Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

3. Покровительство американского империализма финансовым кликам, монархии и помещикам Японии

Задавшись целью превратить Японию в свою полуколонию и военную базу, американские претенденты на мировое гос­подство с самого начала оккупации страны стремились создать себе опору в Японии в среде продажной, алчной, антинародной господствующей верхушки, привыкшей ставить свои лич­ные узко корыстные интересы выше интересов, своей страны и своего народа. Поэтому представители американских монопо­лий ещё во время войны решили, что в Японии следует сохра­нить монархию и монополистические концерны.

Английские консерваторы и их верные прихлебатели — лей- бористские лидеры, боящиеся, как огня, народного движения и демократии, также были за сохранение у власти в Японии после войны махровых реакционеров и монархии.

Одним из деятелей так называемой «японской клики» в Со­единённых Штатах во время второй мировой войны являлся бывший посол США в Японии Грю. Занимая пост помощника государственного секретаря и директора дальневосточного от­дела государственного департамента, Грю энергично выступал как защитник японской монархии и дзайбацу.

Английские реакционеры не менее откровенно защищали микадо и весь полицейский террористический режим япон­ского империализма. Когда в сентябре 1943 г. в Чатам-хаузе (Королевском институте международных отношений) в Лон­доне состоялось обсуждение «японской проблемы», докладчик Редмэн высказался за сохранение в Японии не только монар­хии, но и полиции, жандармерии и существовавшей там до войны системы образования, возглавляемой и организованной мракобесами.

Выступивший в прениях монархист А. Байрт с жаром дока­зывал целесообразность сохранения монархии в Японии, аргу­ментируя это тем, что и в Англии «с королевским саном ассо­циируется элемент божественности, и эту концепцию мы раз­деляем с восточными народами». Поэтому «англичане должны делать всё, что в их силах, чтобы сохранить в Японии господ­ство древней японской концепции о правильном управлении, то-есть монархическом правительстве». Байрт, выкопав из груды ветоши средневековые поучения, заявлял: «Низложите короля, и народ почувствует себя, как овцы без пастуха, и ста­нет добычей любого предводителя...»(1).

Тот же английский Королевский институт международных отношений представил на конференции тихоокеанских инсти­тутов в январе 1945 г. меморандум, выражавший взгляды лон­донского правительства. Меморандум настаивал на сохранении в Японии таких «устоев порядка», как трон, армия, крупные концерны (дзайбацу) и прежняя система воспитания(2). Забота английских империалистов о японской монархии и японских империалистах вполне понятна. Во время агрессивной войны Японии против Китая известный политический деятель кон­сервативной партии Эмери откровенно признался: «Вся наша политика в Индии, вся наша политика в Египте тоже может быть осуждена, если мы осудим Японию»(3).

Английское правительство ещё во время войны твёрдо дер­жало курс на сохранение монархии и всего реакционного ре­жима в Японии. Это обусловливало также сохранение влияния и власти японских милитаристов и претендентов на мировое господство.

Мотивируя эту позицию английской буржуазии, бывший английский посол в Японии Крэйги уже после капитуляции Японии пояснил, что ликвидация монархического режима в Японии может привести к торжеству коммунизма. Правитель­ство Эттли в вопросе о Японии, как и во всей внешней поли­тике, полностью пошло по стопам консерваторов.

Лондон и Вашингтон совместно произвели давление на го­миндановское, австралийское и новозеландское правительства, внёсшие Хирохито под давлением общественного мнения в спи­сок главных военных преступников, и предложили вычеркнуть его из списка, что этими правительствами и было сделано.

Избавившись в данный момент от японского империализма как соперника в состязании за мировое господство и серьёзного конкурента на мировых рынках, не считаясь с тем, что японские монополии и милитаристы, оперившись и воспрянув при по­мощи США, вновь предъявят широкие империалистические притязания, недальновидные американские монополисты поста­вили своей задачей превратить японский милитаризм в своего сторожевого пса у берегов Восточной Азии.

Преследуя эту цель, Макартур и его политические совет­ники, при поддержке лидеров английских и австралийских лей­бористов, оберегали престиж и власть микадо от покушений со стороны японских народных масс. По этой же причине они лишь на словах объявили о предоставлении японским крестья­нам земли и о ликвидации дзайбацу.

Число крестьянских хозяйств в Японии увеличилось с 5,5 млн. в 1939 г. до 5,9 млн. в 1947 г. По предвоенным дан­ным, 3 500 крупнейших помещиков владели каждый более чем 100 тё земли; 30% всех крестьянских хозяйств были аренда­торские хозяйства и 40% всех хозяйств частично арендовали землю. Около одной трети всех арендаторов находилось в ка­бале у 3 500 крупнейших помещиков. Кроме того, 46 тыс. бо­лее мелких помещиков владели каждый от 10 до 100 тё земли. В Япон'ии имелось ещё до 1 млн. не проживающих на своей земле землевладельцев, главным образом помещиков, кото­рые владели земельными участками размером до 10 тё.

О размерах землепользования говорит тот факт, что около 70% всех крестьянских хозяйств—и собственнических и арен­даторских — обрабатывали участки не свыше I тё (меньше 1 га). В общем в руках 7,5% всех землевладельцев находилось 50% всей обрабатываемой земли, а 50% всех крестьян — соб­ственников и частичных арендаторов — владели лишь одной десятой частью всей обрабатываемой земли.

Всё это создавало чрезвычайно тяжёлые условия сущест­вования для крестьянства, которое в 1947 г. составляло 45% всего населения Японии. В конце 1945 г. был утверждён закон, известный под названием «Первого закона о земельной ре­форме». Согласно этому закону у помещиков отбиралась земля сверх 5 тё и распродавалась арендаторам и крестьянам. Отби­ралась также земля у части помещиков, не проживающих на своих участках. Предполагалось, что в результате такой ре­формы в руки крестьян перейдёт 1 млн. тё и будет укреплён слой кулаков, который станет социальной опорой реакции в де­ревне. Результаты такой земельной реформы явно были бы совершенно ничтожными, они ни в какой мере не могли удов­летворить крестьян. Крестьянские волнения усиливались.

С резкой критикой подобного рода бутафорских аграрных мероприятий, предназначенных лишь для обмана народных масс, выступил 29 мая и 17 июня 1946 г. представитель СССР в Союзном совете для Японии.

Под давлением демократического лагеря мира и ввиду не­довольства японских крестьян штаб Макартура вынужден был отдать распоряжение пересмотреть закон. В результате япон­ский парламент осенью 1946 г. утвердил «Второй закон о зе­мельной реформе», согласно которому у помещиков должна быть отобрана земля сверх 3 тё, а у отсутствующих помещи­ков — сверх 1 тё. Отобранная земля должна быть перепродана потом крестьянам. Помещики должны были получить денеж­ное вознаграждение за отобранную землю. Земельная реформа согласно закону должна была быть завершена к началу 1949 г. Мало того, закон предусматривал и сохранение земельной аренды и уже тем самым предоставлял широкие возможности помещикам.

Оккупационная администрация и японское правительство, издав этот куцый закон, саботировали, однако, даже его про­ведение в жизнь. Советский представитель в июле 1947 г., вы­ступая в Союзном совете, разоблачил саботаж проведения земельной реформы(4).

Помещики при покровительстве властей находили всевоз­можные пути и методы, чтобы остаться в выигрыше в резуль­тате этой так называемой реформы. «Реформа» ни в какой мере не могла удовлетворить японских крестьян-тружеников, требовавших безвозмездной передачи им помещичьей земли, орошённой их потом на протяжении многих поколений.

Даже по данным японского правительства, после проведе­ния реформы в Японии имелось свыше 1 150 тыс. арендатор­ских и полуарендаторских хозяйств (т. е. более 20% всех хозяйств). Демагогически объявленная куцая земельная «ре­форма» лишь усилила кулачество в деревне, а положение ши­роких масс крестьянства в результате долгового и налогового гнёта изменилось в худшую сторону. Даже по официальным данным, в 1950 г. из 6,2 млн. крестьянских семей более 2,5 млн. семей обрабатывали земельные участки размером не свыше 0,5 тё (меньше 0,5 га) и 3,3 млн. семей обрабатывали участки размером от 0,5 до 2 тё (т. е. 0,49—1,98 га).

Тяжёлое положение трудящихся крестьян привело к тому, что сельское хозяйство в Японии, несмотря на острую нехватку продовольствия в стране, не могло подняться. Площадь посевов под важнейшей продовольственной культурой — рисом — в 1949 г. равнялась 2,9 млн. га против 3,2 млн. га в среднем за 1936—1940 гг. В условиях американской оккупации сборы риса в 1945—1949 гг. упали в среднем до 8,5 млн. тё против 10,5 млн. тё в 1936—1940 гг.(5) Это показывало, что японское сельское хозяйство в условиях американского колониального режима деградировало.

Новая программа коммунистической партии Японии, утвер­ждённая в августе 1951 г., отмечает, что «земельная реформа» ничего не дала большинству крестьян, не располагавших де­нежными средствами для покупки земли. По крестьянскому вопросу компартия Японии выдвигает в качестве своей про­граммы конфискацию всех помещичьих земель и земель импе­раторской фамилии, а также земель крупных землевладельцев, сдающих землю в аренду крестьянам, передачу их крестьянам безвозмездно для раздела между ними(6).

Крестьянам при этом должны быть переданы не только па­хотные земли, но и все горно-лесные, все необрабатываемые и пустующие земли. Программа требует также помощи государ­ства крестьянам в деле обработки целины, в деле создания искусственного орошения и пользования им, требует снижения налогов с крестьян, аннулирования крестьянской задолженно­сти и отмены принудительных поставок продовольствия. Про­грамма отмечает, что в условиях американской оккупации у крестьян отбирается даже необходимое для их собственного питания продовольствие, что для оплаты тяжёлых налогов они вынуждены продавать даже своих детей. Компартия считает, что главными силами национально-освободительной демокра­тической революции в Японии будут рабочие и крестьяне.

Изданная первоначально Макартуром лицемерная демаго­гическая директива о ликвидации 52 монопольных объединений с общим капиталом 17 млрд. иен (затем число ликвиди­руемых «держательских» компаний было увеличено до 65, а к сентябрю 1947 г. — до 83) осталась лишь на бумаге(7). К сен­тябрю 1948 г. были распроданы акции всего лишь 15 компаний и в процессе «самоликвидации» находились 7 компаний.

К этому времени 58 компаний уже были освобождены от «роспуска». В конце 1947 г. вышеуказанная директива была дополнена другой — о «децентрализации дзайбацу». Японские монополисты при содействии самой оккупационной админист­рации нашли пути для игнорирования или обхода «самоликви­дации» и децентрализации. В 1948 г. многие компании уже официально были исключены из числа 325 компаний, подле­жащих децентрализации. К сентябрю 1948 г. было «децентра­лизовано» всего 3 компании. Разумеется, шумиха вокруг вопроса о «ликвидации» или «ограничении» дзайбацу, бутафор­ские законы и бутафорское их проведение в жизнь не уничто­жили мощи японских дзайбацу. Эти законы были использованы как вспомогательное орудие для подчинения дзайбацу амери­канской финансовой олигархии. Над ними теперь властвуют монополии США, используя их в качестве своих компрадоров в Японии.

(1) «International Affairs», London, January 1944, The Problem of Japan, p. 25, 27, 30.

(2) A. Roth, Dilemma in Japan, London 1946, p. 22.

(3) A. Roth, op. cit,, р, 25.

(4) См. «Правда», 25 июля 1947 г.

(5) См. «Известия», 30 мая 1950 г.

(6) См. «За прочный мир, за народную демократию!», 23 ноября 1951 г.

(7) Утверждённый Макартуром в ноябре 1945 г. проект «самоликви­дации» четырёх крупнейших дзайбацу был выработан одним из этих дзай­бацу— Ясуда — и представлен от имени всех четырёх на утверждение Макартуру. Согласно плану предусматривалась продажа части акций дзайбацу любому покупателю (т. е. и американцам).

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю