Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

2. Политические победы народной демократии в Китае и банкротство агентуры американского империализма

Начиная гражданскую войну, гоминдановские армии были несравненно лучше вооружены, чем народно-освободительные войска; численностью они в несколько раз превосходили регу­лярную Народно-освободительную армию; американские инструкторы обучили их военному делу; операции гоминда­новских войск велись с участием предоставленных американ­ским правительством военной авиации, тяжёлой артиллерии, танков и бронечастей; эти войска имели в изобилии боепри­пасы и снаряжение, предоставленные Соединёнными Штатами; стратегия, применяемая гоминдановскими генералами,— это была также стратегия их американских военных советников.

Как же при всём том случилось, что гоминдановские руко­водители к концу 1948 г. оказались перед перспективой пол­ного поражения?

Основная причина заключается в различии целей, которые преследовались в гражданской войне двумя борющимися лагерями.

Демократические силы, возглавляемые Китайской, компар­тией, сражались за национальную независимость, за коренные демократические преобразования, за путь к социализму, за прогресс, за лучшее будущее китайского народа. На освобож­дённых территориях помещичьи земли передавались аренда­торам и бедным крестьянам, крупные предприятия гоминда­новской монополистической клики переходили в руки народа, устанавливались подлинно демократические порядки, ликвиди­ровалось засилье империалистов, народ становился хозяином своей судьбы.

Ещё в 1927 г. товарищ Сталин указывал, что в Китае «борьба с империализмом должна принять глубоко-народный и ярко-национальный характер и должна углубляться шаг за шагом, доходя до отчаянных схваток с империализмом и по­трясая самые основы империализма во всём мире»(1).

Гоминдановские армии вели войну ради сохранения про­гнивших феодальных пережитков, ради сохранения власти китайской компрадорско-феодальной олигархии, нажившей миллиарды за счёт войны и бедствий народа. В конечном счёте под руководством американских военных советников и с аме­риканским оружием в руках эти армии вели войну за хищни­ческие интересы американского империализма, за интересы магнатов Уолл-стрита. Они являлись орудием антинародной политики, орудием американской империалистической агрессии.

В противоположности этих целей и задач и заключалась сила Народно-освободительной армии, подлинной армии китай­ского народа, и слабость гоминдановской армии, антинацио­нальной, предательской по отношению к своему народу.

Опираясь на научное предвидение, товарищ Сталин в 1927 г. заявил: «Чан Кай-ши и его сподвижники... должны пасть неминуемо, разделив судьбу Чжан Цзо-лина и Чжан Цзун-чана»(2).

Почти весь китайский народ уже в 1948 г. явно или тайно поддерживал свою демократическую армию. Народ повсюду радостно встречал её и с ненавистью относился к наёмной армии американского империализма.

Враждебное отношение всего народа к жестокому и антинациональному гоминдановскому режиму сказывалось на морально-политическом состоянии двух борющихся в Китае армий, на их боеспособности, на качестве руководства армией. Это обстоятельство вынуждены были признать и вдохновители китайской реакции.

Корреспондент «Нью-Йорк геральд трибюн» Рэнд в статье, опубликованной в начале 1948 г. (17 января), горько жало­вался: «Со дня капитуляции Японии Америка всё больше теряет здесь свою репутацию в глазах влиятельных классов. Это мне­ние почти всех, кто занимался изучением этого вопроса». Рэнд признал, что не только интеллигенция и крестьянство Китая рассматривают теперь Соединённые Штаты как империалисти­ческую страну, пытающуюся поработить Китай, но даже среди правых консервативных кругов, которым Америка помогает, господствуют такие настроения.

Разложение в рядах гоминдановцев и ненависть к реак­ционному режиму широчайших масс достигли такой глубины и масштабов, что огромное количество вооружения, которое непрерывным потоком текло из Соединённых Штатов в распо­ряжение нанкинского правительства, иногда попадало в руки народно-освободительных войск прямо с армейских и тыловых складов, не достигнув даже гоминдановских дивизий. Некото­рые реакционеры, как, например, член американской палаты представителей Джадд, уже в конце 1947 г. требовали прямой военной интервенции США в Китае, ссылаясь на то, что гоминдановцы всё равно неспособны эффективно использовать американское вооружение и оно либо вместе с пленными, либо со складов попадает в руки народно-освободительных войск.

Весной 1948 г. гоминдановская печать сообщала, что из шанхайского арсенала исчезло большое количество оружия, в связи с чем среди гоминдановских офицеров производятся допросы и аресты. В это же время в Бейпине был арестован начальник военного склада и несколько его подчинённых. Про­тив них было возбуждено обвинение в том, что они «продали коммунистам 500 пулемётов и 1 ООО винтовок».

Заявляя, что правительство Чан Кай-ши вообще неспособно вести эффективную борьбу против революционного(3) движения в Китае, некоторые американские поджигатели войны уже в начале 1948 г. требовали, чтобы маска была сброшена и что­бы американцы сами взяли на себя борьбу против китайской революции, непосредственно направили американские воору­жённые силы против народных армий Китая и т. д.

Но многие представители американского империализма, не менее жадные к китайской добыче, возражали против таких слишком грубых и, по их мнению, нецелесообразных методов. Джон Фзйрбенк, американский «китаевед», писал в статье, опубликованной в «Фар истерн сервэй»: «Чем больше воен­ных мер, тем больше китайцы начинают верить в то, что мы страна агрессивная, империалистическая». Фэйрбенк заявил, что военное вмешательство, которое уже имеет место, можно «вполне оправдать с точки зрения международного права», но, сокрушается он, «китайцы плохо понимают принципы международного права», их «мировоззрение слишком реали­стично». «Они нас обвиняют,— продолжал он,— с позиций патриотизма во вмешательстве», и в связи с этим «антиамери- канские чувства и антиамериканское движение растут».

Что же рекомендует этот американский империалист? «Единственная наша надежда заключается в том, чтобы стать союзником могучих сил в Китае и избежать борьбы против них». Поэтому «мы должны выступать в пользу национальной независимости Китая и избегать борьбы, направленной к подав­лению крестьянских восстаний. Только таким путём можно выбить почву из-под ног китайской марксистской идеологии» Фэйрбенк, таким образом, хочет овладеть Китаем не путём немедленного применения оружия, поскольку у США нет сил для этого и это может привести к противоположным результа­там, а стараться достигнуть гнусных целей американских им­периалистов путём более ловкого обмана, лицемерия и лживой политики.

Запутавшись в своих интригах, терпя поражение за пора­жением, американские политиканы весной 1948 г. с горечью констатировали: «Китай — это клубок не поддающихся учёту факторов». Такой вывод сделала сенатская комиссия США в своём докладе, опубликованном 26 марта 1948 г.

Реакционный лагерь в Китае терпел поражение за пораже­нием на арене политической борьбы.

Позорно провалились, хотя гоминдановская пропаганда пыталась это скрыть, выборы в гоминдановское национальное собрание, инсценированные в конце ноября 1947 г. Население демократических освобождённых областей не участвовало в этих выборах, а в освобождённых в то время областях находи­лось уже около трети всего населения Китая. Но и на терри­тории, где властвовала реакция, голосовало не более 6% населения.

31 декабря 1947 г. главарь контрреволюционного гоминдана и марионеточных войск Чан Кай-ши в своём новогоднем посла­нии вынужден был признать: «Наш народ... остался под влия­нием коммунистической пропаганды даже после издания указа о тотальной мобилизации. Указ не был проведён в жизнь. Правительственные войска на фронте вынуждены были перейти к обороне и часто сражаться, находясь в окружении. Они по­несли тяжёлые потери». Чан Кай-ши всё же закончил своё послание заверением, что «главные коммунистические силы должны быть уничтожены в течение года»(4).

Вопреки заклинаниям и бешеным усилиям лидеров реак­ции и их американских покровителей устои политического гос­подства гоминдана всё более расшатывались также в Юж­ном Китае и на правом берегу Янцзы. Передовыми бойцами антиимпериалистической народно-демократической революции там являлись народные партизаны и возникшие на месте от­ряды народно-освободительных войск. Эти демократические вооружённые силы к весне 1947 г. полностью овладели некото­рыми районами. В ряде округов народ уже тогда создал демократические органы власти. Наиболее крупными партизан­скими районами являлись остров Хайнань и округа в провин­ции Гуандун, на границе Цзянсу и Гуандуна, Фуцзяни и Гуан­дуна, Гуанси и Гуандуна, а также в провинции Чжэцзян. Гомин­дановская полиция и войска не только не были в силах спра­виться с народным партизанским движением в Южном Китае, но там возникали всё новые очаги борьбы.

Даже в своих основных базах главари реакции чувствовали себя, как на вулкане. Несмотря на кровавый террор, волнения среди населения не прекращались. Наиболее активным эле­ментом являлся рабочий класс — гегемон освободительной борьбы. Большую активность проявляло и студенчество. Забастовки и массовые студенческие выступления продолжались почти из месяца в месяц. Схватки между народом и вооружён­ными силами гоминдана приобретали весьма упорный и оже­сточённый характер, хотя в Шанхае, Ханькоу, Нанкине и дру­гих гоминдановских городах народ, не имея оружия, вынуж­ден был выступать против полицейских броневиков почти с голыми руками. Многие из этих схваток навеки войдут в слав­ную историю революционного движения в Китае. Китайский народ не забудет героизма 6 тыс. бастующих работниц фабрики Шэньсинь (одна из крупных хлопчатобумажных фабрик в Шан­хае), оказавших мужественное сопротивление полиции. Это произошло в начале февраля 1948 г. Забаррикадировавшиеся работницы обливали напавших на фабрику полицейских кипят­ком, серой, кислотами, бросали в них с окон верхних этажей части станков и машин. Только при помощи танков и слезо­точивых газов полиция 2 февраля заняла фабрику. Три работ­ницы были при этом убиты, многие тяжело ранены. Среди полицейских тоже было много раненых. За несколько дней до этого полиция осадила университет Дунцзы в Шанхае, где студенты избили городского голову У Го-чена. Здесь тоже бы­ли пострадавшие. За одну неделю в Шанхае насчитывалось более 100 убитых и раненых рабочих и студентов, пострадавших в схватках с полицией и войсками. Число арестованных за эту неделю превысило 1 000 человек.

В Ханькоу в марте 1948 г. было арестовано 400 рабочих арсенала за участие в движении «за захват риса».

Когда весной и летом 1948 г. в различных городах с новой силой вспыхнуло движение «за захват риса» и голодающее население стало громить рисовые склады гоминдана и спеку­лянтов, правительство отдало приказ: «Стрелять на смерть!»

Трудящееся население гоминдановских городов и провин­ций всё чаще прибегало к актам саботажа и диверсий на железных дорогах, военно-промышленных предприятиях, элек­тростанциях, военных складах и т. д. Гоминдановская печать, сообщая о некоторых таких случаях, грозила всяческими ка­рами виновным, если только они будут обнаружены.

Реакция с каждым днём усиливала репрессии против на­родных масс, надеясь таким путём продлить на какой-то срок своё гнусное господство. Лозунгом гоминдановских палачей было: «Патронов не жалеть!»

В конце марта 1948 г. в гоминдановском законодательном юане в Нанкине обсуждался вопрос о создании специальных судов — своего рода гестапо — для рассмотрения дел лиц, за­подозренных в «опасных мыслях». Когда ряд членов даже этого юаня стал возражать против применения фашистских мето­дов, председатель законодательного юаня Сунь Фо заявил: «Кто сочувствует коммунистам, пусть лучше сейчас же уйдёт отсюда. Для них нет места в законодательном юане».

Понимая, однако, что одними репрессиями и потоками крови не преградить дорогу демократическому движению, лидеры реакции изыскивали способы обмануть народ и парализовать его активность.

По мере того как ослабевали позиции реакции, гоминданов­ские вожаки давали всё новые ложные обещания народу.

В конце ноября 1947 г. Чан Кай-ши распространил «про­грамму экономической политики», которую гоминдан должен был проводить в тех районах, которые войскам реакции удаст­ся отвоевать у демократии. Согласно этой «программе» поме­щичья земля, распределённая при демократической власти среди крестьян, должна быть возвращена помещикам и другим владельцам, т. е. открыто объявлялась война крестьянам. Чан Кай-ши полагал, что сможет замаскировать свой грабитель­ский план уверением, что арендная плата в этих районах не должна превышать одну треть урожая (вместо обычных двух третей). Гоминдановские сатрапы ещё в 1938 г. дали такое обещание и не выполнили его. На самом деле там, где гомин­дановским войскам удавалось захватить освобождённую тер­риторию, земля возвращалась помещикам — и только! Через четыре месяца после этого, в конце марта 1948 г., гоминданов­ское радио сообщило о новой «установке»: оставить землю у крестьян там, где она передана им коммунистами. Гоминда­новцы обещали также предоставить по окончании войны земельные наделы всем солдатам гоминдановской армии. Разу­меется, такие лживые обещания были рассчитаны лишь на обман крестьян, солдат и всего населения, но они показывали, какой огромной действенной силой обладала аграрная револю­ция, которую под руководством коммунистов осуществляла народная власть в Китае, и как реакции приходилось метаться в страхе в связи с великими аграрными преобразованиями, проведёнными в жизнь в освобождённых областях.

О том, что политические позиции реакции подвергаются быстрому размыванию, свидетельствовали и обстоятельства, сопровождавшие созыв и работу гоминдановского «националь­ного собрания». Заседания этого органа открылись в конце марта 1948 г. Главной его задачей являлось утвердить консти­туцию, принятую предыдущим «национальным собранием», и выбрать президента и вице-президента гоминдановского Китая. Для этой цели собрание должно было созываться каж­дые шесть лет.

Кроме компрадорско-помещичьей партии гоминдан к уча­стию в «выборах» этого «собрания» были допущены ещё так называемая «младокитайская партия», а также группка поли­тиканов, называвшая себя «социал-демократической партией». Участием в «выборах» этих двух клик политических прохо­димцев, являвшихся фактически агентурой китайской реакции и американского империализма, гоминдановские воротилы пытались прикрыть свой однопартийный антинародный, фа­шистский режим. Конечно, эта попытка не увенчалась успехом. Ни в Китае, ни за границей никто не поверил, что гоминданов­ская тирания стала менее порочной и менее антинациональ­ной оттого, что о её поддержке объявили несколько сот бес­принципных политиканов, купленных гоминданом оптом и в розницу.

Более того, участие этих «партий» в «национальном собра­нии» сопровождалось такими скандалами и разоблачениями, которые продемонстрировали весь бесстыдный обман «выборов» в гоминдановском Китае и выставили на посмешище всему миру «национальное собрание», созванное гоминданом.

Гоминдановское государство рушилось, а китайский народ шёл от победы к победе, он приступил к созданию своего госу­дарства.

Первого октября 1949 г. в Пекине произошло великое собы­тие в истории китайского народа, имевшее большое значение для всего человечества. Народный политический консультатив­ный совет Китая в составе представителей от всех демокра­тических партий и всех демократических элементов населения провозгласил создание Китайской народной республики и Цент­рального народного правительства Китая. Пекин был провоз­глашён столицей народной республики. Созданием Централь­ного народного правительства и народной республики оконча­тельно была проведена черта между веком империалистиче­ского владычества в Китае и наступившей эрой национальной независимости и свободы.

Китайская народная республика была сразу же признана Советским Союзом и всеми странами народной демократии, установившими дипломатические отношения с новым Китаем. Китайская народная республика была в дальнейшем признана также правительствами Англии, Норвегии, Швеции, Финлян­дии, Швейцарии, Индии, Бирмы, Дании, Голландии и некото­рых других стран. Ряд капиталистических государств, как, на­пример, Индия, Бирма, Дания, Швейцария, Индонезия, Фин­ляндия, Пакистан и др., установили нормальные дипломатиче­ские отношения с народной республикой и порвали диплома­тические связи с гоминдановской кликой.

Несмотря на бешеное противодействие правительства США, Китайская народная республика установила нормальные дипломатические отношения с большим кругом стран на основе равенства, взаимной выгоды и взаимного уважения, террито­риальной неприкосновенности и суверенитета.

Вслед за провозглашением Китайской народной республики в последние месяцы 1949 г. произошёл окончательный разгром реакционного режима в Китае. Продолжая наступление, рево­люционные войска достигли границы Индо-Китая, освободив провинции Гуандун, Гуанси, Гуйчжоу, а также провинцию Сычуань. Власти -провинции Юньнань в декабре 1949 г. объявили о своём переходе на сторону народной республики.

К началу 1950 г. под властью реакции осталось около 3% населения страны (Тибет, часть Сикана, Тайван, Хайнань). Гоминдановские заправилы бежали на остров Тайван.

В конце года антинародную марионеточную клику вновь официально возглавил проклинаемый всем китайским народом кровавый Чан Кай-ши. Он вновь занял пост гоминдановского президента, на котором с начала 1949 г. подвизался «вице-президент» Ли Цзун-жень. Используя американские самолёты и «подаренные» военные корабли, марионеточное правитель­ство национальных предателей стало совершать бандитские воздушные налёты на Шанхай и другие китайские города. Эта банда пыталась подвергнуть блокаде морское побережье Китая.

Реакционная клика продолжала терпеть поражения. В апреле 1950 г. был освобождён остров Хайнань, а затем и ряд небольших островов у побережья Китая в районе устьев Янцзы, Сицзяна и в других районах. Таким образом, полностью прова­лились не только захватнические планы американских империа­листов, ставившие своей целью превращение Китая в колонию Соединённых Штатов, но лопнули также бредовые проекты аме­риканской военщины, рассчитанные на создание в Китае военного плацдарма для нападения на Советский Союз. Быв­ший командующий американским авиационным корпусом в Китае, спекулянт и авантюрист Ченнолт писал в своих мемуа­рах, опубликованных в 1949 г.: «Вся русская промышленность к востоку от Уральских гор может подвергнуться нападению с аэродромов, построенных для американцев в прошлую войну в Чэнду, Сиани, Ланьчжоу. Действуя с этих баз и с десятков других, расположенных в Северном Китае, можно прервать тонкую нить коммуникаций между Восточной и Западной Си­бирью с помощью даже небольших военно-воздушных сил... Такова ставка, ради которой мы ведём игру в Китае».

Кровавая игра американских поджигателей войны завер­шилась полным поражением захватчиков-интервентов. Пол­ностью провалились планы американских поджигателей войны, рассчитанные на превращение крупнейшей страны Азии в антисоветский плацдарм. «Американский империализм рас­считывал использовать Китай в качестве основной базы своего господства в Азии и в бассейне Тихого океана, в качестве одного из решающих звеньев окружения Советского Союза»(5). Китай стал не военным плацдармом американского разбой­ничьего империализма, а прочным бастионом мира и прогресса, важной крепостью демократических сил.

Победа китайского народа открыла новую страницу в исто­рии человечества. Лагерь демократии и мира вновь значитель­но усилился. «С победой китайского народа страны народной демократии в Европе и Азии вместе с Советской социалистиче­ской державой насчитывают около 800 миллионов человек»(6).

(1) И. В. Сталин, Соч., т. 9, стр. 258.

(2) И. В. Сталин, Соч., т. 9, стр. 258.

(3) «Far Eastern Survey», May 19, 1948.

(4) «North China Daily News», January 1, 1948.

(5) Г. М. Маленков, 32-ая годовщина Великой Октябрьской социалисти­ческой революции, Госполитиздат, 1949, стр. 26.

(6) Г. М. Маленков, 32-ая годовщина Великой Октябрьской социалисти> ческой революции, стр. 26.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю