Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

4. Стремление английского и американского империализма использовать японский милитаризм в качестве орудия своей агрессии

Политические расчёты, из-за которых английское правитель­ство снова уступило Вашингтону, прежде всего касались пла­нов дальневосточной политики и стремления направить курс американской внешней политики в сторону, соответствующую этим планам. Договор об англо-японском военном союзе, по которому Япония и Англия взаимно признали Китай сферой своих специальных интересов и Англия признавала, кроме того, Корею японской сферой влияния, был подписан в январе 1902 г. Англо-японский союз был направлен против России и Китая. После его подписания дело явно шло к японо-русской войне. Когда Эльверстон в арбитражной комиссии подал свой голос против интересов Канады, то помимо других целей Лондон имел в виду избежать такого положения, при котором США из-за спора о канадско-аляскинской границе прекратили бы поддержку Англии и Японии на Дальнем Востоке.

Так как неясно было, насколько активно выступят Германия и Франция на стороне России, Англия старалась удержать США в фарватере англо-японского союза и максимально активизировать и заострить американскую антирусскую по­литику.

Японский флот, в основном построенный на английских верфях, к началу XX в. представлял собой, с точки зрения английских адмиралов, весьма «ценное добавление» к британ-скому флоту, который, несмотря на своё превосходство над другими флотами того времени, всё же не в состоянии был контролировать весь Тихий океан.

Офицерский состав японского флота был обучен англий­скими инструкторами, занимавшими должности преподавате­лей в Токийской военно-морской школе. «То, чем сейчас располагает японский флот, является прямым результатом помощи, оказанной британскими офицерами»(1) — писал впо­следствии граф Окума.

У англичан не было тогда полной ясности о том, какую по­зицию занять по отношению к Германии. В планы Д. Чембер-лена в 1898 г. входило — попытаться создать англо-японо-германскую коалицию с привлечением также США. Немцы вспомнили об этом в 1901 г., и когда посол Хаяси весной 1901 г. вновь начал в Лондоне переговоры о союзе, то сначала имелось в виду участие и Германии, представители которой были осве­домлены об этих переговорах. Но в это время англо-герман­ские противоречия явно обострились, и Германия, как третий участник союза, отпала.

Американские монополии, стремясь овладеть Китаем и стал­киваясь с противодействием русской дипломатии и русского капитала (особенно в Маньчжурии), были склонны оказать содействие врагам России. Английская дипломатия старалась развивать эту склонность и парализовать антианглийские на­строения, которые в силу традиции и в особенности в резуль­тате существующих противоречий могли усилиться среди аме­риканцев во всякое время.

К концу XIX в. заметно выросли также экономические связи американских капиталистов с Японией. В 1860 г. японо-американская торговля не достигала суммы и в 200 тыс. долл.; в 1890 г. она превысила 26 млн. долл. В связи с развитием японской текстильной промышленности особенно расширился экспорт американского хлопка в Японию.

Развивала свою торговлю с Японией и Англия. Удельный вес Японии в экспорте Англии возрос почти с нуля до 1,5% в 1890—1894 гг. и до 2,2% в 1895—1899 гг.

Осуществляя свою политику агрессии, США наряду с Ан­глией весьма активно поддерживали Японию в её войне против России. Только благодаря тому, что токийское правительство было заранее уверено в этой поддержке, оно осмелилось на­чать войну.

Американский историк Деннет, написавший исследование о позиции Теодора Рузвельта во время русско-японской войны, отмечает, что «почти за четыре недели до нападения на Порт-Артур японское правительство получило заверения в том, что в случае войны правительство США пойдёт даже дальше, чем соблюдение строгого нейтралитета. США будут проводить политику, благоприятную по отношению к Японии»(2).

Не удивительно также, что, видя в США своего покрови­теля, Япония, опасаясь поражения, обратилась к Рузвельту (31 мая 1905 г.) с просьбой о посредничестве в деле заключе­ния мира. Американский историк Бэйли справедливо отмечает, что «без дружеского посредничества Рузвельта Япония могла бы и не получить всю ту добычу...»(3), которая досталась ей в результате Портсмутского договора.

США, таким образом, совместно с Англией активно содей­ствовали возведению Японии в «империалистическое достоин­ство» и усилению мощи своего будущего врага на Тихом океане.

Английские и в особенности американские фабриканты и торговцы использовали русско-японскую войну для большего увеличения своих прибылей за счёт расширения экспорта воен­ных материалов в Китай и Японию в годы войны. В большой степени за счёт экспорта военных материалов американский ввоз в Китай увеличился с 8% всего китайского импорта в 1896 г. до 13% в 1904 г. и 20% в 1905 г.

Ввоз из США в Японию в 1905 г. составил 21,5% всего японского импорта, тогда как в 1900 г. он не достигал и 10%.

Американский капитал надолго закрепил за собой неко­торые позиции, захваченные в годы японо-русского конфликта. Так, русский импорт нефтепродуктов в Китай сильно сокра­тился со времени войны. Место русского керосина занял аме­риканский. Американцы закрепились также на китайском рынке табачных изделий, увеличили экспорт своей мануфак­туры в Китай и Японию.

Англо-американская политика поддержки японской коло­ниальной экспансии, проводимой за счёт Китая, и содействия империалистическим планам Японии ярко выразилась в дру­жеской и заранее обещанной санкции захвата ею Кореи.

Во втором англо-японском военно-союзном договоре, под­писанном 12 августа 1905 г., ещё до заключения Портсмут­ского мира, отсутствовал пункт о признании сторонами незави­симости Кореи. Вместо этого обусловливалось, что Япония имеет право осуществлять в Корее такие меры «руководства, контроля и протектората», какие она сочтёт необходимыми в целях охраны и развития своих экономических, политических и военных интересов. Это было согласие Англии на превра­щение Кореи в японскую колонию.

Американское правительство, как и английское, ещё до окончания русско-японской войны, по соглашению Тафт — Кацура (июль 1905 г.), признало Корею японской колонией. В ноябре 1905 г. Япония, получив заблаговременно одобрение от Англии и США, установила формальный протекторат над Ко­реей. После этого американское правительство в дополнение к соглашению Тафт—Кацура 23 ноября уведомило Токио, что ди­пломатическая миссия США отозвана из Кореи и что впредь по поводу всех дел, относящихся к этой стране, США будут обра­щаться к японскому министерству иностранных дел. На обращение корейцев к Рузвельту с просьбой о помощи, на их заявление о том, что согласие корейского правительства на договор с Японией о протекторате было исторгнуто японцами насилием, американское правительство не обратило никакого внимания. Правительство США всегда проводило подлую и предательскую политику по отношению к корейскому народу. Последовавшее затем обращение корейского императора к Гаагской мирной конференции с просьбой о защите независимости и суверенитета Кореи против японских насилий вызвало лишь суровые репрес­сии против корейцев.

Кроме стремления противопоставить Японию России, кроме желания отвлечь внимание Японии в другую сторону от амери­канской колонии Филиппин и кроме дипломатических ухищре­ний Лондона, американскую империалистическую политику по­ворачивал в сторону поддержки Японии также англо-японский союзный договор. После поражения царской России в войне 1904—1905 гг. антиамериканская заострённость этого договора, возобновлённого в 1905 г., выступала достаточно ясно даже для наименее искушённых американских политиков. Кроме того, лондонское правительство было против «посредничества» Руз­вельта при заключении мира, усматривая в этом «посредниче­стве» попытку американцев усилить своё влияние на Дальнем Востоке.

(1) Okuma, History of the Fifty Years, Tokyo 1907, p, 198 2 T.

(2) Dennett, Roosevelt and the Russo-Japanese War, N. Y. 1925, p. 27.

(3) Bailey, op. cit., p. 567.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю