он рассказал, совершенно не соответствовало победным реляциям Индии.


Пожар на Ekawat Nava 5. piratebook.blogspot.com
Судно было захвачено пиратами утром и повернуло по направлению к Сомали. Во второй половине дня вблизи Ekawat Nava 5 появился военный корабль, пираты вывели экипаж на палубу и выстроили на виду военного корабля, как живой щит. Корабль отошел, но продолжал следовать в кильватере Ekawat Nava 5. Как только стемнело, корабль вновь сблизился и открыл по судну огонь. Надстройка мгновенно загорелась, экипаж попрыгал за борт, в темень и кишащие акулами воды. Пираты тем временем спустились в свою лодку и на полном ходу стали уходить от горящего Ekawat Nava 5. Корабль бросился за ними, однако через некоторое время вернулся и вновь открыл огонь по Ekawat Nava 5 – очевидно было, что индийские военные уже разобрались, что к чему, и хотели уничтожить все улики, все свидетельства своей трагической для тайских рыбаков ошибки. Спасся лишь камбоджиец, цеплявшийся за обломки судна. В компании собрали все возможные данные и точно установили, что фрегат INS Tabar потопил именно Ekawat Nava 5. Правительство Таиланда не стало устраивать скандал и требовать от Индии какой-то компенсации.

- На Ваш взгляд, действия индийских военных неадекватны?

- А что, будем называть индийских военных после этого суровыми крутыми парнями? Сведений о том, как индийские и российские военные проверяют рыбаков в Аденском заливе и как себя при этом ведут, очень много, как и жалоб. Вопрос вопросов – жестокость, крутизна индийских ВМС, много ли она помогла индийским гражданским морякам и рыбакам? Стали ли пираты опасаться захватов индийских судов? Или обращаться лучше с захваченными в плен моряками или рыбаками? Все как раз с точностью до наоборот. Весной пираты сразу, скопом захватили дюжину индийских доу. Индийских моряков и рыбаков бросают в океане без воды, топлива и продовольствия после того, как используют их доу в качестве пиратских баз. В плену им тоже достается. Мы что, хотим, чтобы подобная участь постигла и российских моряков?

И вот именно об этом я и пытался сказать, но меня услышали немногие.

- А о чем Вы конкретно говорили?

- О том, что либо военные, все вместе, собранные в заливе, начинают выжигать пиратов каленым железом, либо не имеют права уничтожать пиратов как бешеных собак в одиночку, тайком. Тем самым они пугаются, а озлобляются и начинают срывают зло не на военных, а на гражданских моряках. Это не борьба с пиратством и не крутизна, это извините меня, дешевые жесты, неумение сдерживать себя, сознательное непонимание того, что минутное торжество над кучкой пиратов отзовется потом болью беззащитных моряков. Ну прикончили десяток пиратов, и что? Их тысячи, а желающих стать ими десятки тысяч. Сомалийское пиратство - это не организованная преступность с пятеркой известных банд, состоящих из закоренелых бандитов, это народное явление, народный промысел. Наверное, их можно запугать, сломать психологически беспощадным уничтожением в море. Но это должны делать все, а не одиночки, боясь при этом публичности. Давайте не забудем при этом, что сомалийские пираты не убивают захваченных в плен. И откровенно признаем, что, делая так вот уже многие годы, пираты рассчитывают на какие-то ответные шаги со стороны тех, кто с ними борется. На то, что их не будут считать бешеными собаками и убивать не задумываясь.

- Такие крутые меры возможны?

- Пойдет ли на такой решительный шаг, на каленое железо, мировое сообщество? Смешной вопрос, конечно нет. А ведь давным-давно назрело, настоятельно необходимо показать, кто в мире хозяин, и далеко не только сомалийским пиратам…

- Так что же делать?

- На мой взгляд, радикальное средство только одно - обеспечить стопроцентную охрану всех следующих опасными водами судов высадкой вооруженной военной (не частной) охраны конвейерным способом: в точке А прием охраны, в точке Б - снятие. Технически это реально. Финансово это куда дешевле, чем держать в регионе столь большое количество соединений и кораблей. Но так как ни одна страна не в состоянии сделать это в одиночку, и даже союз, вроде Евросоюза, тоже, то и этого не будет. Дело тут не только в технической стороне создания международного контингента и обеспечения посадки/высадки охраны, дело еще и в других вопросах. Например, некоторые флаги запрещают иметь на свои судах вооруженную охрану. Поэтому тут требуются согласие и совместные действия именно мирового сообщества. Тогда собственно, не надо будет с пиратством и бороться, оно просто исчезнет. Не будет добычи, не будет и охотников.

Но и этого не будет. Никакого радикализма не будет по той простой причине, что сомалийское пиратство очень многих устраивает, а убытки от него неощутимо малы. Я много и подробно описывал тех, кому и чем выгодно пиратство.

Среди тех, кого пиратство устраивает, и военные тоже. Отдельные люди, экипажи, чисто по-человечески, становясь свидетелями мучений, через которые проходят в плену моряки, физически соприкасаясь с тем, что творится в регионе, сопереживают, сострадают и готовы покончить с пиратством хоть сейчас. Но они - люди военные, люди системы. Системе радикальное решение пиратской проблемы не нужно. Над ней не каплет. Выросли бюджеты, появилась крайне редкая возможность участия в беспрерывных учениях, где можно себя показать и других посмотреть. Борьба с пиратством устраивает военных куда больше, чем его искоренение тем или иным способом.


Антипиратские силы EU NAVFOR. ec.europa.eu
- Получается, что проблема пиратства неразрешима?

- Борьба с сомалийским пиратством превратилась в откровенный фарс и зашла в тупик. В значительной мере благодаря тем, кто вроде бы должен эту борьбу возглавлять, политикам всех мастей и международным организациям. Пожалуй, военные могли бы стать теми, кто сдвинул бы эту "борьбу" с мертвой точки и направил в нужное русло. Время от времени военные, отдельные командиры Англии и США (не Индии, России, Китая и других стран) выступают с заявлениями как частные лица и прямо говорят, что это не борьба, а пустая трата денег и сил. Но их заявления остаются неуслышанными. Они слишком многим неудобны. Но вот если бы командиры кораблей и соединений в регионе собрались, составили обращение к мировой общественности и его опубликовали, то этого не услышать было бы уже невозможно. Если бы они выдали нерадостную картину того, во что превратилась борьба, и предложили альтернативы, вот тогда глядишь, это мировое сообщество, наконец, и зашевелилось бы. Но видимо, для этого надо какое-то другое, не военное, мужество.

Поэтому сомалийское пиратство будет себе жить и дальше, и, вернее всего, с ним покончит какая-нибудь власть, которая, наконец, воцарится в Сомали. Кто его знает, там за несколько дней может возникнуть железная диктатура. А мировое сообщество этой своей "борьбой" с пиратством лишь показало всем, кто может видеть, насколько оно беспомощно, насколько мы все беззащитны перед любой угрозой, если эта угроза требует от нас минимального единения и отказа от эгоизма.


Главное за неделю