Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

2. Торговая война между Англией и США

За период с начала XX в. и по 1913 год — последний год перед войной 1914—1918 гг. — мировой экспорт в ценностном выражении удвоился. Между тем за период с 1913 по 1928 г. мировая торговля, если её определить в неизменных ценах 1913 г., увеличилась приблизительно лишь на 10%. Если же учесть и прирост населения и оценить развитие мировой тор­говли из расчёта на душу населения, то оказывается, что почти никакого прироста мировой торговли в период 1913—1928 гг. не было. Прекращение роста мировой торговли подтверждает факт ускоренного загнивания капиталистической системы в эпоху общего кризиса капитализма.

В связи с таким состоянием капиталистического мирового рынка ежегодно ещё перед экономическим кризисом 1929— 1933 гг. оставались неиспользованными морские суда общим водоизмещением около 5 млн. г, или 10% всего торгового тоннажа. Многие из этих судов стояли на приколе, ржавели и разрушались.

Ещё до наступления империалистической эпохи Маркс, касаясь событий на Тихом океане, связывал их с завершением исторических задач буржуазии. «Действительная задача бур­жуазного общества состоит в создании мирового рынка... Так как земля кругла, то, повидимому, колонизацией Калифорнии и Австралии и открытием дверей Китая и Японии процесс этот закончен»(1).

С наступлением монополистической стадии капитализм и в данном случае стал тормозом прогресса. Буржуазный строй вступал во всё более резкие противоречия с дальнейшим раз­витием международного товарообмена. Но одновременно ярко сказывался также закон неравномерности развития в эпоху империализма.

За период 1913—1928 гг. экспорт Англии в неизменных долларовых ценах 1913 г. упал на 5%, экспорт же Соединён­ных Штатов возрос почти на 50%! В американском экспорте готовые изделия и полуфабрикаты достигли в 1928 г. высокого уровня — 68% всего экспорта. Внешняя торговля США сохра­нила активный баланс и после первой мировой войны. За 1923—1925 гг. среднее ежегодное превышение экспорта над импортом составляло около 700 млн. долл. В то же время пас­сивный баланс английской внешней торговли увеличивался. Среднее превышение импорта над экспортом (не считая «не­видимый английский экспорт») составляло 1,8 млрд. долл. в год.

Роль Англии в мировой торговле снизилась — абсолютно или относительно — почти на всех мировых рынках. Однако в некоторых странах доля Англии сократилась очень резко, в других, где английские импортёры имели возможность обо­роняться при помощи таможенных или иных мероприятий, — не так сильно.

Посмотрим, как развивалось англо-американское торговое соперничество в отдельных важнейших странах и группах стран, чтобы получить достаточно полное представление о том, какое положение создалось накануне экономического кризиса 1929—1933 гг.

Роль Англии относительно сократилась во внешней торговле США. Импорт США из Англии составлял 16,5% всего импорта перед войной и 8,5% в 1928 г.; американский экспорт в Англию перед войной равнялся 26,2% всего экспорта США и только 16,5% в 1928 г.

Ожесточённая торговая война развернулась в английских колониях, доминионах и в зависимых странах Латинской Аме­рики.

Вот некоторые данные:


В процессе борьбы за рынки Латинской Америки в роли коммивояжёров английского и американского капитала высту­пили принц Уэльский и только что избранный на пост президента США, но ещё не приступивший к исполнению обязан­ностей президента Герберт Гувер. Оба они совершили турне в Южную Америку(2).

В результате американской агрессии в странах Централь­ной Америки и американских методов военно-политического нажима по всей Латинской Америке в этот период господст­вовали сильные антиамериканские настроения даже среди бур­жуазии. Англичане умело использовали эти настроения и тем не менее им удалось только несколько ослабить темпы разви­тия американской торговли и американского проникновения в этих странах. Даже в Аргентине, стране, особенно зависимой от английского капитала, заметно выросло влияние США и уменьшилось влияние Англии. Мексика была почти монополи­зирована американскими экспортёрами, доставлявшими 70% всего ввоза этой страны. Английский ввоз в Мексику был ровно в 10 раз меньше американского.

Другая латино-американская страна, Чили, почти удвоила свой импорт из США по сравнению с довоенным временем; в 1927 г. в импорте из США доля Чили составила примерно 30%. Доля английского импорта в Чили за то же время сни­зилась более чем на треть — с 30 до 18%.

Несмотря на систему британского «имперского предпочте­ния» и широкую официальную и неофициальную проанглийскую пропаганду, торговля Англии сократилась и в доминио­нах, тогда как торговля США, наоборот, в них расширилась. В 1929 г. около 70% всего импорта Канады было доставлено из США. Используя Канаду в качестве своей базы, американ­ские торговцы переправляли отсюда свои товары в другие британские владения на всём земном шаре, пользуясь при этом льготами «имперского предпочтения». Впрочем, более трети всей фабричной и горнопромышленной продукции Канады производилось уже американскими корпорациями. Амери­канские монополии, таким образом, включились в схему британского «имперского предпочтения», подрывая её из­нутри.

В связи с этим проект «имперского экономического союза», выдвинутый Бивербруком, Мелчеттом и др., фактически был уже лишён реальной основы. По этому проекту между отдель­ными частями империи уничтожались всякие таможенные пре­грады. Таможенные барьеры зато воздвигались против товаров всех других стран. Однако монополии США, применяя метод «троянского коня», уже глубоко внедрились в экономику от­дельных стран Британской империи. Этот проект не был осу­ществлён, но правительства доминионов, в особенности Новой Зеландии и Австралии, своей тарифной политикой и пропаган­дой всячески покровительствовали английской торговле.

Тем не менее импорт в эти доминионы американских авто мобилей, машин, текстиля и других промышленных изделий увеличился. Оппозиция против английских привилегий росла и в Доминионах. Австралийцы, например, заявляли, что англий­ские промышленники сами закупают в Европе железо и сталь по дешёвке, а в Австралии сбывают свой металл по дорогой цене, пользуясь льготным тарифом и другими преимуществами.

Всё же доминионы и колонии, как это видно из вышеприве­дённой таблицы, остались еще важнейшим бастионом англий­ской экспортной торговли.

Три тихоокеанских доминиона и Южная Африка приобре­тали английских товаров в среднем на 6 ф. ст. на единицу на­селения. Важнейшие страны Западной Европы (Франция и Гер­мания) и Соединённые Штаты вместе закупали английских товаров в среднем лишь на полфунта стерлингов на каждого жителя.

Весьма резко сталкивались интересы англо-американских экспортёров в Китае. И здесь американские товары заметно теснили английские. Доля Англии в импорте Китая снизилась с 16,5% всего китайского импорта в 1913 г. до 10% в 1926 г., тогда как американский импорт в Китай поднялся с 6 до 16,4%. Англия немного увеличила свою долю в китайском экспорте —с 4,1 до 6,5%(3). Удельный вес США в китайском вывозе в то же время поднялся с 9,3 до 17,4%.

Ещё большее поражение англичане потерпели в Японии. В 1913 г. Англия доставила в Японию 16,8% всего её импорта, в 1927 г. — только 7%. За этот же период доля США выросла с 16,8 до 31 %. В японском экспорте английская доля снизилась с 5,2 до 3,3%, американская доля увеличилась с 29 до 42%.

В целом американская торговля с Азией возросла за период с 1934 г. почти в 4 раза.

Доклад комиссии английской либеральной партии, обследо­вавшей положение промышленности в 1928 г., констатировал резкое снижение роли Англии в международной торговле. Ко­миссия признавала, что это является «естественным результа­том роста экспортной торговли других стран, особенно Аме­рики, которая неудержимо овладевает торговлей Канады и всё более укрепляется в торговле на Тихом океане»(4).

В мировой экспортной торговле в целом роли Англии и США накануне экономического кризиса 1929—1933 гг. пол­ностью переменились по сравнению с их положением накануне первой мировой войны. Удельный вес США поднялся с 12 до 16%, удельный вес Англии упал с 16 до 12%(5).

Соединённые Штаты при возросшем производстве Сохранили экспорт в размерах 10% всей производимой продукции. Анг­лия, экспортируя немного более четверти всей своей продук­ции, снизила, однако, долю продукции, идущую на экспорт, по сравнению с довоенным уровнем.

Острая борьба между английским и американским монопо­листическим капиталом развивалась в 20-х годах во многих важных отраслях промышленности и торговли. Заметный след в англо-американских экономических отношениях оставила «каучуковая» эпопея. В моменты наиболее обострённой борьбы за каучук английская и американская печать и дипломаты обменивались открытыми угрозами и самыми нелестными эпи­тетами.

Основными производителями каучука были тихоокеанские страны — Индонезия и Малайский полуостров. Английский капитал контролировал 75% производства натурального каучука, и поэтому англичане, создав всемирную каучуковую монополию и пользуясь содействием лондонского правитель­ства, подняли цены с 16 центов за фунт каучука в 1921 г. до 1 долл. 21 цент, в 1925 г. Главными покупателями каучука являлись Соединённые Штаты, и такой рост цен вызвал вели­чайшее негодование среди американских капиталистов. Маг­наты каучуковой промышленности США бросились на поиски собственных источников сырья. Один из этих магнатов, Файрстон, приобрёл огромные земельные угодья для разведения кау­чуконосного дерева в Либерии и заодно установил американ­ский контроль над этой африканской республикой. Форд занялся скупкой больших концессий в Бразилии. Каучуковые компании США, проникшие на Суматру и в Малайю, быстро увеличивали продукцию своих плантаций.

Высокие цены на каучук оказались палкой о двух концах. Они побудили аутсайдеров, не вошедших в международную каучуковую монополию, максимально увеличивать продукцию, и в результате оказалось, что уже в 1927 г. английская моно­полия контролировала лишь около половины всей мировой про­дукции. В этих условиях стало невозможным сохранить высо­кие цены. В 1928 г. они снова упали до 16 центов за фунт.

В борьбе за цены на сырой каучук американский капитал выиграл, но схватка продолжалась на рынках сбыта каучуко­вых изделий.

Другим объектом американских атак явился британский Трест имперской химической промышленности, капитал кото­рого к началу экономического кризиса 1929—1933 гг. возрос до полумиллиарда американских долларов.

США особенно широко развернули химическую про­мышленность после первой мировой войны, в значительной мере благодаря использованию германских патентов, захвачен­ных американскими властями после капитуляции Германии.

Одной из крупнейших фирм в военно-химической промышлен­ности была компания «Дюпон», разбогатевшая на первой мировой войне. Благодаря огромным сверхприбылям в военные годы она увеличила свой капитал с 60 млн. долл. в 1913 г. до 300 млн. долл. в 1918 г.

По оценке Винклера, автора книги «Династия Дюпонов», семья Дюпонов к концу экономического кризиса 1929—1933 гг. контролировала капитал в 5 млрд. долл. (включая «Дженерал моторе», производство искусственного шёлка, синтетического каучука, красок и т. д.). Дюпоны, Форды и другие миллиар­деры «нового урожая» вели ожесточённую борьбу с ранее укоренившимися в американской экономике крупнейшими магнатами капитала, а также между собой за большую наживу и за влияние на внешнюю и внутреннюю политику страны.

В американской химической промышленности после первой мировой войны образовались две группы: одна — финансируе­мая Морганом и связанная с британским Трестом химической -промышленности, и другая — финансируемая Рокфеллером и связанная с германским Трестом по производству красителей. Таким образом, в этой области конкурентная борьба англо­американских монополий тоже приобрела весьма острый характер, переплетаясь в то же время с внутренней борьбой американских финансовых групп.

(1) К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXII, стр. 362. Письмо Энгельсу 8 октября 1858 г.

(2) Поездка Гувера состоялась осенью 1928 г.

(3) Удельный вес всей Британской империи в экспорте Китая в 1913 г. составлял 37%, в импорте —57%.

(4) "Report of the Liberal Industrial Inquiry", London 1928, p. 369.

(5) В 1871—1875 гг. английская доля в мировой торговле состав­ляла 21,6%.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю