Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

"Тополь", "Булава" и "Ядерная вертикаль"

02.04.10
Текст: НВО, Владимир Щербаков
Генеральный конструктор стратегических ракетных комплексов написал повесть.

Ядерная вертикаль: События и мысли. Ю. Соломонов. – М.: ИД "Интервестник", 2009.
Выход книги, подготовленной высокопоставленным военачальником, государственным деятелем, ученым и руководителем промышленности, – событие всегда неординарное. Исследователям, историкам и, наконец, простому обывателю небезынтересно узнать из первых уст, как принимались те или иные решения, оказывавшие влияние на судьбы нации и без преувеличения человечества в целом. Узнать о героях "невидимого" фронта, ковавших щит страны; расширить кругозор в области вооружения, военной и специальной техники.

Поэтому, когда в руки попала книга "Ядерная вертикаль", написанная Юрием Соломоновым, бессменно руководившим в течение длительного времени одним из ведущих предприятий-разработчиков ракетной техники – Московским институтом теплотехники и по наши дни остающимся его генеральным конструктором, я с нетерпением приступил к ее изучению, надеясь "приобщиться к тайнам создания ракетно-ядерного щита" Советского Союза и России.

Однако первоначальная надежда сменилась недоумением с некоторой долей разочарования. Мне не удалось найти ответов на многие вопросы, в частности, на мучающий сегодня многих: не ошибочно ли было решение о выборе направления разработки новой БРПЛ "Булава" и, если все было сделано верно – в чем причина неудач во время испытаний?

Впрочем, достаточно необычен сам формат книги – повествование ведется не от первого лица, как принято в мемуарах, а от некоего "постороннего наблюдателя". Автор как бы со стороны наблюдает за событиями, происходящими на протяжении нескольких десятилетий, в период 1980–2010-х годов, описывая их в своеобразной отвлеченной форме. Во многих случаях – даже без привязки к датам или указания места события.

Например, "идет заседание одного из комитетов Конгресса. На повестке дня – рассмотрение хода работ по программе СОИ". У автора нет данных о том, кто и в каком комитете обсуждал такие важные вопросы? Однако затем идет прямая речь и содержание выступлений отдельных участников совещания – это, получается, выдумка?

Или: "В стенах одного из институтов Минобороны проходит бурное обсуждение вопроса адаптации разрабатываемого комплекса средней дальности к условиям развертывания США систем противоракетной обороны типа Patriot – модификации SAM-D". К чему такая секретность? Разве нельзя указать – что за институт? Могу заверить – "вероятный противник" о том, какой институт и за что отвечает, осведомлен не хуже, чем руководство Минобороны РФ. Зато с такими недомолвками, да еще и от третьего лица, книга смотрится уже не как документально-исторический труд, а как некое вольное изложение на заданную тему.

Но самое удивительное в другом: представители военно-политического руководства страны и руководители науки и промышленности "зашифрованы" под псевдонимами (автор предупреждает об измененных фамилиях в предисловии). Правда, лица эти все хорошо узнаваемые – но только для тех, кто, как говорится, "уже в теме". Если в заглавии написано "События и мысли", зачем изменять фамилии людей, тем более что многих из них автор подвергает критике? Впрочем, критика, содержащаяся в книге Юрия Соломонова, является правильной и даже не требует доказательств – достаточно взглянуть на современное состояние российских Вооруженных сил и ОПК, чтобы полностью довериться словам автора.

"Тоталитарная система подавляла инакомыслие, акцентируя внимание общества на противодействии сильному коварному врагу" или "Ненасытная гидра военно-промышленного лобби подпитывала процесс своими предложениями, за которыми не было ничего, кроме борьбы за власть, влияния в обществе, высасывания дополнительных ресурсов, обескровливающих страну", – это все о советском периоде, хотя эти же слова можно применить и к современной России.

"Страну буквально рвет на части стая диких зверей, и не находится силы, которая была бы в состоянии покончить с этим беспределом. Стратегические ядерные силы являются гарантом безопасности страны, значит, надо найти средства, необходимые для решения этой важнейшей государственной задачи", – утверждает герой книги Юрий Соломатин (надо понимать, что это сам автор). "Но о какой поддержке оборонной промышленности можно было говорить, когда руководство страны в качестве единственного инструмента формирования структуры управления признавало только один механизм – разрушение. Вместо заимствования из наработанного в Союзе и доказавшего свою эффективность, шло планомерное уничтожение самих основ системы управления народным хозяйством, предлагая взамен карикатурные схемы, позаимствованные путем слепого копирования западных образцов", – а это уже, как можно без труда понять, речь идет о новейшей России. И вновь – слова, с которыми нельзя не согласиться. Вообще, строго говоря, когда в наше "весьма интересное время" представитель высшего эшелона пишет настолько честно и открыто – это уже сам по себе подвиг, неизбежно вызывающий уважение и симпатии читателя.

Однако есть в суждениях автора и такие мысли, с которыми никак нельзя согласиться. Например, Юрий Соломонов почему-то негативно настроен к военному сословию. По крайней мере, нельзя никак иначе интерпретировать такую фразу: "Объективно воспринимая ограниченный образ мышления людей в погонах, он (речь идет об одном из представителей правительства. – В.Щ.) тем не менее всегда умел находить в их среде, где очень мало личностей, достойных людей, умеющих мыслить широко, создавая тем самым коллектив единомышленников совместно с представителями промышленности". Безусловное же одобрение героя книги, Юрия Соломатина, заслуживают только те военачальники, которые соглашаются с его аргументами и предложениями в области разработки ракетного оружия. Вот как описан визит в МИТ нового главкома ВМФ: "Адмирал Куропатов (это псевдоним. – В.Щ.), человек невысокий, плотного телосложения, вошел в кабинет генерального конструктора без лишнего позирования и рисовки и после короткого приветствия, к удивлению собравшегося руководящего состава предприятия, произнес:

– Коллеги, я приехал с одной целью – учиться. Область морских стратегических ядерных сил для меня новая, и я буду очень признателен вам за помощь в ознакомлении с предметом".

После такого шага, естественно, адмирал заслужил уважение Юрия Соломатина и его коллег. Читатель, вероятно, тоже должен проникнуться уважением к МИТу, оказавшемуся единственной в стране организацией, где главком ВМФ может почерпнуть самые лучшие и передовые знания о морской компоненте СЯС. Возникает только вопрос: кто же назначал на пост главкома флотоводца, не разбирающегося в одной из важнейших составных частей Военно-морского флота?

Можно предположить, что речь идет о Владимире Куроедове, но он в 1976–1978 годах с отличием закончил Военно-морскую академию, в 1987–1989 годах – с золотой медалью закончил Военную академию Генерального штаба ВС РФ, в 1994–1997 годах командовал Тихоокеанским флотом, располагающим до сих пор крупной группировкой МСЯС, а в 1997 году несколько месяцев занимал пост начальника штаба ВМФ РФ. И что, за все эти годы он ничего о МСЯС не узнал и был вынужден идти учиться у конструкторов МИТа, до программы "Булава", кстати, не занимавшихся проектированием стратегических ракет подводного базирования?

Есть в книге и некоторые не совсем убедительные моменты. Например, автор подвергает серьезной критике предложение части генералитета сделать ставку в развитии наземной группировки стратегических ядерных сил России на ракетных комплексах стационарного шахтного базирования, оставив "за скобками" мобильные ракетные комплексы. Руководитель МИТа Юрий Соломатин (под псевдонимом легко угадывается, как уже говорилось, сам Юрий Соломонов) резко противится такому недальновидному, по его мысли, решению и в конечном итоге убеждает тогдашнего начальника Генштаба ВС РФ, что именно такие комплексы станут главной силой ответного удара в случае ядерной агрессии противника.

"В условиях ответного удара эффективность комплексов стационарного шахтного базирования близка к нулю, из чего следует необходимость разработки подвижных комплексов", – пишет Юрий Соломонов.

Идея вроде бы правильная. Координаты ракетных шахт не только известны вероятному противнику, но – в соответствии с подписанными международными обязательствами – добровольно сообщены Москвой. И тот, кто первый решится нанести удар, вполне может добиться успеха, разрушить ракетные шахты и обезоружить наши РВСН. Мобильные же комплексы могут находиться на марше, постоянно менять свое местоположение, а потому их труднее обнаружить и соответственно поразить. Но современные средства космической разведки располагают не только оптическими, но и инфракрасными и радиолокационными системами высокой точности, что позволяет вести наблюдение круглосуточно в любую погоду. Да и координаты защищенных укрытий мобильных "Тополей" и маршруты из боевого патрулирования также известны вероятному противнику.

Зато российской общественности не только стараются ничего не говорить о ходе работ по таким программам, но еще и гневно возмущаются, если в СМИ появляются материалы на указанную тему. Вот, например, что по этому поводу думает автор книги: "Представить себе, что в какой-то другой стране, относящейся к ядерному клубу, на страницах обычных газет, журналов, в других неспециальных средствах массовой информации может публиковаться такое количество материалов по вопросам стратегического ракетного вооружения, просто невозможно. Объяснить этот феномен можно двумя причинами: отсутствием возможности применить свои, как правило, поверхностные знания по прямому назначению в связи с их невостребованностью и выполнением прямого заказа, поощряемого материально. Так или иначе в прессе с удивительной периодичностью, цикл которой определяется, по всей видимости, беспричинными гормональными всплесками, появляются публикации с использованием доводов, убеждающих только их авторов, потому что понять порой откровенный бред, лишенный не то что научно-технической обоснованности, а просто элементарного здравого смысла, невозможно".

Оставим эти слова на совести автора, отмечу лишь, что материалы такого рода появляются в обычных, неспециализированных (под специализироваными Юрий Соломонов, вероятно, имел в виду закрытые ведомственные издания, недоступные широкому кругу читателей) изданиях и в странах – членах ядерного клуба. Разве что за исключением Китая. В СССР мы тоже почти ничего о РВСН не знали, но раз уж строит наше руководство демократию и открытое общество – будьте любезны испытывать все ее "прелести", а не только те, которые вам удобны. Да и материалы о стратегическом ракетном вооружении появляются не с периодичностью, определяющейся "беспричинными гормональными всплесками", а с периодичностью "всплесков" падающей в море "Булавы", которую наше военно-политическое руководство "торжественно обещало" поставить на вооружение еще в прошлом году, а то и раньше. Не надо было обещать – общественность бы и не спрашивала. А то выходит, что в открытых СМИ у нас печатаются либо "неудавшиеся горе-специалисты широкого профиля" или же "продажные писцы". С таким же успехом на примере отдельных проворовавшихся представителей нашего правительства или той же оборонки можно заявить о "полной продажности" всех чиновников и всех промышленников. Так зачем обливать дегтем всех сотрудников СМИ?

В целом можно порекомендовать прочитать книгу Юрия Соломонова. Ряд интересных фактов в ней можно почерпнуть, особенно о принятии отдельных решений в области поддержания боеспособности ракетно-ядерного щита нашей страны. При этом сам автор, как сказано в предисловии, не претендует на исключительность своих суждений, что оставляет поле для критики и полемики, особенно с участием тех, кто упомянут Юрием Соломоновым в этом труде, пусть и в завуалированной форме.


Главное за неделю