Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Русскій флотъ въ Средизѳмномъ морѣ и Атлантическомъ океанѣ.

Отозваніе русок. судовъ изъ Средиземнаго моря. — Крейсерская экспедиція въ Америку.—Турецк. контрабанда въ Америкѣ.—Возвращеніе русск. эскадры изъ Америки въ Россію.—Крейсерство «Богатыря».—Операціи, предназначавшіяся для броненосца «Петропавловскъ».—Невыгоды нашего отступленія изъ Средизем. моря.—Благопріятная обстановка для дѣятельности турецк. флота въ Средизем. морѣ—Отсутствіе русск. флота ва театрѣ войны.—Предположенія о зимней кам-паніи.—Бездѣйствіе флота и дипломатическіе протесты.

Къ диверсіямъ съ этой стороны противъ Турціи флотъ нашъ, съ большимъ или меньшимъ успѣхомъ, прибѣгалъ со временъ Ека-терины II неоднократно. Теперь же посылка балтійскаго флота въ Архипелагъ вызывалась прямо необходимостью, такъ какъ только отсюда мы могли сломить морское могущество Турціи и оказать нашей сухопутной арміи дѣйствительныя услуги. Въ такомъ случаѣ, это была-бы уже не простая диверсія, умѣстная лишь во времена нашего господства на Черномъ морѣ, а вполнѣ самостоятель-ная морская кампанія, съ цѣлію истребленія отоманскаго флота и тѣсной блокады непріятельскихъ береговъ, безъ всякихъ, конечно, исключеній для Египта и Суецкаго канала.

Съ приближеніемъ же арміи къ Адріанополю, она получила-бы возможность войти въ общеніе съ флотомъ и въ дальнѣйшихъ своихъ рѣшительныхъ операціяхъ на линіи Галлиподь—Константинополь пользоваться его незамѣнимымъ въ подобныхъ обстоятельствахъ содѣйствіемъ.

На первыхъ порахъ наше правительство, повидимому, такъ и смотрѣло на задачу флота. По крайней мѣрѣ, 22 марта 1876 года управляющій морскимъ министерствомъ получилъ Высочайшее по-велѣніе объ усиленіи нашей эскадры въ Средиземномъ морѣ(1). Волнуемая вполнѣ понятными опасеніями, Порта спѣшила при-нять всевозможныя мѣры обороны и, между прочимъ, отдала приказъ о минированіи портовъ Эгейскаго моря и Дарданелъ. «Если русскій флотъ появится въ Эгейскомъ морѣ,—говорилось въ изданномъ по этому поводу въ апрѣлѣ 1877 года султанской канцеляріею те-скерэ,—то укрѣпленія не воспрепятствуютъ ему пройти черезъ про-ливъ (богазъ), поэтому необходимо усилить его оборону посред-ствомъ торпедъ. Султанъ приказалъ, по совѣту съ его свѣтлостыо, мюширомъ, принять необходимыя мѣры для устройства миннаго загражденія, и принятое по этому поводу рѣшеніе представить его величеству»(2).

Даже когда русскаго флота не было уже въ Средиземномъ морѣ, призракъ его тѣмъ не менѣе продолжалъ безпокоить турокъ и егип-тянъ. На это указываютъ, между прочимъ, и многочисленныя кор-респонденціи газеты «Times», изъ которыхъ видно, какъ боязнь встрѣчи съ фантастическими русскимк крейсерами нерѣдко пара-лизовала на первыхъ порахъ (даже еще въ іюнѣ) дѣятельность не-пріятельскаго флота, особенно по перевозкѣ десанта изъ Алексан-дріи. Сосредоточенный, напримѣръ, здѣсь въ концѣ мая отрядъ въ 11,000 человѣкъ не рѣшались отправить въ Копстантинополь безъ сильнаго турецкаго конвоя, въ виду выхода русскаго флота изъ Америки по неизвѣстному назначенію(3).

Ожидали появленія русскаго флота въ Средиземномъ морѣ и англичане, зорко наблюдавшіе при помощи своихъ крейсеровъ за Гибралтарскимъ проливомъ. Страхи эти оказались, однако, совер-шенно неосновательными.

Россія не только не послала сильной эскадры въ Средиземное море, но и бывшія уже тамъ раньше суда свои частью отозвала въ Кронштадтъ(4), частью отправила къ берегамъ С. Америки.

Послѣднія, пройдя Гибралтаръ, въ видахъ предосторожности, ночью и съ заряженными орудіями, составили затѣмъ небольшой крейсер-скій отрядъ Атлантическаго океана. Одновременно съ этимъ послано было подобное же приказаніе судамъ тихо-океанскаго отряда и собственно Сибирской флотиліи, «вслѣдствіе тогдашняго натянутаго положенія нашего въ отношеніи Англіи и для охране-нія ихъ отъ захвата непріятелемъ въ случаѣ разрыва съ этимъ го-сударствомъ», слѣдовать въ С.-Франциско(6).

Эскадра Атлантическаго океана имѣла главнымъ своимъ на-значеніемъ захватъ турецкой контрабанды, отправлявшейся изъ американскихъ портовъ на нейтральныхъ судахъ(7). Побывавъ въ Норфолькѣ и перейдя затѣмъ въ Нью-Іоркъ, адмиралъ 14 (26) апрѣля 1877 года обратился отсюда по телеграфу къ управляющему мор-скимъ министерствомъ съ запросомъ «слѣдуетъ ли начать захватъ военной контрабанды, вывозимой изъ портовъ Америки подъ англій-скимъ, американскимъ, голландскимъ и другими нейтральными фла-гами»? на что тотчасъ же получилъ отвѣтъ, предлагавшій ему, во избѣжаніе недоразумѣній и репресалій, войти въ соглашеніе съ правительствомъ Соединенныхъ штатовъ черезъ посредство нашего посланника(8). Послѣдній однако нашелъ неудобнымъ входить съ подобнаго рода представленіемъ къ Вашингтонскому кабинету, опасаясь, чтобы не было воспрещено и намъ вывозить заказанное въ Америкѣ оружіе, а равно и пользоваться для своихъ военныхъ судовъ американскими портами(9).

Такимъ образомъ, дальнѣйшее пребываніе этой эскадры у бере-говъ Америки потеряло свой смыслъ и 29-го апрѣля она была отозвана въ Кронштадтъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ генералъ-адмиралъ пред-ложилъ сдѣлать американскому правительству энергичное пред-ставленіе о необходимости воспретить вывозъ изъ портовъ Америки военной контрабанды.

По приходѣ въ Брестъ, эскадра была расформирована и адми-ралъ Бутаковъ спустилъ свой флагъ. Составлявшія ее суда воз-вратились тогда же въ Россію, за исключеніемъ корвета «Бога-тырь», оставленнаго въ Брестѣ и получившаго особыя инструкціи для крейсерскихъ операцій въ океанѣ(10). Въ случаѣ, если бы его крейсерство не увѣнчалось должнымъ успѣхомъ, ему предписыва-лось слѣдовать въ ближайшій и удобный голландскій портъ и ждать тамъ дальнѣйшихъ приказаній. Но уже 27-го іюля «Богатырь», на обратномъ пути въ Россію, прибылъ въ Копенгагенъ. Этимъ соб-ственно и закончилась наша крейсерская экспедиція въ Америку, такъ много обѣщавшая, повидимому, на первыхъ порахъ.

Не пришлось, къ сожалѣнію, и единственному за границей бро-неносцу нашему «Петропавловску» завладѣть тѣми цѣнными при-зами, которые, казалось, предназначались для него судьбой. 6-го (18) апрѣля вышелъ изъ Антверпена бельгійскій пароходъ «Гаппу David» съ грузомъ крупповскихъ орудій для Турціи. Предположено было предписать по телеграфу командиру «Петропавловска» пере-хватить этотъ пароходъ на пути въ Константинополь, но Н. К. Гирсъ представилъ ген.-адмиралу Лесовскому о неудобствахъ подобнаго образа дѣйствій и управляющій морскимъ министерствомъ отказался отъ своего намѣренія.

Между тѣмъ, еще годъ тому назадъ, до свѣдѣнія русскаго пра-вительства дошло, что Порта, не будучи въ состояніи уплатить за строющіеся по ея заказу въ Англіи три броненосца, готова охотно уступить ихъ «одной изъ дружественныхъ съ нею державъ» за сходную цѣну. Нужно было во чтобы то ни стало воспользоваться такимъ исключительно счастливымъ случаемъ и, дѣйствуя по со-вѣту военно-морскаго агента во Франціи вице-адмирала Лихачева, весьма спѣшно и секретно, пріобрѣсти для нашего флота почти на-канунѣ войны столь подходящія въ боевомъ отношеніи, и притомъ сравнительно недорогія суда.

Но дѣло затянулось на цѣлыхъ два мѣсяца и на особомъ совѣ-щаніи министровъ, подъ предсѣдательствомъ генералъ-адмирала и при участіи генералъ-адъютанта Игнатьева, рѣшено было, въ виду финансовыхъ затрудненій, отказаться отъ этой покупки(11).

Но то, что оказалось намъ не по карману, можно было при удобномъ случаѣ захватить силою. И вотъ 17-го апрѣля 1877 г. управляющій морскимъ министерствомъ отправилъ командиру «Пе-тропавловска» въ Спецію шифрованную телеграмму слѣдующаго содержанія: «Въ весьма скоромъ времени ожидается выходъ изъ Англіи новаго турецкаго броненоснаго фрегата. Поручается вамъ атаковать его, если онъ подъ турецкимъ флагомъ или потребовать возвращенія его въ Англію, если онъ подъ англійскимъ коммерче-скимъ флагомъ. Поэтому употребите всѣ средства для скорѣйшаго окончанія исправленій и теперь же телеграфируйте когда будете готовы(12)».

Однако, и тутъ дѣло приняло другой оборотъ, такъ какъ послу нашему въ Лондонѣ генералъ-адъютанту Шувалову удалось до-биться оставленія этихъ турецкихъ броненосцевъ въ Англіи.

Итакъ, въ самомъ началѣ борьбы съ Турціей, когда русскій флотъ своимъ вмѣшательствомъ могъ оказать весьма важныя услуги арміи, онъ самъ очутился въ крайне невыгодномъ страте-гическомъ положеніи. Поспѣшное отозваніе нашихъ судовъ изъ Атлантическаго океана и, особенно, изъ Средиземнаго моря, несмотря на стараніе замаскировать такой образъ дѣйствій различ-иыми предлогами, имѣло видъ отступленія. Англія же свила себі прочное гнѣздо въ Безикѣ, одномъ изъ важнѣйшихъ, по своей бли-зости къ Дарданелламъ, стратегическомъ пунктѣ русско-турецкаго театра войны въ Архипелагѣ, гдѣ у насъ между тѣмъ не осталось ни одного судна. Занимая такую выгодную позицію, англійскій флотъ, состоявшій къ началу іюля 1877 года изъ семи болыпихъ броненосцевъ, подъ флагомъ адмирала Хорнби, оказывалъ почти явную поддержку Турціи(13), производилъ давленіе на греческое правительство, съ цѣлью удержанія его отъ разрыва съ Портой, на-блюдалъ посредствомъ своихъ крейсеровъ за Суецкимъ каналомъ, однимъ словомъ, не истративъ ни одного заряда, получилъ абсо-лютное господство на крайне важномъ для обѣихъ враждующихъ сторонъ театрѣ войны.

Турецкій флотъ не замедлилъ, конечно, воспользоваться такой исключительно благопріятной для него обстановкой и уже въ концѣ 1876 года (когда наши суда начали уходить въ Америку) приступилъ къ наиболѣе выгоднымъ для него десантнымъ опера-ціямъ(14).

А къ іюлю 1877 года у Крита собралась уже довольно силь-ная турецкая эскадра изъ 2 броненосныхъ и 6 неброненосныхъ судовъ, 2 колесныхъ авизо, 1 транспорта и нѣсколькихъ мелкихъ паровыхъ шкунъ, подъ командою Гуссейна-паши. Базируясь на Суд-скій портъ, турецкій адмиралъ безъ всякой уже опаски ходилъ по всему Средиземному морю, то поджидая у Гибралтара свои транс-порты съ контрабанднымъ оружіемъ изъ Америки, то захватывая подъ разными пустыми предлогами греческія суда, то, наконецъ, готовясь къ нападенію на албанскіе берега Адріатическаго моря, въ виду приближенія къ нему черногорцевъ.

Между тѣмъ, весь почти русскій флотъ сосредоточился въ это время въ Балтійскомъ морѣ, т. е. на самой невыгодной при тогдашнихъ обстоятельствахъ стратегической позиціи, какъ вслѣд-ствіе весьма значительнаго удаленія ея отъ театра войны, такъ и въ виду трудности выхода въ океанъ, при враждебномъ отношеніи къ намъ Англіи.

Въ случаѣ разрыва съ нею намъ выгоднѣе было бы, пожалуй, вести противъ турокъ зимнюю кампанію, когда они не были еще достаточно подготовлены, а замерзаніе Балтійскаго моря и бури наЧерномъ морѣ до нѣкоторой степени оградилибы насъ отъ дѣй-ствія непріятелъскихъ флотовъ. Такого рода планъ и обсуждался въ Ливадіи 3-го октября 1876 года, но затѣмъ, по различнымъ сообралсеніямъ, онъ былъ оставленъ(15).

Отказавшись не только отъ какихъ бы-то ни было военно-мор-скихъ операцій въ Средиземномъ морѣ, но даже и отъ океанскаго крейсерства, съ цѣлью захвата непріятельской контрабанды, мы ограничились лишь дипломатическими протестами противъ нару-шенія нашихъ интересовъ, чтомогло, конечно, представлять лишь весьма неполную и ненадежную компенсацію.

Такому неблагопріятному стеченію обстоятельствъ въ значи-тельной мѣрѣ способствовали: относительная слабость русскаго флота и отсутствіе надежныхъ сообщеній, обезпеченныхъ соотвѣт-ственными морскими станціями, а, слѣдовательно, и тягостная за-висимость отъ иностраннаго (главнымъ образомъ, конечно, англій-скаго) угля и всякаго рода неизбѣжныхъ случайностей на морѣ(16).

Въ концѣ концовъ Россіи волею-неволею пришлось обра-титься къ военно-морскимъ дѣйствіямъ противъ турокъ на самыхъ невыгодныхъ для нея въ этомъ отношеніи театрахъ войны, на Дунаѣ и на Черномъ морѣ, гдѣ она могла противопоставить зна-чительнымъ морскимъ силамъ Турціи только самыя ничтожныя, и притомъ наскоро импровизированныя передъ самой войной сред-ства.

(1) Морск. Арх. секр. д. канц. М. М., распор. отд. № 38. Письмо г.-ад. Лесов-скаго къ кн. Горчакову, 22 марта 1676 г., № 1896.

(2) Сб. тур. докум. «Зебдетуль-Хаканкъ», стр. 12.

(3) Морск. хрон. войны 1877 г., стр. 287 и 289.

(4) Собственно, одинъ только брон. фрегатъ «Петропавловскъ», такъ какъ отъ посылки въ Средиземное море осенью 1876 года брон. корабля «Петръ Великій». за неготовностью его, пришлось отказаться; черноморская шхуна «Келасури», какъ негодная къ дальнѣйшей службѣ, была предназначена къ продажѣ въ Неа-полѣ, а въ концѣ концовъ—подарена болгарскому правительству. Здѣсь не лиш-нее будетъ привести нѣкоторыя цифры, дающія, хотя и поверхностное только, представденіе о сравнительной силѣ нашего броненосца и турецкой эскадры въ Средиземномъ морѣ. Послѣдняя состояла въ 1876 г. изъ 8 броненосцевъ съ водо-измѣщеніемъ въ 23,698 тоннъ и 70 тяжелыми орудіями, вѣсомъ 689 тоннъ; а вся тяжелая артилерія «Петропавловска» вѣсила 187 тонъ (М. Сб. 1876 г., № 10).

(5) См. приложеніе 1-е.

(6) Морск. Арх. секр. дѣло канц. м. м. 1876 г., регистр. № 1. Письмо упр. м. м. къ воен. министру, отъ 28-го января 1877 г., № 10. Въ портахъ Тихаго океана въ это время находились: корветъ «Ваянъ» (Нагасаки) и клипера «Всад-никъ» (Владивостокъ) и «Гайдамакъ» (Гонгъ-Конгъ); а въ составъ прибывшей во Владивостокъ Сибирской флотидіи входили: клиперъ «Абрекъ», лодка «Горно-стай», шхуны «Востокъ», «Тунгусъ» и «Ермакъ» и транспортъ «Японецъ». Все это были деревянныя суда, большею частью старой постройки. Отрядомъ коман-довадъ контръ-адмиралъ Пузино.

(7) При подобныхъ же обстоятельствахъ, въ 1863 году, была послана къ берегамъ Америки эскадра контръ-адмирала Лесовскаго съ порученіемъ разра-ботать для себя на мѣстѣ, планъ крейсерскихъ операцій. Воспользоваться имъ однако на этотъ рааъ не пришлось, но добросовѣстные и обстоятельные труды адмирала не пропали даромъ и послужили цѣннымъ матеріаломъ для новаго плана, составленнаго въ 1877 году капитаномъ 1-го ранга Семечкинымъ. Доклад-ная записка его удостоилась Высочайшаго одобренія, но принята была къ руко-водству только въ 1878 году, во время третьей уже по счету экспедиціи нашей въ Америку и спѣшной покупки тамъ крейсеровъ для подрыва англійской тор-говли. (Бутковскій, «Таинственная экспедиція въ Америку въ 1878 году», Истор. Вѣстникъ 1883 г., № 3).

(8) М. Арх. секр. дѣло канц. м. м. 1877 г., распор. № 34.

(9) ІЬ. Письмо ст. секр. Гирса къ г.-ад. Лесовскому.

(10) На встрѣчу «Свѣтланѣх,которой командовалъ Великій Князь Алексѣй Але-ксандровичъ, предполагалоеь послать въмаѣ мѣсяцѣ эскадру изъ 2—3 броненосцевъ, но Государь отмѣнилъ эту посылку. «Государь не согласенъ на это наше пред-положеніе, — писалъ 19-мая генералъ-адмиралъ управляющему морск. мин.,— главное потому, что Онъ опасается, чтобъ оно не создало непріятностей и столк-новеній съ англичанами по близкому сосѣдству съ Брестомъ». (М. арх. секр. д. к. м. м. 1877 г., № 3, регистр.).

(11) ІЬ. № 1. Высочайше утвержденный 9-го августа 1876 г. докладъ гене-ралъ-адмирала.

(12) М. Арх. секр. дѣло канц. м. м. 1877 г., распор. отд. № 34.

(13) Гладстовъ 7 ыая (н. ст.) откровенно заявилъ въ палатѣ общинъ, по яоводу посылки флота въ Везикскій заливъ, что «хотя нонинально мы и не яодавали Турціи руки помощи, но на самомъ дѣлѣ, какъ матеріально, такъ и нравственно поддерживали ее, называя нашу поддержку только нравственною». («Морск. хр. война 1877 г.>, стр. 174).

(14) Такъ, напримѣръ, 4 декабря 1876 г. прибылъ въ Константинополь отрядъ египетскихъ судовъ (2 бывшія яхты хедива и 1 фрегатъ) съ 5.500 египетекихъ войскъ, подъ конвоемъ одного турецкаго корабля. (М. арх. секр. д. к. м. м. 1877 г., № 38). Такимъ же образомъ доставлялись войска изъ Сиріи и Туниса.

(15) Особ. прибавл. къ «Опис. рус.-тур. войны 1877—1878 гг.».Вып. I, гл.II»

(16) Въ прежнія наши войны съ Турціей мы пользовались открытымъ сочув-ствіемъ населенія греческихъ острововъ, что давало нашему флоту необходимыя-ддя его дѣйствій опорныя то'чки въ Архипелагѣ. Къ сожалѣнію, въ поедѣднюю кампанію равечитывать на это мы не могли.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю