Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

2. Финансовая олигархия США — кредитор Англии

Но всё это было не более как средство нажима на державы Антанты с целью сделать их более уступчивыми домогатель­ствам США. Фактически интересы американского монополи­стического капитала к тому времени были уже тесно связаны с интересами Антанты. США с начала войны превратились в их военный арсенал, а затем стали и основным источником их финансирования.

В 1914 г. американский экспорт в главные союзнические страны — Англию, Францию, Россию, Италию — равнялся 825 млн. долл. В 1916 г. он превысил 3 200 млн. долл., т. е. вы­рос почти в 4 раза. Экспорт в Германию и Австро-Венгрию за то же время снизился в результате блокады с 170 млн. долл. до ничтожной цифры— 1,2 млн. долл. В то же время займы и кредиты американских банкиров союзникам за короткий срок с января 1915 г. до апреля 1917 г. превысили сумму в 2 300 млн. долл.

Крупнейшую роль в процессе превращения США в союзника Англии сыграл банкирский дом Моргана. Фирма Моргана, имевшая ещё до войны крупные связи с английской финансо­вой олигархией, с началом войны стала агентурой английского империализма в США, наживая на этом огромные барыши.

Моргановская монополия в течение, первых трёх лет войны предоставила только Англии и Франции займов более чем на 1,5 млрд. ам. долл. В январе 1915 г. лондонское правительство назначило Моргана своим коммерческим представителем в Со­единённых Штатах. Уже в первые годы войны фирма Моргана разместила в США военные заказы Англии и её союзников стоимостью в несколько миллиардов долларов. Не удивительно, что «в конторе Пирпонта Моргана и К0 с 1 августа 1914 г. все были душой и сердцем на стороне союзников»(1), как впослед­ствии признавался участник финансовой группы Моргана Томас Ламонт.

Проводя широкую пропаганду за подписку на займы союз­никам, крупные банкиры вовлекали широкие круги американ­ской буржуазии и даже часть мелкой буржуазии в свои фи­нансовые операции. По утверждению Томаса Ламонта, около полумиллиона американцев владели облигациями займов, вы­пущенных в США для союзников.

Финансовая олигархия США наиболее тесно связала свои расчёты на наивысшие военные прибыли и на высокую наживу с антигерманской коалицией империалистов и была заинтере­сована в её победе.

Этим и объясняется тот факт, что, когда Вильсон внёс в кон­гресс предложение о разрыве дипломатических отношений с Гер­манией, оно встретило поддержку подавляющего большинства членов палаты представителей и сената. Поводом для выступ­ления президента явилось объявление Германией 31 января 1917 г. неограниченной подводной войны.

Через три недели после этого президент Вильсон потребо­вал от конгресса предоставления ему права вооружить аме­риканские торговые суда. США действительно вступили в войну лишь 6 апреля, через несколько недель после того, как началась революция в России. Ввиду нежелания русских ра­бочих и крестьян проливать свою кровь в интересах англо­французских капиталистов и их российских приспешников Антанта оказалась в трудном положении. Английская и фран­цузская буржуазия не надеялась справиться с Германией своими силами. Американские монополии жаждали наивысших воен­ных прибылей, на увеличение которых они рассчитывали в ре­зультате вступления Соединённых Штатов в войну. Они стремились к расширению сферы своего господства, а также опасались слишком большого усиления Германии в случае поражения союзников и боялись, что тогда пропадут предо­ставленные им займы. Они считали, что настало время для рас­ширения американской империалистической экспансии при помощи оружия.

В связи со вновь создавшимся положением буржуазные пропагандисты США и Англии впервые широко стали пропо­ведовать «общность англо-американских интересов». Историки в обеих странах занялись пересмотром учебников истории. Многие американские учебники, в которых доминировали анти­английское содержание и антианглийский тон, были в корот­кий срок кардинально переделаны.

Вспышка англо-американской «дружбы», однако, быстро по­гасла. Версальская мирная конференция явилась началом но­вого и весьма важного этапа в истории англо-американских противоречий, развивавшихся в обстановке общего кризиса ка­питализма.

(1) Т. Lamont, Henry Davison, New York 1933, p. 7.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю