Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Послѣднія военно-морскія дѣйствія на Дунаѣ и тыло-вая служба моряковъ.

Сулинская экспедиція 26-го—28-го сентября.—Рекогносцировка.—Составъ флоти-ліи.—Оборона Сулина.—Планъ дѣйствій противъ Сулина.—Переходъ фдотиліи.— Постановка минныхъ загражденій 27-го сентября.- -Вой 27-го сентября.—Взрывъ канонерки «Сунны».—Бой 28-го сентября.—Невозможность дальнѣйшихъ рѣши-тельныхъ дѣйствій.—Отступлепіе флотиліи.—Значеніе Судина.—Результаты экс-педиціи.—Спускъ 2-го октября брандера у Силистріи.—Участіе моряковъ въ дѣлѣ 30-го ноября близъ Мечки.—Тыловая служба моряковъ.—Батинская переправа — Ракетные морскіе отряды въ Бѣлѣ и подъ Плевной.—Судовой и личный составъ морскихъ отрядовъ на Дунаѣ къ концу кампаніи.—Перемиріе.—Походъ гвар-дейскаго экипажа за Валканы.

По соглашенію командующаго войсками одесскаго военнаго округа, генералъ-адъютанта Семеки, съ главнымъ командиромъ чер-номорскаго флота и портовъ, генералъ-адъютантомъ Аркасомъ, рѣ-шено было сформировать особую флотилію для совмѣстныхъ дѣй-ствій съ Нижне-Дунайскимъ отрядомъ ген.-лейт. Веревкина про-тивъ Сулина. При исполненіи этой задачи предстояло много затруд-неній, изъ которыхъ главными были: 1) подысканіе подходящихъ судовъ съ незначительной осадкой, допускающей проводку ихъ въ одно изъ дунайскихъ гирлъ, и 2) доставленіе туда флотиліи по Чер-ному морю, при безусловномъ господствѣ на немъ турецкаго флота.

Такъ какъ по наведеннымъ справкамъ наименыпая глубина на-барѣ Очаковскаго гирла оказалась 4 3/4 фута, то рѣшено было взять суда съ осадкою не болѣе 4-хъ футъ. Въ составъ флотиліи вошли: принятыя на время войны отъ русскаго общества пароходства и торговли шхуны «Лебедь» (II—4 ф. ор.) и «Утка» (I—4 ф. и I—9 ф.), и пароходъ «Опытъ» (II—4 ф.); двѣ плавучія мортирныя батареи (II—6" морт., 1—9 ф. ор. и I—скор. на каждой) и четыре миноносныхъ катера. Минный запасъ состоялъ изъ 30-ти груше-видныхъ и 20-ти гальваническихъ минъ. Начальникомъ флотиліи назначенъ былъ капитанъ-лейтенантъ Диковъ.

Для буксировки этихъ судовъ (ради сбереженія угля и выиг-рыша времени) и для конвоированія ихъ назначена была, по волѣ Генералъ-Адмирала, эскадра изъ обѣихъ поповокъ и четырехъ паро-ходовъ активной обороны, подъ флагомъ свиты Его Величества контръ-адмирала Чихачева. Во избѣжаніе всякихъ нескромныхъ толковъ, эскадра собралась на разсвѣтѣ 27-го іюля на общее рандеву въ 10-ти миляхъ на SSW отъ маяка Большой Фонтанъ и отсюда уже прямо отправилась по назначенію.

На другой день она благополучно прибыла къ Очаковскому гирлу, гдѣ ее встрѣтили изучившіе предварительно эту мѣстность наши штурманскіе офицеры. Подъ руководствомъ старшаго изъ нихъ, штабсъ-капитана Соина, отрядъ капитанъ-лейтенанта Диковасталъ постепенно входить въ гирло и къ 12 1/2 часамъ пополудни успѣлъ окончить эту операцію.


Черт. № 6.

Убѣдившись въ благополучномъ исходѣ ея, адмиралъ Чихачевъ съ своей эскадрой, къ которой присоединился пароходъ «Великій Князь Константинъ», поспѣшилъ въ обратный путь.

Замѣченные нашими крейсерами у Сулинскаго устья 3 броне-носца не помѣшали экспедиціи.

Донося объ исполненіи возложеннаго на него порученія, адми-ралъ Чихачевъ замѣчаетъ, что въ случаѣ задержки экспедиціи на однѣ сутки, она могла-бы совершенно разстроиться и стоить большихъ жертвъ, такъ какъ по возвращеніи эскадры въ Одессу разра-зился сильнѣйшій штормъ.

Въ половинѣ августа адмиралъ Чихачевъ прибылъ вмѣстѣ съ начальникомъ штаба одесскаго военнаго округа генералъ-маіоромъ Крживоблоцкимъ на нижній Дунай. Ознакомившись съ условіями мѣстности и силами отряда, онъ призналъ послѣднія недостаточ-ными и обѣщалъ ходатайствовать о присылкѣ подкрѣпленій. Вполнѣ соглашаясь съ его представленіемъ, адмиралъ Аркасъ приказалъ взять у русскаго общества шхуну «Воронъ» (III—6,03) и пароходъ «Сестрицу» (II—4 ф. и 1 скор.). Оба эти судна съ тремя минонос-ными катерами присоединились къ отряду 6-го сентября.

По прибытіи въ Килійскій рукавъ Дуная, кап.-лейт. Диковъ распололшлся со своимъ отрядомъ въ протокѣ Чернява, близъ с. Пе-реправа (на островѣ Лети), оградивъ себя снизу бономъ. Произве-денная затѣмъ рекогносцировка выяснила, что турецкія суда могли угрожать отряду лишь со стороны Сулинскаго гирла (18 футъглу-бины) и Георгіевскаго(1) (6 футъ), такъ какъ остальныя были слиш-комъ мелководны. Поэтому рѣшено было заградить минами оба: Сулинскій рукавъ—на 12-й милѣ, а Георгіевскій—у с. Махмудіе.

Далѣе выяснилось, что: 1) подступъ войскъ къ Сулину по бере-гамъ обоихъ этихъ рукавовъ, вслѣдствіе узкости прибрежной полосы и топкости грунта, невозможенъ; 2) по той же причинѣ нельзя было устроить здѣсь батареи; 3) слѣдовательно, главная роль въ пред-стоящихъ военныхъ дѣйствіяхъ должна принадлежать флотиліи; и, наконецъ, 4) безъ содѣйствія сухопутныхъ войскъ флотилія не въ состояніи овладѣть Сулиномъ.

Отрядъ кап.-лейт. Дикова окончательно изготовился къ 23-му сентября и состоялъ изъ слѣдующихъ судовъ:

Шхунъ: «Воронъ» (к.-л. Юнгъ), «Утка» (к.-л. Федосьевъ 1-й) и «Лебедь» (к.-л. Сѣрковъ 3-й); пловучей мортирной батареи (к.-л. Стронскій); колесныхъ пароходовъ: «Опытъ» (к.-л. Агищевъ) и «Се-стрица» (к.-л. Киткинъ 2-й); катера съ поповки (л. Фридрихсъ), катера главнаго командира (л. Лощинскій), катера таможеннаго (л. Скрягинъ), катера № 8 графа Строганова—(л. Крускопфъ), ка-тера «Свѣтлана» (м. Радецкій), катера «Лейтенантъ Пущинъ» (м. Азаровъ), катера «Вихрь» (гардем. гр. Строгановъ); 2 деревян-ныхъ баржъ, одной съ запасомъ пороха и снарядовъ, другой—въ ка-чествѣ перевязочнаго пункта. При отрядѣ имѣлись и пироксилино-выя разрывныя ракеты въ количествѣ 75 штукъ.

Къ тому времени Сулинъ располагалъ слѣдующими оборони-тельными средствами: 1) четырьмя береговыми батареями для за-щиты подступа къ городу со стороны моря и Дуная (около 20 ору-дій); 2) броненосцами «Хивзи-Рахманъ» и «Мукадемъ-Хаиръ», рас-положенными на якорѣ выше города; 3) охранявшимъ ихъ сверху цѣпнымъ и бревенчатымъ бономъ; 4) поставленными въ помощь ему подводными минами и камнеметными фугасами(2); 5) броненосцами «Неджели-Шефкетъ» и «Муни-Зафръ», стоявшими ниже города(3); и 6) такимъ-же бономъ, преграждавшимъ входъ въ устье Дуная съ моря.

Кромѣ броненосцевъ въ Сулинѣ находилось еще нѣсколько па-роходовъ, подъ общимъ начальствомъ адмирала Гассана-паши, и англійскій стаціонеръ «Cockatrice». Послѣдній, по показаніямъ мѣстныхъ жителей, принималъ весьма дѣятельное участіе въ приго-товленіяхъ къ оборонѣ и подстрекалъ турецкія власти къ сопротив-ленію.


Черт. № 7.

Дѣло, къ тому же, усложнялось присутствіемъ въ Сулинѣ меж-дународной дунайской комисіи. Она не протестовала противъ обра-щенія его въ укрѣпленный пунктъ и пребыванія на его рейдѣ ту-рецкой эскадры, а потому мы имѣли безусловное право предприни-мать противъ него военныя дѣйствія. Несмотря на это, ген.-лейт.

Веревкшгъ счелъ своимъ долгомъ предупредить англійскаго стаціо-нера о грозившей ему, въ виду предпололсеннаго нападенія на Су-линъ, опасности. Понятно, что англійскій капитанъ тотчасъ же пе-редалъ объ этомъ турецкимъ властямъ и... сюда явилась эскадра Гобартъ-паши изъ 9-ти броненосцевъ. Бороться съ ними намъ было не подъ силу и нападеніе на Сулинъ пришлось отлолшть до того времени, когда Гобартъ, усумнившись въ серьезности нашихъ на-мѣреній, ушелъ съ 5-ю броненосцами въ море.

Послѣ неизбѣжныхъ колебаній и измѣненій выработанъ былъ для дѣйствій флотиліи слѣдующій планъ:

Провести ее черезъ загражденіе генерала Циммермана, считав-шееся, повидимому, турками непроходимымъ, въ Сулинскій рукавъ и устроить новое минное заграждеиіе настолько близко къ Сулину, чтобы, прикрываясь этимъ загражденіемъ отъ нападенія броненос-цевъ, наши суда могли бы дѣйствовать по нимъ изъ своихъ мортиръ. Если же бомбардировкой нельзя будетъ принудить непріятеля къ оставленію города, то сухопутными войсками занять оба берега и батареи, съ находившеюся на одной изъ нихъ (по словамъ лазут-чиковъ) минной станціей, а катерамъ взорвать бонъ и произвести минную атаку на рейдѣ.

23-го сентября морской отрядъ двинулся отъ д. Переправы, мимо Киліи, Измаила и Тульчи, и на слѣдующій день сталъ на якорь у входа въ Сулинскій рукавъ. 25-го сентября отрядъ безпре-пятственно пробрался черезъ сильно размытое уже въ это время загражденіе Циммермана и остановился на ночь близъ знака 33-й мили. Неподалеку отъ этого мѣста катеръ «Лейтенантъ Пущинъ», высланный впередъ для рекогносцировки, съ полнаго хода ударился въ крутой берегъ и затонулъ.

26-го сентября отрядъ подвинулся къ 16-й милѣ и высадилъ здѣсь на правый берегъ роту Дорогобуяескаго полка, предназначав-шуюся для захвата батарей праваго берега и минной станціи съ тылу, со стороны д. Караорманъ.

Того же числа, съ наступленіемъ темноты, кап.-лейт. Диковъ при-близился со своими судами къ мѣсту загражденія 12-й мили и че-резъ проходъ, очищенный сапернымъ поручикомъ Игнатьевымъ, спустился внизъ, а въ ночь на 27-го сентября поставлено было на-шими катерами на 2-й милѣ 6 грушевидныхъ минъ(4).

Ночь была такъ темна, что катера, не найдя знака 2-й мили, подошли слишкомъ близко къ Сулину и ихъ нанесло теченіемъ на бонъ. Отойдя отъ него съ большими усиліями, они должны были затѣмъ ставить мины уже подъ картечнымъ и ружейнымъ огнемъ непріятеля.

Во время этой работы у одного изъ катеровъ лопнулъ буксиръ и плотъ съ однимъ матросомъ и двумя минами понесся внизъ по теченію. Матроса удалось спасти, а мины попали въ руки непрія-теля.

Получивъ донесеніе объ окончаніи новаго загражденія, кап.-лейт. Диковъ 27-го сентября подошелъ къ 6-й милѣ и увидѣлъ, что бро-неносецъ «Хивзи-Рахманъ» готовится къ съемкѣ съ якоря, а на встрѣчу нашему отряду вышли изъ Сулина пароходъ «Карталъ» и канонерка «Сунна». Наша флотилія, изъ опасенія турецкихъ минъ, подвигалась медленно, имѣя впереди пароходъ «Опытъ», снабжен-ный приспособленіемъ для взрыванія ихъ на безопасномъ для себя разстояніи.

Замѣтивъ критическое положеніе катеровъ и нашихъ охотни-ковъ на обоихъ берегахъ, беззащитныхъ противъ огня непріятель-скихъ судовъ, кап.-лейт. Диковъ отозвалъ «Опытъ» и самъ на шхунѣ «Воронъ» пошелъ полнымъ ходомъ впередъ. За нимъ слѣдовали «Утка» и «Лебедь».

Завязалась перестрѣлка, въ началѣ которой «Карталъ» повер-нулъ назадъ, а глубже сидѣвшая въ водѣ «Сунна» наскочила на одну изъ недавно поставленныхъ минъ и пошла ко дну(5). Этотъ удачный взрывъ, доказавъ дѣйствителыюсть нашего загражденія, удержалъ непріятельскіе броненосцы отъ перехода въ наступленіе, которое при другихъ обстоятельствахъ могло кончиться для слабо-сильной русской флотиліи довольно печально.

Флаги съ погибшей канонерки были сняты нашими моряками(6).

Между тѣмъ кап.-лейт. Диковъ подвинулся почти къ 3-милѣ и вступилъ въ перестрѣлку съ броненосцами «Хивзи-Рахманъ» и «Му-кадемъ-Хаиръ». Возобновленная 28-го сентября, она увѣнчалась успѣхомъ: оба броненосца были значительно повреждены.

Теперь, для довершенія дѣла, предстояло разобрать собствен-ныя минныя загражденія, уничтожить турецкія мины и боны, сбить батареи и произвести минную атаку на рейдѣ.

Но для такихъ рѣшительныхъ наступательныхъ дѣйствій фло-тилія наша не располагала достаточными средствами; а, въ то же-время, устранивъ единственную грозную преграду, отдѣлявшую ее отъ турецкихъ броненосцевъ, она рисковала безъ особенной пользы погибнуть подъ ихъ ударами.

«Отъ дальнѣйшей же бомбардировки,—какъ справедливо доно-силъ въ своемъ рапортѣ кап.-лейт. Диковъ, — безъ особой счаст-ливой случайности, не было основанія ожидать рѣшительныхъ ре-зультатовъ». Къ тому же, и отъ бомбардировки пришлось отка-заться, по соображеніямъ международнаго характера. Генералу Веревкину предписано было остерегаться стрѣльбы по городу и зданіямъ Дунайской комисіи и консуловъ, что при положеніи, за-нятомъ турецкими броненосцами, равносильно было запрещенію дѣйствовать противъ нихъ.

Очевидно, что послѣ этого ничего другого не оставалось какъ отступить, и притомъ чѣмъ скорѣе, тѣмъ лучше, такъ какъ это было удобнѣе всего сдѣлать подъ покровомъ одержаннаго успѣха. Съ разсвѣтомъ, 30-го сентября, флотилія покинула свою боевую по-зицію и отошла отъ Сулина.

Такъ закончилась эта, чрезвычайно оригинальная и поучитель-ная, экспедиція. Правда, она не достигла цѣли, и отъ овладѣнія Сулиномъ пришлось на этотъ разъ отказаться, но и то, что было сдѣлаыо кап.-лейт. Диковымъ, заслуживаетъ глубокаго вниманія. Онъ употребилъ здѣсь мины загражденія, оружіе по самому су-ществу своему чисто оборонительное, какъ средство активное: во-первыхъ, для того, чтобы запереть непріятельскій флотъ въ его собственной гавани и дѣйствовать по немъ со своихъ мелкихъ судовъ съ выгодной для себя позиціи, и во-вторыхъ—заманивъ его на загражденіе, нанести ему возмолшый вредт. И то и другое удалось какъ нельзя лучше(7).

Почти одновременно съ операціею противъ Сулина происхо-дили дѣйствія нашихъ моряковъ близъ Силистріи. Еще въ концѣ августа генералъ-лейтенантъ Циммерманъ получилъ донесенія о предполагаемомъ намѣреніи турокъ переправиться на лѣвый бе-регъ Дуная, для чего они успѣли собрать у Силистріи довольно значительное количество судовъ. Истребленіе послѣднихъ при помощи брандеровъ возложено было на лейтенанта Дубасова, кото-рому вмѣнялось войти въ соглашеніе съ начальникомъ калараш-скаго отряда, генераломъ Гершельманомъ. Но отрядъ этотъ полу-чилъ внезапно другое назначеніе и морякамъ пришлось дѣйство-вать однимъ.

Въ періодъ 24 — 27 сентября произведенъ былъ рядъ рекогнос-цировокъ, а 2-го октября отрядъ изъ 4-хъ судовъ и 6-ти бранде-ровъ(8) поднялся по р. Борчѣ до острова Гоппо, раздѣляющаго Дунай нѣсколько ниже Силистріи на два рукава. Близъ этого-острова держался подъ парами непріятельскій пароходъ. Остав-лять его и построенную на островѣ батарею у себя въ тылу было бы рискованно, а потому лейтенантъ Дубасовъ попытался прогнать его при помощи брандера. Взявъ таковой на буксиръ, паровой катеръ «Птичка», на которомъ вмѣстѣ съ лейтенантомъ Дубасо-вымъ и другими офицерами находился мичманъ Великій Князь Констаптинъ Константиновичъ, подошелъ довольно близко къ мѣсту стояыки парохода около 4-хъ часовъ ночи.

Исполняя порученіе начальника отряда, Великій Князь спу-стилъ свой брандеръ вдоль берега о. Гоппо внизъ по теченію. Брандеръ воспламенился черезъ 5 минутъ и вызвалъ, конечно, у ненріятеля большой переполохъ и довольно безтолковую на пер-выхъ порахъ пальбу. Вскорѣ, однако, турки стали замѣтно при-стрѣливаться, а, къ тому же, за позднимъ временемъ приходилось отказаться отъ дальнѣйшей проводки брандеровъ, почему лейте-нантъ Дубасовъ вернулся съ отрядомъ въ Каларашъ.

Дѣло это заслуживаетъ быть отмѣченнымъ, какъ единственная попытка въ эту кампанію употребленія брандеровъ, когда то очень популярнаго въ нашемъ флотѣ оружія.

Послѣ сдачи Плевны Сулейманъ-паша бросился 30-го ноября со всѣми своими силами на сравнительно слабый Рущукскій отрядъ. Въ помощь послѣднему, по приказанію Наслѣдника Цесаревича, были вызваны и нѣкоторыя спеціальныя части, охранявшія Ба-тинскій мостъ (противъ румынской деревни Петрошаны), въ томъ числѣ и гвардейскій экипалсь, которому, однако, участвовать въ бою не пришлось, такъ какъ ко времени прибытія моряковъ на позиціи побѣда уже явно склонилась на сторону нашихъ войскъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ приказано было бр. лодкѣ «Никополь», подъ командою лей-тенанта Мякинина, съ нѣсколышми паровыми катерами подойти къ о. Мечкѣ, гдѣ были усмотрѣны турецкія суда: мониторъ и 2 па-рохода. Обмѣнявшись съ ними нѣсколькими пушечными и ружей-ными выстрѣлами съ разстоянія въ 8 кабельтовыхъ(9) и, убѣдив-шись въ томъ, что непріятельская флотилія не стрѣляетъ по на-шимъ войскамъ, Мякининъ повернулъ и пошелъ вверхъ, дѣйствуя изъ своихъ орудій по отступавшему уже правому флангу турокъ. Не-смотря на значительную дистанцію (14 — 18 кабельтовыхъ), огонь лодки оказался достаточно мѣткимъ.

Этимъ сраженіемъ, въ которомъ участвовалъ съ нашей стороны бывшій турецкій броненосецъ, закончилась собственно боевая дѣя-телыюсть русскихъ моряковъ на Дунаѣ.

Наступило время для менѣе видной, но не менѣе тяжелой ты-ловой слулсбы.

Разбросанныя по всему Дунаю, отъ Турнъ-Магурелли до Су-лина, морскія команды, подъ общимъ начальствомъ свиты Его Ве-личества контръ-адмирала Великлго Князя Алексѣя Александровича, исполняли, смотря по обстоятельствамъ, самыя разнообразныя обя-занности.

Находившійся у Турнъ-Магурелли отрядъ к. л. Зубова, послѣ перевозки румынскихъ войскъ на правый берегъ Дуная, занимался доставкой провіанта и фуража подъ Плевну и къ Рахову, перево-зилъ раненыхъ и вообще поддерживалъ сообщеніе. Чины этого отряда много поработали также при устройствѣ и содержаніи въ исправности Никопольскаго румынскаго моста, для котораго достав-лено было изъ Одессы 50 якорей и 2,500 салсенъ тросу. Бранд вахтенный постъ здѣсь занимала лодка «Систовъ», подъ командой лейтенанта Ломена, съ однимъ паровымъ катеромъ.

Другая часть этого отряда состояла при зимницкихъ мостахъ и охраняла ихъ съ обѣихъ сторонъ, неся брандвахтенную службу и занимая маячные и телеграфные посты.

Отрядъ гв. экипажа к. л. Тудера содержалъ посты ниже Зим-ницы и поддерживалъ сообщеніе у Батина и у Мечки, а впослѣд-ствіи и у Рущука. Особенно важную роль играла Батинская пе-реправа. Выстроенный здѣсь къ ноябрю мостъ предназначался для обезпеченія нашего Восточнаго отряда, получавшаго до этого про-довольствіе и боевые припасы кружнымъ путемъ черезъ Зимницу.

Начальникомъ этой переправы назначенъ былъ флигель-адъютантъ капитанъ 1-го ранга Головачевъ.

Здѣсь понемногу сосредоточился весь гв. экипажъ и располо-жился на зимовку въ румынской деревнѣ Петрошанахъ, поступивъ въ непосредственное вѣдѣніе Наслѣдника Цесаревича.

Черноморскій отрядъ к. л. Беклешова охранялъ находившіяся въ его раіонѣ минныя загражденія и поддерживалъ правильное пароходное сообщеніе между Браиловымъ, Гирсовомъ и Черново-дами. Смѣнившій капитана 2-го ранга Дикова капитанъ 1-го ранга Казнаковъ съ Нижне-дунайскимъ отрядомъ охранялъ сообщенія нашихъ войскъ отъ покушеній непріятельскихъ судовъ, которыя могли бы прорваться вверхъ по одному изъ многочисленныхъ гирлъ Дуная. Для этого часть отряда держалась въ Килійскомъ рукавѣ, близъ дер. Переправа, а другая—на мѣстѣ развѣтвленія Дуная на рукава Сулинскій и Георгіевскій. Зимовалъ отрядъ въ Тульчѣ.

Изъ состава его были выдѣлены лейтенанты Фридрихсъ и Ло-щинскій и отправлены съминерами и пироксилиновыми ракетами: первый въ гор. Бѣлу, а второй подъ Плевну.

Всего къ 1-му января 1878 года на Дунаѣ у насъ было: 2 брон. лодки, 3 шхуны, 8 пароходовъ, 5 миноносокъ, 24 миноносныхъ катера, 1 канонерская лодка, 2 мортирныя пловучія батареи, 4 баржи, 9 желѣзныхъ шлюпокъ и нѣсколько гребныхъ судовъ. Во всѣхъ морскихъ отрядахъ, между которыми распредѣлены были эти суда, имѣлось 158 офицеровъ, 14 чиновниковъ, 2,422 н. чи-новъ и 52 вольнонаемныхъ (машинистовъ, кочегаровъ, лоцмановъ и проч.).

10-го января 1878 года заключено было перемиріе съ турками, но вмѣстѣ съ тѣмъ отношенія наши къ Англіи настолько ухудши-лись, что разрывъ съ этою дерліавою сталъ весьма вѣроятнымъ. Пришлось подумать о прегралсденіи англійскому флоту входа въ Черное море, для чего необходимо было минировать Босфоръ. Въ этихъ видахъ Главнокомандующій вытребовалъ къ себѣ гв. экипажъ, который выступилъ изъ Петрошанъ 8-го февраля, подъ командою капитанъ-лейтенанта Дейбнера, въ составѣ 34 офицеровъ и 883 ниж-нихъ чиновъ(10). Слѣдуя походнымъ порядкомъ къ Абланово, Обертеникъ, Бѣлу, Тырновъ, Елену и Твардицу, и по желѣзной дорогѣ отъ Іени-Загры на Адріанополь, экипажъ прибылъ 28 февраля въ С. Стефано.

Отъ попытки захватить съ собой хотя бы нѣсколько штукъ грушевидныхъ минъ пришлось, изъ-за трудности доставки ихъ, отказаться.

(1) Южнѣе Сулинскаго.

(2) Этою работою руководилъ бывшій англійскій офицеръ, лейтенантъ Сли-мэнъ.

(3) Первый иpъ этихъ броненосцевъ однотипный съ «Лютфи-Джелиль», а остальные —съ «Фетхи-Булендъ» (см. приложеніе 4-е).

(4) Въ слѣдующую ночь это загражденіе было дополпено еще 6-ю такими же минами.

(5) Это было небольшое судно въ 2С0 тоннъ, съ машиной въ 60 номиналь-ныхъ силъ и 4-мя орудіями.

(6) Кормовой флагъ, по Высочайшему повелѣнію, хранится въ Николаевскомъ морскомъ собраніи.

(7) 14-го января 1878 года предпринята была вторичная попытка овладѣть Сулиномъ, одновременно съ моря и съ Дуная. Но туманъ и значительная зыбь вынудили эскадру контръ-адмирала Чихачева (2 поповки, яхта «Ливадія», шхуна «Коршунъ» и 5 миноносныхъ катеровъ) поснѣшить возвращеніемъ въ Одессу.

(8) Это были суда различныхъ размѣровъ, осмоленныя внутри и снаружи а наполненныя щепками и стружками, пропитанными керосиномъ; на нѣкоторыхъ изъ нихъ имѣлись кромѣ того и пороховые заряды. Для воспламененія бранде-ровъ придуманы были офицерами особыя приспособленія.

(9) Морокая мѣра. Кабельтовъ=100 шестифутовымъ саженямъ.

(10) Генералъ-адмиралъ телеграфировалъ 1-го февраля 1878 г. Главнокоман-дующему: «Государь приказываетъ Тебѣ передать, что Онъ желалъ бы, чтобы Гвардейскій экипажъ былъ тобою употребленъ при оборонѣ Босфора. Тебѣ пре-доставлено направить его или сухимъ путемъ или черезъ Одессу моремъ, если оно свободно отъ непріятеля, какъ признаешь удобнѣе». (М. арх. секр. дѣло. к. м. м. № 1, регистрат.).

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю