Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

6. Развитие английской агрессии в Китае и экспансия США

Внешнеполитическая тенденция США, стремившихся в из­вестной мере установить сотрудничество с Англией и исполь­зовать результаты её агрессии в Азии, сказалась в частности в американской политике в Китае.

Первые американские проповедники англо-американского политического союза обосновывали его целесообразность обо­юдной пользой в эксплуатации восточных стран. При этом американцы соглашались на роль младшего партнёра, если Сити согласится на сотрудничество с ними.

Более ста лет тому назад, в 1849 г., В. Трескот излагал такие бредовые планы: «США и Великобритания, согласовы­вая свои действия на Тихом океане, могут взять под свой кон­троль мировую историю... Поскольку и Англия и США заинте­ресованы в сохранении монополии своей торговли с Азией, правительства обеих стран имеют все карты в руках для дости­жения этой важной цели. Связанные общими интересами с Англией, США могут стать опорой её против всего света, под­держать её власть в Индии и, не стремясь сами к террито­риальным приобретениям, благодаря союзу с Англией принять участие в дальнейшей общей деятельности»(1).

Трескот призывал также к совместным англо-американским действиям против России.

Отправляясь в Китай, американский уполномоченный Пар­кер проследовал в 1855 г. через Лондон, где обменялся мне­ниями с лордом Кларендоном о перспективах создания англо­американского союза и о сотрудничестве в Китае. Вашингтон­скому правительству он всячески рекомендовал принять участие на стороне Англии в военных действиях против Китая во вто­рой «опиумной войне». В 1860 г. американские военные корабли высаживали в Шанхае и Кантоне моряков «для поддержания порядка». Во время атаки на форты Таку в июне 1859 г. команд дир американской эскадры Тэтнолл отдал приказ кораблям принять участие в действиях англичан против китайцев. Ки­тайское правительство, потерпев поражение и в этой войне, вынуждено было согласиться на требование о легализации тор­говли опиумом.

По отношению к тайпинскому народному восстанию поли­тика английских и американских капиталистических разбойни­ков, вломившихся в Китай, была полна подлых манёвров. Суть её заключалась в том, что и Англия и США стре­мились к ещё большему ослаблению Китая, к использованию внутренней войны в своих грабительских целях, а затем совме­стно приняли участие в подавлении антиманьчжурского кре­стьянского движения.

Тайпинское восстание, потрясавшее Китай с 1850 по 1864 г., было направлено не только против маньчжурской династии, её чиновников и китайских феодалов: оно было направлено и про­тив иностранного вторжения и порабощения Китая. Маркс, ука­зывая на причины восстания, писал: «Непосредственными при­чинами для волнений, очевидно, послужили: европейское вме­шательство, войны из-за опиума, вызванное ими потрясение существующего правительственного режима, утечка серебра за границу, нарушение экономического равновесия в результате ввоза иностранных товаров и т. д.»(2).

Уже через несколько лет после начала восстания тайпины овладели почти всем югом Китая, а также долиной Янцзы. Как и десятки других крестьянских народных восстаний, направ­ленных против феодалов, тайпинское восстание вовлекло в своё русло и городскую бедноту, но оно не имело про­летарского руководства: промышленного пролетариата в Китае ещё не было. Это предопределяло поражение героических по­встанцев; вскоре началась ожесточённая борьба в новом госу­дарстве «Тайпин-Тянь-го», так как феодальные элементы начали борьбу за власть и стремились оттеснить тех лидеров, которые отстаивали классовые интересы крестьянства и бед­ноты.

Агенты английских и американских колонизаторов, втёр­шиеся в доверие к тайпинам, способствовали междоусобице, натравливая помещичьи элементы, принимавшие участие в движении, против радикально настроенных крестьянских вож­дей, вышедших из народных низов. В 1856 г. в результате реакционного заговора в Нанкине был убит наиболее талант­ливый вождь тайпинов Ян Сю-цин. Власть захватили главари помещичье-купеческих клик. Государство тайпинов переживало глубокий кризис.

Между тем англичане и французы при поддержке амери­канцев, начав вторую «опиумную войну», стремились исполь­зовать создавшиеся обстоятельства и заставить маньчжурскую династию подписать договор, по которому владыками Китая фактически стали бы чужестранные насильники.

Использовав как повод мелкий инцидент — задержку ки­тайскими властями китайского контрабандистского судна «Эрроу», поднявшего английский флаг, — английская эскадра в октябре 1856 г. подвергла бомбардировке Кантон. Но так как вскоре после этого вспыхнуло восстание в Индии, англичане лишь в конце 1857 г. смогли развернуть военные действия в Китае, разрушили дотла большую часть города Кантона. В 1858 г. они совместно с французами захватили в Северном Китае порт Таку и стали угрожать Тяньцзиню. В июне того же года маньчжуры, неспособные защищать Китай, под угро­зой оружия подписали в Тяньцзине новые неравноправные договоры, содержавшие дальнейшие уступки иностранному ка­питалу. Соединённые Штаты, военная эскадра которых фак­тически участвовала в боевых действиях, не замедлили прину­дить китайское правительство подписать такой же кабальный договор. Налётчики заставили Китай уплатить ещё и контри­буцию.

Англичане включили в свой договор с маньчжурами ряд пунктов, на основе которых они получили право свободной торговли на всей территории Китая, в частности и в бассейне реки Янцзы, где было расположено тайпинсдое государство.

Помещичье-феодальные и купеческие элементы среди тай­пинов, оттеснившие от руководства представителей крестьян­ской и городской бедноты, фактически облегчили интервентам захват этой богатейшей области Китая — базу тайпинской ре­волюции. Среди разложившейся руководящей верхушки шла беспринципная внутренняя борьба. Эти руководители завязали сношения с иностранными захватчиками, пытаясь таким обра­зом создать себе опору. Это ещё больше подрывало их позиции; выродившееся тайпинское государство стало терпеть всё боль­шие поражения.

Борьба затянулась, однако, вследствие того, что массы про­должали народную войну против феодалов и ненавистной ди­настии, капитулировавшей перед натиском чужестранных агрессоров. Один из уцелевших сподвижников Ян Сю-цина, вы­дающийся полководец тайпинов Ли Сю-чен, возглавил на­родные массы и в 1860 г. вновь начал наносить чувствительные удары маньчжурским войскам.

Вскоре после подписания тяньцзиньских договоров англо­французские грабители пришли к заключению, что они недо­статочно воспользовались слабостью феодального Китая. Летом 1859 г., когда должен был произойти обмен ратификациями договоров, англо-французская эскадра спровоцировала новый инцидент у крепости Дагу, на подступах к Тяньцзиню. Подго­товив военный поход на столицу Китая и захватив несколько прибрежных портов, англичане и французы при поддержке американцев начали новую разбойничью экспедицию в глубь страны.

Войска маньчжур, вооружённые средневековым оружием, тысячами гибли в боях с англо-французскими войсками, снаб­жёнными нарезной артиллерией и другими видами усовершен­ствованного огнестрельного оружия. Тем не менее, если бы борьба затянулась и превратилась во всеобщую народную войну против агрессоров, последние неизбежно потерпели бы поражение.

Однако вторгшимся в Китай колонизаторам пришли на по­мощь предатели из среды феодальной верхушки Китая. Возгла­вивший эти элементы принц Гун подписал в октябре 1860 г. новые капитулянтские договоры с Англией и Францией. Гра­бители вновь получали крупную контрибуцию. Англия также принудила Китай уступить ей южную оконечность Коулунского полуострова, расположенного против острова Гонконга. Узако­нивался также вывоз китайских кули, что фактически было равносильно работорговле.

Во время войны и особенно во Время похода на Столицу войска «цивилизованных» грабителей совершали неописуемые зверства, убивая и грабя китайское население. Эти варвары особенно «прославились» разграблением Юань-мин-юаня — лет­него города китайских богдыханов, в дворцах которого сотни комнат были наполнены величайшими произведениями искус­ства. Чтобы скрыть следы позорного грабежа, английское командование распорядилось сжечь этот город дворцов, который сам по себе являлся редкостным творением искус­ства.

Даже среди феодальной верхушки Китая многие требовали дальнейшей борьбы с англо-французскими захватчиками. Умер­ший в августе 1861 г. император Китая Сянь Фын перед смертью назначил регентский совет, который был склонен продолжать борьбу против иностранного нашествия.

Иностранные колонизаторы понимали, что длительной борьбы с Китаем им не выдержать. При помощи кровавого дворцового переворота им удалось, однако, отстранить и ча­стью уничтожить тех, кто требовал оказать сопротивление на­жиму захватчиков. Принц Гун и наложница умершего импе­ратора Цыси устроили заговор, свергли регентский совет, объ­явили себя регентами и казнили своих противников, обвинив их в «несговорчивости» с европейцами. Поработители Китая торжествовали. Теперь они устремили все силы на подавление тайпинского восстания, которое явно приняло характер восста­ния, направленного и против иностранцев-империалистов. Вождь народных низов Ли Сю-чен занял много городов; он трижды наступал на Шанхай, стремясь вырвать его из рук ино­странных захватчиков. Англичане, американцы и маньчжур­ские, а также китайские феодалы, возглавляемые Цзэн Го-фанем и Ли Хун-чжаном, совместно развернули борьбу против тайпинов. Англичане и американцы снабжали китайско-маньч­журских феодалов оружием, включая артиллерию, предостав­ляли своих офицеров (Гордон, Уорд и др.), отряды войск.

Интервенты, маньчжуры и китайские помещики сжигали це­лые города, захваченные ими, вырезали население, чтобы лишить тайпинов опоры. Из общего числа 20 млн. человек, погибших в Китае за время тайпинского восстания, особенно много было уничтожено именно в эти последние годы. В июле 1864 г. был взят последний важный оплот тайпинов — Нанкин. Здесь в течение нескольких дней было вырезано около 100 тыс. человек. Ли Сю-чен, захваченный в плен, был подвергнут жестокой казни.

После поражения тайпинов борьба крестьянских масс про­тив иностранного засилья и феодального гнёта не прекрати­лась. В Северном Китае действовали «факельщики», в далё­ком Синьцзяне крестьяне-мусульмане пытались облегчить своё положение, создав государство «Джеты-шаар». Но вос­ставшим нехватало организованности, чёткого политического руководства, политической целеустремлённости.

Несмотря на допущенные ошибки, тайпинское восстание имело прогрессивный характер. Это была крестьянская война против нестерпимого феодального угнетения и засилья ино­странного капитала.

Англичане и американцы, прибывшие в Китай и стремив­шиеся к наживе и грабежу, относились к китайцам так же, как они относились к индейцам в Америке или к местному насе­лению в Австралии и Африке. В глазах купцов и предпринима­телей, авантюристов и военщины это была «низшая раса», предназначенная лишь для того, чтобы за счёт её труда могли жиреть «культуртрегеры». Жизнь китайцев ни во что не ста­вилась. Посетивший Китай ещё до второй «опиумной войны» (в 1853 г.) писатель Гончаров в своей книге «Фрегат «Паллада»» писал: «...обращение англичан с китайцами, да и с дру­гими, особенно подвластными им народами, ...грубо, или хо­лодно презрительно так, что смотреть больно. Они не признают эти народы за людей, а за какой-то рабочий скот...» Гончаров добавляет: «Не знаю, кто из них кого мог бы цивилизовать: не китайцы ли англичан...»(3).

Английская газета «Дейли телеграф» в связи со второй «опиумной войной» писала в 1859 г., обращаясь к английской буржуазии: «Великобритания должна напасть на все морское побережье Китая, занять столицу... Мы должны высечь плетью каждого чиновника с орденом Дракона, который вздумает подвергнуть оскорблениям наши национальные символы... Каж­дого из них (китайских генералов) необходимо повесить, как пирата и убийцу, на реях британского военного судна... Так или иначе нужно действовать террором, довольно поблажек!.. Китайцев надо научить ценить англичан, которые выше их и которые должны стать их господами...» Газета призывала к захвату Пекина и Кантона, требовала «заложить основы нового владения»(4). Это был своего рода манифест английских колониальных поработителей.

Англо-американское сотрудничество, направленное против Китая, выразилось и в объединении в 1863 г. английской и аме­риканской концессий в Шанхае. В результате объединения этих концессий и образования так называемого «международ­ного сеттльмента» Шанхай превратился в цитадель иностран­ного капитала в Срединной империи. Отсюда, из шанхайского «международного сеттльмента», английские и американские капиталисты в течение более 80 лет плели паутину империали­стического порабощения Китая.

Несмотря на англо-американское сотрудничество, прави­тельство США, вследствие острых противоречий между обеими странами на американском континенте, не могло связать себя какими-либо определёнными обязательствами с Англией и её политикой силы в Китае. Но буржуазия США, действуя, как шакал, немедленно использовала все привилегии, которые полу­чали англичане в Китае благодаря «опиумным войнам» и за­ключённым в результате этих войн неравноправным договорам. Американская буржуазия в то время, как правило, избегала широкого участия в военных действиях против Китая. Исполь­зуя такое положение, американские политики уже в то время пытались играть роль «друга Китая». Как иронически писала сама американская печать, американцы в Китае «ползли позади английских пушек» и предъявляли свои требования, как только вставал вопрос о добыче.

Двуличная политика США сказалась и на поведении аме­риканских колонизаторов во время тайпинского восстания и при заключении договоров с Китаем(5). Уполномоченный США в Китае Маршалл настаивал на поддержке маньчжуров против тайпинов. Он опасался, что Англия или другая держава, воспользуясь беспорядками, захватит контроль над Китаем и по­ложит конец американским привилегиям в этой стране. Мак Лойн, вступивший вслед за ним в должность уполномоченного, получил инструкцию изучить обстановку, имея в виду призна­ние де-факто тайпинского правительства Вашингтоном. Аме­риканцы в то же время предоставляли свой флаг судам, пере­возившим для реакционеров войска и оружие мимо крепостей тайпинов по реке Янцзы(6). По Тяньцзиньскому договору США обязались оказать «дру­жественное посредничество», если какая-либо держава будет вести несправедливую политику по отношению к Китаю; но когда англо-французские войска в 1860 г. вновь приступили к грабежам и разбою, американцы и не подумали выступить в защиту Китая. Наоборот, они снова воспользовались резуль­татами англо-французских зверств и насилий — открытием но­вых портов для иностранной торговли, правом вывоза кули из Китая и пр.

Ещё более грубым эгоизмом, лицемерием и отсутствием всяких моральных принципов характеризовалась американская политика в период деятельности американского посланника Берлингейма. Возведённый впоследствии пекинским прави­тельством в сан китайского мандарина первого ранга, Берлин-гейм рассыпался мелким бесом, расхваливая реакционный режим маньчжурской династии. Американские экспансионисты пытались такими методами укрепить свои позиции в противо­вес английским. Но всем этим подлым политиканством амери­канцы не могли скрыть свои подлинные цели в Китае. Амери­канский посланник Броун, сменивший Берлингейма, вынуж­ден был признаться, что китайцы рассматривают американцев как прямых соучастников враждебной политики, которую ино­странцы проводят по отношению к их стране.

Вместе с тем Англия и США являлись прямыми конкурен­тами в борьбе за китайский рынок. Англия занимала длитель­ное время первое место во внешней торговле Китая; США, хотя они и значительно отставали от Англии, — второе.

Положение изменилось во время гражданской войны в Со­единённых Штатах. Доля США в китайской внешней торговле сильно упала. В 1864 г. экспорт Китая в Британскую империю через договорные порты составил почти 17 млн. ф. ст., столько же примерно составил и импорт. США в этот год ввезли в Китай товаров всего на 150 тыс. ф. ст. и вывезли товаров на 1 400 тыс. Торговля США с Китаем оставалась на низком уровне в тече­ние значительного времени после гражданской войны. Нака­нуне этой войны, в 1860 г., товарооборот США с Китаем со­ставил 22,5 млн. долл. Даже к 1890 г. американская торговля с Китаем не достигла ещё этой цифры.

Во время гражданской войны в США англичане овладели китайскими таможнями. Представитель английского капитала Роберт Харт стал управлять морскими таможнями Китая в 1863 г. и с тех пор в течение 35 лет являлся главным ино­странным советником маньчжурской династии; он сыграл боль­шую роль в распространении английского господства в Китае. Гонконг-Шанхайский банк, основанный в 1865 г., вскоре превра­тился в главную финансовую агентуру Сити в Китае, проникая своими щупальцами во все поры экономической жизни страны.

Придравшись к убийству английского разведчика Маргари в 1875 г. в Юньнани и к происшедшей там же стычке населе­ния с разведывательной экспедицией, пытавшейся проникнуть в Юньнань из Бирмы, лондонское правительство, угрожая Ки­таю новой войной, добилось подписания в сентябре 1876 г. так называемой Чифуской конвенции, расширившей экстеррито­риальные права англичан. Согласно этой конвенции был открыт ряд новых портов Китая для иностранной торговли и оговорены другие уступки Англии, включая право посылки Англией экспе­диции в Тибет(7). Английская крупная буржуазия в это время лелеяла мечту о полном порабощении Китая, о постепенном превращении его в английскую колонию.

По окончании гражданской войны в США над англо-амери­канскими отношениями на Тихом океане в течение ряда лет нависала враждебность, установившаяся в годы войны. Со­хранению враждебных отношений способствовали также кон­фликты на канадской границе и американские претензии, возникшие из-за английской помощи южанам. Недружелюбие господствующих классов обеих стран усиливало со своей сто­роны противоречия интересов на Тихом океане, всё более нараставшие.

Государственным секретарём США во время гражданской войны и после неё (с 1861 г. до весны 1869 г.) был известный экспансионист и англофоб Вильям Сюорд, открыто лелеявший планы захвата Гаваев, Кубы, Порто-Рико, Канады, Исландии, Гренландии и даже части Китая. Летом 1867 г. Сюорд заявил в одной речи: «Дайте мне... ещё 50, 40 или хотя бы 30 лет жизни, и я обязуюсь предоставить вам американский континент и контроль над миром»(8).

При Сюорде в 1867 г. дважды были снаряжены американ­ские военные экспедиции на Тайван. Американский консул в Амое Лежандр принял участие в организации экспедиции и предложил создать американский укреплённый пункт на юге Тайвана. Однако во время первой экспедиции американцы по­боялись даже высадиться на остров. Вторая экспедиция в со­ставе двух кораблей под руководством Бэлла высадила десант; потерпев поражение в бою с населением, американцы были вы­нуждены вернуться на свои корабли.

Сторонники Сюорда в конгрессе США требовали в это время «приобретения» Аляски, уверяя, между прочим, что, если Аляску не займут Соединённые Штаты, она попадёт в руки Англии; если же США завладеют Аляской, говорили они, то Канада будет взята в клещи и в недалёком будущем над этой английской колонией будет водружён американский флаг.

На владения России в Америке стали вновь зариться англи­чане. В связи с обострением англо-американских отношений во время гражданской войны вокруг этих владений создавался целый узел англо-американских противоречий, который связы­вался со всем клубком англо-русско-американских отноше­ний.

Предполагая, что Англия займёт более благоприятную по­зицию по отношению к русской политике на Ближнем Востоке, петербургское правительство разрешило Российско-американ­ской компании заключить в 1839 г. контракт с англо-канадской Гудзонбейской компанией о сдаче последней в аренду с июля 1840 г. на 10 лет части территории России на северо-западном берегу Америки. Это была полоса от 54°40' северной широты до мыса Спенсера. За всю эту территорию английская компания платила лишь по 2 тыс. выдр в год. Контракт был затем возоб­новлён и на следующее десятилетие.

Когда разразилась Крымская война, мероприятия, предпри­нятые царскими чиновниками с целью возможного обеспечения безопасности Русской Америки шли в двух направлениях. Прав­ление Российско-американской компаний с разрешения прави­тельства заключило с Гудзонбейской компанией Соглашение о нейтралитете. Последняя при этом заручилась соответствую­щими гарантиями со стороны английского правительства. Цар­ское правительство полагало, что оно таким образом обеспечило безопасность русских владений в Америке. Договор с Гудзон­бейской компанией о продлении аренды ею русской территории был санкционирован как английским, так и русским правительствами.

Одновременно в административном центре русских владе­ний в Америке, Ново-Архангельске, был подписан фиктивный договор между Российско-американской компанией и Амери­кано-русской компанией в Сан-Франциско о передаче всего имущества и привилегий этой последней компании. Договор был заключён на три года — по 1 мая 1857 г.

На самом деле в то время Англия вряд ли совершила бы нападение на Аляску. Если же английское правительство реши­лось бы на этот шаг, то, учитывая состояние англо-американ­ских отношений, это, по всей вероятности, привело бы к резкому обострению этих отношений, к отвлечению британских сил в Западное полушарие, а возможно и к военным действиям между США и Англией.

Ещё во время заключения договора в Ново-Архангельске русский посланник в Вашингтоне Стекл сообщал в Петербург, что американским политическим деятелям, «несмотря на их желание покровительствовать нашим колониям и даже заинте­ресованность в этом... кажется невозможным доказать англи­чанам, что этот контракт не фиктивен... и таким образом он не может принести никакой реальной пользы». Это в сущности было требованием американских экспансионистов отдать Аляску Соединённым Штатам.

В том же 1854 г. калифорнийский сенатор Гвин и государ­ственный секретарь США Мэрси запросили посланника Стекла о возможности «продажи» Россией Аляски.

В конце 50-х годов на аренду территории, сданной Гудзон­бейской компании, претендовала уже и американская компа­ния. И русский посланник в Вашингтоне и русский посол в Лондоне настаивали на сдаче этой территории в аренду: пер­вый — американской компании, второй — английской. Они мо­тивировали свои предложения тем, что владения России могут быть захвачены.

Хотя прямые переговоры о продаже Аляски США начались ещё в 1859 г., они не были завершены вследствие того, что в Соединённых Штатах вспыхнула гражданская война и давле­ние американских экспансионистов на владения России в Се­верной Америке временно ослабело.

В 1867 г. договор о продаже Аляски был подписан. Он был ратифицирован Александром II 15 мая, а 19 октября 1867 г. рус­ский флаг был спущен на Аляске, после того как этот флаг, водружённый русскими мореплавателями и путешественни­ками, три четверти века развевался над обширной территорией Северной Америки.

Россия получила за Аляску смехотворную сумму в 7,2 млн. ам. долл., т. е. по 5 центов за гектар!

После перехода Аляски под власть США она была передана под управление военного ведомства. Искатели лёгкой наживы занялись расхищением природных богатств, истреблением мор­ского зверя. До конца XIX в. — до возникновения «золотой лихорадки» — край пришёл в запустение. Не только было забро­шено сельское хозяйство и построенные русскими мастерские и предприятия, но было почти полностью истреблено котиковое стадо на Прибыловых островах, которое до установления аме­риканского господства насчитывало несколько миллионов го­лов; был почти полностью уничтожен морской бобёр, а также истреблены киты. Частые голодовки стали уделом эскимосов и индейцев.

Даже американский буржуазный историк Долл вынужден был отметить, что историю Аляски с 1867 по 1897 г. «редко кто сможет изучать без возмущения».

(1) James Callahan, American Relations in the Pacific and the Far East. Baltimore 1901, p. 91.

(2) К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XII, ч. II, стр. 360.

(3) И. А. Гончаров, Фрегат «Паллада», М. 1949, стр. 410.

(4) См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XI, ч. II, стр. 261.

(5) См. «Борьба за Тихий океан (Японо-американские противоречия)», 1947, стр.

(6) Lindlley, Tiping Tien-Kwoh, London 1866, p. 352.

(7) Treaties, Conventions, op. cit., p. 491.

(8) V. Farrar, The Annexation of Russian America to the United States, Washington 1937, p. 113. Цит. no Bailey, p. 392.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю