Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

"Шурики" из политуправления

12.03.10
Текст: НВО, Владимир Гундаров
Политработник о политработниках.

Где я служил и что видел. Записки офицера-подводника. О смешном и не только. Д.А.Макрушин. - М.: ООО "НИИ "ОВИ". – 2009.
"Верх позора и безобразия – партия у власти защищает своих мерзавцев!" Эти слова вождя большевиков долгие годы были под запретом, и только во времена хрущевской оттепели впервые были доведены до рядовых членов той самой "партии власти". ("Правда" № 324 от 18.11.1962) Они созвучны воспоминаниям и размышлениям бывшего заместителя начальника политуправления Северного флота капитана 1 ранга запаса Дмитрия Макрушина.

Нравы и обычаи, царившие в последние годы Советской власти в среде политработников, помогают понять, какими путями происходила смена этой самой власти, и почему эти пути поныне остаются открытыми для всех желающих изменить мир к лучшему.

Автор книги служил на надводном корабле, на дизельной подводной лодке, на атомном ракетном подводном крейсере стратегического назначения, был помощником начальника политотдела 2-й дивизии противолодочных кораблей по комсомольской работе, начальником политотдела 31-й дивизии ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, возглавлял отдел пропаганды политуправления Северного флота. Ему ли не знать, от каких пороков пострадал авторитет политсостава, особенно в 80-е годы.

Политработников он делит на "настоящих" и "гастролеров". Последние – это "московские" кадры политсостава, "Шурики". Им не надо было проходить все ступени карьерной лестницы. Послужил такой "Шурик" в ЦК партии, в Главпуре или политуправлении ВМФ, дорос до инспектора и для нового назначения едет "отметиться на флоте" сразу в должности начальника политотдела дивизии или даже заместителя начальника политуправления флота. Главное – не задержаться, вовремя сбежать обратно в столицу, получив очередное звание.

"Они проскакивали флот без задержки, как туристы место, где плохо кормят". Подчиненных они учили по принципу "делай, как я говорю", а не "делай, как я", маскируя чванством свою несостоятельность и некомпетентность во флотской службе. Они видели в людях не цель, а средство ее достижения. Автор едко высмеивает их мнимую веру в неправду, их мечтательные сладкие видения.

Искусно симулировались разного рода иллюзии, собирались липовые "отзывы" простых людей на события в стране и за рубежом. Про то, что у нас – восторженные, про то, что у "них" – гневные. Автор приводит случай, как звонок из Москвы разбудил его посередине ночи. Инспектор политуправления ВМФ, знакомый еще по комсомольской работе, не просил – требовал немедленно отзыва на одно важное политическое событие в стране. Утром перед солидной аудиторией его должен был "озвучить" очень большой руководитель. Требования к "отзывающемуся" жесткие: обязательно мичман, мастер военного дела, орденоносец, участник дальних походов.

Макрушин пытался отшутиться, мол, в море мичман и что говорит там – не знаю. В ответ услышал начальствующее предупреждение: "Это вам так не пройдет!"

Автор беспощаден к аппаратчикам, "видевшим живого матроса только через стол президиума" и сделавших карьеру по "квартирно-генному принципу". Это те, у кого влиятельные родственники или квартиры в Москве. Конечно, не все были такими. И среди политработников были те, кто всю жизнь тянул нелегкую лямку корабельной службы, кого уважали подчиненные. Но они всегда оставались в тени, а в "свете рампы" оказывались аппаратчики.

Очень понравилось "Шурикам" козырять модной фразой "Честь имею!" По всем правилам дворян, главных персонажей фильма "Адъютант его превосходительства". Хотя это явное коллективное манерничание может обозначать в слове "имею" двоякий смысл. Получалось, что до августа 1991 года какой-то злодей грязно надругался над ними. И только после августа они смогли восстановить свою девственно чистую честь.

Автор исподволь подводит читателя к мысли, что "пирамида, в основном состоящая из аппаратчиков и хлюстов разного толка, стала медленно клониться и в конце концов бесславно рухнула в августе 1991 года" из-за того, что партия власти защищала "своих мерзавцев".

Теперь политработники превратились в военных воспитателей. Их лишили административно-распорядительных функций и начали сокращать. Процесс сокращения штатной численности и функций воспитательных структур продолжается по сей день. Главное управление воспитательной работы уже не распоряжается всеми бюджетными деньгами. Говорят, что и сам ГУВР скоро превратится в рядовое управление в составе Главного управления кадров Минобороны. В ротах, батальонах, полках не останется воспитателей.

Но если командир учит солдата как надо стрелять, то кто же будет учить солдата в кого стрелять, и самое главное – во имя чего? Не случайно в годы Великой Отечественной войны, 65-летие Победы в которой мы готовимся отметить, у фашистов была директива: политруков в плен не брать – расстреливать на месте.

И в наше время военные воспитатели совершают подвиги. Спасая жизнь товарищей, 9 августа 2008 года в Южной Осетии пал смертью храбрых на поле боя заместитель командира 135-го мотострелкового полка по воспитательной работе майор Денис Ветчинов. Посмертно ему присвоено звание Героя России. Но это уже другая история о других людях. Их имена уже вписаны в историю Отечества золотыми буквами.

"Шурики" же из политуправлений пусть остаются безымянными, хотя в персонажах книги моего сослуживца Дмитрия Макрушина читатели – бывшие и нынешние офицеры Северного флота – без труда узнают и поныне здравствующих антигероев.


Главное за неделю