Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Русскіе моряки въ дѣйствующей арміи.

Морскія команды дѣйствующей арміи.— Особенности переправы черезъ Дунай въ эту кампанію.—Доставка въ армію паровыхъ и гребныхъ судовъ.—Организація морск. командъ дѣйствующей арміи.—Занятія въ Кишиневѣ.—Учрежденіе мин. школы. — Практ. занятія на Днѣстрѣ.—Команда пловцовъ.—Мин. складъ въ Бен-дерахъ.—Типы минъ.—Мины загражденія.—Шлюпочн. мины. -Размѣры и воору- женіе паров. катеровъ.

Итакъ, главнымъ оружіемъ нашимъ въ борьбѣ съ турецкимъ флотомъ должна была, по необходимости, стать мина. Для обшир-наго и всесторонняго использованія ея принимались всевозмож-ныя мѣры обоими нашими военными вѣдомствами,

Переправа черезъ большія рѣки всегда считалась операціею весьма трудною и чрезвычайно рискованною. Правда, русская армія неоднократно уже переходила Дунай въ прежнія кампаніи, но никогда еще она не встрѣчала при этомъ такихъ препятствій, какъ въ послѣднюю войну. До 1856 года Россіи принадлежалъ лѣ-вый берегъ Дуная, отъ устья до Рени, съ крѣпостями Киліей и Измаиломъ. Подъ ихъ прикрытіемъ и при содѣйствіи Дунайской флотиліи, состоявшей изъ двухъ пароходовъ и нѣсколькихъ кано-нерскихъ лодокъ, наша армія могла заблаговременно заготовить весь необходимый для устройства мостовъ матеріалъ. По Париж-скому трактату наши придунайскія владѣнія перешли къ вассаль-ному турецкому княжеству—Румыніи, а на Дунаѣ появился силь-ный турецкій флотъ. Безусловное господство его на рѣкѣ до нельзя | усложняло и затрудняло переправу черезъ нее нашей арміи.

Чтобы хотя отчасти парализовать это господство, рѣшено было снабдить дѣйствующую армію паровыми и гребными шлюпками для устройства минныхъ загралгденій на Дунаѣ и нападеній на не-пріятельскія суда.

Съ этою цѣлью изъ Николаева и, главнымъ образомъ, изъ Крон-штадта были доставлены въ Кишиневъ 14 паровыхъ катеровъ и до 20 гребныхъ шлюпокъ, взятыхъ преимущественно съ судовъ флота. Перевозка ихъ по желѣзнымъ дорогамъ требовала особыхъ приспособленій и представляла не мало затрудненій.

Вмѣстѣ со шлюпками прибывали въ армію и морскія команды. Въ видахъ единства и правильной организаціи состоявшихъ при арміи моряковъ, саперъ и гальванеровъ, Главнокомандующій при-казалъ сформировать изъ этихъ чиновъ, связанныхъ между собой общей имъ всѣмъ минною спеціальностью, два отдѣльныхъ отряда:(1) отрядъ Гвардейскаго экипажа, въ составѣ 2-хъ ротъ этого эки-пажа, 50 человѣкъ л.-гв. Сапернаго баталіона, 50 человѣкъ галь-ванической команды и флотской команды, прибывшей съ паровыми и гребными судами 1) и 2) Черноморскій флотскій отрядъ, въ со-ставѣ 2-хъ ротъ черноморскихъ флотскихъ экипажей(2).

Начальникомъ перваго былъ назначенъ капитанъ-лейтенантъ Тудеръ, а второго—капитанъ-лейтенантъ Беклешовъ, съ правами полковыхъ командировъ. Оба отряда подчинены были начальнику инженеровъ дѣйствующей арміи генералъ-маіору Деппу.

Во время стоянки въ Кишиневѣ чины этихъ отрядовъ несли строевую службу наравнѣ съ другими войсками и, кромѣ того, за-нимались изготовленіемъ особыхъ сѣтей для запутыванія винтовъ у непріятельскихъ судовъ на Дунаѣ. Для обученія же минному дѣлу офицеровъ и нижнихъ чиновъ учреждена была спеціальная школа, подъ руководствомъ завѣдывающаго минною частью въ арміи, ге-нералъ-маіора Борескова. Помощниками его были л.-гв. Сапернаго баталіона поручикъ Гершельманъ и минный офицеръ лейтенантъ баронъ Штакельбергъ.

Вмѣстѣ съ тѣмъ спѣшно изготовлялись для военныхъ дѣйствій 4 паровыхъ катера, избранныхъ для назначенія въ передовой отрядъ. Всѣ они вооружались шестовыми и буксирными минами и снаб-жалпсь разборными желѣзными блиндажами, для защиты команды и машинъ отъ ружейнаго огня.

Остальныя шлюпки были отправлены весною 1877 года, по представленію кап.-лейт. Тудера, съ его отрядомъ въ с. Парканы на Днѣстрѣ, для практическихъ занятій. Здѣсь паровые катера воору-жены были минами и снабжены приспособленіями для постановки минъ загражденія, каковая и производилась при условіяхъ возможно близкихъ къ ожидавшимся на Дунаѣ.

Кромѣ того офицеры практиковались въ подводкѣ учебныхъ минъ и взрываніи ихъ подъ импровизированными на скорую руку плотами, изображавшими непріятельскія суда; несли по ночамъ брандвахтенную службу; подстерегали и примѣрно атаковывали другъ друга при различныхъ обстоятельствахъ погоды и проч.

Особая команда пловцовъ, съ лейтенантомъ черноморскаго флота Никоновымъ и гв. экипажа мичманомъ Персинымъ во главѣ, упражнялась въ пользованіи каучуковымъ костюмомъ Бойтона для подведенія незамѣтно буксирной мины подъ непріятельское судно. Въ случаѣ удачнаго исполненія такого сложнаго и опаснаго ма-невра, пловецъ производилъ взрывъ при помощи имѣвшейся у него гальванической батареи.

Наконецъ, моряки принимали дѣятельное участіе въ работахъ прибывшаго сюда, тоже для практики, 3-го понтоннаго баталіона по устройству моста, и приспособлялись къ греблѣ на понтонахъ и составленныхъ изъ нихъ паромахъ.

На противоположномъ берегу Днѣстра, въ Бендерахъ, устроенъ былъ минный складъ, куда присылались мины и ихъ принадлеж-ности изъ портовъ Чернаго моря и изъ Петербурга, какъ отъ мор-ского, такъ и отъ инженернаго вѣдомствъ.

До выступленія заграницу сюда поступило:

300 гальваническихъ минъ.

150 гальвано-ударныхъ минъ.

5 самодвижущихся минъ. Для дѣйствія ими вызванъ былъ изъ Фіуме саперный капитанъ Цорнъ.

До 300 разнаго рода шлюпочныхъ минъ.

Мины снаряжались пушечнымъ порохомъ и частью динамитомъ, Пироксилинъ нредставлялъ тогда еще большую рѣдкость.

Для минныхъ загралгденій употреблялись двоякаго рода мины: гальваноударныя(3) и галъваническія.

Гальваноударная мина состояла изъ сфероконическаго или гру-шевиднаго желѣзнаго корпуса, вмѣщавшаго около 1 пуда динамита или 1 1/2 пуда влажнаго пироксилина, для воспламененія котораго внутри заряда помѣщался запалъ, а подъ крышкой мины—пятъ гальваническихъ элементовъ. Каждому изъ нихъ соотвѣтствовалъ укрѣпленный снаружи къ крышкѣ мины свинцовый колпакъ, вну-три котораго помѣщалась склянка съ жидкостью. Отъ удара непрія-тельскаго судна свинцовый колпакъ сгибался, склянка разбивалась и жидкость выливалась въ элементъ, мгновенно сообщая ему не-обходимую для взрыва запала силу тока.

Слѣдовательно, гальваноударная мина взрывалась только авто-матически, и, разъ поставленная, становилась одинаково опасной какъ для непріятеля, такъ и для своихъ.

Гальваническая мина представляла цилиндрическій цинковым корпусъ въ мѣдномъ футлярѣ, на верхней крышкѣ котораго укрѣп-ляли особый замыкатель съ шарикомъ. При извѣстномъ уклонѣ мины, отъ удара шарикъ выскакивалъ изъ своего гнѣзда и произво-дилъ металическое замыканіе разъединенной до того гальваниче-ской цѣпи, вводя въ нее батарею минной станціи. Подобное при-способленіе дѣлало и гальваническую мину автоматическою, но съ тѣмъ однако существеннымъ различіемъ, что для этого требовалось предварительное замыканіе тока на станціи, зависѣвшее, очевидно, отъ воли управлявшаго ею человѣка.

Обѣ мины принадлежали къ типу пловучихъ и устанавливались на глубинѣ около 3-хъ футъ(4) отъ поверхности воды, при помощи чугунныхъ якорей или сегментовъ отъ 8 до до 16 пудовъ вѣсомъ. Тѣ и другія мины употреблялись для загражденія Дуная и черно-морскихъ портовъ, причемъ ставились для этого въ нѣсколько ли-ній, въ шахматномъ порядкѣ, причемъ разстояніе между минами и линіями зависѣло отъ величины непріятельскихъ судовъ и коли-чества минъ.

Гальваноударныя мины, довольно простыя по своему устрой-ству, представляли и больше удобствъ для постановки. Но, къ со-жалѣнію, ихъ у насъ было въ то время весьма ограниченное коли-чество, да и не при всякой обстановкѣ были онѣ примѣнимы. По-становка же гальваническихъ минъ, особенно на значительномъ те-ченіи, требовала большого навыка, ловкости и времени. Эти мины ставились групами, по 5 штукъ на одномъ магистральномъ провод-никѣ, для чего растягивалась поперекъ фарватера цѣлая сѣть бро-невыхъ проводниковъ, представлявшихъ ахилесову пяту такой си-стемы. Она усложнялась еще необходимостью особой минной стан-ціи, для которой иной разъ весьма трудно было отыскать подходя-щее мѣсто на берегу.

Наиболѣе употребительной изъ шлюпочныхъ минъ была ше-стовая. Она представляла мѣдный цилиндръ, прикрѣпленный по-мощью бугелей (обуховъ) къ деревянному шесту и снабженный при-способленіями для взрыва автоматическаго (при ударѣ о непріятель-ское судно) или по желанію, въ извѣстный моментъ. Такъ какъ для дѣйствительности взрыва требовалось подвести мину подъ днище судна, а собственная безопасность атакующаго катера могла быть достигнута лишь достаточнымъ удаленіемъ отъ него своей мины, то устройство шеста давало возможность выдвигать его и опускать до опредѣленной глубины.

На двухъ быстроходныхъ катерахъ «Шутка» и «Мина» дере-вянные шесты замѣнены были однимъ желѣзнымъ на носу. На этихъ же судахъ имѣлись, такъ называемыя, крылатыя буксирныя мины. Для подведенія ихъ подъ непріятельское судно требовался довольно сложный маневръ, причемъ выбрасываемый за бортъ въ критическую минуту атаки буекъ съ подвѣшенной къ нему миной (сама она не имѣла плавучести), егце увеличивали затруднитель-ность этого маневра, отнимая у катера ходъ и чувствительность къ рулю. Подъ конецъ кампаніи стали вооружать паровые катера и самодвижущимися минами Уайтхеда. Стальной корпусъ этой мины, сигарообразной формы, имѣлъ 19 ф. длины и 15 д. въ діаметрѣ.


Черт. № 3. і—мина; kl—шестъ выдвинутъ; ді—шестъ на мѣстѣ; т—козырекъ (для защиты отъ волны); А—передняя накидная банка (доска); Е—задняя накидная банка; ВО—желѣзн. рама передней банки (для сообщенія шесту извѣстнаго углубленія) и F—желѣзн. бугель (обухъ) задней банки; X—шестовая оттяжка; Н—гальван. батарея; jj—коммутаторы, и у—повѣрочный приборъ.

Такимъ образомъ, единственнымъ наступательнымъ оружіемъ для нашихъ моряковъ въ предстоящей борьбѣ были вооруженные минами паровые катера. Къ сожалѣнію, число ихъ было весьма огра-ничено и большинство изъ нихъ не отличалось особенными до-стоинствами.

За исключеніемъ «Шутки» и «Мины»(5), всѣ остальные представляли обыкновенныя судовыя шлюпки около 30 ф. длиною и 7 ф. шириною, съ 5-ти-сильными машинами и съ ходомъ до 6-ти узловъ по теченію. Противъ же теченія они съ трудомъ достигали 2—3 узловъ, а болѣе слабые, особенно при противномъ вѣтрѣ, и вовсе не могли выгребать. Каждый паровой катеръ снабженъ былъ четырьмя деревянными минными шестами, двумя носовыми и двумя кормовыми («лягательными»), причемъ послѣдніе, какъ оказав-шіеся непрактичными, были впослѣдствіи на болѣе мелкихъ кате-рахъ сняты. Система вооруженія миноносныхъ катеровъ и способъ подведенія шестовой мины въ моментъ атаки показаны на черте-жахъ № 3 и 4. На послѣднемъ, кромѣ того, съ правой стороны изображена мина загражденія, причемъ обѣ мины поставлены у прямостѣннаго борта монитора, подъ его свѣсомъ; наибольшій же эфектъ взрыва достигается лишь при нахожденіи мины вплотную подъ днищемъ судна.


Черт. № 4.

О вооруженіи катеровъ минами Уайтхеда, составлявшемъ въ эту кампанію явленіе исключительное, будетъ сказано далѣе въ своемъ мѣстѣ.

Для защиты отъ ружейнаго огня катера имѣли желѣзные блиндажи въ 1/16 дюйма, которые покрывались еще угольными мѣшками. Команда (5 — 8 человѣкъ) вооружена была ружьями и револьверами.

Гребныя шлюпки служили минными транспортами и сами при-нимали участіе въ устройствѣ загражденій.

Съ такими-то ничтожными средствами предстояло русскимъ мо-рякамъ приступить къ борьбѣ за Дунай.

(1) Гв. эк. 327 н. ч., 13 оф. и 1 врачъ; св. саперно-гальван. роты 100 н. ч. и 5 оф.; фл. катерн. команды 39 н. ч. и 5 оф. А всего 490 человѣкъ.

(2) 200 н. ч., 8 оф. и 2 врача. А всего 210 человѣкъ.

(3) Иначе: ефѳроконическія, грушевидныя, автоматическія, мины Герца и пр., въ зависимости отъ того—пріурочивалось ли названіе къ формѣ, къ способу вос-пламененія или къ имени иаобрѣтателя.

(4) Въ зависимости отъ углубленія непріятельскихъ судовъ, съ которыми приходилось имѣть дѣло.

(5) «Шутка»—стальной катеръ Наслѣдника Цесаревича и «Мина» (бывшій «Мабъ»)—мѣдный катеръ, пріобрѣтенный у петербургскаго заводчика Берда— имѣли машины въ 8—10 силъ и скорость въ 14—16 узловъ. (Узедъ иди морск. миля=1 3/4 версты).

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю