Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

2. Послевоенная экономическая экспансия американского капитала в Юго-Восточной Азии и оттеснение Англии

Во время второй мировой войны в ходе острой империали­стической борьбы лондонское правительство настояло на том, чтобы Вашингтон признал все страны Юго-Восточной Азии (разумеется, за исключением Филиппин) сферой английского военного и политического преобладания. Взамен этого Англия признала Китай, Японию и почти весь Тихий океан сферой аме­риканского влияния.

В соответствии с этим на Борнео в 1945 г. высадились не американские, а австралийские войска. После капитуляции Японии не только в Малайе и Бирме, но и в Голландской Ин­донезии, Таи и Индо-Китае появились английские вооружён­ные силы.

Но англичане сразу после войны столкнулись с могучим национально-освободительным и демократическим движением народов колониальных и полуколониальных стран. В то же время английские империалисты испытывали острый недоста­ток финансовых ресурсов для восстановления своих предприя­тий в этих странах.

C революционным движением они вначале надеялись спра­виться при помощи капитулировавших японских войск. Как в Индонезии, так и в Индо-Китае японские войска в первые же месяцы после капитуляции были использованы английским правительством для вооружённой борьбы со вновь образовав­шимися республиками Индонезии и Вьетнама. В Малайе часть японских войск также сохраняла оружие и оставалась в районах своего расположения в качестве «блюстителей по­рядка»,

К маю 1946 г. против Индонезийской республики действо­вали 60 тыс. английских и англо-индийских войск, 20 тыс. гол­ландских войск и свыше 50 тыс. японцев, которым английские империалисты оставили оружие. Кроме того, более 250 тыс. ка­питулировавших японцев английское командование держало на Яве в резерве, на случай особой необходимости, В захваченных экспедиционными войсками индонезийских городах орудовала английская военная полиция. Она распо­ряжалась и в столице страны Джакарте (Батавия).

Но английские, голландские, французские и японские войска были бессильны подавить народы Индонезии и Индо-Китая, вставшие на путь борьбы за свободу. В Индии, Бирме, Малайе, на Цейлоне также усиливалась борьба за националь­ную независимость и демократические свободы. Лейбористское правительство, сменившее правительство Черчилля, решило несколько разнообразить стратегию и тактику в колониях. Не прекращая военных операций там, где это сулило успех, оно в то же время вступало в переговоры с политическими лиде­рами буржуазии колониальных стран, нащупывая потенциаль­ных квислингов. Это относилось как к Индии и Бирме, так и к Индонезии. В Индонезии под руководством англичан пере­говоры вели голландские колонизаторы. Такую же тактику применили и французские империалисты и их агентура в Индо-Китае.

В этой обстановке открывалось много щелей, через кото­рые быстро стало просачиваться политическое влияние амери­канского империализма, стремившегося превратить господ­ствующие классы этих стран в свою агентуру. Для Уолл-стрита было тем легче захватывать всё новые позиции, поскольку ан­глийские монополии оказались не в силах бросить достаточные средства для финансирования колониальных войн, для быст­рого восстановления своих предприятий в колониях и для под­купа колониальных компрадорских и феодальных элементов. Выпрашивая новые колоссальные займы у Соединённых Шта­тов, английская крупная буржуазия часть этих средств прямо или косвенно расходовала и для проведения своей империали­стической политики в колониях, в особенности для ведения колониальных войн против народов Азии.

Усиление общей экономической зависимости английского империализма от Уолл-стрита, естественно, усиливало зави­симость его колониальной политики от США. Обещая в каче­стве компенсации за американские займы совершить поворот во всей Британской империи на путь политики «открытых две­рей» и «равных прав», английские власти и английский капи­тал вынуждены были повсюду ослабить своё открытое сопро­тивление американской политической и экономической экс­пансии.

Поскольку американский империализм независимо от этого быстро укреплял своё влияние и свои позиции среди голланд­ской и французской буржуазии, а также среди индийских, ин­донезийских и тайских господствующих слоев, то уже в первые годы после второй мировой войны он оказался в состоянии серьёзным образом расширить за счёт Англии свои позиции в Юго-Восточной Азии. В некоторых странах он, вытеснив Анг­лию, вскоре завоевал преобладающее положение.

Среди изменивших народу господствующих слоев Индоне­зии, оккупированной части Индо-Китая и Таи к концу 1948 г. американцы обладали уже наиболее сильным влиянием. В Бир­ме и Индии, а также Малайе англичане вначале успешно вели борьбу с американским влиянием, но и там они впоследствии начали терять свои позиции.

Разумеется, английский монополистический капитал по мере сил повсюду сопротивлялся американскому внедрению; он предпринимал контрманёвры, вёл тайные интриги против аме­риканской экспансии. И хотя в 1948—1950 гг. он временно улуч­шил немного свои экономические позиции, однако в общем и целом американский капитал брал верх над английскими моно­полиями.

Усиление позиций американского капитала сказалось прежде всего во внешней торговле азиатских стран. Хотя Ин­дия, а также Цейлон не входят в группу рассматриваемых стран Юго-Восточной Азии, но, поскольку в них происходили аналогичные экономические и политические процессы и по­скольку они довольно тесно связаны с этими странами, мы при­водим в ряде случаев данные также и об Индии и Цейлоне.

Удельный вес Соединённых Штатов в импорте и экспорте ряда стран показывают следующие цифры(1):


Импорт из США в Индию с 1938 по 1947 г. возрос в денеж­ном выражении в 12 раз, импорт в Индонезию — в 4,5 раза, в Малайю — в 7 раз, в Цейлон — в 47 раз и т. д. В 1948 г. удельный вес США в торговле стран Юго-Ёостбчной Азии был в 3—4 раза выше, чем до войны. В годы перед войной подав­ляющее большинство этих стран имело положительный ба­ланс в торговле с США. В 1949 г. положительный баланс имели только Малайя, Таи и Цейлон. Экспорт США во все страны в значительной мере вырос за счёт экспорта вооружения, пред­назначенного для борьбы империалистических держав с вос­ставшими народами или направляемого для вооружённых сил туземных марионеточных правительств. Удельный вес машин, промышленного оборудования, железа и стали в экспорте США в Юго-Восточную Азию в 1948 г. составлял лишь 13%, тогда как ещё в 1937 г. он равнялся 37%.

Из приведённых данных вырисовывается значение Малайи как источника долларовых накоплений для британского импе­риализма(2). В 1947 г. 34% всего экспорта Малайи (главным об­разом каучук и олово) шло в Соединённые Штаты. Импорт США из Малайи составлял 5% всего американского импорта. За счёт экспорта из Малайи Великобритания покрывала почти четвёртую часть дефицита собственного внешнеторгового ба­ланса (включая экспорт малайских товаров через Великобри­танию).

Решающую роль в экспорте Малайи, как и во всём экспорте Англии в Соединённые Штаты в послевоенные годы, играл ка­учук. В 1947 г. Англия продала Соединённым Штатам 590 тыс. т каучука на сумму 266, млн. долл. Если учесть, что экспорт всех остальных английских товаров достиг лишь суммы в 180 млн. долл., то станет понятным, какую большую роль играет каучук в английском экспорте в Соединённые Штаты. В 1947 г. каучуковые плантации в Малайе были восстанов­лены, и сбор каучука в этом году уже достиг рекордных по сравнению с довоенным периодом размеров. Из Малайи в 1947 г. было экспортировано, включая реэкспорт, 969 тыс. т каучука(3).

Американские монополии были недовольны тем, что им при­ходилось платить крупные суммы за английский каучук, хотя цены на него до 1950 г. держались на сравнительно низком уровне. В США сильно возросло производство синтетического каучука (до 0,5 млн. г в год), и в результате в 1948 т. уже ощу­щалось перепроизводство каучука. Цены на каучук в том же году снизились более чем на 20%. Цейлонский каучук в 1949 г. не находил сбыта. Англо-американская борьба вокруг каучука, как и после первой мировой войны, серьёзно обостри­лась.

В 1948 г. ценность всего экспорта из Малайи в США равня­лась 270 млн. долл., что было равно 20% экспорта всех стран стерлингового блока. Каучука было экспортировано на 219 млн. долл., что равнялось 16% всех долларовых поступле­ний блока(4). Но в 1949 г. положение изменилось. Укрепив свои позиции в Индонезии, американские монополии снизили в 1949 г. импорт каучука из Малайи более чем на 100 тыс. т за счёт импорта из Индонезии. Удельный вес Малайи в поставках натурального каучука упал с 62% в 1948 г. до 47% в 1949 г. Доля Индонезии в то же время увеличилась с 15 до 27%. В этом получила своё отражение борьба между английскими и американскими монополиями, развернувшаяся после второй мировой войны. После начала американской интервенции в Ко­рее, когда в течение нескольких месяцев цены на натураль­ный каучук поднялись в 4 раза, эта борьба ещё более обостри­лась. В 1951 г. под давлением США цены с высшей точки 78 цен­тов за фунт снизились до 38 центов.

Весь английский капитал, вложенный в производство кау­чука перед второй мировой войной, оценивался в 250 млн. ам. долл. Эта отрасль промышленности контролировалась несколь­кими монополиями, загребавшими огромные прибыли. Так, до­ходы 168 английских каучуковых компаний увеличились с 2,3 млн. ф. ст. в 1947 г. до 4,6 млн. в 1948 г. Одна из круп­нейших компаний, «Гариссон энд Кроссфильд», согласно годо­вым отчётам, получила в 1948 т. 740 тыс. и в 1949 г. 1 131 тыс. ф. ст. валовой прибыли.

Огромные барыши наживали за счёт бесчеловечной эксплуа­тации труда малайских рабочих и грабежа сырьевых богатств Малайи также английские оловянные монополии. Дивиденды оловянных компаний достигали 90% на капитал. Несколько крупных фирм фактически сосредоточили в своих руках конт­роль над оловянной промышленностью Малайи. Фактическими хозяевами этой промышленности являлись 11 английских капи­талистов.

Британские оловянные монополии пользовались тем, что Соединённые Штаты, подготовляя новую мировую войну, созда­вали стратегические запасы олова. США закупили так назы­ваемые излишки олова в 1948 г. в количестве 16 тыс. т., в 1949 г. — 50 тыс. г, в 1950 г. — 20 тыс. т. Особенно резко цены на олово повысились после нападения США на Корею. К началу декабря 1950 г. цена на олово более чем в 3,5 раза пре­вышала среднегодовые цены 1939 г., что приносило колоссаль­ные прибыли английским оловянным монополиям и стимули­ровало рост добычи олова. В Индонезии было добыто в 1949 г. 29 тыс. т и в 1950 г. 33 тыс. г оловянных концентратов против 6,4 тыс. т в 1946 г. Но контроль над индонезийским оловом уже ускользал из рук английских монополий и переходил в руки Уолл-стрита. В Малайе в 1950 г. было добыто 58 тыс. т кон­центратов. Опираясь на свои усилившиеся позиции на мировых рынках олова и используя уже созданные крупные запасы, американская финансовая олигархия решила нанести сокру­шительный удар английским оловянным королям и решительно понизить их прибыли. Вашингтонское правительство в марте 1951 г. решило прекратить закупки олова и начало продавать олово... на лондонском рынке. Это привело к большому сниже­нию цен. В феврале 1951 г. тонна олова стоила 1 620 ф. ст., а в сентябре — 850 ф. ст. Прибыли английских монополистов заметно сократились. В ходе этой ожесточённой борьбы англий­ских и американских монополий лондонский «Металл бюл-летин» ещё весной 1951 г. угрожал своим американским «старшим партнёрам»: «Если они думают, что британский лев будет лежать спокойно, в то время как они бросают в него камни, то они жестоко ошибаются». Несмотря на угрозы, британские оловянные монополии оказались не в силах со­хранить цены на олово на прежнем, особенно выгодном для них уровне.

Несмотря на рост удельного веса Соединённых Штатов в торговле Индо-Китая, Малайи, Индии и других стран, после войны во внешней торговле этих стран в 1948—1950 гг. по сравнению с 1946—1947 гг. возросла, доля Англии. Это явилось результатом огромного снижения роли Японии и Германии в торговле азиатских стран, стремления метрополий усилить экономическую зависимость своих колоний, а также изменений в ходе острой империалистической конкуренции.

Английские монополии, очень сильно потеснённые повсюду в Азии американскими импортёрами и экспортёрами в первые послевоенные годы, начали в 1948 г. усиливать, хотя ещё и в слабой степени, свои позиции, особенно в странах стерлинго­вого блока. Приводимая ниже таблица, характеризующая удельный вес английской торговли в странах Юго-Восточной Азии, одновременно отражает картину острой борьбы, которая развёртывалась между американским и английским капиталом, (см. табл. на стр. 498).

В импорте Бирмы, Цейлона, Гонконга, Таи и Малайи (а также Китая) удельный вес Англии в 1948 и 1949 гг. повы­сился по сравнению с 1947 г. Её доля повысилась также в им­порте Индии (1948 г.) и Филиппин. Удельный вес Англии сни­зился в 1949 г. в импорте Индонезии, на которую всё крепче накладывали руку американские монополии.

УДЕЛЬНЫЙ ЛЕС АНГЛИИ(5)



Тот факт, что большинство этих стран принадлежит к стерлинговой зоне, соз­давал определённые преимущества для торговли с Англией и со всеми странами Британской империи. Цейлон и Малайя, согласно существующим договорным условиям, были обязаны передавать вырученные от внешней торговли доллары в обще­имперский, т. е. английский, резерв. Индия, Пакистан и Бирма были освобождены от этого обязательства. Условия имперского предпочтения и вся совокупность межимперских связей всё ещё являлись барьером, способствовавшим торможению аме­риканской экономической экспансии и нанесению контрударов.

Так, в 1948 г. США ввезли в Малайю более 100 млн. м хлопчатобумажных тканей, а весь импорт США в Малайю до­стиг 82 млн. долл. В следующем году английские власти ввели некоторые таможенные ограничения, коснувшиеся импорта текстиля из США. В значительной мере вследствие этого ввоз из США в Малайю в 1949 г. снизился до 37 млн. долл.(6)

Перед второй мировой войной источником выкачки долла­ров и другой иностранной валюты для Голландии и Англии явилась также Индонезия. Экспорт Индонезии в то время всегда превышал её импорт, в частности экспорт в Соединён­ные Штаты. Лишь сама Голландия в предвоенные годы го­раздо больше ввозила товаров из Индонезии, чем вывозила туда, покрывая дефицит прибылью с инвестиций. Голландские товары в то время вытеснялись прежде всего японским им­портом.

В 1937 г. США ввезли из Индонезии товаров на 98 млн. долл., а вывезли в Индонезию на 27 млн. Голландия в том же году ввезла из Индонезии товаров на 75 млн. долл., вывезла туда на 32 млн. Вследствие крупного экспорта проуктов сельского хозяйства Индонезия на протяжении десят­ков лет сохраняла положительный баланс внешней торговли, выражавшийся в сотнях миллионов гульденов (гульден был равен 0,55 ам. долл.). Вот некоторые показательные цифры(7):


Эти цифры показывают, какие огромные богатства еже­годно экспортировала Голландская Индонезия и как, следо­вательно, наживались англо-голландские колонизаторы. Про­дукты сельского хозяйства по стоимости составляли в 1939 г. почти 70% всего экспорта, продукты горной промышлен­ности — почти 30%.

(1) «Economic Survey», 1947, 1948 и 1949.

(2) В эти же годы торговля США с Великобританией выражалась в сле-дующих цифрах: в 1938 г. импорт из США в Великобританию составлял 521 млн. долл., экспорт из Великобритании в США—118 млн., активный баланс в пользу США — 403 млн. долл. В 1947 г. соответственно: 1 112 млн. долл., 205 млн. и 907 млн. долл.

(3) «Есопотк Survey», 1947, 1948, 1949. В 1941 г. было произведено в Малайе 609 тыс. г, в 1947 г. — 656 тыс. г, в 1948 г.—709 тыс. г, в 1949 г. — 682 тыс. т, в 1950 г. — 694 тыс. г и в 1951 г. — 610 тыс. т каучука. Мировое производство натурального каучука в 1950 г. составило почти 1 900 тыс. т, в том числе в Индонезии было произведено около 700 тыс. т. в Таи— 112 тыс. т, на Цейлоне — 110 тыс. г, в Бирме и Индии — 24 тыс. г.

(4) «Capital», July 21, 1949.

(5) «Economic Survey», 1948, p. 240; 1949, p. 213.

(6) «Indian Trade Journal», November 17, 1949.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю