Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

3. Экономический развал гоминдановского Китая после второй мировой войны и забастовочная борьба рабочего класса

За годы после капитуляции Японии быстро разрушались и экономические устои китайской реакции. Гоминдан и американ­ские колонизаторы своей политикой сами подрубали сук, на котором они сидели. Вместе с тем они своей политикой при­несли неизмеримые страдания и бедствия китайскому народу. Так называемая американская «помощь» привела экономику маршаллизованного гоминдановского Китая в состояние ве­личайшей разрухи и упадка.

Экономическое положение этой страны даже во время япон­ской оккупации не было столь плачевным, каким оно стало в результате американской «помощи» правительству Чан Кай-ши.

Гоминдановские чиновники побили все рекорды лжи и фаль­сификации, публикуя различные выдуманные данные о разме­рах национального дохода, уровне промышленного и сельско­хозяйственного производства, уровне реальной заработной платы и так далее. Но даже они в ряде случаев оказались не в силах скрыть ужасную действительность, даже они в какой-то степени вынуждены были приподнять уголок завесы, скрываю­щей картину невиданного разорения страны.

Гоминдановские данные о национальном доходе, как бы они ни были прикрашены, подтверждают большое падение про­мышленного производства в годы после капитуляции Японии. Согласно этим данным, удельный вес продукции горной про­мышленности в национальном доходе снизился в 1946 г. по сравнению с 1936 г. на 71%, продукции обрабатывающей про­мышленности — на 32 %. В то же время удельный вес банков­ского дела в национальном доходе увеличился на 200%. Со­гласно методам исчисления национального дохода, применяе­мым гоминдановскими экономистами, расходы на армию и административный аппарат тоже зачислялись в «национальный доход»! Эти экономисты заявляли, что лишь большой рост этих расходов предотвратил очень резкое падение национального дохода в 1946 г. по сравнению с 1936 г. Благодаря росту этих расходов падение национального дохода якобы составило лишь 11,2%(1).

Вопреки официальным подтасованным и лживым материа­лам гоминдановская и американская печать нередко сама пуб­ликовала данные, показывающие всю глубину упадка народ­ного хозяйства в гоминдановском Китае. В 1946 г. было добыто всего 13 млн. т угля, в 1947 г. — 20 млн. т, в 1948 г. — 15 млн. т (в 1942—1943 гг. в Китае добывалось более 60 млн. т в год). В 1946 г. было произведено лишь 1 171 млн. квтч электроэнер­гии, 8 тыс. г стали, 300 тыс. т цемента, 900 тыс. кип пряжи. Сообщалось также, что к началу 1948 г. в Кантоне не имели работы 250 тыс. человек, т. е. 40% трудоспособного населения. В Циндао, предоставленном американцам в качестве военно-морской базы, из имевшихся там 1 500 предприятий к началу 1948 г. закрылось 1 200. В Шанхае число безработных исчис­лялось многими сотнями тысяч. В занятых в то время гомин­дановскими войсками Мукдене, Чанчуне и оккупированных ими промышленных районах Маньчжурии в 1948 г. промышленные предприятия почти совершенно не работали.

В чрезвычайно тяжёлом положении находилось сельское хозяйство. Во многих районах гоминдановских провинций из-за невыносимого налогового гнёта и помещичьей кабалы крестья­нами было заброшено от 20 до 40% обрабатываемой земли. Урожайность сильно упала. Объём сельскохозяйственного про­изводства в целом в гоминдановском Китае в 1948 г. составил не более 65% довоенного объёма.

В 1947 г. в гоминдановских областях, по заявлению гомин­дановского министра Холингтона Тонга, насчитывалось 22 млн. бездомных. Каждой зимой на улицах городов по утрам под­бирали сотни трупов людей, умерших от голода и холода.

Таковы были итоги «плана Маршалла для Китая», который проводился в жизнь в течение нескольких страшных для китай­ского народа лет. Удивительно ли, что даже крайне реакцион­ный английский журнал «Найнтинс сенчюри энд афтер» кон­статировал: «Одной из главных причин неуклонного роста оп­позиционного движения в Китае являются бедственные послед­ствия американской помощи Китаю» (2).

Экономические бедствия усиливала инфляция, которая росла, как лавина. В конце 1945 г. в обращении было 2 трил­лиона китайских долларов (в 1937 г.— 1,4 млрд.), в конце 1946 г. — 7 триллионов, весной 1947 г. — 14 триллионов. Затем гоминдановское министерство финансов потеряло более или менее точный счёт бумажным деньгам.

Следует учесть, что в большинстве демократических обла­стей Китая деньги гоминдановского правительства не имели хождения и, наоборот, деньги демократических областей, как более устойчивые и надёжные, имели распространение в со­седних гоминдановских районах. Тайван также имел собствен­ную валюту. Таким образом, рынок для денег нанкинского пра­вительства был весьма ограничен, и по мере расширения демо­кратических областей он всё более суживался.

Летом 1948 г. в обращение поступили купюры достоин­ством в 500 тыс. долл., в 1 млн. и в 5 млн. долл.

По приблизительной оценке министра финансов Ван Юнь-у, в июне 1948 г. в обращении было 135 триллионов гоминданов­ских долларов. Средний курс американского доллара был в январе 1946 г. 1 450 кит. долл., в октябре 1947 г. — 100 тыс., во второй половине июля 1948 г. — 8 млн. кит. долл.

Соответственно росли цены. Пикуль риса (50 кг) стоил в Шанхае в июле 1948 г. 42 млн. долл.

Инфляция росла главным образом потому, что гоминданов­ская клика использовала её как орудие ограбления трудящихся, и потому, что за счёт работы типографских станков правитель­ство пыталось покрыть расходы на гражданскую войну. По заявлению министра финансов, в мае 1948 г. правительствен­ные доходы составили 15 триллионов, расходы — 75 трилли­онов. Разницу покрывали массовый выпуск бумажных денег и американская «помощь». Не удивительно, что с начала мая по конец июня стоимость китайского доллара упала в 4 раза (1 американский доллар равнялся 1 млн. и 4 млн. китайских долларов соответственно).

Гоминдановский расходный бюджет за первую половину 1947/48 бюджетного года превысил 400 триллионов вместо 96 триллионов по плану. Расходный бюджет за вторую поло­вину финансового года был запланирован на сумму 800 трил­лионов долларов. Он выразился бы в квадриллионах, но в августе 1948 г. нанкинское правительство провело так называе­мую денежную реформу с тем, чтобы инфляционный грабёж начать снова.

«Реформа» состояла в том, что правительство пустило в об­ращение новые бумажные деньги под обманным названием «зо­лотые юани». 3 млн. денег старого образца обменивались на один юань. Был установлен курс — 4 юаня равняются 1 амери­канскому доллару. Лишь несколько недель новые бумажные деньги сохраняли устойчивость. В октябре они начали падать, а в ноябре, после крупных побед народно-освободительных войск, курс их снизился уже приблизительно в 10 раз. Вслед за тем продолжалось всё более стремительное падение «золо­того юаня». Вдобавок к этому в больших городах товары исчезли с рынка, так как все старались сбросить новые деньги и вместо них запастись товарами.

Как и повсюду, господствующие классы Китая стремились переложить бремя страшной экономической разрухи и невидан­ной инфляции на плечи трудящихся масс. С этой целью гомин­дановские власти, по советам американских экономических экспертов, под всякими предлогами старались заморозить зара­ботную плату рабочих и служащих, несмотря на рост цен. Осно­вываясь на теоретически определяемых по официальному курсу доллара ценах, по которым в Китае нельзя было купить и иголку, власти делали расчёты «реальной» заработной платы, и по этим расчётам выходило, что реальная заработная плата, в противоположность всем другим империалистическим и коло­ниальным странам мира, в Китае не только не снизилась по сравнению с довоенной, но выросла, несмотря на гигантское повышение цен. Эта бесстыдная ложь воспроизводилась даже в некоторых изданиях Организации Объединённых Наций.

На деле американскому империализму и гоминдановскому правительству удалось ещё в 1946 г. довести жизненный уро­вень трудящихся гоминдановского Китая до грани голодной смерти. Многие рабочие, учителя, студенты погибали от исто­щения. Резко увеличилось число самоубийств.

Несмотря на сниженный до предела жизненный уровень масс, Чан Кай-ши весной 1947 г. издал строжайший приказ, запрещающий повышение заработной платы. В условиях скачкообразной инфляции капиталисты всё же были не в силах приостановить рост заработной платы в денежном выражении. Они сами нуждались в рабочих руках и в служащих и поэтому так или иначе вынуждены были предоставить трудящимся ка­кой-то минимум средств, необходимых хотя бы для частичного воспроизводства рабочей силы. Но непрерывно нажимая на на­родные массы, гоминдановский режим старался свести этот минимум до самых крайних пределов. Это наступление на уро­вень жизни населения и явилось одной из причин, способство­вавших вспышкам «рисовых бунтов», возникновению рабочих и студенческих забастовок и крестьянских восстаний.

Весной 1948 г. была сделана ещё одна попытка ограбления городских трудящихся.

С 1 марта в Шанхае и Нанкине были выданы 1,5 млн. чело­век карточки на рис и муку. С 1 апреля были введены карточ­ки на эти продукты также в Кантоне, Тяньцзине и Бейпине. При этом половину продуктов, необходимых для выдачи огра­ниченному количеству населения этих городов в течение первых шести месяцев, обещали доставить американцы, которые явля­лись инициаторами всей этой затеи. Гоминдановские власти заявили, что впредь индекс стоимости жизни будет определять­ся исходя из цен «карточного риса» и заработная плата впредь не будет повышаться в зависимости от рыночных цен.

Таким образом, был придуман ещё один предлог для очеред­ного снижения и без того голодного уровня жизни рабочих и служащих. Разумеется, в условиях продажного гоминданов­ского режима и величайшей разрухи карточная система явля­лась лишь блефом.

Свирепый нажим на трудящихся являлся одной из причин новой волны «рисовых бунтов», забастовок и демонстраций, охвативших крупные города летом 1948 г.

Вопреки чудовищному террору рабочее движение в гомин­дановском Китае из года в год росло и ширилось. 1 мая и 3 июня 1946 г. в Шанхае состоялись демонстрации, в которых участвовало каждый раз около 100 тыс. рабочих. По профсоюз­ным данным, в 1946 г. в забастовках участвовало 2 млн. рабо­чих. В феврале 1946 г. произошло объединение Китайской ас­социации труда — всеобщей рабочей организации гоминданов­ского Китая, которую гоминдану не удалось превратить в жёл­тую профсоюзную организацию, с Федерацией профсоюзов демократических областей. Общее количество членов объеди­нения превысило 2,5 млн. человек. Однако вскоре профсоюзы, как и все другие демократические организации в гоминданов­ском Китае, были загнаны в подполье. Руководители рабочих организаций в августе 1946 г. были либо арестованы, либо вынуждены были скрыться. Вместо подлинных профсоюзов гоминдановские власти пытались создать полицейские проф­союзы зубатовского типа, но это лишь укрепило волю рабочих масс к борьбе за свои права. Забастовки и рабочие волнения в 1947 и 1948 гг. приняли особенно острый характер, выливаясь нередко в ожесточённые схватки с полицией. В феврале 1948 г. в Шанхае, Тяньцзине, Ханькоу бастовало около 300 тыс. рабо­чих. Опасаясь ещё большего роста возмущения, гоминданов­ские власти и предприниматели зачастую вынуждены были удовлетворять экономические требования рабочих.

Введение «золотого юаня» тоже явилось поводом для на­жима на заработную плату рабочих и служащих. Одновремен­но с проведением «денежной реформы» в августе 1948 г. было объявлено о замораживании цен и заработной платы. Но уже к концу сентября цены поднялись вдвое и втрое против авгу­стовских, а заработная плата оставалась на том же уровне. Поэтому октябрь и ноябрь были месяцами нового расширен­ного забастовочного движения и вспышек «рисовых бунтов», хотя законом забастовки воспрещались. Усиливались репрес­сии против рабочих. Выступая в защиту экономических требо­ваний трудящихся, рабочее движение гоминдановских областей выдвигало также политические лозунги, включавшие требова­ния о прекращении интервенции США, создании демократиче­ского коалиционного правительства, выводе американских во­оружённых сил из страны, освобождении Китая от гнёта аме­риканского империализма. Китайский пролетариат, поддерживаемый массами крестьян и народной интеллигенцией, руково­димый загнанными в подполье организациями коммунистиче­ской партии, неизменно возглавлял политическую борьбу масс в гоминдановских областях. Его самоотверженная борьба яви­лась важнейшей предпосылкой успешного развития народно-демократической революции в Китае.

(1) «Economic Survey», p. 11. Гоминдановские, как и некоторые другие буржуазные экономисты при исчислении национального дохода включают государственные расходы на армию, административный аппарат, общест­венные работы и т. п. (вторичный доход) в доход, хотя это расходы, по­крываемые за счёт первичных доходов.

(2) «Nineteenth Century and a!ter», October 1948.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю