Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Заключеніе.

Настоящій трудъ не можетъ, конечно, претендовать на глубину и полноту историческаго изслѣдованія. Это не болѣе какъ попытка обратить вниманіе на поучительные уроки недавняго прошлаго, ка-сающіеся морской силы, съ которой нашей арміи, вѣроятно, рано или поздно, придется совмѣстно дѣйствовать.

Въ русско-турецкую войну 1877—1878 гг. нашъ флотъ игралъ роль совсѣмъ незначительную.

Въ этомъ менѣе всего повиненъ личный составъ флота. Мо-ряки сдѣлали больше, чѣмъ можно было требовать при тогдашнихъ средствахъ. Флотъ же въ его цѣломъ, какъ морская сила государ-ства, далеко не выполнилъ своего назначенія.

Важнѣйшими причинами такой неустойки въ критическій мо-ментъ слѣдуетъ признать, на основаніи всего изложеннаго:

А. Собственную слабость флота, обусловленную отчасти стеченіемъ неблагопріятныхъ обстоятельствъ, главнымъ же образомъ, недостаточнымъ вниманіемъ къ нему. Это сказалось наиболѣе ха-рактерно въ систематическомъ урѣзываніи и безъ того ничтожнаго морского бюджета, и, ко времени войны, дало уже весьма печаль-ные результаты. На важнѣйшемъ черноморскомъ театрѣ войны вмѣсто хотя бы нѣсколькихъ мореходныхъ броненосцевъ мы имѣли лишь плавучія батареи для защиты того, что не требовало вовсе за-щиты. Портовыя средства здѣсь были недостаточны даже для исправленія легкихъ пароходовъ активной обороны. Отсутствіе мелкосидящихъ грузовыхъ судовъ вынудило насъ отказаться отъ снабженія арміи продовольствіемъ и боевыми припасами черезъ Ду-найскіе гирла, когда это допускалось обстоятельствами. На перво-степенной важности вопросъ о проливахъ не было обращено долж-наго вниманія и къ загражденію Босфора заблаговременно не гото-вились, почему оно и не могло быть исполнено въ началѣ 1877 г., независимо отъ препятствій политическаго и стратегическаго ха-рактера. Недостатокъ на Черномъ морѣ военнаго флота могъ бы быть отчасти возмѣщенъ содѣйствіемъ Русскаго общества пароход-ства и торговли, благосостояніе котораго вполнѣ обезпечивалось правительственными субсидіями и различными льготами, именно въ этихъ видахъ. Но правительству суждено было обмануться въ своихъ ожиданіяхъ, о чемъ лучше всего свидѣтельствуетъ слѣдующее по-становленіе комитета министровъ: «вовремя послѣдней войны обгце-ство пароходства и торговли не толъко не оказало патріоти-ческаго содѣйствія правительству, но нерѣдко или вовсе отка-зывало въ исполненіи тѣхъ или другихъ требованій, или замед-ляло ихъ удовлетвореніе, или же устанавливало весъма тяжелыя для казны условія(1)».

Дѣйствительную боевую силу Балтійскаго флота составляли броненосцы береговой обороны, непригодные для отдаленныхъ плаваній. Остальная часть флота состояла изъ прекрасныхъ по своимъ морскимъ качествамъ, но значительно устарѣвшихъ въ бое-вомъ отношеніи, деревянныхъ судовъ. Въ общемъ выводѣ, однако, русскій флотъ, несмотря на всѣ недочеты свои, могъ-бы съ успѣхомъ оперировать противъ турецкаго, если бы благопріятствовали этому другія обстоятельства.

Б. Политическую обстановку. Политика не только ничего не сдѣлала для предоставленія флоту возможности воспользоваться доступными ему операціями, но и помѣшала ихъ осуществленію въ самомъ началѣ, какъ напримѣръ, въ Средиземномъ морѣ—въ 1876 г. и въ Атлантическомъ океанѣ—въ 1877 году. Наконецъ, въ 1878 г., когда генералъ Игнатьевъ потребовалъ отъ Порты уступки намъ турецкихъ броненосцевъ, что сразу значительно улучшило бы наше положеніе на Черномъ морѣ и Босфорѣ, то дипломатія наша не могла ни оцѣнить, ни отстоять столь важнаго требованія.

В. Стратегическое положеніе. Морская сила болѣе сухопут-ной нуждается въ покровительствѣ политики, и всякое государство, владѣющее морскими берегами и флотомъ, должно слѣдовать прин-ципамъ, такъ называемой, морской политики. Пренебреженіе къ ея требованіямъ сказалось въ отсутствіи у нашего флота необходи-мыхъ морскихъ станцій и сообщеній, и поставило его передъ вой-ной въ самое невыгодное стратегическое положеніе.

Итакъ, ограниченный въ самыхъ насущныхъ своихъ потребно-стяхъ, низведенный на степень плавучихъ батарей, поставленный въ самыя невыгодныя политическія и стратегическія условія,—нашъ флотъ въ кампанію 1877—1878 гг. принесъ намъ одно лишь горь-кое, но и вполнѣ заслуженное, разочарованіе.

Было бы несправедливо обвинять въ этомъ одно морское вѣ-домство. На его долю, въ славное царствованіѳ Императора Але-ксандра II, выпало столько непосильной работы, что справиться съ нею удовлетворительно при неблагопріятной для морской силы обстановкѣ было почти немыслимо.

Бездѣйствіе флота въ кампанію 1877—1878 гг. отнюдь, однако, не можетъ служить доказательствомъ его безполезности для Рос-сіи, какъ стараются внушить намъ это англичане и нѣмцы, а лишь является новымъ подтвержденіемъ справедливости русской посло-вицы: «что посѣешь, то и пожнешь».

Тягаться намъ въ морскомъ отношеніи съ Англіей смѣшно. Но еще неосновательнѣе думать, что флотъ нуженъ одной только Англіи. Те-перь, по мѣткому выраженію автора изслѣдованія «Армія и флотъ въ современной обстановкѣ»,— «Флотъ сталъ потребностью всякаго культурнаго государства, служа живымъвеоплощеніемъ его государственной мощи въ международной обстановкѣ(2)». Въ такомъ же смыслѣ высказываются всѣ передовые государственные люди за гранпцей. Вотъ къ этимъ-то вполнѣ искреннимъ рѣчамъ, предна-значеннымъ не для насъ, а для своихъ соотечественниковъ, и намъ не мѣшаетъ прислушиваться. Быть можетъ, они помогутъ намъ уяснить себѣ значеніе морской силы для Россіи и побудятъ насъ присоединиться къ мнѣнію извѣстнаго германскаго генерала фонъ-деръ-Гольца, громогласно заявившаго, что «Народъ, который пренебрегаетъ своимъ флотомъ, не заслу-живаетг болѣе, чтобы его принимали въ расчетъ».

(1) Кази, «Добровольный флотъ и Русск. общ. пароход. и торговли передъ государствомъ», стр. 22.

(2) Брошюра гр. А. Гейдена, Спб. 1900 г., изд. морск. министерства.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю