Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Нахимовская дюжина

19.12.12
Текст: Морское наследие, №3/2012, Игорь Витальевич Козырь
Иллюстрации: Морское наследие, №3/2012
210-летие Павла Степановича Нахимова в этом году ознаменовано двумя знаковыми событиями. В день рождения адмирала 5 июля в сквере "Малые Гаванцы" Санкт-Петербурга торжественно открыт памятник выдающемуся отечественному флотоводцу. Право спустить полотно, скрывавшее величественную фигуру, было предоставлено нахимовцу Артему Сыроежко – победителю конкурса "Нахимовец года – 2012".

Автором памятника является петербургский скульптор Григорий Лукьянов. Место установки выбрано не случайно. Здесь, на Васильевском острове, П.С. Нахимов приобретал первые навыки службы в Морском корпусе.

В это же время стартовала мемориальная яхтенная экспедиция "Балтийские мили 15-летнего гардемарина П. Нахимова", участниками которой стали 12 лучших нахимовцев и учащихся Морского технического колледжа. Экспедиция прошла часть маршрута, проложенного в 1817 г. бригом "Феникс", на котором совершил свое первое длительное плавание Павел Нахимов и его друзья. Молодые яхтсмены посетили Котку, Хельсинки, Таллинн, Стокгольм, Нюненсхамн и ознакомились с их достопримечательностями.

Друзья и наставники Павла Нахимова

20 мая 1817 г. на борт российского военно-морского брига "Феникс" поднялись 12 лучших воспитанников Морского кадетского корпуса, которым, согласно предписанию Морского министра Маркиза де Траверсе, предстояло "обозреть… балтийские наши порты и приобресть сколько можно более практических познаний". Наряду с посещением Ревельского, Свеаборгского, Балтийского, Роченсальмского (Котка) и Рижского портов бриг должен был нанести дружественные визиты в порты Швеции (Стокгольм, Карлскрону) и в столицу Датского королевства – Копенгаген, где им надлежало увидеть "все, заслуживающее внимание", руководствуясь указаниями российских посланников и своего наставника – преподавателя Корпуса лейтенанта Сергея Александровича Ширинского-Шихматова. Во время этого плавания каждый гардемарин вел журнал – своеобразный отчет о практическом плавании, который затем необходимо было представить непосредственно морскому министру.


Воспитанники Нахимовского военно-морского училища – участники мемориальной яхтенной экспедиции со своими наставниками (слева – кап. 2 ранга Н.И. Федорчук, справа – кап. 2 ранга А.В. Черемисин)

Примечателен состав участников этого похода, в котором прошла школу морской выучки целая плеяда блестящих офицеров Российского флота и не менее ярких личностей, отличившихся на гражданском поприще. Наиболее примечательной фигурой в этой компании, безусловно, является будущий герой Наваринского и Синопского сражений, душа обороны Севастополя в годы Крымской войны 1853–1856 гг. Павел Нахимов. Его другом стал Дмитрий Завалишин. Свои уникальные способности Завалишин обнаружил еще при поступлении в Морской корпус, когда ему было 12 лет. А уже в 16 стал там преподавателем, проводя занятия по астрономии, высшей математике, механике и теории морского искусства. К тому времени Завалишин владел десятью европейскими и древними языками. Этим юношей владела ненасытная жажда знаний. По его словам, даже во время учебы в Морском корпусе он умудрялся слушать лекции в Петербургском университете, Медико-хирургической академии, Горном корпусе, посещать обсерваторию Академии наук и рисовальные классы Академии художеств, библиотеки. Судьба сведет вместе снова Дмитрия Завалишина и Павла Нахимова в трехлетнем кругосветном плавании (1822–1825 гг.) на борту фрегата "Крейсер" под командованием Михаила Петровича Лазарева. Вместе с ними отправился в поход и Иван Бутенев. Перед этим кругосветное плавание под началом Лазарева на шлюпе "Мирный" (1819–1821 гг.) успел совершить их товарищ Павел Новосильский.


20-пушечный бриг "Феникс" в Северном море. Худ. Е.В. Войшвилло

…В то время, когда осужденный по первому разряду на 20 лет каторжных работ государственный преступник Дмитрий Завалишин отправился из застенков Петропавловской крепости в Сибирь, на всю Россию прогремели имена отличившихся в Наваринском сражении и награжденных орденами Св. Георгия IV класса Ивана Бутенева и Павла Нахимова. За участие в этом же деле их друг Александр Рыкачев удостоился ордена Владимира IV степени с мечами и бантом. Небезынтересно, что служившему на фрегате "Кастор" Рыкачеву (позднее снискавшему широкую известность как общественный деятель и автор сочинения "Год Наваринской кампании. 1827 и 1828 год") довелось пленить египетский корвет, получивший впоследствии название "Наварин", первым командиром которого стал… капитан-лейтенант Нахимов.


Акварельный портрет Дмитрия Завалишина, нанесенный на крышку шкатулки, сопровождавшей его в плавании на "Фениксе". Худ. М.И. Теребенев. Из собрания Иркутского областного историко-мемориального музея декабристов

В представлении Ивана Бутенева к награде можно прочесть: "За отличие в Наваринском сражении, где командовал шканечными орудиями корабля "Азов" и потерял правую руку, оторванную по плечо ядром". В письме, написанном Нахимовым вскоре после сражения, он так говорит о своем друге: "Надо было любоваться, с какой твердостью перенес он операцию и не позволил себе сделать оную ранее, нежели сделают марсовому уряднику, который прежде него был ранен". Карьеру произведенного в 1834 г. за отличие в капитаны 2 ранга Ивана Бутенева, успевшего к этому времени стать флигель-адъютантом императора Николая I, командира линейного корабля "Память Азова", прервала преждевременная кончина в 1836 г. Сам Нахимов командовал во время сражения баковыми орудиями "Азова" и чудом остался жив: "Я был наверху, на баке, у меня было 34 человека, из которых шестерых убило и 17 ранило, меня даже щепкой не тронуло". Судьба сберегла Нахимова для других подвигов во имя России.

Не долго прослужил на флоте еще один участник похода на "Фениксе" – Владимир Иванович Даль, прославившийся прежде всего как составитель "Толкового словаря живого великорусского языка", но не менее известный и как военный хирург, врач-окулист, писатель и публицист, талант которого получил высокую оценку А.С. Пушкина. Последняя их встреча произошла в день роковой дуэли, именно Владимир Иванович, присутствовавший у постели умирающего поэта, закрыл ему глаза.

Успел зарекомендовать себя как талантливый педагог и воспитатель Павел Михайлович Новосильский. После возвращения из кругосветного плавания на шлюпе "Мирный" в 1822 г. он получил назначение в Морской корпус преподавателем астрономии, навигации и высшей математики, а затем, успешно сдав экзамены за курс университета, посвятил себя педагогической деятельности в гражданском ведомстве.

Лестных отзывов удостоились у современников и другие товарищи Нахимова по плаванию на бриге "Феникс": "воспитатель морского юношества" Иван Адамович, окончившие первыми Морской кадетский корпус "известный своей храбростью и мужеством" Захар Дудинский и "обнаруживший настоящий литературный талант" Платон Станицкий.

Наставниками ребят в морском деле явились Павел Афанасьевич Дохтуров и Мардарий Васильевич Милюков – настоящие боевые офицеры, получившие мичманские погоны из рук британского адмирала Нельсона, под началом которого они принимали участие в историческом Трафальгарском сражении (1807 г.). Домой Дохтуров вернулся накануне Русско-шведской войны 1808–1809 гг., в ходе которой сумел проявить себя с самой лучшей стороны. К началу же Отечественной войны 1812 г. он стал капитаном одного из лучших кораблей русского флота – брига "Феникс", на котором несколько лет бороздил воды Балтики, неся дозорную службу, следя за противником, принимая участие в блокаде портов и крепостей. В 1816 г. грудь Павла Дохтурова украсил орден Св. Георгия IV степени за 18 кампаний на море. Мардарий Милюков, успевший отличиться в абордажных схватках с французами у берегов Бразилии, получил орден Св. Георгия IV степени еще раньше – за храбрость и мужество, проявленные во время обороны Риги в действиях канонерских лодок против французов в 1812 г. Мардарий Васильевич, считавшийся на флоте первым знатоком морского дела, обнаружил недюжинный педагогический талант и сумел завоевать любовь и уважение гардемарин. Характерно признание Дмитрия Завалишина: "Ему я обязан не только своими основательными морскими познаниями, но и привычкою к самостоятельности в действии и бесстрашием в принятии на себя самой опасной ответственности, когда обстоятельства того требовали…" Под его началом гардемарины изучали устройство и парусное вооружение брига, учились ходить под парусом на катерах и шлюпках, упражнялись в определении места по береговым ориентирам и небесным светилам.


Во время стоянки в Роченсальме гардемарины с "Феникса" стали прихожанами Свято-Никольской церкви – единственного здания той поры, сохранившегося до наших дней в городе

Не меньшим авторитетом пользовался приставленный к гардемаринам Сергей Александрович Ширинский-Шихматов. Нравственные качества его были исключительно высоки. В период службы в Морском корпусе он вел в буквальном смысле слова монашеский образ жизни, а большую часть своего денежного содержания отдавал на благотворительные дела. Для своего времени Ширинский-Шихматов получил отличное образование, свободно владел языками: старославянским, тремя иностранными и обоими классическими – латинским и греческим. Не зря он в свое время получил приглашение стать одним из преподавателей знаменитого Царскосельского лицея. За успехи в литературной деятельности Сергею Александровичу в 1809 г. было присвоено звание действительного члена Императорской Академии наук. И все-таки наибольшую известность Ширнский-Шихматов обрел на духовном поприще. В 1827 г. Сергей Александрович оставил военную службу и вскоре принял монашество, а после паломничества в Иерусалим прибыл на Афон и поселился в Ильинском скиту. С именем иеромонаха Аникиты, принятым Ширинским-Шихматовым при пострижении, связывают возрождение русского монашества на Святой Горе. Всего лишь год довелось ему исполнять обязанности настоятеля русской посольской церкви в Афинах, но и за это время он успел снискать глубокую любовь прихожан, многие из которых почитали его святым. Прах русского князя-монаха покоится теперь в стене одного из афонских монастырей.


Вид на Стокгольм от Кастенхолмена. Начало XIX в. Худ. Ю.Ф. Мартин (1755–1816)

После прочтения отчетов Павла Новосильского и Степана Лихонина может возникнуть чувство умиления: насколько старательными и благовоспитанными предстают юные гардемарины, насколько заботливыми и щедрыми выглядят их начальники и принимающие высокопоставленные лица. В воспоминаниях Владимира Даля и Дмитрия Завалишина будни рисовались несколько иначе. Мальчишки оставались мальчишками, а их озорство проявлялось порой в самых отчаянных формах. После кадетского затворничества, после балов и приемов у коронованных особ, после чинных экскурсий по арсеналам, мастерским, музеям и театрам, до чего приятно было "ходить в рабочей, измаранной смолою рубахе, подпоясавшись портупейкой, в фуражке на ремешке или цепочке, чтобы ее не сорвало ветром". А еще – пробежаться по борту и койкам, пройтись между мачтами по натянутому тросу или спуститься с салинга (салинг – конструкция, соединяющая мачту и ее продолжение - стеньгу) по веревкам вниз головою.


Внимание юных гардемаринов во время посещения Национального музея в Стокгольме привлекла скульптура "Амур и Психея" работы Ю.Т. Сергеля (современная экспозиция)

Гардемарины многому научились в походе. Дмитрию Завалишину, например, старший офицер доверял самостоятельное несение вахты, демонстративно отправляясь к себе в каюту, а при посещении корабля шведским двором – командование не только маневрами, но и показательным сражением с абордажем. На опасения капитана Милюков неизменно отвечал, что этому ребенку он доверяет больше, чем иному лейтенанту, а своему подопечному напоминал: "Помните, что на вас лежит ответственность не только за сохранение корабля, но и за мою честь".

По следам "Феникса"

…Биографии юных участников нынешнего яхтенного похода по существу мало чем отличаются от биографий гардемаринов, отправившихся в поход на "Фениксе" в 1817 г. "За кормой" у них пока лишь годы учебы. "Самым титулованным" среди ребят оказался разве что Артем Сыроежко – победитель конкурса "Нахимовец года – 2012". Но Артема и его друзей отличает от большинства сверстников горячее желание отправиться в море, поскорее овладеть азами морского дела. Ну что ж, тогда им, можно считать, повезло! Яхты, предоставленные Спортивным центром морской и физической подготовки (СКА, г. Санкт-Петербург) – "Былина", "Юнга", "Гемма" и "Диана" – стали отличной школой для новичков. Это, конечно же, не легендарные парусники XIX века, но по части мореходности и надежности они отлично зарекомендовали себя в дальних походах, а за плечами их капитанов солидный опыт плавания и обучения молодых яхтсмены.


Самый "заслуженный" нахимовец – Артем Сыроежко

Капитана "Геммы" Екатерину Кулакову можно считать старейшиной среди капитанов этого похода. В 1966 г. она впервые отправилась в дальнее плавание на "Гемме" в качестве старпома под началом своего мужа – полковника Олега Кулакова. Яхтенный стаж этой морской леди перевалил за полвека. Неудивительно, что ее воспитанники быстро освоили азы управления яхтой и организации флотской службы.

Не менее впечатляющим выглядит послужной список и жизненный путь капитана "Дианы" – полковника в отставке Андрея Александровича Минакова. Впервые он поднялся на борт яхты в 1946 г., а на "Диане" выходит в море с 1972 г. За это время он вместе со своим экипажем обошел всю Балтику, обогнул Скандинавию, ежегодно принимал участие в парусной регате "Кубок Балтийского моря", а это значит, не менее 1 200–1 500 миль за навигацию. Опытному педагогу-воспитателю, мастеру спорта было чему научить своих юных подопечных.

Руководитель экипажа "Юнги" доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы Сергей Ярославович Ивануса – автор нескольких десятков печатных работ и учебников – увлекся яхтенным спортом еще будучи слушателем Военно-медицинской академии, где он и сейчас продолжает трудиться в качестве одного из ведущих хирургов, начальника кафедры и клиники. Медицинской карьере не помешало участие в многочисленных спортивных состязаниях и учебных походах. Наверное, наиболее значимым среди них стала "Grand Regatta Columbus ’92" в честь 500-летия открытия Америки Колумбом. Протяженность этого маршрута, проложенного через 11 морей, составила более 6 000 миль. Не считаясь с неизбежными семейными и профессиональными заботами, каждый год уходит он в море, стараясь передать свой опыт и знания юным яхтсменам.


Схема маршрута учебного плавания брига "Феникс" с гардемаринами в 1817 году

В 15 лет, в том же возрасте, что и Павел Нахимов, вышел впервые в море на яхте Андрей Березкин, а его первым наставником в морском деле стал не кто иной, как известный яхтенный капитан, мастер спорта СССР адмирал Юрий Александрович Пантелеев. В 1988 г. Андрей сам стал капитаном крейсерско-гоночной яхты "Былина", унаследовавшей имя единственного судна отечественной постройки среди тех, что представляли Россию на парусной регате летних Олимпийских игр в Стокгольме в 1912 г. В 1990–1991 гг. при поддержке спонсоров и друзей яхта была переоборудована и оснащена, чтобы соответствовать международным стандартам учебных парусных судов, и ее экипаж, сформированный из слушателей морского факультета Военно-медицинской академии, впервые принял участие в международной регате учебных парусников "The Сutty Sark Tall Ship Races". За минувшие 20 лет "Былина" 78 раз принимала участие в этих гонках, посетила полсотни иностранных портов и преодолела свыше 30 000 морских миль. В "былинной мореходке" прошли обучение более 250 рулевых, 10 шкиперов и капитанов, трое из них стали капитанами крейсерских яхт.


Первые морские мили под руководством опытного наставника. На руле – руководитель экспедиции капитан яхты "Былина" Андрей Березкин

На протяжении многих лет Андрей Алексеевич Березкин, инициатор и руководитель мемориальной экспедиции по маршруту брига "Феникс", занимается разработкой и реализацией программ обучения молодежи парусному делу, а экипаж "Былины" ежегодно проводит рекордное количество дальних учебных походов. Энтузиазм и достижения капитана этой яхты получили признание не только в нашей стране, но и за рубежом: А.А. Березкин – член Морского совета при Правительстве Санкт-Петербурга, член президиума Санкт-Петербургского парусного союза, президент Ассоциации яхт класса "Л-6", председатель "Невского яхт-клуба". В 2009 г. он был удостоен почетной награды Международной ассоциации "The Vicki Scott Memorial Trophy" за исключительный вклад в организацию обучения молодежи при подготовке и проведении регаты "The Tall Ships Baltic Race – 2009". Примечательно, что большинство программ парусной подготовки молодежи, разработанных Андреем Березкиным, тесно связаны с задачами военно-патриотического воспитания. Он является одним из инициаторов возрождения и организатором исторической гонки "Кубок 100 миль" (о ней наш журнала писал в № 1), а также ежегодных мемориальных походов, посвященных знаменательным событиям истории русского флота, Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда.


"Нахимовская дюжина" на борту яхты «Юнга»

Вот и в этом походе его участникам удалось посетить места, связанные не только с походом брига "Феникс" 1817 г., но и с другими памятными страницами летописи русского флота: знаменитую Свеаборгскую крепость и ее бывшую гарнизонную церковь Св. Александра Невского; п-ов Ханко, у берегов которого русские моряки одержали первую крупную победу над шведским флотом в 1714 г., ставший неприступной крепостью для врага в первые месяцы Великой Отечественной войны; небольшой эстонский о-в Найсаар, хранящий следы событий Крымской войны 1853–1856 гг.; мемориал павшим советским воинам в Таллинне. Особенно волнующим оказалось посещение финского города Котки, возникшего на месте сожженного англо-французской эскадрой во время Крымской войны 1853–1856 гг. бывшего русского города-крепости Роченсальм. Территория, на которой сейчас расположен г. Котка, в результате Русско-шведской войны 1741–1743 гг. отошла к России, и долгие годы граница между Россией и Швецией проходила по западному рукаву р. Кюмень. В 1788 г., стремясь вернуть утраченные в результате предыдущих войн земли, Швеция объявила России войну. В проливе Роченсальм произошли два ожесточенных морских сражения. В ходе первого из них, 13 (24) августа 1789 г., русская галерная флотилия одержала убедительную победу, а вот во втором, 28 июня (9 июля) 1790 г., считающемся крупнейшим сражением эпохи парусного флота на Балтике, потерпела поражение.


Схема маршрута морской молодежной спортивной историко - патриотической яхтенной экспедиции, посвященной 210-летию адмирала П.С. Нахимова (05 июля – 29 июля 2012 г.)

Об этой печальной странице истории нашего флота напоминают обломки фрегата "Св. Николай", выставленные на о-ве Вариссаари, могилы моряков у стен Свято-Никольской церкви и прекрасный памятник погибшим российским морякам работы скульптора М.К. Аникушина. Церковь чудом уцелела во время рейда англо-французской эскадры в июле 1855 г. и считается единственным архитектурным памятником в стиле ампир, сохранившимся в Финляндии. (Кажется, фото 4 было бы уместнее здесь.) Настоятель храма отец Александр радушно принял участников экспедиции и обстоятельно рассказал им об истории храма и его реликвиях. Нигде участниками похода не ощущалась больше с такой силой сопричастность истории 1817 г., как в этом храме рядом со старинными иконами, перед которыми горели когда-то свечи, зажженные Павлом Нахимовым и его товарищами!


Регата классических яхт в Нюнесхамне, посвященная 100-летию Олимпийских игр 1912 г. в Швеции
В Свято-Никольской церкви. Котка, Финляндия
Яркие впечатления оставило посещение местечка Нюненсхамн, где экипажи "Былины" и "Юнги" приняли участие в международном морском фестивале классических яхт, посвященном 100-летию проведения Олимпийской парусной регаты "Classic Boat Meet 2012", собравшем более 200 исторических парусных яхт из разных стран мира, включая 18, чей возраст перевалил за 100 лет. Две из них принимали участие в тех давних соревнованиях.


Регата классических яхт в Нюнесхамне, посвященная 100-летию Олимпийских игр 1912 г. в Швеции

Во всех пунктах захода юных моряков и их наставников ожидал радушный прием в местных яхт-клубах и насыщенная культурная программа. Ребята посетили Морские музеи в Котке и Таллинне, ознакомились с достопримечательностями Хельсинки и Стокгольма, а во время захода в Ханко подружились с морскими скаутами из Финляндии. Значение мемориальной экспедиции характеризует запись, сделанная советником Посольства Российской Федерации в Эстонии Николаем Фурсовым: "Заход в Таллинн российской эскадры яхт во главе с "Былиной" – правильное, своевременное и очень важное мероприятие. Как для будущих военных моряков России, так и для демонстрации военно-морского флага в Эстонии".

На этапах экспедиции от Санкт-Петербурга до Котки и далее до Хельсинки в составе экипажа флагманской яхты "Былина" находилась небольшая съ емочная группа федерального телевизионного канала "Звезда", и есть надежда, что отснятые ими материалы привлекут внимание молодежи и потенциальных спонсоров замечательного проекта, так нуждающегося в их поддержке.


Шторм в Балтийском море

Яхтенные капитаны тепло отзываются о своих подопечных. Балтика во время экспедиции проявила довольно скверный характер. Ребята узнали, что такое затяжные дожди и холод в условиях морского похода. А во время перехода из Таллинна в Нюнесхамн испытали на себе, что значит встречный ветер силой до 7-8 баллов. Тем не менее, юные моряки стойко перенесли выпавшие на их долю испытания, вели прокладку, стояли у руля, управлялись с парусами, хотя некоторым из них приходилось явно не сладко.

Илья Петров так оценил свой выход в море: "Я понял, что такое "парусная яхта". Это – самое лучшее, что придумал человек. Ведь море, паруса, ветер – это все, что нужно настоящему моряку".

Андрей Березкин считает, что основные задачи экспедиции выполнены успешно. Самое главное, что ребята научились жить в море, привыкли к дисциплине и ответственности, поняли значение товарищеской взаимовыручки и чувства локтя.

Яхтенные учебные походы являются отличной школой для будущих офицеров военного и торгового флотов. Остается только сожалеть, что эта форма морской подготовки оказалась практически забытой. Высокой оценки заслуживает сотрудничество нахимовского училища со спортивным центром морской и физической подготовки (СКА г. Санкт-Петербург), благодаря которому каждый год первичную яхтенную подготовку проходят 10–15 юношей. Тем не менее, директору нахимовского училища Н.Н. Андрееву и начальнику спортивного центра А.В. Бурцеву всякий раз, когда предстоит принять решение об отправке ребят в море, приходится брать на себя огромную ответственность, далеко выходящую за рамки их обязанностей. Дискуссия о роли и месте яхтенной подготовки в обучении будущих офицеров флота продолжается уже много лет. В старом русском флоте хорошо понимали, что гардемарин в обязательном порядке следует приучать к опасности, ибо только таким путем они смогут приобрести хладнокровие и находчивость, так необходимые в трудную минуту. Сопряженный с морской практикой риск нужен для обретения опыта, без которого невозможно становление настоящего моряка. Такой опыт обрели 12 участников похода – 12 будущих офицеров военного и торгового флотов.

Основные организаторы и партнеры проекта

Организаторы

  • Морской Совет при Правительстве Санкт-Петербурга
  • Центральный военно-морской музей
  • Нахимовское военно-морское училище
  • Спортивный центр морской и физической подготовки (СКА, г. Санкт-Петербург)
  • Общественная организация "Невский яхт-клуб"

Партнеры

  • Общественный фонд "Морской Петербург"
  • Объединенная судостроительная корпорация
  • ОАО "Адмиралтейские верфи"
  • ООО "РМП – Менеджмент"
  • ОАО "Электроприбор"
  • Судостроительная фирма "Алмаз"
  • ОАО "Морской акционерный банк"
  • Санкт-Петербургский Морской технический колледж

Участники походов

Участники похода 1817 г. на бриге "Феникс"

  • Командир брига, капитан-лейтенант П.А. Дохтуров
  • Старший офицер – лейтенант М.В. Милюков
  • Офицер-наставник – лейтенант С.А. Ширинский-Шихматов
  • Гардемарины:
  • Иван Адамович
  • Иван Бутенев
  • Владимир Даль
  • Захар Дудинский
  • Дмитрий Завалишин
  • Федор Колычев
  • Степан Лихонин
  • Павел Нахимов
  • Павел Новосильский
  • Александр Рыкачев
  • Платон Станицкий
  • Николай Фофанов

Участники мемориальной экспедиции "Балтийские мили 15-летнего гардемарина П.С. Нахимова"

  • Руководитель экспедиции, капитан яхты "Былина" А.А. Березкин
  • Капитан яхты "Гемма" Е.Я. Кулакова
  • Капитан яхты "Диана" А.А. Минаков
  • Капитан яхты "Юнга" – С.Я. Ивануса
  • Воспитанники НВМУ и Морского колледжа:
  • Олег Афанасьев
  • Александр Демидов
  • Илья Иващенко
  • Юрий Иващенко
  • Алексей Канин
  • Александр Кибальчич
  • Юрий Малых
  • Кирилл Назаров
  • Илья Петров
  • Дмитрий Поляков
  • Богдан Пономарев
  • Артем Сыроежко





Главное за неделю