Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

1. Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на международное положение

Мировая война вступила в свой четвёртый год, когда в Рос­сии произошёл великий переворот, открывший новую эпоху в истории человечества. В пламени Октябрьской революции родилась социалистическая держава, показавшая правильный путь для человечества.

Революция в России не была случайным явлением, «...импе­риализм доводит противоречия капитализма до последней черты, до крайних пределов, за которыми начинается револю­ция»(1). Революция была исторической закономерностью. Ряд весьма важных факторов способствовал её победоносному за­вершению. Среди них величайшее значение имело то обстоя­тельство, что рабочие России создали свою боевую политиче­скую партию — партию большевиков и выдвинули во главе революционного движения гениальных вождей — Ленина и Сталина.

Великая Октябрьская революция и создание Советского социалистического государства оказали решающее влияние на всю последующую историю человечества. Превращение России в оплот демократических сил мира, в страну социализма ока­зало также огромное влияние на политическое положение и политику капиталистических держав как в Старом, так и в Новом Свете. Противоречия между империалистическими стра­нами, в частности между США и Англией, превратились, во внутренние противоречия системы капитализма. Кроме внутри-капиталистических противоречий появилось новое непримири­мое противоречие — между капиталистическим миром и стра­ной социализма.

В своём произведении, посвященном десятилетию Октября, товарищ Сталин охарактеризовал международное значение Октябрьской революции, «....победа Октябрьской революции, — указывает товарищ Сталин, — означает коренной перелом в истории человечества, коренной перелом в исторических судь­бах мирового капитализма, коренной перелом в освободитель­ном движении мирового пролетариата, коренной перелом в спо­собах борьбы и формах организации, в быту и традициях, в культуре и идеологии эксплуатируемых масс всего мира»(2).

Великая пролетарская революция, совершённая рабочим классом России под руководством партии Ленина — Сталина, положила начало новой эпохи — эпохи социализма, «...мы, — писал Ленин, — вправе гордиться и мы гордимся тем, что на нашу долю выпало счастье начать постройку советского госу­дарства, начать этим новую эпоху всемирной истории, эпоху господства нового класса, угнетенного во всех капиталистиче­ских странах и идущего повсюду к новой жизни, к победе над-буржуазией, к диктатуре пролетариата, к избавлению челове­чества от ига капитала, от империалистских войн».

Товарищ Сталин указывал:

«Октябрьскую революцию нельзя считать только револю­цией «в национальных рамках». Она есть, прежде всего, рево­люция интернационального, мирового порядка, ибо она озна­чает коренной поворот во всемирной истории человечества от старого, капиталистического мира к новому, социалистическому миру»(4).

Октябрьская социалистическая революция нанесла сокру­шительный удар мировому капитализму. Страна, совершившая социалистическую революцию, непрерывно развивается по вос­ходящей линии, тогда как отживающая капиталистическая си­стема всё более разлагается. Социалистический строй, по­рождённый Октябрьской революцией, дал советскому народу великую и непреоборимую мощь. После социалистического переворота в России всё более широкие слои трудящихся капи­талистических стран стали постепенно сознавать, что причина их невероятных страданий — капиталистический строй, что освободиться от буржуазного гнёта, от империализма можно лишь путём, который привёл к победе трудящихся России, уничтоживших капитализм, несущий народным массам страда­ния и бедствия, и ликвидировавших эксплуатацию человека человеком.

До Октябрьской революции и торжества социалистического строительства в Советской стране социализм был мечтой о бу­дущем. После Октябрьской революции он стал действительно­стью, и сотни миллионов трудящихся во всём мире воочию увидели, что победивший в СССР социалистический строй обла­дает несравнимыми преимуществами перед капитализмом.

Не удивительно, что прогрессивные люди во всём мире стали стремиться к созданию такого же общественного строя, бороться за его достижение и, преодолевая тысячи препятствий, принося многие жертвы, стали подвигаться к нему, вдохновлённые учением Маркса—Энгельса—Ленина— Сталина и примером трудящихся великого Советского Союза.

Октябрьская революция, как указывал товарищ Сталин, на­несла мировому капитализму смертельную рану, от которой он никогда больше не оправится. Она нанесла также смертель­ный удар по колониальной системе империализма. Товарищ Сталин, разбивая вдребезги расовые теории империализма, писал:

«Раньше «принято было» думать, что мир разделён искони на низшие и высшие расы, на чёрных и белых, из коих первые неспособны к цивилизации и обречены быть объектом эксплуа­тации, а вторые являются единственными носителями цивили­зации, призванными эксплуатировать первых.

Теперь эту легенду нужно считать разбитой и отброшенной. Одним из важнейших результатов Октябрьской революции яв­ляется тот факт, что она нанесла этой легенде смертельный удар, показав на деле, что освобождённые неевропейские наро­ды, втянутые в русло советского развития, способны двинуть вперёд действительно передовую культуру и действительно передовую цивилизацию ничуть не меньше, чем народы евро­пейские»(5).

Возникновение в мире социалистической системы, воздейст­вуя на международное положение в целом, оказало своё влия­ние также на английскую и американскую политику и на взаи­моотношения этих стран. Воздействие новой общественной системы, противоположной капитализму, было весьма много­гранным. Колоссально ослабляя империализм в целом, пред­вещая своим появлением его гибель, социалистическая система самим своим существованием и политическими и экономиче­скими успехами влияла на общественное развитие всех стран и в частности на развитие обширных колониальных и полуко­лониальных стран, расположенных в бассейне Тихого океана.

Национально-освободительное движение народов колоний и полуколоний под воздействием Октябрьской социалистиче­ской революции и вследствие благоприятной международной обстановки, создавшейся благодаря победоносной антиимпе­риалистической борьбе социалистического государства, подня­лось на новую ступень. Оно обогатилось новым содержанием, приняло необычайно упорный и более организованный харак­тер. Оно стало составной частью международной пролетарской революции.

«Наступила эра освободительных революций в колониях и зависимых странах, эра пробуждения пролетариата этих стран, эра его гегемонии в революции»(6).

Давая общую оценку влиянию Октябрьской революции на освободительное движение в колониальных и зависимых стра­нах, товарищ Сталин констатировал:

«Октябрьская революция расшатала империализм не только в центрах его господства, не только в «метрополиях». Она уда­рила ещё по тылам империализма, по его периферии, подорвав господство империализма в колониальных и зависимых стра­нах»(7).

Воздействие Октябрьской революции на порабощенные на­роды Тихого океана и в особенности на китайский народ, явля­ющийся непосредственным соседом Советской страны, было огромно. Великие революционные идеи марксизма-ленинизма в первые же годы после Октябрьской революции проникли в сердца передовых рабочих, крестьян и интеллигенции Китая, Индии, Японии, Индонезии, Кореи и других азиатских стран.

Советское правительство уже в обращении от 20 ноября (3 декабря) 1917 г. объявило о своём отказе от всех неравно­правных договоров, которые царизм в своё время навязал на­родам Востока. Это была политика, никогда ещё невиданная колониальными народами. Хотя вести о великих событиях в России и политике равноправия и дружбы между народами, проводимой рабоче-крестьянским правительством, скрывались империалистами и реакционными властями от порабощенных народов тихоокеанских стран, тем не менее эти вести дошли до передовых элементов всех стран мира.

Осознав значение революции в России, классово сознатель­ные рабочие в Китае, лучшие представители интеллигенции, студенческая молодёжь стали смотреть на мир другими гла­зами. Усилился гнев против угнетателей, укрепилась уверен­ность в своих силах.

Сунь Ят-сен в своей программной работе «Три народных принципа», оценивая итоги первой мировой войны, писал, что в результате этой войны «родилась великая надежда челове­чества — русская революция».

В июле 1919 г. советское правительство обратилось с де­кларацией непосредственно к китайскому народу. Эта деклара­ция провозгласила принцип дружбы и братства русского и ки­тайского народов и суверенность Китая. В декларации говори­лось: «В Китае не должно быть иной власти, иного суда, как власть и суд китайского народа». От имени трудящихся масс Советской страны в декларации говорилось: «Мы несём осво­бождение народам от ига иностранного штыка, от ига иностранного золота, которые душат порабощенные народы Во­стока и в числе их в первую очередь китайский народ».

Дружба и братство народов, осуществлённые в Советской стране, показали дорогу китайскому народу. Победоносная русская революция и героическая борьба большевиков России с империалистической интервенцией воодушевляли китайских революционеров. Об этом свидетельствуют сотни документов и заявлений китайской печати, выступления виднейших револю­ционных деятелей Китая и злобные признания врагов китай­ского народа — империалистов.

Обращаясь к советскому правительству, Всекитайская сту­денческая федерация заявила в 1919 г.: «Ваши беспримерные в истории революции подвиги открывают собой новую эру... Мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы вызвать в нашей стране горячие симпатии к новой России». Китайский журнал «Синь-ципинлунь» писал: «Мы должны благодарить Советскую Рос­сию от имени всех угнетённых наций, мы должны последовать её примеру, напрячь все усилия, чтобы завоевать свободу».

Мировоззрение китайских революционеров сформировалось под влиянием Октябрьской революции, великого учения Ленина — Сталина и успехов социалистического строительства в России. Председатель Центрального Комитета компартии Ки­тая Мао Цзэ-дун в своём биографическом очерке рассказывает: «Под влиянием марксистской революционной теории и опыта Великой Октябрьской социалистической революции в России я создал зимой 1920 г. в Чанша первую политическую органи­зацию рабочих. С этого времени я считаю себя марксистом»(8). В своей работе «О диктатуре народной демократии» Мао Цзэ-дун писал: «Русские совершили Октябрьскую революцию, соз­дав первую в мире страну социализма. Под руководством Ленина и Сталина революционная энергия великого русского пролетариата и трудящегося народа, находившаяся в скры­том, невидимом для иностранцев состоянии, внезапно взорва­лась, подобно вулкану... Тогда и только тогда китайцы, рабо­тавшие в области идеологии, вступили в совершенно новую эру. Китайцы нашли всеобщую истину марксизма-ленинизма, применимую повсюду, и лицо Китая изменилось. Китайцы об­рели марксизм в результате применения его русскими. До Октябрьской революции китайцы не только не знали Ленина и Сталина, они не знали также Маркса и Энгельса».

Там же Мао Цзэ-дун указывал: «Орудийные залпы Октябрь­ской революции донесли до нас марксизм-ленинизм. Октябрь­ская революция помогла прогрессивным элементам мира и Китая применить пролетарское мировоззрение для определения судьбы страны и пересмотра своих собственных проблем.

Итти по пути русских — таков был вывод». И далее он продолжает: «Авангард китайского пролетариата изучил марксизм-ленинизм после Октябрьской революции и создал коммунистическую партию Китая»(9).

Анализируя развитие политической жизни в Китае, Мао Цзэ-дун неоднократно указывает на решающее влияние, ко­торое оказала на освободительную борьбу китайского народа социалистическая революция в России.

Советское социалистическое государство — государство но­вого типа. Его внешняя политика, основывающаяся на принципах уважения ко всем народам, коренным образом отличалась с первого же дня существования Советов от империалистиче­ской внешней политики буржуазных государств. Революцион­ные деятели порабощенных стран неоднократно отмечали глу­бокое впечатление, которое было произведено на народы колониальных и полуколониальных стран отношением Советского государства к угнетённым народам. Подчёркивая, что Совет­ская власть руководствуется великими принципами пролетар­ского интернационализма, Лю Шао-ци пишет: «...Ленин и Сталин, как только Великая Октябрьская революция в России свергла царя и буржуазное Временное правительство и трудя­щиеся пришли к власти, впервые в истории человечества, немедленно провозгласили отмену всех неравноправных догово­ров, заключённых царской Россией с Китаем и другими стра­нами, уничтожили всю систему порабощения русским империа­лизмом колоний и полуколоний, провозгласили полное равен­ство всех национальностей внутри страны»(10). Китайский народ увидел в Советском социалистическом государстве своего вер­ного друга.

Разнообразны и многочисленны были каналы, по которым после Октябрьской революции осуществлялся непосредствен­ный контакт между страной социализма и китайским освободи­тельным движением. Одним из этих каналов была Китайско-Восточная железная дорога в Маньчжурии.

Уже через несколько дней после того, как в Харбине были получены сообщения о Февральской революции в России, там были созданы русские Советы рабочих и солдатских депута­тов. Вскоре они объединились. В организации и в работе Хар­бинского Совета рабочих и солдатских депутатов наибольшую инициативу и активность проявляли рабочие Главных механи­ческих мастерских КВЖД. В Совете постепенно стали играть решающую роль большевики.

После победы Октябрьской революции Харбинский Совет обратился к даотаю, представителю китайских властей, с де­кларацией, в которой говорилось, что царские чиновники в Маньчжурии лишены русским народом и советским правиТельством всяких Полномочий, которые теперь перешли в руки Совета. В декларации выражалась уверенность, что между великими республиками Китая и России никаких недоразуме­ний не будет и свободолюбивые народы Советской страны и Китая будут жить в мире и согласии.

Однако 12 декабря 1917 г. китайские милитаристы, по со­глашению с лидерами русской контрреволюции, совершили на­падение на вооружённые силы Харбинского Совета. Ввиду по­давляющего числа нападавших и внезапности атаки дружины русских ополченцев были разоружены, существованию Харбин­ского Совета рабочих и солдатских депутатов был положен конец. Китайский народ осудил как это, так и другие последо­вавшие затем выступления китайских реакционеров против Со­ветской России и её представителей.

Американские и английские угнетатели и их приспешники в Китае с озлоблением наблюдали, как под влиянием русской социалистической революции развивается национально-освобо­дительное и рабочее революционное движение в Китае, как вопреки их бешеным усилиям создаются первые рабочие рево­люционные организации, как многие интеллигенты от состоя­ния пассивности переходят к активной патриотической и рево­люционной деятельности, как появляются в Китае первые ком­мунистические организации, несущие свободу народу и гибель империалистическому владычеству.

Весь гигантский мир колоний и полуколоний стал после Великой Октябрьской социалистической революции неугаси­мым очагом антиимпериалистического национально-освободи­тельного движения. Это было вызвано прежде всего превраще­нием России из империалистической в антиимпериалистическую страну, победоносной борьбой народов СССР против мирового империализма, успехами социалистического строительства в первой стране социализма.

В Индии вслед за крупной политической забастовкой те­кстильщиков в промышленном центре Индии — Бомбее, вспых­нувшей в 1918 г., развернулось в 1919—1922 гг. мощное антиимпериалистическое движение. Это движение потерпело поражение вследствие измены руководящих групп буржуазии делу национально-освободительной борьбы, но трудящиеся массы Индии приобрели первый опыт серьёзных массовых вы­ступлений, в которых участвовал не только пролетариат, но в которые стало втягиваться и крестьянство. Кровавые репрес­сии английских колониальных палачей укрепили вечную нена­висть к поработителям в сердцах всех прогрессивных индийцев и стремление продолжать борьбу до полного освобождения Индии из-под власти империализма и реакции.

Империалистическая Япония также стала ареной народных волнений и антиправительственных выступлений, существен­ным образом подорвавших в тот период силу японского империализма. В Японии, как и в Индии, не было ещё опытной и закалённой пролетарской партии, которая могла бы направить движение по правильному руслу и привести народ к победе. Стихийные «рисовые бунты», в которых участвовало много миллионов рабочих и крестьян, охватившие большую часть территории Японии в августе 1918 г., были подавлены поли­цией и войсками. Они привели, однако, к усилению движения за демократизацию Японии. Рабочие в конечном счёте завое­вали некоторые права, как, например, право организации про­фессиональных союзов, добились в ряде случаев некоторого сокращения рабочего дня.

Ещё более непосредственно влияние Октябрьской социали­стической революции сказалось в порабощенной японскими им­периалистами Корее.

В восстании, вспыхнувшем в Корее в марте 1919 г., в той или иной форме участвовало около 2 млн. человек. Оно охва­тило почти всю без исключения территорию страны. Требова­ние национальной независимости явилось основным требова­нием корейских народных масс. Вооружённая борьба револю­ционных партизан продолжалась в горах Кореи и после того, как японские империалисты, обладая превосходящими воору­жёнными силами, подавили народное восстание. Это было облегчено в сильной степени предательством тех слоев корей­ских господствующих классов, которые вначале поддержали освободительную борьбу, но потом изменили ей. Это восстание явилось тяжёлой школой для трудящихся масс, одной из ступе­ней борьбы корейского народа за национальную независимость и демократические права. Ветераны этой борьбы впоследствии нанесли не мало ударов по японскому империализму и содей­ствовали развитию неукротимого духа свободы в корейском народе, сказавшегося спустя несколько десятилетий в великой освободительной борьбе против американского империализма.

И в далёкой от Советского Союза Индонезии вспыхнули ярким пламенем искры, зароненные социалистической револю­цией, победившей на шестой части земного шара. Среди рабо­чих Индонезии развернулось стачечное движение, имели место даже стихийные крестьянские восстания. И в этой колонии им­периализма появились коммунисты, и в основном под их руко­водством произошло в 1926 г. восстание на Яве, развернув­шееся вследствие ухудшения положения широких трудящихся масс и усиления репрессий колониальных властей. Восстание на Яве было тогда подавлено, но голландские колонизаторы вынуждены были инсценировать после него первые реформы с целью купить поддержку национально-реформистских вождей и попытаться ослабить ненависть широких народных масс.

По-иному, чем в других порабощенных странах, разверну­лось национально-освободительное движение во Внешней Мон­голии, непосредственно граничащей с Советской страной.

На территории этой страны оперировали контрреволюцион-ные белогвардейские банды, вторгавшиеся оттуда на советскую территорию. Советская Армия и народные массы Монголии совместно вступили в борьбу против своих врагов. После того как советскими войсками в 1921 г. были разгромлены реакцион­ные силы барона Унгерна, Народно-революционная партия содействовала образованию национальных органов власти, и в 1924 г. была провозглашена народная республика во Внешней Монголии.

Советское правительство и советский народ оказывали вся­ческую помощь монгольскому народу, благодаря чему было обеспечено развитие Монгольской народной республики по не­капиталистическому пути. Замыслы японского империализма, пытавшегося при посредстве белогвардейской агентуры пора­ботить монгольский народ, были опрокинуты в самом начале. Таким образом, Великая Октябрьская социалистическая рево­люция явилась прямой причиной изменения судеб монгольского народа, его освобождения от империалистического и феодаль­ного гнёта и создания новой, лучшей жизни.

Повсюду в колониальном мире, в том числе и в странах Ти­хоокеанского бассейна, империалистическим державам гораздо труднее стало бороться с освободительным движением угне­тённых народов. Они вынуждены были маневрировать и маски­роваться больше чем когда-либо. С первых же месяцев сущест­вования Советской России политика капиталистического мира определялась стремлением организовать против неё борьбу, ликвидировать новую, прогрессивную общественную систему. Но вместе с тем продолжали обостряться и взаимные противо­речия империалистов, делались новые попытки ослабить сопер­ников, за их счёт окрепнуть и усилиться.

Эта новая обстановка наложила свою печать и на англо­американские отношения. Американские монополии в резуль­тате войны сильно разбогатели. Прибыли их во время войны часто превышали 100% годовых, но иногда они наживали 500% и больше. Хотя английские монополии тоже нажились за счёт войны и английский империализм вышел из войны победи­телем, но он стал слабее по сравнению с американским импе­риализмом. После выпадения России из числа капиталистиче­ских держав и поражения Германии наиболее мощными в экономическом и военном отношении державами в капитали­стическом мире оказались США и Англия. Их противоречия превратились в основное противоречие империализма. Однако на Тихом океане весьма крупную роль стала играть и Япония, которая значительно усилилась за время мировой войны и те­перь развернула широкую экспансию в Китае и во всём за­падном бассейне Тихого океана. В итоге японо-американские противоречия чрезвычайно обострились, и это обстоятельство не могло не оказать своего влияния на ход развития англо-аме­риканских отношений.

Соединённые Штаты уже обладали гораздо большей, чем Англия, экономической и потенциальной военной мощью, и Англия во многом теперь зависела от США. Но вместе с Япо­нией или Францией английский империализм представлял со­бой достаточно серьёзную силу, с которой американские государственные деятели вынуждены были считаться гораздо больше, чем с одной Англией. Поэтому английские политики после первой мировой войны прибегали к более сложным манёврам по отношению к США, чем когда-либо раньше. Несмотря на это, англо-американские противоречия выдвину­лись на первый план уже в дни Версаля (11).

В дальнейшем, проходя стадии то большего, то меньшего обострения, англо-американские противоречия в конце 20-х и в начале 30-х годов вступили в полосу большого напряжения. Борьба между Англией, ставшей после первой мировой войны «страной хозяйственного упадка» (Сталин), и Америкой — «страной рвущегося вперёд капитализма» (Сталин), выступила на передний план в капиталистическом мире. После разгрома Германии, ослабления Англии и отпадения России от капита­лизма произошло перемещение хозяйственного центра капита­листического мира из Европы в Северную Америку.

Угроза англо-американской империалистической войны об­суждалась в сотнях книг, брошюр и статей. Лишь после того как оформился блок фашистских агрессоров, который открыто поставил своей целью немедленный передел мира, постепенно стали меняться англо-американские отношения. Продолжая действовать, противоречия между США и Англией временно отступили на задний план перед стремительно выросшей агрес­сией фашистского блока.

Tихоокеанские вопросы в Продолжение всего этого периода играли весьма крупную роль в англо-американских отношениях.

Разумеется, активная политика мира, проводимая Совет­ской страной, проникнутая глубоким сочувствием к трудящим­ся всех стран и к угнетённым народам, оказывала с каждым годом всё большее воздействие на международную обстановку и ситуацию на Тихом океане, тем более что Советский Союз является одной из крупнейших тихоокеанских стран, располо­женной «между центром финансовой эксплуатации мира и ареной колониального гнёта...» (12).

(1) И. В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 72.

(2) И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 240.

(3) В. И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 32—33.

(4) И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 239.

(5) И. В. Сталин, Соч., т. 10. стр. 243—244.

(6) И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 245.

(7) Там же. стр. 243.

(8) Мао Цзе-дун, Биографический очерк, Госдолитиздат, 1939, стр. 33.

(9) Мао Цзе-дун, О диктатуре народной демократии, М. 1949, стр. 5—7.

(10) Лю Шао-Ци Об интернационализме и национализме, М. 1949. стр. 11.

(11) Резкое расхождение между США, с одной стороны, и союзниками во главе с Англией — с другой, имело место ещё в связи с опубликованием «14 пунктов» Вильсона. Осуществление многих из этих пунктов расходи­лось с империалистическими интересами Англии и Франции. Эти пункты в значительной мере благоприятствовали империалистической Германии и соответствовали интересам американского монополистического капитала. Они преследовали также цели лживой пропаганды и являлись как бы про­тивопоставлением декрета советского правительства от 8 ноября 1917 г. о справедливом мире. Лондонских политиков, разумеется, беспокоило только их антианглийское содержание. Лишь после того как был разослан специальный комментарий к этим «14 пунктам», частично разъ­яснявший их пропагандистское демагогическое значение и особо подчёр­кивавший антисоветское направление шестого пункта, и после того как личный секретарь и главный советник Вильсона Хауз пригрозил заклю­чением сепаратного мира с Германией, Англия и Франция согласились принять «14 пунктов» как основу для переговоров с Германией. Но и при этом они сделали несколько оговорок (Seymour, American Diplomacy during the World War, Baltimore 1942, p. 324—325).

(12) И. В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 397.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю