Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

1. Англо-американские раздоры в первые годы войны

Марксистско-ленинское учение всесторонне осветило при­чины первой мировой войны, возникшей на базе противоречий эпохи монополистического капитализма. «Дело в том, — гово­рит товарищ Сталин, — что неравномерность развития капи­талистических стран обычно приводит с течением времени к резкому нарушению равновесия внутри мировой системы ка­питализма, причём та группа капиталистических стран, кото­рая считает себя менее обеспеченной сырьём и рынками сбыта, обычно делает попытки изменить положение и переделить «сферы влияния» в свою пользу — путём применения воору­жённой силы. В результате этого возникают раскол капитали­стического мира на два враждебных лагеря и война между ними»(1).

Такого рода кровавой бойней, которую затеяли ради своих интересов магнаты капитала, явилась и первая мировая война. «Война 1914 года была войной за передел мира и сфер влия­ния. Она задолго подготовлялась всеми империалистическими государствами»(2).

Разрушительная мировая война 1914—1918 гг., в период которой начался общий кризис мировой капиталистической си­стемы, привела к рождению новой исторической эпохи — эпохи, когда мир раскололся на две общественные системы, два про­тивоположных лагеря.

«Общий кризис мировой капиталистической системы, — учит товарищ Сталин, — начался в период первой мировой войны, особенно в результате отпадения Советского Союза от капита­листической системы. Это был первый этап общего кризиса»(3)

Агрессивная политика Англии и Соединённых Штатов и ан­гло-американские отношения во время первой мировой войны, оказавшей глубокое влияние на весь мир, прошли через раз­личные стадии. В связи с началом войны и в ходе войны в международной обстановке произошли резкие перемены.

На протяжении почти столетия перед мировой империали­стической войной 1914—1918 гг. тихоокеанские проблемы занимали большое место в англо-американских отношениях. Лишь в отдельные периоды, как, например, во время граждан­ской войны в Америке, они отходили на второй план перед крупными проблемами, возникавшими в Атлантике.

С началом первой мировой войны тихоокеанские вопросы также отодвинулись на задний план(4). Над всеми событиями, связанными с англо-американскими отношениями в бассейне этого океана, доминировали как во время войны, так и после неё проблемы, возникшие в связи с войной в Европе. Разу­меется, это не были проблемы только «континентально-европейские». Они были тесно связаны с колониальными вопросами империалистической эпохи и со всем комплексом международ­ных противоречий в период загнивающего капитализма.

Следует иметь в виду, что до вступления США в мировую войну отношения между Англией и США были особенно полны весьма острых трений. Адвокат американского империализма Людвелл Денни в своей книге «Америка завоёвывает Брита­нию» даже утверждает, что в первые годы войны «антибри­танские настроения были в США значительно сильнее, чем антигерманские»(5).

Президент Вильсон в беседе со своим советником Хаузом осенью 1914 г. заметил, что создавшееся международное по­ложение весьма напоминает обстановку, при которой в 1812 г. вспыхнула англо-американская война.

В действительности обстановка была совсем другая, и в ос­нове англо-американских противоречий теперь лежали другие причины. В ходе своего развития американский капитализм по ряду показателей стал догонять английский, а во многих отношениях всё больше перегонял его. Соперничество амери­канских и английских империалистов в области экспорта то­варов и капиталов, в борьбе за колонии, за источники сырья и дешёвой рабочей силы всё более обострялось. Соотношение сил между Англией и США менялось в пользу США. Вот неко­торые данные, показывающие изменение удельного веса Англии и США и развитие соперничества между ними к началу пер­вой мировой войны.

ДОЛЯ США и АНГЛИИ (в %)(6)



В мировом товарообороте удельный вес Англии снизился с 20,2% в среднем за 1886—1890 гг. до 16,2% в среднем за 1909—1913 гг. Удельный вес США поднялся соответственно с 10,8 до 11,7%. Только в экспорте капиталов Соединённые Штаты ещё сильно отставали от Англии, но и в этой области американская финансовая олигархия всё более активизировала свою деятельность, в особенности в Латинской Америке, Канаде и Китае. Английский капитал, помещённый за границей, вырос с 62 млрд. франков в 1902 г. до 75—100 млрд. в 1914 г.(7) Аме­риканский капитал увеличился соответственно с 2,6 млрд. франков до 9,9 млрд.

Непосредственной причиной англо-американских трений в начале первой мировой войны являлись военные мероприятия Англии, имевшие целью блокаду стран Тройственного согла­сия, с одной стороны, и стремление американского капитала к неограниченной наживе путём торговли со всеми воюющими странами — с другой.

Английское правительство объявило почти все сколько-нибудь существенные предметы международной торговли воен­ной контрабандой. Северное море было объявлено военной зо­ной и заминировано. Торговля США с Германией и Австро-Венгрией уже в 1915 г. почти прекратилась. Государственный департамент США бомбардировал Доунинг-стрит нотами протеста по поводу морской блокады центральноевропейских держав и захватов американских пароходов. Некоторые из этих нот были составлены в чрезвычайно резких выражениях. На­пример, нота от 26 декабря 1914 г., перечислявшая многочис­ленные претензии Соединённых Штатов, открыто угрожала ухудшением отношений между США и Англией. В первые ме­сяцы войны американские банкиры ещё воздерживались от предоставления союзникам займов и поэтому не оказывали осо­бенного воздействия на печать. Традиционная враждебность к Англии легко воспламенялась в связи с сообщениями об английских мероприятиях, бьющих по карманам американских дельцов и промышленников. Настроенный в пользу Англии государственный секретарь Лансинг в своих мемуарах впослед­ствии отметил, что он «с беспокойством наблюдал, как волна антибританских настроений поднимается всё выше и выше среди американцев» (8).

На американского обывателя оказывала влияние также прогерманская пропаганда, целиком заполнившая хэрстовскую печать и широко распространявшаяся специальными немец­кими изданиями. Даже после того как Вильсон в октябре 1914 г. дал свою санкцию на предоставление кредитов союз­никам, американская буржуазия не сразу стала проявлять энтузиазм по отношению к союзникам.

Английская пропаганда в США- широко использовала пи­ратские операции германских подводных лодок, особенно по­топление ими пассажирских судов «Лузитания», «Арабик» и др., чтобы восстановить американцев против Германии.

Тем не менее ещё летом 1916 г. американскую буржуазию охватила такая волна антианглийских настроений, что, каза­лось, она может привести к прекращению дипломатических отношений между США и Англией. Причиной явился опубли­кованный английским правительством в июле 1916 г. «чёрный список», в котором было перечислено 85 американских фирм. Английским подданным воспрещалось иметь какое-либо дело с этими фирмами, открыто или тайно торговавшими с Герма­нией. Само по себе опубликование в Лондоне этого списка не наносило какого-либо существенного ущерба правам или мате­риальным интересам США. Однако даже газета «Нью-Йорк тайме», которая в 1916 г. занимала уже подчёркнуто проанглийскую позицию, разразилась резкими тирадами против англий­ского «чёрного списка». Вильсон в конце июля заявил в беседе с Хаузом: «Моё терпение в связи с действиями Великобритании и союзников приходит к концу. Дело с «чёрным списком» — это последняя капля... Можем ли мы ещё дольше переносить их нестерпимое поведение!»(9).

Американское правительство опротестовало антлийск. «чёрный список», и конгресс предоставил президенту Вильсон, право принять ответные меры. Обострение отношений с Англией ускорило утверждение конгрессом ассигнований на строитель­ство огромного флота(10) который, по словам Вильсона, должен был превосходить английский.. Некоторые политические дея­тели в США, например Хауз, впоследствии заявляли, что из-за «чёрного списка» США находились чуть ли не на грани войны с Англией. Лондонское правительство учло серьёзность поло­жения и постепенно сократило «чёрный список».

На самом деле вспышка страстей в США в связи с «чёрным списком» показывала лишь, что американские капиталисты не хотят уступать Англии, пользуясь её затруднениями, даже по мелким вопросам.

Опубликование «чёрного списка» произошло в разгар пре­зидентской предвыборной кампании. Руководство демократи­ческой партии не только не хотело позволить республиканцам спекулировать на антианглийских традициях в США, но само решило максимально их использовать. Антианглийским ма­нёвром демократы надеялись также оттянуть у республиканцев как можно больше голосов американских немцев и ирландцев. Республиканцы же эксплуатировали антианглийские традиции, называя Вильсона «лучшим президентом, которого когда-либо имела Англия»(11).

Правительство Вильсона, кроме того, было недовольно отно­шением Англии и Франции к его предложению принять участие в войне против Германии или хотя бы сыграть роль арбитра между воюющими коалициями. В роли арбитра США намере­вались урвать для американских монополий основательный кусок добычи и повысить свой международный престиж.

Предложение Вильсона вначале получило одобрение Ан­глии в виде меморандума Хауза — Грея от 22 февраля 1916 г. Правительство США в обычных лицемерных выражениях пред­лагало созыв международной конференции «с целью покон­чить с войной». В меморандуме дальше раскрывались действи­тельные намерения Вильсона вовлечь США в войну. «Если союзники примут это предложение, — указывалось в меморан­думе, — а Германия откажется от него, то США, вероятно, вступят в войну против Германии»(12).

Хищнические интересы американских монополий требовали прямого и решительного вмешательства в военный конфликт под видом ли арбитража или под видом участия в одной из коалиций, с тем чтобы получить для себя максимальные выгоды при переделе мира, в том числе и при переделе колоний и по­луколоний в бассейне Тихого океана. Однако Англия и Фран­ция благодаря героической борьбе русских войск чувствовали себя в это время ещё достаточно твёрдо на ногах. В это время они ещё надеялись разгромить вражескую коалицию без аме­риканского арбитража или участия в военных действиях. Ясно было, что американский империализм действует лишь к соб­ственной выгоде и что от такого навязываемого вмешательства английская и французская буржуазия потерпит больший или меньший ущерб, так же как и в результате непрошенного вме­шательства Японии. Поэтому лондонское правительство, кото­рое взялось согласовать вопрос с правительством Франции, долго затягивало ответ, и в конце концов в мае 1916 г. Грей сообщил, что он против проведения меморандума в жизнь.

В течение некоторого времени после выборов Вильсон про­должал ещё игру в «нейтралитет» по отношению к воюющим сторонам. 18 декабря 1916 г. он послал воюющим странам ноту, в которой он призывал их сделать заявления о целях войны. Эта нота, ставившая на равную ногу Англию и Герма­нию, как и другие воюющие страны, и направленная держа­вам через несколько дней после того, как Берлин обра­тился с предложением о заключении мира, возбудила большое негодование среди английской буржуазии. Ещё 22 января 1917 г. Вильсон выступил в сенате с речью, в которой выдвинул лозунг мира — «без победы какой-либо стороны». Американ­ские монополии считали это для себя наиболее выгодным, по­скольку победившая сторона могла бы значительно усилиться и стать опасным соперником американского империализма.

В сентябре 1916 г. конгрессом были окончательно одобрены огромные по тем временам ассигнования на военно-морское строительство, которое по сути дела было направлено против «владычицы морей». На замечание о том, что это может взвол­новать Англию, Вильсон заявил: «Давайте построим флот сильнее, чем у неё, и будем делать, что захотим»(13).

В конце ноября того же года президент Вильсон запретил частным банкам предоставить Англии и Франции заём под гарантию английского и французского правительств, без обес­печения его английскими или французскими инвестициями и ценностями за пределами Англии и Франции. Союзники запро­ектировали выпуск этого займа в связи с тем, что англо-фран­цузские ценности в США и других странах уже сильно умень­шились и не могли служить больше залогом, как это было до ноября 1916 г., обеспечивающим займы, предоставленные Со­единёнными Штатами. После демарша американского прави­тельства фунт стерлингов стал падать на нью-йоркской бирже.

(1) И, В. Сталин, Речи на предвыборных собраниях избирателей Ста­линского избирательного округа г. Москвы 11 декабря 1937 г. и 9 фев­раля 1946 г., Госполитиздат, 1951, стр. 11.

(2) «История ВКП(б). Краткий курс», стр. 155.

(3) И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 57.

(4) О позициях и политике США и отчасти Англии на Тихом океане во время первой мировой войны см. также «Борьба за Тихий океан», 1947, стр. 49—64.

(5) Ludwell Denny, America Conquers Britain, London—New York 1930, p. 8.

(6) «Новые материалы к работе Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма»», М. 1936, стр. 185—187.

(7) См. В. И. Ленин, Соч., т. 22, стр. 230.

(8) «War Memoirs of Robert Lansing», Indianapolis, 1935, p. 112.

(9) Seymour, American Diplomacy during the World War, Baltimore 1942, p. 76—77.

(10) Программа морских вооружений была одобрена Вильсоном ещё осенью 1915 г.

(11) За несколько лет до этого В. И. Ленин дал меткую и глубокую ха­рактеристику избирательных кампаний в США. В конце 1912 г. в своей статье «Итоги и значение президентских выборов в Америке» он отметил, что в США «Народ обманывали, отвлекали от его насущных интересов по­средством эффектных и бессодержательных дуэлей двух буржуазных пар­тий» (В. И. Ленин, Соч., т. 18, стр. 374).

(12) «Архив полковника Хауза», т. II, стр. 153.

(13) Архив полковника Хауза», т. II, стр. 241.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю