Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Борьба за Дунай.

Дунай и его стратег. значеніе.—Положеніе турокъ на Дунаѣ и расподоженіе турецк. судовъ къ началу іюня 1877 г.—Характеръ борьбы ва обладаніе Ду-наемъ.—Рекогносцировки.—Плов. средства на нижн. и средн. Дунаѣ.—Гибель пароходовъ, купленныхъ въ Пештѣ.—Пароходъ «Аннета».—Операціи на нижн. Дунаѣ.—Значеніе Барбошскаго моста.—Прекращеніе комерч. судоходства по Ду-наю.—Мин. загражденіе у Рени и Барбоша.—Батареи.—Перестрѣлки съ турецк. броненосцами. — Нижне-Браиловское мин. загражденіе. — Взрывъ броненосца «Лютфи-Джелиль».—Нижне-Мачинское мин. загражденіе.—Верхне-Браиловск. за-гражденіе.—Попытка запереть тур. эскадру въ Мачинск. рукавѣ.—Фальшив. за-гражденія.—Взрывъ монитора «Сельфи» 14-го мая.—Уходъ тур. эскадры изъ Мачинск. рукава.—Значеніе дѣла 14-го мая. -Мин. загражденія у с. Гура-Яло-мицы и верховья Мачинск. рукава.—Резудьтаты устройства загражденій на нижн. Дунаѣ.—Участіе моряковъ въ переправѣ у Галаца и Браилова.—Сулинск. за- гражденіе.

Исполинская рѣка эта во время войны имѣла для нашей арміи весьма важное значеніе: во-первыхъ, какъ оборонительная линія, прикрывающая стратегическое развертываніе войскъ въ Румыніи; во-вторыхъ, какъ оборонительная линія турокъ, которую необхо-димо было форсировать; въ третьихъ, наконецъ, какъ препятствіе на путяхъ сообщенія арміи съ ея базою.

Въ тогдашнихъ предѣлахъ Турціи, Дунай занималъ протяже-ніе, отъ Желѣзныхъ воротъ до Чернаго моря, въ 775 верстъ, при ширинѣ отъ 350 саженъ до 1 1/2 верстъ, а въ розливъ до 10 и бо-лѣе верстъ. Обыкновенная глубина (не менѣе 10 футъ) во время ве-сенняго половодья во много разъ увеличивалась; теченіе доходило до 4-хъ верстъвъ часъ, что вмѣстѣ съ частыми колебаніями уровня воды, должно было значительно затруднять установку минъ за-гражденія, несмотря на благопріятный для удержанія якорей вяз-кій грунтъ (илъ съ пескомъ).

Дунай замерзаетъ не каждый годъ, но и въ такихъ случаяхъ не можетъ представлять для арміи надежнаго сообщенія, благодаря тонкости льда, не выдерживающаго перевозки по немъ тяжестей. Обыкновенно же дѣло ограничивается ледоходомъ, продолжаю-щимся съ декабря по февраль. Въ послѣднюю кампанію ледоходъ начался въ половинѣ декабря 1877 года; 31-го декабря рѣка стала, а 15-го января 1878 года ледъ опять тронулся.

Характеръ обоихъ береговъ Дуная совершенно различный: пра-вый—гористый и крутой, лѣвый—низменный, мѣстами болотистый и поросшій камышомъ. Вслѣдствіе такихъ топографическихъ усло-вій, Дунай во время половодья заливаетъ на громадныя простран-ства почти исключительно лѣвый берегъ.

Занимая командующія высоты, обороняемыя цѣлымъ рядомъ сильныхъ крѣпостей (Виддинъ, Никополь, Рущукъ, Туртукай и Силистрія), и господствуя, благодаря своей многочисленной флоти-ліи, на Дунаѣ, турки имѣли полное право надѣяться отстоять свою територію отъ непріятельскаго набѣга или, по крайней мѣрѣ, до-рого продать противнику такой успѣхъ.

По сосредоточеніи арміи въ Румыніи, главною цѣлью дѣйствій являлась переправа черезъ Дунай. Для успѣшнаго выполненія этой операціи, необходимо было прежде всего обезпечить намѣченные пункты отъ покушеній непріятельскихъ судовъ.

Приблизительное расположеніе послѣднихъ по Дунаю къ этому времени было слѣдующее:

Въ Сулинѣ: мониторъ «Хизберъ» и «Сельфи».

Въ Тульчѣ: брониров. корветы «Лютфи-Джелиль» и «Хивзи-Рахманъ», и брон. канонерка «Семендрія».

Въ Мачинѣ: колесные пароходы «Килиджъ-Али» и «Арка-діонъ».

Въ Гирсово: брон. канонерка «Фетхъ-уль-исламъ», дерев. кано-нёрка «Аккія» и колесный пароходъ «Хайрединъ».

Въ Силистріи: колесный пароходъ «Ислахатъ».

Въ Рущукѣ: брон. канонерки «Беюръ-деленъ» и «Шкодра», дер. канонерки «Варна» и «Шефкетъ-Нума», и желѣзные баркасы «Шимшекъ» и «Ильдыримъ».

Въ Виддинѣ: брон. канонерка «Подгорица», желѣзн. канонерка «Сунна» и колесный пароходъ «Нузретіе».

Кромѣ перечисленныхъ боевыхъ судовъ, въ составъ флотиліи входило еще 9 транспортныхъ пароходовъ и 17 другихъ мелкихъ судовъ, а всего 46 судовъ съ 77 орудіями и 946 чел. экипажа, подъ начальствомъ Гуссейна-паши, какъ иоказано въ приложеніи 3-мъ.

Борьба за обладаніе Дунаемъ сводилась, слѣдовательно, къ огра-ниченію раіона дѣйствій этихъ судовъ, а, при удобномъ случаѣ, и къ истребленію ихъ. Первое могло быть достигнуто рядомъ мин-ныхъ загражденій, защищенныхъ береговыми батареями и мино-носными шлюпками, а второе—минными атаками или артилерій-скимъ огнемъ. Въ этихъ собственно видахъ въ составъ осадной артилеріи были введены приморскія орудія калибра 6, оз дюйма.

Собранныя заблаговременно о Дунаѣ свѣдѣнія необходимо было освѣжить и дополнить на мѣстѣ, для чего еще въ октябрѣ 1876 гѳда были командированы въ Румынію капитаны 1-го ранга Ново-сильскій и Рогуля. Имъ было поручено, между прочимъ, навести справки о мѣстныхъ перевозочныхъ средствахъ на рѣкѣ и о возмож-ности пріобрѣтенія въ Австріи пароходовъ и проводки въ устье Ду-ная черноморскихъ поповокъ(1).

Изъ этихъ и другихъ рекогносцировокъ, въ которыхъ прини-мали участіе и морскіе офицеры, выяснилось, что на нижнемъ Ду-наѣ и его притокахъ, Серетѣ и Прутѣ, имѣлось достаточное коли-чество гребныхъ судовъ, а пріобрѣтеніе пароходовъ не представ-ляло особыхъ затрудненій. Совершенно иначе обстояло въ этомъ отношеніи дѣло на среднемъ Дунаѣ, почему туда направлено было 10 паровыхъ и 13 гребныхъ судовъ, тогда какъ на нижній Дунай— только 4 паровыхъ и столько же гребныхъ судовъ, да и тѣ частью перевезены были впослѣдствіи сухимъ путемъ на средній Дунай.

Для усиленія пловучихъ средствъ Черноморскаго отряда куплены были въ Галацѣ частные пароходы «Взрывъ» и «Загражде-ніе»,а румынское правительствопредоставилонамъ на время войны пользоваться слѣдующими казенными судами: пароходами—«Сте-фанъ-чель-Маре» («Стефанъ») и «Романія», желѣзной канонеркой «Фульджеруль» («Великій Князь Николай») и паровымъ катеромъ «Рандурика» («Царевичъ»)(2). Кромѣ этихъ судовъ для десанта на нижнемъ Дунаѣ имѣлось 4 баржи и 250 частныхъ лодокъ, захва-ченныхъ на мѣстѣ, и 35 деревянныхъ понтоновъ, заготовленныхъ нашимъ инженернымъ вѣдомствомъ.

На среднемъ Дунаѣ, такъ сказать, ядро всѣхъ десантныхъ средствъ составляли 4 понтонныхъ баталіона. Въ помощь желѣз-нымъ заготовлено было еще на р. Лотрѣ (притокъ Ольты) 100 де-ревянныхъ понтоновъ. Однако, всего этого количества было недо-статочно и пришлось купить два парохода въ Пештѣ и воспользо-ваться однимъ захваченнымъ близъ Фламунды.

Пріобрѣтеннымъ капитаномъ 1-го ранга Новосильскимъ бук-сирнымъ пароходамъ «Ада» (20 силъ) и «Клотильда» не посчаст-ливилось, впрочемъ, дойти по назначенію. Первому изъ нихъ удалось благополучно добраться до Виддина и миновать крѣпость Фло-рентинъ, подъ управленіемъ сына владѣльца, Костовича. Но затѣмъ онъ возбудилъ подозрѣнія турокъ и они приняли мѣры противъ дальнѣйшаго его плаванія. Костовичъ поспѣшилъ возвратиться къ пограничному румынскому городу Турнъ-Северину, гдѣ, съ разрѣ-шенія Новосильскаго, и покинулъ «Аду» въ началѣ мая. Командо-ваніе пароходомъ ввѣрено было затѣмъ лейтенанту Леонтьеву, въ распоряженіе котораго поступили: мичманъ Риппасъ, инлсенеръ-механикъ прапорщикъ Цамутали и 7 нижнихъ чиновъ. Пароходъ «Ада» 14-го іюня отправился въ дальнѣйшій путь и подъ силь-нымъ огнемъ цѣлаго ряда крѣпостей, конной артилеріи и стрѣл-ковъ, добрался, наконецъ, 17-го іюня до Жигіеръ, гдѣ его встрѣ-тили непріятельскіе пароходы и мониторъ. Не имѣя возможности бороться съ такими превосходными силами, Леонтьевъ, чтобы не допустить захвата парохода направленнымъ къ нему десан-томъ, затопилъ свое судно, а самъ съ командой бросился вплавь къ румынскому берегу. Благодаря во-время подоспѣвшей помощи отъ нашихъ войскъ, имъ удалось спастись отъ преслѣдовавшихъ ихъ турокъ, которые успѣли, однако, ограбить пароходъ. Впослѣд-ствіи, выбравъ болѣе благопріятное время, Леонтьевъ поднялъ его, исправилъ поврежденія и провелъ подъ огнемъ Рахова до румын-ской деревни Бокетъ, близъ которой лоцманъ посадилъ его на мель. Слѣдившая за нимъ турецкая конная батарея воспользовалась этимъ, чтобы окончательно привести его въ негодность къ пла-ванію.

Такая же участь постигла и «Клотильду». Подъ проводкою шкипера, далматинца Частника, пароходъ благополучно миновалъ крѣпость Флорентину, но затѣмъ подвергся перекрестному огню съ обоихъ береговъ (по недоразумѣнію, румыны тоже принимали его за непріятельское судно), причемъ ранили двухъ венгерцевъ ма-тросовъ. Когда же пароходъ приткнулся къ мели близъ селенія Чуперникъ, то румынскіе солдаты арестовали шкипера со всей командой и посадили въ тюрьму. Вскорѣ недоразумѣніе разъясни-лось и ихъ освободили, а на пароходъ прибылъ командированный Новосильскимъ гв. экипажа лейтенантъ Глазенапъ. Едва только пароходъ тронулся въ дальнѣйшій путь, какъ румыны, несмотря на предупрежденіе, опять открыли по немъ ружейный огонь. Благо-даря, однако, темнотѣ, дѣло обошлось на этотъ разъ безъ потерь, и къ разсвѣту пароходъ подошелъ къ Рахову. Здѣсь выстрѣлами съ турецкой батареи онъ былъ сначала зажженъ, а затѣмъ и затопленъ(3)

Въ періодъ занятія нашими войсками Румыніи разъѣзды 8-й кавалерійской дивизіи донесли 7-го мая, что у с. Фламунды стоитъ пароходъ подъ англійскимъ флагомъ и около него нѣсколько грузо-выхъ судовъ. Въ видахъ сохраненія этихъ судовъ для нуждъ арміи, начальникъ дивизіи кн. Манвеловъ приказалъ немедленно-же ихъ захватить.

Оказалось, что это былъ колесный пароходъ «Аннета» (вмѣсти-мостью въ 270 тоннъ, съ машиною въ 60 силъ), который съ двумя желѣзными, нагруженными кукурузою, баржами долженъ былъ слѣ-довать въ Никополь, подъ угрозою коменданта крѣпости прибѣгнуть къ силѣ, въ случаѣ ослушанія шкипера.

Дѣйствительно, начиная съ 8-го мая, турки употребляли все-возможныя усилія, чтобы отбить у насъ пароходъ или, по крайней мѣрѣ, уничтожить его. Составленный изъ частей дивизіи особый отрядъ полковника Каульбарса принималъ самыя энергичныя мѣры для защиты парохода, но, когда турецкій броненосецъ прибѣгъ 12-го мая къ бомбардировкѣ, причемъ потопилъ два судна и про-билъ обѣ трубы парохода, то въ ночь съ 12-го на 13-е мая онъ былъ, по распорялгенію кн. Манвелова, временно затопленъ(4).

Только 9-го іюня, въ виду олшдавшейся въ скоромъ времени переправы, приступлено было къ поднятію «Аннеты» и работа эта была окончена съ разсвѣтомъ 11-го іюня, подъ руководствомъ на-значеннаго на пароходъ инженеръ-механика подпоручика Петрова. На слѣдующій день вступилъ въ командованіе пароходомъ капи-танъ-лейтенантъ Тудеръ и, подъ его наблюденіемъ, произведена была, въ теченіе 3-хъ сутокъ, капитальная переборка и очистка машины и котловъ. Такимъ образомъ, къ вечеру 14-го іюня пароходъ «Аннета» былъ въ полной готовности для слѣдованія по назначенію.

Къ загражденію Дуная минами рѣшено было приступить вслѣдъ за объявленіемъ войны. Но особенной спѣшности требовало заграж-деніе р. Серетъ, для защиты единственнаго на ней Барбошскаго желѣзнодорожнаго моста(5) отъ покушеній турецкихъ броненос-цевъ. Вотъ почему еще до перехода арміи черезъ границу, туда послана была команда изъ 30-ти переодѣтыхъ минеровъ, которая и занялась 13-го апрѣля постановкой минъ, подъ руководствомъ лей-тенанта гв. экипажа Петрова и поручика 1-го военно-телеграфнаго парка Максимовича. Первая попытка эта не увѣнчалась, однако, успѣхомъ, главнымъ образомъ благодаря стремительности теченія и отсутствію другихъ пловучихъ средствъ, кромѣ непрочныхъ и вал-кихъ рыбачьихъ челноковъ. Съ громаднымъ трудомъ поставленныя 5 гальваническихъ минъ сорвало и унесло теченіемъ, погибли 2 лодки и утонулъ 1 матросъ. Пришлось по необходимости отложить эту работу до прибытія катеровъ.

Тѣмъ временемъ послѣдовало приказаніе Главнокомандующаго: «15-го апрѣля въ 6 часовъ вечера объявить, что всякое плаваніе по Дунаю должно быть прекращено черезъ 24 часа, и всѣ иностран-ныя суда должны къ этому сроку удалиться изъ Галаца и Браилова; въ противномъ случаѣ налолшть на нихъ амбарго(6)». Вслѣдствіе этого съ 16-го апрѣля совершенно прекратилось движеніе коммер-ческихъ судовъ на нижнемъ Дунаѣ, и съ прибытіемъ сюда Черно-морскаго флотскаго отряда началась установка минныхъ загражде-ній въ наиболѣе важныхъ пунктахъ.

Сборнымъ пунктомъ этого отряда назначено было устье р. Прута, близъ моста, по которому переправлялись наши войска черезъ эту рѣку.

Отсюда часть отряда, подъ начальствомъ лейтенанта Дубасова, отправилась къ Барбошу, а другая, съ кап.-лейт. Беклешевымъ во главѣ,—къ Рени. Вблизи послѣдняго поставлены были на Дунаѣ, въ теченіе 17-го и 18-го апрѣля, 2 линіи минъ, отрѣзавшіянаходившуюся выше этого пункта турецкую флотилію отъ сообщенія съ Чернымъ моремъ и тѣмъ лишившія ее возможности какъ получать оттуда подкрѣпленія, такъ и дѣйствовать на низовьяхъ Дуная. Барбошское же загражденіе начато было 18-го и окончено 21-го апрѣля. Оно состояло изъ 2 линій гальваническихъ минъ, поставленныхъ на р. Серетъ, въ такомъ разстояніи отъ моста, чтобы обезпечить его отъ бомбардировки съ турецкихъ судовъ(7). Такимъ образомъ, уже самыя первыя минныя операціи на Дунаѣ принесли арміи очевид-ныя и весьма существенныя услуги.

Безъ артилерійскаго прикрытія минныя загражденія не могутъ однако представлять наделшой преграды для мало-мальски пред-пріимчиваго противника, такъ какъ ихъ легко можно въ такомъ случаѣ выловить или уничтожить такъ называемыми контръ-минами. Поэтому, по мѣрѣ сосредоточенія войскъ на лѣвомъ берегу Дуная, они же приступали къ сооруженію береговыхъ батарей въ зара-нѣе избранныхъ для этого начальникомъ инженеровъ мѣстахъ. Всѣхъ батарей было девять: у Рени—4, у Барбоша—1 и у Браи-лова—4. До прибытія осадной артилеріи онѣ были временно во-орулшны полевыми орудіями и распололсеніе ихъ позволяло обстрѣ-ливать устье Серета, главное русло Дуная и Мачинскій рукавъ.

Упустивъ самые удобные моменты для дѣйствій противъ рус-скихъ войскъ во время приближенія ихъ къ рѣкѣ и первыхъ попы-токъ къ ея загражденію, турецкіе броненосцы рѣшились, повиди-мому, наверстать потерянное и съ 21-го апрѣля принялись усиленно крейсеровать по Дунаю и обстрѣливать наши позиціи. Перестрѣлки происходили почти каждый день и съ нашей стороны въ нихъ уча-ствовали только полевыя пушки, но, несмотря на это, турки не могли нохвастать особымъ успѣхомъ и даже суда ихъ неоднократно получали поврежденія. Только 25-го апрѣля имъ удалось разрушить Ѳерапонтовъ монастырь (напротивъ Исакчи), послѣ 4-хъ часовой бомбардировки, въ которой кромѣ броненосца принимала участіе и береговая батарея.

Это было послѣднее состязаніе съ нашими полевыми орудіями, такъ какъ на слѣдующій день начала дѣйствовать осадная артиле-рія. Въ скоромъ времени она дала почувствовать турецкой флотиліи свою силу.

Подъ ея охраною приступили 27-го апрѣля къ устройству мин-наго загражденія ниже Браилова, причемъ въ этотъ день удалось съ большимъ трудомъ поставить 10 гальваноударныхъ минъ въ одну линію. Минъ пока больше не было, а потому по окончаніи работы отрядъ долженъ былъ возвратиться къ мѣсту своей стоянки въ устьяхъ Прута.

Между тѣмъ изъ Мачинскаго рукава 29-го апрѣля вышла цѣлая турецкая эскадра изъ 4-хъ судовъ и расположилась противъ Браи-лова. Одинъ броненосецъ приблизился къ нашимъ батареямъ при-мѣрно на 1,800 саж. и по немъ открыли огонь, на который турки почему-то не отвѣчали.

Ровно въ 3 ч. 15 м. пополудии раздались одновременно съ ба-тареи № 4 два выстрѣла, изъ 24-хъ фунтовой пушки и изъ 6-ти-дюймовой мортиры, причемъ оба снаряда попали въ броненосецъ и произвели на немъ страшный взрывъ.

Надо полагать, что одинъ изъ снарядовъ, пробивъ палубу, ра-зорвался въ крюйтъ-камерѣ (бомбовомъ погребѣ), но какому изъ двухъ орудій нашихъ припадлежала честь уничтоженія броне-носца—сказать трудно. Объ этомъ и по сейчасъ спорятъ(8). Для насъжедѣло это поучительно какъ первый въ военно-морской исторіи случай потопленія броненосца сравнительно незначительнымъ сна-рядомъ и какъ наглядное доказательство беззащитности броненос-цевъ, не имѣющихъ броневой палубы, отъ навѣснаго огня.

Взорванное судно оказалось броненоснымъ корветомъ «Лютфи-Джелиль»(9). Онъ затонулъ на глубинѣ около 10 саж. и послѣ взрыва вѣроятно переломился, такъ какъ надъ поверхностью воды торчала только бизань-мачта съ развѣвающимся на ней флагомъ. Послѣдній былъ безпрепятственно снятъ со шлюпки лейтенантомъ Дубасовымъ и хранится теперь въ царскосельскомъадмиралтействѣ. Изъ команды спаслись весьма немногіе.

На другой день прибылъ въ Браиловъ пароходъ «Взрывъ» съ гальваническими минами и 1-го мая морской отрядъ приступилъ къ установкѣ ихъ между Браиловымъ и д. Гичетъ, для усиленіящо-ставленной тамъ раньше первой линіи. Попытка эта однако, благо-даря быстротѣ теченія (до 6 ф. въ секунду), значителыюй глубинѣ (около 20 саж.) и несоотвѣтствовавшей такимъ условіямъ легко-сти минныхъ и шлюпочныхъ якорей, не удалась.

Между тѣмъ необходимо было защитить Браиловъ отъ бомбар-дировки укрывшихся въ Мачинскомъ рукавѣ турецкихъ броненос-цевъ. Рекогносцировка этого рукава, произведенная еще 28-го апрѣля лейтенантамиДубасовымъ и Шестаковымъ, показала, что загралсденіе его снизу не представитъ особыхъ затрудненій и будетъ болѣе дѣй-ствительнымъ для обезпеченія Браилова, нежели выше упомянутое загражденіе главнаго русла Дуная. Съ этимъ согласился и прибыв-шій на разсвѣтѣ 2-го мая въ Гичетъ генералъ-маіоръ Боресковъ, командированный на нижній Дунай для личнаго руководства даль-нѣйшими минными операціями. Но онъ не отмѣнилъ подготовлен-ной уже на этотъ день вторичной попытки поставить добавочную линію на Дунаѣ и самъ «съ берега наблюдалъ за погруженіемъ минъ, стараясь открыть причину встрѣченныхъ командами неудачъ и провѣрить употреблявшійся ими способъ постановки минъ(10)

Работа, произведенная при тѣхъ же совершенно неблагопріят-ныхъ условіяхъ, «какъ и слѣдовало олшдать», по выраженію гене-рала, окончилась полной неудачей: 9 гальваническихъ минъ, уста-новленныхъ на одномъ проводникѣ, сорвало и унесло теченіемъ. Этотъ довольно дорого обошедшійся намъ опытъ только подтвер-дилъ то, что было уже раньше всѣмъ извѣстно и что въ достаточной степени выяснилосъ наканунѣ, почему и рѣшено было на слѣдую-щее время ставить не болѣе пяти минъ на одномъ проводникѣ и снабдить шлюпки болѣе тяжелыми дреками (якорями), а, за не-имѣніемъ ихъ, минными сегментами.

Въ тотъ же день генералъ Боресковъ вмѣстѣ съ другими офице-рами отряда осмотрѣлъ нижнюю часть Мачинскаго рукава и вы-бралъ нѣсколько ниже затонувшаго броненосца «Лютфи-Джелиль» мѣсто для новаго загражденія. Оно было поставлено въ теченіе 3-го—5-го мая и состояло изъ 17-ти гальваническихъ минъ, въ три линіи.

Работы производились подъ прикрытіемъ высланной въ Гичетъ. стрѣлковой роты, причемъ наши шлюпки неоднократно подверга-лись обстрѣливанію съ непріятельскихъ судовъ и съ берега.

Въ ночь съ 4-го на 5-е мая взорвались послѣдовательно отъ неизвѣстныхъ причинъ три мины первой линіи. Возможно, что произошло это отъ удара бревенъ или другихъ пловучихъ предме-товъ, пущенныхъ по теченію непріятелемъ, или же просто отъ значительнаго уклона замыкателей. Мины эти впослѣдствіи были за-мѣнены другими.

Новымъ загражденіемъ, устроеннымъ затѣмъ 6-го — 7-го мая выше Браилова, въ главномъ руслѣ Дуная, и состоявшимъ изъ 32-хъ гальваническихъ минъ, поставленныхъ въ три ряда, достиг-нуто было такое же обезпеченіе Браилова отъ покушеній турецкой флотиліи сверху, со стороны Гирсова. Вмѣстѣ съ тѣмъ явилась воз-можность на изолированномъ такимъ образомъ участкѣ Дуная между Браиловымъ и Рени установить правильное пароходное сообщеніе, представлявшее, въ виду порчи залитыхъ половодьемъ сухопутныхъ дорогъ, особенную важность.

Несмотря на потерю лучшаго своего броненосца и закрытіе сѣвернаго выхода изъ Мачинскаго рукава, находившаяся въ немъ турецкая эскадра Делаваръ-паши не сознавала опасности своего по-ложенія и продолжала по прежнему безпечно относиться къ дѣя-тельности русскихъ моряковъ.

Явилась мысль воспользоваться такой апатіей турокъ и запе-реть ихъ окончательно въ этой западнѣ, на что еще 4-го мая по-слѣдовало приказаніе Главнокомандующаго. Это было бы, очевидно, наиболѣе выгодыымъ рѣшеніемъ мачинской задачи, но осуществле-ніе ея встрѣтило различныя затрудненія.

Исполненіе этой операціи возложено было на флотилію каыи-тана 1 -го ранга Рогули, а для содѣйствія ей назначили сухопутный отрядъ полковника Рика, составленный изъ пѣхотнаго полка, 9-ти-фунтовой батареи и казаковъ. Сборы затянулись, особенно много времени потребовало изготовленіе судовъ, задерлшвшее выступленіе Рогули до 9-го мая. Въ этотъ день онъ отправился по назначенію, въ сел. Гура-Яломицу, на лодкѣ «Великій Князь Николай», сопро-вождаемый паровыми катерами «Царевичъ» (лейтенантъ Дубасовъ), «Ксенія» (лейтенантъ Шестаковъ), «Царевна» (мичманъ Баль) и «Джигитъ» (мичманъ Персинъ), и нѣсколькими гребными судами.

10-го мая, съ разсвѣтомъ, Рикъ занялъ частями своего отряда сел. Гура-Яломицу и построилъ батарею на 4 орудія. Флотилія подошла сюда только около 5-ти часовъ пополудни и застала на. мѣстахъ, предназначенныхъ для загражденія, турецкія суда, почему капитанъ 1-го ранга Рогуля рѣшилъ возвратиться въ Браиловъ, оставивъ лишь для наблюденія за непріятелемъ Дубасова и Шеста-кова съ ихъ катерами. Съ наступленіемъ темноты оба они напра-вились къ острову Гиска-Маре съ намѣреніемъ атаковать стоявшія здѣсь турецкія суда, но не нашли ихъ, такъ какъ они обыкновенно» уходили на ночь подъ защиту Гирсовскихъ батарей. День 11-го мая употребленъ былъ для ознакомленія съ мѣстностью, послѣ чего командирамъ катеровъ удалось войти въ сношеніе съ сухопутнымъ отрядомъ и подъ его охраной провести ночь въ р. Яломицѣ.

Не имѣя при себѣ минъ, Дубасовъ тѣмъ не менѣе рѣшилъ по-пугать турокъ устройствомъ фальшиваго загражденія на виду у ненріятельскихъ судовъ, что и удалось сдѣлать 12-го мая, какъ въ Дунаѣ, такъ и въ Мачинскомъ рукавѣ. Для этого съ катеровъ бро-сали лотъ и опускали въ воду съ одного борта и поднимали съ дру-гого наполненные пескомъ ведра и боченки. Спустившіяся отъ Гирсова 3 судна держались отъ нашихъ катеровъ на значитель-номъ разстояніи (не ближе 600 саженъ), открывъ по нимъ безвред-ный огонь и не рѣшаясь форсировать минныя загражденія. Окон-чивъ свою демонстративную работу, катеръ вернулся въ Браиловъ.

Такимъ образомъ, попытка заградить сверху Мачинскій ру-кавъ на этотъ разъ не удалась. Между тѣмъ турецкія суда, поль-зуясь имъ какъ убѣлшщемъ, являлись постоянною угрозою нашимъ войскамъ, батареямъ и катерамъ. Для перехода послѣднихъ къ активнымъ операціямъ наступало, повидимому, подходящее время. Къ этому особенно склонялся лейтенантъ Дубасовъ, руководствуясь слѣдующими соображеніями: 1) пассивное отношеніе турецкаго флота къ нашимъ миннымъ работамъ могло имѣть цѣлью сбереже-ніе силъ для самаго важнаго момента — переправы; 2) въ случаѣ прохода черезъ минныя загражденія, турки получили бы увѣрен-ность въ недѣйствительности минъ; 3) полагаться на одни минныя загражденія — неосторожно; для уравненія силъ необходимо пе-рейти въ наступленіе, и 4) непріятельскія суда могутъ уйти изъ Мачинскаго рукава.

Въ виду этого, рѣшено было безотлагательно предпринять про-тивъ нихъ экспедицію и начальство надъ нею поручить лейтенанту Дубасову.

Въ ночь съ 12-го на 13-е мая Дубасовъ со всѣми четырьмя катерами, назначенными въ экспедицію, произвелъ рекогносци-ровку Мачинскаго рукава и убѣдился въ томъ, что турецкія суда не покинули еще своей излюбленной стоянки. Слѣдующая ночь была поэтому избрана для нападенія.

Катера вступили въ Мачинскій рукавъ въ строѣ одной кильва-терной колонны, занимая въ ней слѣдующія мѣста:

1) «Царевичъ» (лейтенантъ Дубасовъ, румынскій маіоръ Муржеско и 14 нижнихъ чиновъ).

2) «Ксенія» (лейтенанты Шестаковъ и Петровъ и 9 нижнихъ чиновъ).

3) «Джигитъ» (мичманъ Персинъ и 8 нижнихъ чиновъ).

4) «Царевна» (мичманъ Баль и 9 ниж-нихъ чиновъ).


Черт. № 5.

Предполагалось при благопріятныхъ обстоятельствахъ уничтожить послѣдова-тельно всѣ три судна эскадры, въ какомъ смыслѣ и даны были командирамъ самыя точныя инструкціи.

Ночь была лунная, но облачная. Дулъ легкій NW, относя производимый катерами шумъ въ сторону не-пріятеля. Опознавъ его около 2 1/2 часовъ пополуночи, катерапе-рестроились въ двѣ колонны: «Царевичъ» и «Ксенія» впереди, а остальные сзади (черт. № 5). Турецкія суда расположились такимъ образомъ, что по серединѣ рукава стоялъ однобашенный мониторъ «Сельфи», влѣво отъ него— колесный пароходъ «Килиджъ-Али», а немного правѣе и впереди, подъ берегомъ, броненосная лодка « Фетхъ-уль-Исламъ ».

Съ разстоянія приблизительно въ 60 саженъ катера перешли въ рѣшительное наступленіе, избравъ для своей атаки мониторъ. Онъ стоялъ подъ парами и, повидимому, ожидалъ нападенія. Часо-вой окликнулъ передовой катеръ и, не получивъ удовлетворитель-наго отвѣта, поднялъ тревогу. Изъ кормового орудія сдѣлано по на-падающимъ три выстрѣла, но всѣ они сопровождались осѣчками. Дубасовъ рѣшился нанести ударъ въ корму монитора, чтобы одно-временно лишить его расположенныхъ здѣсь орудій, наиболѣе опас-ныхъ для катеровъ въ дапномъ случаѣ, и двигателя. Это и было исполнено, причемъ «Царевичъ» ударилъ своей правой шестовой миной въ лѣвый бортъ монитора, нѣсколько выше кормовой рако-вины. Мина взорвалась отъ удара, т. е. автоматически, и мониторъ значительно осѣлъ кормой, почему вся команда его бросилась на носъ. Катеръ «Царевичъ» залило наполовину водой и засыпало обломками, но все же онъ уцѣлѣлъ и успѣлъ отойти заднимъ хо-домъ, очищая дорогу «Ксеніи». Въ это время раздался выстрѣлъ одного изъ башенныхъ орудій.

Получивъ приказаніе Дубасова, Шестаковъ подошелъ на своемъ катерѣ вплотную къ лѣвому же борту монитора и взорвалъ мину «по желанію» почти противъ самой башни, одновременно съпослѣ-довавшимъ изъ нея вторымъ и послѣднимъ выстрѣломъ. Осыпая затѣмъ нашъ катеръ ружейнымъ огнемъ, «Сельфи» быстро пошелъ ко дну. «Ксенія» запутала свой винтъ въ обломкахъ и его удалось очистить только послѣ продолжительныхъ усилій. Не смотря на это, Шестаковъ поддерживалъ все время самый дѣятелыіый ружей-ный огонь противъ команды тонувшаго монитора, которому помо-гали въ обстрѣливаніи нашихъ катеровъ остальныя турецкія суда. «Царевичъ» же не могъ принять участія въ этойперестрѣлкѣ, такъ какъ команда его всецѣло была занята откачиваніемъ воды ведрами.

Все дѣло продолжалось около получаса и не стоило намъ ника-кихъ потерь въ людяхъ. Въ виду, однако, начавшагося разсвѣта и усилившагося огня съ прочихъ турецкихъ судовъ, атаковывать ихъ было бы неблагоразумно, а потому катера, по приказанію лейте-нанта Дубасова, возвратились въ Браиловъ. Флагъ съ потопленнаго броненосца былъ снятъ моряками въ тотъ же день утромъ.

«Сердце мое радуется за нашихъ молодцовъ моряковъ»—выра-зился Государь въ телеграммѣ своей отъ 14-го мая къ Генералъ-адмиралу. А при представленіи Дубасова и Шестакова въ Браиловѣ, Его Величество обнялъ ихъ и сказалъ: «Я горжусь вами и въ лицѣ вашемъ всѣмъ моимъ флотомъ».

Потеря второго броненосца привела въ такое отчаяніе Дела-варъ-пашу, что онъ бѣжалъ въ Рущукъ, покинувъ свою эскадру. Но, по приказанію Гобарта-паши, главный въ то время начальникъ Дунайской флотиліи Арифи-паша лично провелъ со всѣми пре-досторожностями оставшіяся суда Мачинскаго отряда черезъ наши мнимыя загражденія и, такимъ образомъ, спасъ отъ ожидавшаго ихъ позорнаго плѣна или истребленія.

Атака 14-го мая представляетъ первый, и притомъ вполнѣ удачный, въ эту кампанію опытъ уничтоженія непріятельскаго бро-неносца миноносными шлюпками. Взрывы Дубасова и Шестакова не только отняли у турокъ одно изъ лучшихъ судовъ Дунайской флотиліи, но и убили въ нихъ всякую предпріимчивость и смѣлость. Гибель «Сельфи» парализовала и безъ того непредпріимчивыхъ турецкихъ моряковъ въ самый важный періодъ подготовки пере-правы и рѣзко отразилась на всѣхъ ихъ дальнѣйшихъ операціяхъ.

Это блестящее дѣло вмѣстѣ съ тѣмъ явилось для насъ до нѣ-которой степени компенсаціей неудавшейся попытки запереть въ Мачинскомъ рукавѣ весь турецкій отрядъ. Для сдачи его русскимъ пришлось бы во всякомъ случаѣ ожидать спада воды, т. е. до іюля мѣсяца, а слѣдовательно, затянуть и самую переправу, что вовсе не входило въ расчеты Главпокомандующаго.

Съ другой стороны, для обезпеченія переправы на нижнемъ Дунаѣ необходимо было оттянуть отъ Мачина державшуюся близъ него эскадру Делаваръ-паши, что косвенно и было достигнуто экспедиціей Дубасова. Для того же, чтобы турецкія суда не могли вернуться сюда обратно, нужно было, воспользовавшись ихъотсут-ствіемъ, заградить минами верхнюю часть Мачинскаго рукава и главное русло Дуная у Гура-Яломицы. Въ этомъ смыслѣ капитанъ 1-го ранга Рогуля получилъ 22-го мая личное приказаніе Глав-нокомандующаго и, четыре дня спустя, флотилія, сдѣлавъ необхо-димыя исправленія и пополнивъ запасы, вышла изъ Браилова по назначенію. Въ составъ отряда, кромѣ 3-хъ катеровъ, принимав-шихъ участіе въ дѣлѣ 14-го мая, вошли и 2 парохода: «Великій Князь Николай» (лейтенантъ Дубасовъ) и «Загражденіе» (лейте-нантъ Туркулъ). На всѣхъ судахъ находилось 1З офицеровъ и 104 человѣка команды.

Подойдя на видъ д. Гропени, кап. Рогуля замѣтилъ въ протокѣ Вальчіузнуй дымки турецкихъ судовъ и, опасаясь, чтобы послѣд-нія не отрѣзали ему отступленія къ Браилову, приказалъ загра-дить этотъ рукавъ при впаденіи его въ Дунай. Вечеромъ отрядъ по-дошелъ къ с. Гура-Яломицѣ и переночевалъ здѣсь подъ прикры-тіемъ береговыхъ батарей.

Утромъ, 27-го мая, лейтенантъ Дубасовъ произвелъ съ нѣсколь-кими судами рекогносцировку къ сторонѣ Гирсова, причемъ обна-ружилъ вблизи этого пункта 5 непріятельскихъ судовъ. Завязав-шаяся съ однимъ изъ нихъ и береговыми батареями перестрѣлка, выяснивъ сферу огня послѣднихъ, не причинила нашимъ морякамъ никакихъ потерь. Турецкія суда, смущенныя смѣлымъ наступле-ніемъ парохода «Великій Князь Николай», поднялись выше Гирсова и дали, такимъ образомъ, нашей флотиліи возможность поставить въ тотъ же день минное загражденіе противъ середины о. Гиска-Маре. Оно состояло изъ восьми грушевидныхъ минъ, установленныхъ въ двѣ линіи, а необходимымъ дополненіемъ къ нему явилось неболь-шое загражденіе изъ 4-хъ минъ, устроенное затѣмъ въ устьѣ р. Бор-чи, впадающей близъ о. Гиска-Маре въ Дунай.

Переночевавъ затѣмъ у Гура-Яломицы, катера также благо-получно заградили 28-го мая верховье Мачинскаго рукава 7-ю грушевидными минами въ одну линію.

Этимъ и закончились минныя работы по обезпеченію избраннаго участка нижняго Дуная отъ покушеній непріятельскихъ судовъ.

«Къ концу апрѣля мы»,—доносилъ Главнокомандующій въ своемъ всеподданнѣйшемъ рапортѣ отъ 18-го іюня,— «не имѣя флота, отняли у непріятеля Дунай отъ Рени до Браилова; а къ концу мая весь нижній Дунай отъ Рени до Гирсова былъ свободенъ отъ турецкаго флота и вполнѣ въ нашихъ рукахъ. Благодаря этому, мостъ изъ Браилова въ Гичетъ былъ устроенъ совершенно безпре-пятственно».

Переправа нашихъ войскъ на нижнемъ Дунаѣ должна была служить диверсіей для главной переправы, и слѣдовательно, со-стояться раньше послѣдней.

Съ такимъ же расчетомъ велась борьба съ турецкимъ флотомъ на различныхъ участкахъ Дуная.

Войска нижне-дунайскаго отряда генералъ-лейтенанта Циммер-мана переправились на турецкій берегъ 10-го іюня изъ Галаца и 11-го іюня изъ Браилова, на судахъ, такъ какъ построеннымъ въ послѣднемъ пунктѣ мостомъ нельзя было воспользоваться, благо-даря громадному разливу, затопившему почти весь берегъ отъ Ги-чета до Мачина.

Моряки участвовали въ подготовкѣ переправы, стягивая къ избраннымъ пунктамъ перевозочныя средства и работая надъ при-способленіемъ ихъ для размѣщенія войскъ. На каждое изъ такихъ судовъ назначено было по 2 матроса для управленія и общаго на-блюденія за наемными гребцами. Кромѣ того, суда нашей флоти-ліи производили совмѣстно съ сухопутными отрядами демонстра-ціи для отвлеченія вниманія турокъ отъ намѣченныхъ для пере-правы пунктовъ. Лейтенанту Дубасову въ этихъ видахъ приказано было съ нароходомъ «Великій Князь Николай» и двумя катерами угрожать Мачину, удерживая такимъ образомъ непріятеля отъ вы-воза изъ этого города орудій для сосредоточенія ихъ противъ га-лацкаго отряда. Диверсія эта, несмотря на ничтожныя средства мо-ряковъ, увѣнчалась успѣхомъ и облегчила переправу у Галаца.

Въ тотъ же день, вечеромъ, пришло въ Браиловъ извѣстіе, что турки очистили Мачинъ и въ ночь съ 10-го на 11-е іюня онъ былъ занятъ охотниками съ лейтенантомъ Никоновымъ во главѣ.

А вслѣдъ за этимъ непріятель такимъ же образомъ нокинулъ Исакчу, Гирсово и Тульчу, отступивъ на линію Черноводы—Кю-стенджи.

Для обезпеченія своего лѣваго фланга отъ нападеній турецкихъ судовъ со стороны Сулина, генералъ Циммерманъ приказалъ устроить въ Сулинскомъ рукавѣ, на 43-й милѣ отъ устья, загралс-деніе изъ затопленныхъ судовъ, наполненныхъ камнями.

(1) «Военный Сборникъ» 1879 г., № 11. «Подготовка инженерн. средствъ для переправы черезъ Дунай».

(2) «Stefano Сеl Маrе»—кол. пароходъ въ 60 силъ; II— 6 ф. и ІV—4 ф. орудія. «Romania»—кол. пароходъ въ 40 силъ; І—6 ф. орудія. «Fuldsherul»— двухъ-винтовая канонерка въ 27 силъ; II—9 ф. орудія. «Randurika»—мин. шлюпка; I—картечница Гатлинга. Свѣдѣнія эти относятся къ началу 1877 года.

(3) Впослѣдотвіи, послѣ отступленія турокъ отъ Дуная, удалось, однако, па-роходъ «Клотильду» поднять и исправить. Работа эта произведена была подъ руководствомъ лейтенанта Скрыдлова, который и получилъ въ командованіе па-роходъ, переименованный затѣмъ въ «Карабію».

(4) Приказаніе Главнокомандующаго о введеніи этихъ судовъ въ устье Ольты ве могло быть исполнено въ виду крейсерства непріятельскихъ судовъ по Дунаю и невозможности безнаказанной проводки мимо никопольскихъ батарей даже ночью.

(5) Длиною 150 саж. Онъ занятъ былъ русскими войсками 13-го апрѣля.

(6) Опис. русско-турецкой войны 1877—1878 гг. изд. гл. штаба, II, стр. 79. При этомъ арестовано было 15 турецкихъ судовъ, а судамъ остальныхъ націй (ихъ оказалось 320) приказано стоять у лѣваго берега, на которомъ разрѣша-дось выгружать товары.

(7) Если вѣрить англійской газетѣ "Standard", то турки сознавали стратегическую важность Барбошскаго моста и 12-го апрѣля «три турецкихъ кано-нерки вошли въ рѣку для разрушенія Барбошскаго моста, но по какой-то необъяс-нимой оплошности со стороны турокъ, возможность предупредить врага была потеряна». Во всякомъ случаѣ, впрочемъ,—прибавлялъ кореспондентъ, нападеніе на мостъ мониторовъ неизбѣжно». Но надеждамъ его не суждеыо было сбыться и турецкія суда ровно ничего не предприняли въ этомъ направленіи. (М. хр. войны 1877 г., стр. 140).

(8) Нѣкоторыя соображенія и данныя по этому вопросу имѣются: въ М. Хр. войны 1877 г., стр. 227—232 (Кор. «Правит. Вѣстн.» отъ 7-го мая изъ Плоештъ); въ соч. В. Сыхры «Восточная война 1877 — 1878 гг.», I т., вып. I, стр. 161. Спб. 1879 г.; Сб. воен. разсказовъ кн. Мещерскаго, Спб. 1878 г., т. I, «Изъ дневника артилериста» стр. 239; и проч. Большинство мнѣній склоняется, пови-димому, въ подьзу 24-хъ фунт. пушки.

(9) Свѣдѣнія объ этомъ броненосцѣ, построенномъ въ 1868 году, см. въ при-ложеніи 4-мъ.

(10) «Инжен. журн.» № 8, «Минное дѣло на Дунаѣ въ 1877 и 1878 гг.»,, М. Воресковъ.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю