Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

От Охотска до Владивостока

В 1850 г. Невельской докладывал о результатах своих исследований в лимане Амура особому комитету пол председательством канцлера Нессельроде. Поддержали его только три члена комитета: Меньшиков, Перовский и Муравьев.

Приверженцы канцлера Нессельроде, министра «нерусских» иностранных дел, как называли его тогда в России, посчитали поступок Невельского «дерзким и подлежащим наказанию».

После доклада царю 4 февраля 1850 г. последовало решение, сущность которого сводилась к тому, чтобы дальнейших попыток к присоединению края пока не предпринимать и ограничиться только устройством зимовья в гавани Счастья, в Сахалинском заливе, чтобы зимовье действовало как бы от имени Российско-Американской компании. По первоначальному плану правительства все работы, связанные с исследованием Амура и Приамурья, предполагалось поручить правлению Компании, чтобы в случае необходимости можно было сослаться на то, что правительство не участвует в этих работах. Царь еще и еще раз предупреждал об осторожности. Невельской откомандировывался в распоряжение генерал-губернатора Муравьева для продолжения исследований.

29 июня Невельской обосновал первое зимовье русских вблизи устья Амура — селение Петровское на берегу залива Счастья. Как известно, Невельской на этом не остановился и, выполняя свой план исследования Приамурья, в том же году официально, от имени правительства, занял устье Амура и 1 августа 1850 г. поднял русский военно-морской флаг на мысе Куегда. Здесь был заложен первый русский военный пост в Приамурье — Николаевский, превратившийся затем в город и порт Николаевскна-Амуре.


Г.И. Невельской.

В Петербурге действия Невельского вызвали бурю негодования. Канцлер Нессельроде писал Муравьеву, «что для самого сохранения чести и достоинства нашего правительства, гораздо лучше теперь же удалиться оттуда, нежели продолжать занимать сей пункт на Амуре»(1). За этими высокопарными словами стояло нежелание канцлера заниматься дальневосточными делами в интересах России. Вопрос был снова вынесен на обсуждение специального комитета, и было решено Николаевский пост не снимать, оставив его как лавку Российско-Американской компании.

Результатом работы комитета явилось утвержденное царем 12 февраля 1851 г. решение об организации специальной Амурской экспедиции. Средства, отпущенные на экспедицию, были небольшими, по Г. И. Невельского и его сподвижников это не могло остановить.

За шесть лет Амурская экспедиция проделала огромную работу. Исследования Невельского и его спутников 11. К. Бошняка, Н. М. Чихачева, Г. Д. Разградского, Д. И. Орлова, Н. В. Рудановского, А. И. Петрова и других создали реальную базу для официального акта о присоединении Приамурья к России.

Амурской экспедицией детально были описаны и изучены река Амур на протяжении от озера Кизи (и само озеро) до устья и лиман Амура, притоки Амура Горин и Амгунь, озера Эворон и Чукчагирское. Трудами участников экспедиции, и особенно пробывшего в экспедиции все гремя ее существования Николая Константиновича Бошняка, были открыты каменноугольные месторождения на Северном Сахалине, исследовано западное побережье Татарского пролива, выставлен военный пост в заливе Чихачева (Де-Кастри) и открыта одна из лучших гаваней мира — Императорская (Советская Гавань).

Действия Амурской экспедиции соответствовали создавшейся международной обстановке. Политика царского правительства в вопросе присоединения земель на Дальнем Востоке изменилась, так как создавалась реальная угроза захвата дальневосточных земель агрессивными империалистическими державами, и в первую очередь Анг.лией и Францией. Начавшаяся Крымская война заставила обратить самое серьезное внимание правительства па охрану обширных границ России на Дальнем Востоке.

Война, развязанная на Ближнем Востоке, скоро пришла и на Дальний Восток. Соединенная англо-французская эскадра под общим командованием английского адмирала Прайса в августе 1854 г. появилась в Авачинской бухте на Камчатке. Доблестные защитники Петропавловска смело отразили попытки врага высадиться па полуостров. Потеряв большое количество убитыми и ранеными, соединенная эскадра вынуждена была уйти из Авачинской губы. Но организовать в условиях военного времени и зимой помощь отдаленному Петропавловску было задачей очень грудной. И Г. И. Невельской предлагал: «Скорое сосредоточие в Николаевске всего, что находится ныне в Петропавловске... должно, по моему мнению, составлять единственную и главную нашу заботу, ибо если мы благовременно это сделаем, то неприятель, в каких бы он превосходных силах ни появился, нам никакого вреда сделать не может, потому что банки лимана, полная для него неизвестность здешнего моря, удаление его от сколько-нибудь цивилизованных портов не на одну тысячу миль, лесистые, гористые и бездорожные пустынные прибрежья Приамурского края составляют крепости, непреоборимые для самого сильного врага, пришедшего с моря»(2).

Была принята очень трудная, но правильная мера — перенос военного порта в Николаевск. Защитники Петропавловска буквально пропилили во льду фарватер для кораблей и обеспечили выход русской эскадры в море в первых числах апреля. Через несколько дней к Петропавловску подошла соединенная англо-французская эскадра и, убедившись, что ее обманули, бросилась в погоню. 8 мая она появилась у залива Чихачева (Де-Кастри). Уверенные в том, что отсюда русская эскадра никуда уже не может уйти, англо-французы, держась в море недалеко от залива, поджидали подхода своих главных сил.

Завойко же между тем, разведав о том, что пролив между Сахалином и материком очистился ото льда, дал приказ в ночь на 14 мая всей эскадре двигаться туда. Этот маневр был совершен блестяще. Проболтавшись по океану и обстреляв пустынные берега Де-Кастри, Аяна и Императорской гавани, англо-французы так и не нашли русской эскадры.

Открытия Амурской экспедиции в северной части Татарского пролива вместе с героизмом моряков Петропавловской эскадры дали возможность сохранить русские морские силы на Дальнем Востоке, вывести их из-под удара во много раз превосходящего противника. Русская эскадра вскоре вошла в устье Амура и обосновалась у Николаевского поста.

Силы на Амуре были значительно увеличены за счетпервого сплава в 1854 г. по реке, которым официально было открыто плавание по Амуру и доставлены в устье его войска и вооружение. Сплав начался 14 мая. Сплавные средства состояли из парохода «Аргунь»(3), 5 лодок, 4 вель-ботов, 18 баркасов, 13 барж, 8 плашкоутов, 29 плотов. Флотилия 18 мая вступила в воды Амура и 12 июня прибыла в Мариинский пост и оттуда — в Николаевский пост. Было доставлено большое количество войск и грузов.

В 1855 г. сплав был повторен. Численность войск в Приамурье после второго сплава возросла до 7 000 человек. Николаевский пост, который стал преемником Охотска, к 1855 г. заметно разросся и превратился в небольшой провинциальный город. Моряки Охотской флотилии, прибывшие с Камчатки (28 июня 1855 г. их насчитывалось 1 098 человек), внесли большое оживление в жизнь нового порта России на Тихом океане.

В 1856 г. была образована Приморская область Восточной Сибири; в нее вошла и бывшая Камчатская область. Центром новой области и главным портом Восточного океана стал город Николаевск. Флотилия, столько лет с честью носившая имя Охотской, стала называться Сибирской. Для руководства деятельностью флотилии создавалось специальное управление Сибирской флотилией и портами Восточного океана. Первым военным губернатором и командиром Сибирской флотилии был назначен сподвижник Г. И. Невельского капитан I ранга П. В. Козакевич.

Итак, главный восточный русский порт с берегов Охотского моря, побывав временно на берегах Тихого океана, перебазировался на устье Амура. Но и здесь он оставался недолго. Интересы государства заставляли его передвигаться все дальше на юг, утверждая своим появлением на новом месте права России на вновь открытые и исследованные русскими людьми моря и земли.

После окончания Амурской экспедиции и прекращения войны с англо-французами обстановка на Дальнем Востоке резко изменилась. Возросло влияние России, и вырос авторитет русского военно-морского флота. Кроме того, после подписания в 1858 г. Айгунского договора, происходившего в обстановке дружественных переговоров, Приамурье навсегда было признано русской территорией.

Айгунский договор был выгоден для обеих сторон. Китай имел теперь надежную защиту от возможных попыток иностранных захватчиков проникнуть на его землю с севера, а Россия, по словам Маркса, «в силу последнего договора получила новую территорию величиною с Францию»(4).

Вскоре началось освоение этой территории. Еще во время второго сплава по Амуру переселенцами были основаны по берегам реки первые станицы. Теперь их становилось все больше. Росли и новые города — Благовещенск и Николаевск. Россия получила в результате Айгунского договора, а также от последовавших за ним Тянъцзинского и Пекинского договоров, закрепивших окончательные границы между Россией и Китаем, выход к Японскому морю. Русский флот приобрел хорошие гавани на его побережье.

Для русских моряков наступила пора напряженной работы по исследованию новых мест на побережье Японского моря. Первое описание этого берега было сделано еще во время первого русского кругосветного плавания Крузенштерна, но оно было неточно и не удовлетворяло нужд мореплавания.

Во время похода на Дальний Восток в войну 1853— 1856 гг. офицеры эскадры вице-адмирала Е. В. Путятина(5) подробно описали берега Кореи и Приамурья. Было открыто и описано много заливов, бухт, островов. Лучшими из них являются залив Петра Великого с превосходной гаванью, Посьета, названный так в честь старшего офицера фрегата «Паллада», заливы Амурский и Уссурийский. Но больше всего привлекала внимание, отличная, укрытая от всех ветров бухта Золотой Рог, расположенная на южной оконечности полуострова Муравьев- Амурский. На берегу этой бухты 20 июня (2 июля) 1860 г. был выставлен доставленный на военном транспорте «Маньчжур» военный пост из 40 солдат 4-го линейного батальона под командованием прапорщика Комарова, получивший название Владивосток.

Замечательные физико-географические условия, прекрасный климат, близость к государственной границе и к Амуру — все говорило в пользу поста и положило начало очень быстрому его заселению. С 1862 г. военный пост часто и официально стали именовать портом. Преимущества нового порта перед Николаевским были настолько очевидны, что через десять лет стали открыто поговаривать о перенесении сюда главного порта России на Тихом океане. 25 февраля 1871 г. приказом № 21 генерал-адмирала было объявлено решение царя, окончательно закрепившее положение тихоокеанского главного порта: «Главный порт с морскими учреждениями перенести из Николаевска во Владивосток»(6).

Николаевский порт отныне ставился на уровень обыкновенного порта, в котором оставался командир порта с помощником по гидрографической части и с небольшим числом офицеров и солдат. Необходимость такого помощника вызывалась особенностями плавания по Амуру, в частности по его лиману, в котором уже были выставлены береговые створы и ежегодно выставлялось большое количество плавучего ограждения — бочки, вехи и прочее. Тихоокеанский порт России, начавший свое существованне в 1716 г. в далеком Охотске в самых неблагоприятных условиях, после долгой истории, полной великих открытий, после .многочисленных человеческих жертв и многих завоевании и подвигов, прославивших русский парод, обрел свое настоящее место, на котором он стоит уже без малого сто лет.

В течение двух лет (1871 и 1872) перенос порта из Николаевска во Владивосток был завершен. Сибирская флотилия насчитывала теперь около 20 судов вместо 9 и 1865 г. и непрерывно увеличивалась и улучшалась. К этому времени были закончены работы по прокладке подводного международного телеграфа, соединившего Владивосток с Нагасаки и Шанхаем. В 1880 г. Владивосток был объявлен городом и в нем было образовано особое Владивостокское военное губернаторство, включавшее полуостров Муравьев-Амурский. А через 8 лег, в 1888 г., Владивосток стал административным центром Приморской области.

Одновременно рос и Владивостокский порт. К 1861 г. его посетило только одно русское судно, в 1871 г. — 24. а в 1875 г. — 51 судно. С 1880 г. установилась морская транспортная связь между Владивостоком и Камчаткой, Владивостоком и Сахалином и Владивостоком и Охотском. В J 880 г. пароход «Россия» доставил из Кронштадта 1 000 солдат, а в 1901 г. судами Добровольного флота было совершено 25 рейсов из западных портов России во Владивосток. Окончательно укрепилось положение Владивостока после окончания строительства Великой Сибирекой железнодорожной магистрали, связавшей его с цептральными районами России.

Русский флот на Тихом океане, увеличившийся за счет создания Добровольного флота, представлял собой уже внушительную силу, с которой нельзя было не считаться.

Положение на Дальнем Востоке было неспокойно. Вот-вот готова была вспыхнуть война с Японией. Царские власти усиленно вводили все новые и новые войска на границу с Маньчжурией. В 1904 г. Япония напала па Порт-Артур. Началась русско-японская война. Значительно уступавший по количеству японскому, русский флот показал в этой войне беспримерный героизм и стойкость. Героическая эпопея «Варяга» и «Корейца» навсегда вошла в славную летопись русского военно-морского флота.

Во Владивостокском порту, являвшемся третьим в России после Кронштадта и Севастополя, были сосредоточены главные силы флота. Значение Владивостока особенно возросло с 2 января 1905 г., после падения Порт-Артура. В 1900 г. во Владивосток прибыло 435 судов, в 1906 г. грузооборот порта достиг 423 800 тонн, а в 1914 г., в начале мировой войны, — 1 324 000 тонн. В 1916 г., когда большинство перевозок шло через Дальний Восток, грузооборот достиг 2 629 000 тонн.

Тяжелые поражения русской армии и флота в Цусимском бою, развертывающаяся по всей России революция оказывали большое революционизирующее влияние на Владивостокский гарнизон. Участились революционные выступления матросов и солдат. В конце октября 1905 г. состоялось первое такое выступление матросов Сибирского экипажа, которое затем было поддержано выступлениями матросов на крейсерах «Россия», «Громобой» и «Богатырь». Революционные выступления матросов и солдат Владивостокского гарнизона превратились в вооруженные столкновения.

В январе 1906 г. была расстреляна демонстрация, требовавшая освобождения арестованных. На следующий день восстали артиллеристы нескольких батарей. 16— 17 октября 1907 г. произошло крупное вооруженное восстание, вызванное чрезвычайными репрессиями царского правительства после событий 1905—1906 гг. На эсминце «Скорый» восставшие подняли красный флаг и вышли в море. По восставшему кораблю был открыт огонь, и поврежденный эсминец вынужден был выброситься на берег.

Во Владивостоке-была создана подпольная группа большевиков, члены которой — солдат саперного батальона Г. Шамизон, машинист Сибирского флотского экипажа Энгельбрехт, машинист подводной лодки «Сом» Г. Соколов, артиллерист М. Шитов и другие — руководили массовыми выступлениями и вели широкую пропагандистскую работу.

И хотя все эти выступления были жестоко подавлены, они явились суровой школой для моряков-тихоокеанцев, школой, которая пригодилась им в революционной борьбе в дни Октября и в годы гражданской войны за освобождение советского Приморья от японских и американ­ ских интервентов, от белогвардейцев.

Активное участие принимали военные моряки в работе Владивостокского Совета, а когда началась вооруженная интервенция, в 1918 г., они всегда были в передовых частях партизанских отрядов. Они принимали деятельное участие в подпольной работе в оккупированном Владивостоке, активно сражались в рядах партизан Приамурья и Приморья, вместе с частями Народно-революционной армии штурмовали 12 февраля Волочаевские укрепления и били интервентов у Спасска. Вместе с частями Народнореволюционной армии военные моряки 25 октября 1922 г. вошли в освобожденный Владивосток. Владивосток навсегда остался передовым стражем нашей Родины - на Тихом океане.

Что же стало с Охотском после перенесения оттуда главного порта в Петропавловск, а торгового в Аян? Несмотря на то, что Охотск перестал быть официальным портом России, он еще долгое время не терял своего значения. В его услугах еще нуждалась и Российско-Американская компания и Камчатка. Охотский тракт не был сразу забыт.

Перенесение порта, конечно, резко сократило грузооборот Охотска и уменьшило его значение среди портов и городов Дальнего Востока. Основными занятиями жителей города стало рыболовство и пушной промысел. Незначительная часть их была занята работой в уездных учреждениях.

С 1839 до 1855 г. население Охотска уменьшилось с 1 660 до 207 человек, в 1864 г. было всего 170 человек(7). Брошенные строения, никем не поддерживаемые и никому не нужные, постепенно разваливались, растаскивались. В 1855 г. в Охотске было только 32 дома.

Резко ухудшилось снабжение Охотска предметами первой необходимости. Особенно это стало заметно после прекращения деятельности Российско-Американской компании. Окончившийся 1 января 1862 г. срок ее привилегий не был продлен, так как уже велись переговоры с США о продаже Аляски. Компания к этому времени потеряла свое былое значение и могла существовать только при помощи правительства, которому забота о столь отдаленных местах, уже переставших приносить хорошие доходы, была невыгодна.

Правительство совершенно перестало заботиться об Охотском крае, особенно об Охотске. В 1870 г. отставной надворный советник Филиппеус заключил договор о снабжении северных округов, в том числе и района Охотска, мукой, крупой, свинцом и солью. Но населению края и Охотска от этого легче не стало. Целью Филиппеуса была нажива. У него не было возможности регулярно посылать суда во все пункты края, так как суда ему не принадлежали, в каждом случае приходилось иметь дело с представителями правительства. На Филиппеуса посыпались жалобы на недостаток снабжения. Но никому до них дела не было. Никто больше не вмешивался в снабжение края. Дело «дошло наконец до того, что я остался единственным доставщиком потребностей не только Камчатки, но и всех вообще портов Охотского моря», писал Филиппеус(8).

Некоторое оживление в жизни Охотска наблюдается в 80-х гг. в связи с рыбными промыслами. В 1885 г. население Охотска увеличилось до 270 человек. В 1886 г. Филиппеусу было отказано в контракте и забота о снабжении края передана Добровольному флоту.

В 1884 г. Охотск выглядел неприветливо, только «старый собор, довольно хорошо сохранившийся, и несколько новых порядочных строений издали придают довольно приличный вид селению, но вблизи все та же бедность и пустота. Собственно в городе, вместе с казаками, едва ли находится более двухсот душ»(9).

Ничего, пожалуй, не изменилось в этом городе и через двадцать пять лет. «Город Охотск состоит из небольших домиков, числом около 45, расположенных на 5 улицах различной длины, приблизительно параллельных. Более значительные здания — церковь, школа (стоящая совершенно одиноко, без служб, без ограды, без двора) и уездное управление. В школе всего 3—4 ученика. Врача в городе не было. Аптека имеется небольшая, в ведении фельдшера. Местное население — преимущественно казаки. Город выстроен частою на гальке, частою на дресве. Растительность отсутствует. При двух, трех домах разбиты маленькие садики, развиваемые с большим трудом»(10).


Вид Охотского порта (конец XIX в.).

Только в летние месяцы порт выглядел оживленней. На рейд приходили суда, ловили рыбу, торговали. Важную роль сыграли Охотск и Охотский край в годы гражданской войны. Разгромленные части Колчака бежали в Маньчжурию или на Дальний Восток. Здесь колчаковские генералы с помощью иностранных государств решили обосноваться в Якутии и вызвать там восстание. Для этого был призван генерал Пепеляев, который с армией Колчака брал Пермь и клялся взять Москву.

Провокация белогвардейцев не удалась: партизаны Якутии дали решительный бой банде Пепеляева и вынудили ее бежать. Потеряв под Якутском более половины личного состава, Пепеляев с остатками отряда пробрался через горы в Аян и обосновался на Охотском побережье.

Ликвидация белогвардейской банды была поручена специальному отряду красноармейцев под командованием героя гражданской войны Степана Сергеевича Вострецова. На пароходах «Индигирка» и «Ставрополь» отряд Вострецова 26 апреля вышел из Владивостока. В Охотском море суда были затерты льдами, и только после месячной стоянки удалось пробиться к Охотскому району. В ночь с 4 на 5 июня в районе мыса Марекан высадили десант из 700 человек и двинулись вдоль берега на Охотск. По пути захватили пленного и узнали от него, что в Охотске не более ста человек во главе с генералом Ракитиным, а сам Пепеляев с основными силами находится в Аяне.

Отряд рано утром вошел в Охотск, захватил врасплох белогвардейцев и помог установить в городе Советскую власть.

Батальоном, освободившим Охотск, руководил командир Кузнецов. В центре поселка находится братская могила, в которой похоронены Кузнецов и бойцы, павшие при освобождении Охотска.

9 июня Вострецов на «Ставрополе» отправил во Владивосток 500 человек раненых, больных и слабых, а сам с остальной частью отряда на «Индигирке» ушел в Аян и там обезоружил Пепеляева.

Разгромом белых дружин Пепеляева было уничтожено последнее гнездо контрреволюции на Дальнем Востоке.

В годы Советской власти Охотский район стал центром рыболовства на Охотском море. В районе сейчас работает 29 рыбозаводов, механизированных по последнему слову техники. На них 15 различных подъемных кранов, около 3 километров транспортеров, 42 электропресса, автопогрузчики и другие механизмы. Действует консервный завод. Охотские рыбозаводы обслуживаются свыше 100 катерами, 200 автомашинами и тракторами. Ежегодно растет улов рыбы. Советские люди научились возделывать и трудную северную землю. В 1957 г. посевная площадь района достигала 240 га.

Неизмеримо выросла культурная жизнь Охотска и его окрестностей. В 1957 г. в районе было свыше 50 Школ, из них 6 средних и 14 семилетних. Там, где до революции почти отсутствовала медицинская помощь, где не было ни одного врача, теперь существует 75 больниц и около 50 фельдшерских пунктов. Когда-то полудикий край теперь насчитывает 27 клубов, 20 кинопередвижек, 40 библиотек с общим книжным фондом до 100 тысяч томов. В Охотске работает отделение Тихоокеанского института рыбного хозяйства и океанографии(11). Трудящиеся Охотского побережья и Охотска вместе со всем народом строят новую, советскую жизнь.

(1) АВПР, ф. «Спб. главный архив», д. 11, ч. I, л. 391—об.

(2) Г. II. Невельской. Подвиги русских офицеров на крайнем востоке России, Географиздат, 1947, стр. 354.

(3) Пароходом «Аргунь» командовал лейтенант Александр Степанович Сгибнев, впоследствии выдающийся военно-морской историк, автор многих статей по истории Дальнего Востока, публиковавшихся в журнале «Морской сборник».

(4) К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. XI, стр. 362.

(5) Эскадра состояла из четырех судов: фрегата «Паллада», шхуны «Восток», корвета «Оливуда» и транспорта «Князь Меньшиков». Она вышла из Кронштадта 25 сентября 1852 г. В задачу ее входило установление торговых отношений с Японией и обозрение Русской Америки. Эскадре пришлось принять активное участие в застигшей ее в пути войне.

(6) «Морской сборник», № 4, 1871, оф. отд., стр. 6.

(7) «Приамурские ведомости», № 39, стр. 11.

(8) Записки надворного советника Филиппеуса о Камчатке портах Охотского моря, Спб, 1885, стр. 3.

(9) Там же.

(10) Р. Зонненбург. Из Якутско-Охотского края, Иркутск, 1910, стр. 77.

(11) Материал приведен по статье А. Любина «Преображенный край», «Тихоокеанская звезда» от 17 июля 1957 г.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю