Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

5. Корейский народ в борьбе против кровавой агрессии американского разбойничьего империализма

Открыто агрессивную кровавую империалистическую поли­тику Соединённые Штаты проводят в Корее. Осуществляя свою разбойничью политику, они упорно ставили своей задачей не допустить объединения корейского народа и создания единой независимой Кореи. Южная Корея, занимающая около 40% территории всей страны с 60% населения, была превращена в американский военный плацдарм, в колонию США.

Корея была освобождена в августе — начале сентября 1945 г. советскими войсками от ига японского империализма. Американские захватчики были лишены возможности надеть ярмо колониального рабства на население Северной Кореи, где до конца 1948 г. оставалась Советская Армия. Народ Северной Кореи создал народно-демократическое правительство, в избра­нии которого участвовали и народные массы Южной Кореи; американские империалисты всеми средствами пытались пода­вить демократическое движение в оккупированной ими южной части Кореи. Американские войска высадились в Южной Корее 8 сентября 1945 г. и создали жестокий империалистический оккупационный режим. Американец Лаутербах в своей книге «Опасность с Востока» признал, что в Южной Корее американ­ские власти ещё в первые годы оккупации бросили в тюрьмы большее количество корейцев, чем это когда-либо было сделано японцами.

После капитуляции Японии из Кореи выехало до 900 тыс. японцев. Вместо японской администрации американские гене­ралы создали подсобный административный аппарат из корей­цев — бывших японских агентов и людей, ранее служивших японцам. Корейские репатрианты, общее число которых к концу 1948 г. превысило 2,2 млн. человек, были направлены американ­цами из Японии, гоминдановского Китая и Юго-Восточной Азии только в Южную Корею с целью увеличить численность коло­ниальных рабов американских монополий. Более 50% общего числа репатриантов прибыло из Японии, до 20% —из Китая и Южной Маньчжурии. Значительное число помещиков, кулаков, полицейских и различных бывших лакеев японских империа­листов бежало из Северной Кореи под крылышко американских реакционеров.

Огромные земельные угодья, захваченные в Южной Корее японцами во время их владычества, американская администра­ция после капитуляции Японии забрала себе. Японцы владели в Корее половиной всей земельной площади и почти одной чет­вертью обрабатываемой площади; американские власти и не подумали о том, чтобы вернуть эти земли трудящемуся кресть­янству. Часть земель они распродали корейским помещикам и компрадорам, а большую часть, в том числе и владения бывшего японского концерна Тотаку, передали созданной ими В феврале 1946 г. «Новой корейской компании», которая должна была явиться орудием американского капитала для эксплуата­ции корейского сельского хозяйства.

Однако мощное антиамериканское движение в Южной Ко­рее заставило их 22 марта 1948 г. распустить эту компанию, но уже после того, как часть земель была ею расхищена. Остав­шиеся земли были переданы земельному управлению южноко­рейского марионеточного правительства, которое в свою оче­редь продолжало частично раздаривать эти земли своим приверженцам — предателям корейского народа, а частично продавало их, стремясь создать помимо класса помещиков ку­лацкий слой в качестве своей социальной опоры в деревне. К началу июля 1948 г. из 588 тыс. землевладений было рас­хищено и распродано 490 тыс.(1).

После комедии выборов в Южной Корее, состоявшихся 10 мая 1948 г., американские милитаристы создали в этой части страны своё марионеточное правительство из бывших японских приспешников и других политических проходимцев во главе с Ли Сын Маном. Это правительство корейских Квислингов удержи­валось в Сеуле только в результате военной, политической и экономической поддержки американского империализма. Оно зверски расправлялось не только с национально-освободитель­ным и демократическим движением, но и с оппозицией в рядах корейской буржуазии и обрушивалось даже против ряда членов своего марионеточного парламента, пытавшихся поднять голос протеста против бесстыдной антинациональной политики гла­варей. Но не прошло и года после создания этого марионеточ­ного правительства—агентуры американских монополий, как стало ясно, что оно является полным политическим и эко­номическим банкротом.

Демонстрации, забастовки и саботаж, а в 1948—1950 гг. вооружённые партизанские выступления, направленные против гнёта американского империализма, стали обычным явлением в Южной Корее. Даже многие правые буржуазные партии в этой стране, сначала поддавшиеся на демагогическую амери­канскую пропаганду, начали в 1948 г. выступать против окку­пационной администрации США и её политики. Они пришли к убеждению, что эта администрация и её кукольный ансамбль, возглавляемый Ли Сын Маном, имеют целью полное колони­альное закабаление Кореи.

Эти партии приняли участие в народном конгрессе Кореи, состоявшемся в Пхеньяне в апреле 1948 г.; они присоединились к предложению Советского Союза и к требованиям корейских демократических партий о выводе всех иностранных вооружён­ных сил из Кореи и о предоставлении корейскому народу Возможности самому создать своё демократическое правитель­ство.

С большим удовлетворением было встречено предложение советского правительства широкими народными массами Ко­реи. Население Южной Кореи стремилось к осуществлению та­ких же коренных демократических преобразований, какие были трудящимися массами проведены во всех областях обществен­ной и экономической жизни в Северной Корее во время пребы­вания там Советской Армии. Там была бесплатно распределена среди крестьян земля, захваченная ранее японцами, и поме­щичья земля; к весне 1947 г. 725 тыс. безземельных и малозе­мельных крестьянских семей в Северной Корее получили более 1 млн. га земли.

Верховное народное собрание Кореи было избрано корей­ским народом в августе 1948 г. В выборах его участвовало не только всё население Северной Кореи, но и 70% населения оккупированной американцами Южной Кореи. Верховное на­родное собрание провозгласило народно-демократическую республику и создало правительство во главе с вождём корей­ского народа и Трудовой партии Кореи Ким Ир Сеном. Совет­ский Союз вывел свои войска из Кореи к 25 декабря 1948 г.

Стремясь превратить Южную Корею в своё монопольное владение, Уолл-стрит не допускал в ней деятельности и своих английских конкурентов. Английские товары проникали в Ко­рею лишь в весьма ограниченном количестве, об английских инвестициях в стране или о влиянии Англии на сеульское ма­рионеточное правительство не могло быть и речи. Американ­ские монополии считали Южную Корею своей добычей.

Вооружённые выступления против американского оккупаци­онного режима, в которых принимали участие даже отдельные войсковые и полицейские части, созданные американцами, стали вспыхивать уже осенью 1948 г. и усилились в первой по­ловине 1949 г. Американские империалисты решили пойти на манёвр — эвакуировать летом 1949 г. свои регулярные войска из Южной Кореи. Оставив полчище военных и всевозможных иных советников и инструкторов в марионеточной армии и при правительстве Ли Сын Мана, обильно снабжая это правитель­ство оружием и поддерживая его своим флотом, американские милитаристы надеялись, что показным выводом войск из страны им удастся успокоить народ Кореи. Вашингтонское пра­вительство ещё в 1948 г. официально признало свою марио­нетку — правительство Ли Сын Мана — правительством Ко­реи. В Южной Корее продолжали властвовать американские империалисты. Среди народных масс росло недовольство, всё шире развивалось партизанское движение, целью которого было свержение ненавистного режима Ли Сын Мана, воссоеди­нение с Северной Кореей и завоевание независимости для всей страны. В течение 1949 г. даже отдельные батальоны и другие воинские части во главе со своими командирами присоединя­лись к партизанам или покидали Южную Корею и переходили на сторону корейского народно-демократического правитель­ства. Руководителем строительства новой Кореи являлась Тру­довая партия, массовая партия трудящихся, созданная в июне 1946 г. в результате слияния Народной и Новодемократической партий с коммунистической партией Кореи, следующая учению Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина.

В конце июня 1949 г. в Пхеньяне состоялся учредительный съезд Единого демократического отечественного фронта, на котором присутствовали представители более 70 партий и обще­ственных организаций Северной и Южной Кореи. Съезд принял программу борьбы за единство, независимость и демократиче­ское развитие Кореи.

Превращая Южную Корею в свою колонию, американские оккупанты ликвидировали в ней промышленность, в результате чего большинство рабочих оказалось выброшенным на улицу без всяких средств к существованию. В 1949 г. продукция те­кстильной промышленности в Южной Корее составляла лишь 13% по сравнению с продукцией конца 1945 г., производство сельскохозяйственных орудий — 9 %, машиностроение — 5%(2). Оккупанты в дополнение к высоким налогам пользовались и инфляцией как средством ограбления народных масс. В 1949 г. розничные цены возросли по сравнению с довоенными более чем в тысячу раз. Страшный грабёж крестьян при помощи самых разнообразных методов приводил к тому, что они не могли осу­ществлять даже простое воспроизводство. Кроме того, окку­панты и их марионетки сгоняли крестьян с земли в районах партизанского движения. Многие деревни переселялись цели­ком, и крестьяне вынуждены были бросать свои поля. В резуль­тате всего этого сельское хозяйство Южной Кореи пришло к невиданному упадку. Обрабатываемая земельная площадь, ко­торая в 1945 г. составляла 87% довоенной площади, сократи­лась до 66% в 1948 г. и до 55% в 1949 г.; хлопка в 1948/49 г. было собрано лишь 17 тыс. г — менее 50% среднего довоенного сбора.

Дефицит государственного бюджета, огромная доля которого шла на финансирование вооружённой борьбы против народ­но-освободительного движения, в 1948/49 г. составил не менее 40% всего бюджета. Этот дефицит в значительной мере покры­вался, как и ранее, за счёт печатного станка. В результате в Южной Корее быстро увеличивалась инфляция. К концу 1948 г. в обращении было более 40 млрд. вон, т. е. почти в 5 раз больше, чем после капитуляции Японии в сентябре 1945 г. В конце 1949 г. было выпущено в обращение уже 74 млрд. вон. экономическая разруха, Сопровождавшаяся безудержным террором и беспощадным ограблением широких слоев трудя­щихся, со своей стороны способствовала развитию массовой вооружённой партизанской борьбы народа против американ­ских оккупантов и их ставленников. Корейские патриоты вы­ступали против своих врагов в Южной Корее с тем большим воодушевлением, что они знали, как быстро растёт народное благополучие в свободной Северной Корее, где власть нахо­дится в руках народно-демократического правительства.

Благодаря руководству народной демократии и трудовому энтузиазму рабочих и крестьян промышленность и сельское хо­зяйство в Северной Корее развивались необычайно быстрыми темпами. В 1949 г. урожай зерна в народно-демократической республике на 626 тыс. т превысил урожай 1944 г., промышлен­ная продукция возросла вчетверо по сравнению с 1946 г.(3) производительность труда в промышленности — почти втрое. Продукция таких отраслей промышленности, как машиностроительная и лёгкая, превзошла довоенный уровень. Огромными успехами ознаменовалось культурное строительство. Корейская молодёжь получила возможность учиться в университетах и институтах. В течение пяти лет было открыто 15 высших учеб­ных заведений, тогда как до освобождения в Северной Корее не было ни одного высшего учебного заведения(4). В результате земельных преобразований кончилось засилье помещиков и ростовщиков, их земли были переданы крестьянам и батракам. Народные массы Южной Кореи знали, что к северу от 38-й па­раллели существует независимое корейское государство, что там народ стал жить такой жизнью, о которой корейцы страстно мечтали в течение долгих лет японского гнёта.

Существование Корейской народно-демократической рес­публики, которая, как магнит, притягивала народные массы Южной Кореи, бесило американских империалистов. Кроме того, Северная Корея находилась близко от важных районов Советского Дальнего Востока и граничила с крупнейшей про­мышленной областью Китая—Маньчжурией. Американские империалисты стремились создать свой плацдарм в Северной Корее. Они стремились также каким-либо успехом в своей агрессивной политике хотя бы частично возместить своё пора­жение в Китае.

Всё это привело к позорной и кровавой военной авантюре американских агрессоров в Корее, начатой 25 июня 1950 г. В этот день марионеточная южнокорейская армия по приказу Ли Сын Мана и его американских хозяев предприняла попытку вторгнуться в народно-демократическую республику, надеясь быстро расправиться с народной демократией в Северной Ко­рее. Эта армия была основательно подготовлена к нападению. Американские оккупационные войска, покинувшие за год до этого Южную Корею, оставили марионеточному режиму на сотни миллионов долларов вооружения. До конца 1949 г., согласно официальным данным, США предоставили Ли Сын Ману субсидий на 275 млн. долл. и заём в 25 млн. долл.(5). Аме­риканцы обучили армию численностью в 100 тыс. солдат и офицеров и полицейский корпус численностью в 50 тыс. чело­век. Этими вооружёнными силами фактически командовали 500 американских военных советников и инструкторов. Кроме того, сами американские вооружённые силы были подготовлены для оказания помощи южнокорейским марионеткам.

Однако командование народно-демократической армии, по­лучившее ещё в начале мая достоверные сведения о готовя­щемся вторжении, достойным образом встретило банды найми­тов, подготовленные Макартуром. В обращении по радио к корейскому народу премьер-министр Ким Ир Сен 26 июня за­явил: «Правительство Корейской Народно-Демократической республики, обсудив создавшееся положение, отдало приказ нашей Народной армии перейти в решительное контрнаступле­ние и разгромить вооружённые силы врага»(6). Не помогла и немедленная прямая американская интервенция. Марионеточ­ные войска были быстро разгромлены и при активной поддерж­ке населения Южной Кореи были загнаны вместе с американ­скими интервенционными войсками на узкий плацдарм па юж­ной оконечности Корейского полуострова. По истечении двух месяцев с начала нападения на Корейскую народно-демократи­ческую республику в руках американских интервентов осталось не более 10% территории Южной Кореи. В освобождённой Южной Корее народ немедленно установил такие же демокра­тические порядки, как и в Северной Корее. Были осуществлены земельные преобразования, в результате которых 1 163 тыс. батраков и крестьян-бедняков получили 520 тыс. тенбо земли(7). Население Южной Кореи, избавившись от страшного гнёта американского империализма и его марионеток, с восторгом приступило к строительству новой жизни. Но американский разбойничий империализм не хотел примириться с очередным поражением своих агрессивных планов.

Вашингтонское правительство продиктовало 27 июня своим сателлитам в Организации Объединённых Наций незаконное решение о том, что война против корейского народа будет вестись от имени и под флагом Организации Объединённых Наций. Совет безопасности принял это позорное решение при отсутствии представителей Советского Союза и Китайской на­родной республики, и поэтому оно никакой законной силы иметь не могло. Оно нужно было американским агрессорам не только для того, чтобы попытаться замаскировать своё крова­вое нападение на Корейскую народно-демократическую рес­публику, но они надеялись также получить от своих сателлитов пушечное мясо и другую помощь для ведения войны. «Амери­канские империалисты, мечтающие о мировом господстве», — констатировал в начале июля Ким Ир Сен, стремятся «навсегда превратить нашу родину в свою колонию, а наш народ — в своего раба»(8). Собрав превосходящие силы и огромную воен­ную технику, американские грабители в середине сентября 1950 г. перешли в наступление. В десантную операцию против Сеула была брошена армия в 50 тыс. человек, сотни военных кораблей, много сотен бомбардировщиков и истребителей.

Ввиду подавляющего превосходства в вооружённых силах американские агрессоры вначале добились известного успеха. Захватив вновь Южную Корею, армия убийц и грабителей пе­ресекла 38-ю параллель и вторглась в Северную Корею. В со­став этой армии входили две бригады английских войск, турец­кая бригада, отряды филиппинских, французских, голландских наймитов, лисынмановские южнокорейские дивизии и различ­ный другой сброд, но основные её силы составляли американ­ские дивизии, флот и авиация.

Совершая повсюду на своём пути страшные зверства, уничтожая десятки тысяч мирных жителей, в том числе жен­щин и детей, разбойничьи полчища Макартура уже предвку­шали победу. Сам Макартур, не отличающийся ни военными талантами, ни даже способностью трезво оценить положение, в конце ноября возвестил миру, что к рождеству его «победо­носные» войска отправятся по домам праздновать победу. В одном районе полчища грабителей подошли уже к китайской границе. Начав 24 ноября 1950 г. всеобщее наступление, аме­риканское командование рассчитывало в течение одной-двух недель уничтожить корейскую Народно-освободительную ар­мию и пришедших ей на помощь китайских добровольцев.

Зарвавшихся американских стратегов постигло горькое разочарование. Наступление их сухопутных войск быстро вы­дохлось. Народно-освободительные силы Кореи и пришедшие им на помощь китайские добровольцы перешли в контрнаступ­ление. Все тактические и стратегические расчёты американцев оказались построенными на песке. Они потерпели сильнейшее военное поражение. Миллионы корейских патриотов всеми средствами помогали бороться против жестокого врага. Самые страшные репрессии и зверства не могли остановить великий народный порыв. На место каждого убитого, замученного вста­вали сотни новых борцов. В этом заключалось величайшее по­ражение американских завоевателей. Вот почему «Корея стала знаменем освободительного движения для угнетённых и зави­симых стран»(9).

Захватническая война, затеянная американским империа­лизмом в Корее, не оказалась лёгкой и приятной военной прогулкой, как рассчитывали американские империалисты. Вашингтонские правители развернули бешеную гонку воору­жений, прибегли к политике отчаянного нажима на своих импе­риалистических «младших партнёров» и сателлитов и заставили 18 своих сателлитов принять участие в нападении на Корею и в создании угрозы Китайской народной республике.

Магнаты американского капитала уже в конце 1950 г. пока­зали, что они жаждут скорейшего расширения пожара войны, что вопреки урокам истории, вопреки логике и здравому смыслу они делают ставку на третью мировую войну; как проиграв­шиеся прожигатели жизни, они готовы сыграть ва-банк, хотя такая игра явно грозит им гибелью.

Ясно, таким образом, что открытая военная агрессия амери­канского империализма против корейского и китайского наро­дов на Дальнем Востоке имеет не только местное значение. Она тесно связана со всем международным положением, она угро­жает миру и безопасности во всём мире. Героические войска Корейской народно-демократической республики и китайские добровольцы сражаются с оружием в руках в защиту мира. Их успехи и победы — это успехи и победы дела мира. Борьба с американским вторжением в Корею имеет поэтому громадное значение для всех миролюбивых народов, для пролетариата всех стран, для демократических сил всего мира. Она поль­зуется самым горячим сочувствием и поддержкой народных масс всех стран, в том числе и всех передовых людей Соединён­ных Штатов Америки.

В связи с предложением представителя Советского Союза т. Малика приступить к переговорам о прекращении военных действий в Корее, сделанном летом 1951 г., правительство США вынуждено было согласиться на переговоры. Но, начав в конце июня 1951 г. переговоры с командованием корейской Народно-освободительной армии и командованием китайских доброволь­цев, американские генералы вскоре показали, что они всяче­скими провокациями и захватническими требованиями стре­мятся сорвать переговоры, местом которых явился Кэсон, расположенный на 38-й параллели, а затем Паньмыньчжонь.

Одновременно с переговорами американские воздушные пираты продолжали воздушные бомбардировки Пхеньяна и других городов Северной Кореи. Армия империалистических захват­чиков безуспешно предпринимала также ожесточённые попытки прорвать фронт, расположенный в районе 38-й параллели.

Мощный отпор, который американская агрессия получила в Корее, явился ещё одним доказательством того, что народы не желают более терпеть колониальное порабощение, хотя бы оно поддерживалось всей военной силой самой хищной империалистической державы — Соединённых Штатов Америки.

(1) «Есопогшс Survey», 1948, р. 41.

(2) См. «Правда», 22 марта 1950 г.

(3) См. Ким Ир Сен, Великая освободительная война корейского народа за свободу и независимость, Пхеньян 1951, стр. 51.

(4) См. там же, стр. 52.

(5) «Есопогшс Survey», 1949, р. 422. На самом деле стоимость военной помощи Ли Сын Ману превысила 700 млн. долл.

(6) Ким Ир Сен, Великая освободительная война корейского народа за свободу и независимость, стр. 7.

(7) См. там же, стр. 101.

(8) Ким Ир Сен, Великая освободительная война корейского народа за свободу и независимость, стр. 22.

(9) Н. А. Булганин, 33-я годовщина Великой Октябрьской социалистиче­ской революции, Госполитиздат, 1950, стр. 25.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю