Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

4. Английская и американская агрессия в Индонезии

Крупнейшей из стран Юго-Восточной Азии является Индо­незия. Население её составляет почти половину населения всей рассматриваемой группы стран.

Индонезия издавна является яблоком раздора между круп­нейшими капиталистическими державами. Первые голланд­ские парусники появились у берегов Явы во второй половине XVI в. Вытеснив силой оружия португальцев, голландцы за­няли их место в факториях «Островов пряностей», как тогда называли Индонезийский архипелаг. Эти острова представ­ляли собой один из желанных призов в войнах Голландии и Англии XVII в. В начале XIX в., когда Голландия сама ока­залась под протекторатом Франции, над Явой был поднят французский флаг. Англия отвоевала этот остров у французов и в 1816 г., после поражения Наполеона, при мирном урегули­ровании вынуждена была возвратить остров Голландии. Но с этих пор не только Голландская Индонезия, но и голландский капитал в целом оказались в сильной зависимости от лондон­ского Сити. Не удивительно, что ещё в прошлом веке в бур­жуазной печати нередко отмечалось, что в голландской коло­нии Индонезии сами голландцы играют роль посредников или в лучшем случае младших компаньонов крупнейших англий­ских финансовых и промышленных компаний. На долю гол­ландцев уже тогда выпала тяжёлая задача усмирять крупные народные восстания на Яве и завоевать ещё не покорённые, не­зависимые княжества на Суматре, Бали, Борнео и других островах.

Завоевание голландцами Индонезии затянулось вплоть до начала XX в. Население Индонезии тяжко страдало под гнётом захватчиков. Бедствия индонезийского народа описал ещё в середине прошлого века известный гуманист Мультатули. Этот бывший чиновник голландской колониальной администрации (его настоящее имя Эдуард Дауэс-Деккер) лучше, чем кто-либо, был знаком с жизнью порабощенного народа Индонезии, с её ужасной действительностью.

Достаточно сказать, что в XX в. при голландцах около 80% всех крестьянских хозяйств на Яве владели только одной третью всей обрабатываемой площади; более 60% всех кре­стьян не имели рабочего скота. Любой крестьянский участок (из числа указанных 80%) не превышал трёх четвертей гек­тара и обычно представлял совершенно ничтожную парцеллу.

Ява — одна из наиболее густо населённых областей земного шара: там проживает более 50 млн. человек. Наряду с большой скученностью на Яве некоторые другие территории Индоне­зии— Борнео, Голландская Новая Гвинея — относятся к наи­менее населённым местностям земного шара. Экономичеокие и социальные условия при колониальном режиме создавали препятствия более нормальному расселению там индоне­зийцев.

Индонезия занимала значительное место в мировой добыче ряда важных ископаемых, а также в производстве многих сель­скохозяйственных культур. В 1939 г. в этой колонии было до­быто 8 млн. г нефти. Она дала 35% всего мирового производ­ства натурального каучука, 17% олова. Доля Индонезии в ми­ровом экспорте составляла: по хинной коре — 90%, перцу — 85, капоку — 64, продуктам кокосовой пальмы — 29, волокну агавы — 25, пальмовому маслу — 24, чаю—17, сахару — 5, кофе — 4%. Кроме того, вывозился рис, табак, мускатный орех, гвоздика и прочие пряности, саго, тапиока, какао, ценные по­роды дерева. Эти данные показывают, каким «золотым дном» являлась Индонезия для английской и голландской крупной буржуазии. В 1939 г. Индонезия выплатила дивидендов и при­былей заграничным инвеститорам на сумму 179 млн. гульденов. Кроме того, дирекции различных предприятий, находившиеся за пределами Индонезии, получили в качестве оплаты 22 млн. гульденов; было также выплачено пенсий бывшим голландским чиновникам, находившимся за границей, 40 млн. гульденов.

В 1940 г. голландские колонизаторы получили 320 млн. гульденов от инвестиций и внешней торговли с Индонезией. Перед второй мировой войной доход только от инвестиций до­стигал в Индонезии 14% всего национального дохода Голлан­дии. Как наживались голландские эксплуататоры за счёт пота и крови индонезийцев, показывает и следующий пример. Во-сточноиндийская компания выплатила за время своего суще­ствования дивидендов на сумму, в 36 раз превышающую весь её акционерный капитал, составлявший 6,5 млн. гульденов. В среднем ежегодные дивиденды достигали 18,5%(1).

Между тем месторождения таких ископаемых, как бокситы, никель, марганец, железо, медь, золото, в Индонезии до сих пор ещё очень мало исследованы и эксплуатируются в незна­чительной степени.

Американский монополистический капитал после второй ми­ровой войны сконцентрировал своё внимание прежде всего на Индонезии, а также на Таи. В этих двух странах англичанам было труднее противодействовать американской экспансии, чем в Малайе или Бирме. Своей главной задачей американские мо­нополии поставили образование собственного каучукового про­изводства, а также развитие добычи олова собственными сред­ствами, с тем чтобы как можно быстрее освободиться от ввоза английского каучука и олова.

Американские монополии восстановили свои прежние предприятия и увеличили свои инвестиции. Приступили к эксплуататорской деятельности и новые американские фирмы и корпорации. Уже в 1948 г. в Индонезии оперировали кроме «Стандард ойл» и «Стандард вакуум», кроме «Гудир» и «Юнай­тед Стэйтс раббер» также «Нейшнл карбон», «Проктер энд Гембл», «Дженерал моторе» и другие монополии и фирмы.

В 1947 г. Индонезия имела большой дефицит в торговом балансе. При импорте в 750 млн. гульденов её экспорт соста­вил только 333 млн. гульденов. Оккупированная голландцами Индонезия получила для покрытия дефицита заём в 100 млн. долл. от Соединённых Штатов. Кроме того, в рамках «плана Маршалла» из общей суммы 412 млн. долл., отпущенных для Голландии, голландскому правительству было разрешено в 1948 г. израсходовать в Индонезии (т. е. непосредственно на ведение войны против Индонезийской республики. — В. А.) 84 млн. долл.

Голландией и голландскими властями Индонезии за три года (с 30 июня 1945 г. по 1 июля 1948 г.) было израсходовано американских займов на 347 млн. долл. Кроме того, Голланд­ская Индонезия и сама Голландия использовали субсидию в 48 млн. ам. долл.(2) Итого Голландия получила только до лета 1948 г. почти 400 млн. долл., что и являлось фактически финан­сированием Соединёнными Штатами войны против Индонезий­ской республики. Впоследствии по «плану Маршалла» Голлан­дия получила от США также вооружение: военных самолётов на 78 млн. долл., танков, артиллерии и боеприпасов — на 32 млн., военных кораблей — на 15 млн. долл. В вероломном нападении в декабре 1948 г. на Индонезийскую республику участвовали американские бомбардировщики «Б-25», истре­бители «Мустанг», танки «Шерман», американская артиллерия и другие орудия войны, предоставленные голландцам Ва­шингтоном.

Американский империализм готовится использовать Индо­незию в качестве военного плацдарма и базы для агрессии против борющихся за свою независимость народов Азии. Соеди­нённые Штаты считают Индонезию весьма важным стратеги­ческим плацдармом и на тот случай, если бы возникло столк­новение с главным империалистическим соперником — Англией.

Согласно сообщениям американской печати, особое внима­ние уделяется острову Борнео. Американская авиация состав­ляла карты голландской части Борнео, готовясь к сооружению аэродромов, которые могли бы служить базами для бомбар­дировочных налётов на азиатский материк(3).

Так как Индонезийский архипелаг имеет весьма большое экономическое и стратегическое значение, то военно-политиче­ское проникновение США в эту область серьёзно тревожило и раздражало английских империалистов.

Индонезия вместе с Британским Борнео, Португальским Ти­мором и австралийской частью Новой Гвинеи представляет своего рода мост, перекинутый через океан между Азией и Ав­стралией. Со стороны Азии Индонезийский архипелаг может служить подступом к Австралии, со стороны Австралии — под­ступом и плацдармом для военных действий против Южной Азии. Образуя связующее звено между двумя материками и облегчая тем самым задачу той стороны, которая держит в своих руках инициативу и ведёт наступление, Малайский архи­пелаг одновременно представляет также преграду для проник­новения флота и авиации с запада — из бассейна Индийского океана в бассейн Тихого океана, и наоборот.

Филиппинские острова, тоже входящие в состав Индоне­зийского, или Малайского, архипелага, лежат несколько особ­няком на северо-востоке, тогда как острова Голландской Индо­незии расположены как раз на том месте, где выдвинувшийся далеко на юг Малайский полуостров суживает расстояние от Южной Азии до Северной Австралии. Огромное количество островов, бухт и заливов создаёт благоприятные условия для действий флота и авиации той стороны, которая владеет Индо­незией. Имея достаточные вооружённые силы, страна, господ­ствующая в Индонезии, может держать под своим полным контролем Малаккский пролив между Малайским полуостро­вом и Суматрой, Зундский пролив между Суматрой и Явой и проливы между мелкими островами, вплоть до Тимора. Она может сильнейшим образом угрожать морским путям, прохо­дящим из Индийского океана в Тихий, в морях и проливах, расположенных между Тимором и Новой Гвинеей на севере и Австралией на юге.

Государство, которое господствует на Индонезийском архи­пелаге, может, имея достаточные морские и воздушные силы, держать под своим контролем все проливы и проходы, ведущие из Тихого океана в Индийский. Таким государством в течение длительного времени перед второй мировой войной являлась Англия. Но изменение соотношения сил между Англией и США и наступление американского империализма в Индонезии и дру­гих странах изменили положение Англии.

Экономическое внедрение американских монополий в Ин­донезии и в Таи сопровождалось непрекращающимися полити­ческими интригами и насилиями против национально-освобо­дительного и демократического движения, а также борьбой с английским политическим влиянием, постепенным, но до­вольно быстрым оттеснением Англии.

В 1946 г. хозяевами в Индонезии являлись ещё англий­ские империалисты. По рекомендации американо-английских империалистов голландцы вступили в переговоры с правитель­ством Индонезийской республики, так как Для ведения дли тельной борьбы у английских империалистов нехватало средств, а у самой Голландии также не было материальных ре­сурсов для продолжения войны, против которой выступали широкие слои населения Голландии. Империалисты поэтому возлагали большие надежды на политику, преследовавшую превращение индонезийских помещичье-буржуазных партий в своё орудие, при помощи которого можно было бы вновь по­работить индонезийский народ. Эти надежды основывались на том, что многие лидеры этих партий ещё во время японской оккупации изъявили свою готовность сотрудничать с оккупан­тами, лишь бы им была обеспечена хотя бы небольшая доля прибавочного труда эксплуатируемых масс. Эти надежды оправдались уже в феврале 1946 г., когда помещичье-буржуаз­ное правительство Индонезии, возглавляемое реформистом Сутан Шариром, связанным с английскими империалистами, вопреки воле народных масс Индонезии отказалось поддержать внесённое Украинской ССР в Совет безопасности предложение об установлении мира в Индонезии. Переговоры голландцев с индонезийским правительством, которые имели целью обма­нуть и политически демобилизовать народ и в которых англи­чане играли роль «посредников», закончились в ноябре 1946 г. достижением так называемого Черибонского соглашения, подписанного затем сторонами в Лингаджате 25 марта 1947 г.

По этому соглашению голландское правительство признало де-факто Индонезийскую республику на островах Ява, Мадура и Суматра. В соглашении было обусловлено, что Индонезий­ская республика войдёт к тому времени в состав «Соединённых штатов Индонезии» и будет образован Голландско-индонезий­ский союз, возглавляемый королевой Голландии.

Это соглашение, по которому под юрисдикцией Индонезий­ской республики оставалась территория площадью свыше 600 тыс. кв. км с 60 млн. населения, а также богатейшие неф­теносные и каучуковые области, не устраивало голландских, английских и американских банкиров и предпринимателей. Американский империализм, который жадно тянулся к ресур­сам Явы и Суматры, решил использовать создавшуюся ситуа­цию. Он вмешался уже летом 1947 г., с тем чтобы окончательно уничтожить независимость Индонезии, превратить голландцев в своих компрадоров и попутно оттеснить англичан.

В июне 1947 г. Вашингтон через своего генерального кон­сула в Батавии направил ноту правительству Индонезии, на­стаивая, чтобы оно приняло голландские требования, выдви­нутые «в развитие» соглашений от ноября — марта 1946— 1947 гг. Эти новые требования превращали независимость Индонезии в пустую форму и полностью восстанавливали эконо­мическое и политическое господство иностранного капитала в Индонезии. Голландцы требовали ликвидации вооружённых сил республики, передачи обороны страны в руки голландской армии, передачи «наблюдения за порядком» в руки голланд­ской полиции, включения в «Соединённые штаты Индонезии» и в центральное правительство этих «штатов» также марионеточ­ных режимов «Восточная Индонезия», «Западное Борнео» и т. д. Эти марионеточные правительства были созданы голландцами из числа национальных предателей и политических проходим­цев. Голландские представители вручили Индонезии эти тре­бования, составленные в ультимативной форме, ещё в конце мая 1947 г.

В Индонезии было создано новое правительство, возглав­ляемое Шарифуддином. В этом правительстве ряд важных министерств находился в руках представителей левого блока.

Предъявляя свой ультиматум, голландские империалисты одновременно готовились сокрушить Индонезийскую респуб­лику военной силой. К тому времени они сосредоточили в Ин­донезии более 120 тыс. своих войск, оснащённых новейшим вооружением, и теперь надеялись быстро покончить с респуб­ликой.

Когда американский дипломатический нажим на созданное в это время представительное правительство Шарифуддина остался безрезультатным, голландские империалисты 20 июля 1947 г. возобновили военное наступление против Индонезий­ской республики.

Международный банк реконструкции, т. е. американский финансовый капитал, контролирующий этот банк, преследуя свои империалистические цели, стал ещё обильнее снабжать Голландию средствами для ведения войны. Заём в сумме 195 млн. ам. долл. был предоставлен голландскому правитель­ству упомянутым банком 7 августа 1947 г., т. е. через две не­дели после возобновления Голландией войны против Индоне­зийской республики.

В то время как вооружённая американскими и английскими империалистами голландская армия вела наступление в Индо­незии, представители США выступали в Совете безопасности в защиту этой агрессивной войны. По требованию американ­цев была образована тройственная комиссия «добрых услуг» в составе представителей США, Австралии и Бельгии для по­средничества в голландско-индонезийской войне. В этой ко­миссии дирижировал представитель США Грэхэм. Прибыв в Индонезийскую республику, Грэхэм стал запугивать туземную буржуазию атомной бомбой и подкупать её обещаниями «со­трудничества» с американским капиталом. В результате его интриг против правительства Шарифуддина буржуазно-фео­дальные элементы Индонезии и входившие в правительство представители партий «националистов» и «Масиуми» (мусуль­манской) выступили в качестве сторонников далеко идущих уступок империалистам.

К тому Времени, т. е. к Концу 1947 г., голландские войска овладели значительной территорией и большинством крупных городов на Яве и Суматре, захватили железнодорожные линии и оккупировали остров Мадура. Голландский флот блокировал Индонезийскую республику, не допуская торговых сношений с другими странами. Тем не менее власть республики попреж-нему распространялась на большую часть территории Явы и Суматры с населением приблизительно в 40 млн. человек(4).

По настоянию запуганных американскими угрозами и гол­ландским наступлением буржуазных партий, поверивших также американским посулам и боявшихся массового движения, правительство Индонезии подписало 17 января 1948 г. на аме­риканском военном корабле «Рэнвилл» соглашение о принятии голландско-американских требований. Согласно этим требова­ниям под контроль голландских войск переходили важные нефтеносные и каучуковые районы на островах Ява и Суматра, частично уже занятые голландцами. Под их контролем оста­вался также остров Мадура. Голландия дала обязательство не противодействовать проведению плебисцита во всей Индонезии по вопросу о будущем государственном устройстве страны.

Но даже это соглашение оказалось лишь очередным манёв­ром империалистов, после которого они немедленно приступили к новым интригам, политическим атакам и военному нажиму. Путём политических интриг, привлечения на свою сторону пре­дательской части буржуазии, испугавшейся массового револю­ционного подъёма, путём подкупов отдельных буржуазных политиканов они добились свержения правительства Шарифуд­дина (через 6 дней после подписания Рэнвиллского соглаше­ния). В Индонезии было образовано новое правительство во главе с Хатта, одним из лидеров партии «националистов», в своё время сотрудничавшим с японскими оккупантами. В это пра­вительство вошли представители соглашательских элементов; некоторое время оно пыталось вести двойственную политику, но вскоре скатилось в болото открытого предательства индоне­зийских национальных интересов.

Голландские колонизаторы 9 марта 1948 г. образовали из своих марионеток «временное правительство Соединённых шта­тов Индонезии» и потребовали участия в этом «правительстве» представителей республики Индонезии. Правительство Хатта под давлением широких масс народа уклонилось от участия в этом «общеиндонезийском правительстве». Тогда голландские оккупанты вновь прибегли к военному нажиму, атакуя позиции республиканских войск и перебрасывая дополнительные войска в Индонезию.

Одновременно и представители американского империа­лизма усилили политическое давление на правительство Хатта. Новый американский представитель в комиссии «добрых услуг» Дюбуа при поддержке австралийского представителя Кричли в июне 1948 г. предъявил Индонезии новые требования: респуб­лика передаёт Голландии все прерогативы суверенитета — от­ношения с другими странами, ведение внешней торговли, конт­роль над денежным обращением, контроль над вооружёнными силами; голландский генерал-губернатор получает право на­ложить вето на решения индонезийского правительства.

Правительство Хатта, всё более открыто превращавшееся в марионетку американского империализма, согласилось отка­заться от проведения плебисцита, чего и добивались голландцы, не возражало оно и против сокращения республиканской ар­мии с 460 тыс. до 60 тыс. человек, так же как и против пере­дачи вооружённых сил республики под голландское командо­вание; кроме того, оно согласилось на ряд других требований империалистов. Позиция, занятая Хатта, вела к полной ликви­дации Индонезийской республики и превращению её в амери­кано-голландскую колонию, как того добивался Уолл-стрит.

Но у голландских колонизаторов теперь разгорелись аппе­титы, и они решили форсировать полное подчинение респуб­лики. Создав в оккупированных областях Индонезии ряд марионеточных правительств из числа национальных предате­лей — правительства «Западной Явы», «Восточной Явы», Ма­дуры и т. д., они решили образовать такое же правительство и в неоккупированной части Индонезии, чтобы до конца разгро­мить национально-освободительное и демократическое движе­ние. Они опасались также, что американский капитал, действуя через правительство Хатта или аналогичное ему правительство, быстро закрепится в Индонезии, не прибегая к голландскому посредничеству, а затем совершенно вытеснит из Индонезии самих голландцев.

Поэтому, готовясь разгромить республику вооружёнными си­лами, голландцы дали понять, что они недовольны теми пред­ложениями, которые внёс американский представитель Дюбуа. Они полагали, что теперь уже не составит большого труда окон­чательно разгромить республику, так как после прихода к власти Хатта правительство Индонезийской республики со­стояло из колеблющихся или заведомо предательских элемен­тов. К наступлению на правительство Хатта поощряли голланд­цев и английские финансисты, которые с большой злобой наблюдали, как агенты Уолл-стрита продвигаются на руково­дящие позиции в Индонезийской республике.

Индонезийский народ спутал карты голландских, англий­ских и американских империалистов. Обнаружив обман, кото­рый скрывался за Рэнвиллским соглашением, демократические партии пересмотрели свою позицию. Шарифуддин осудил это соглашение как империалистический манёвр. Демократические партии, возглавляемые коммунистической партией Индонезии, образовали национально-демократический фронт, имевший в парламенте около половины всех голосов. Национально-демо­кратический фронт наметил на октябрь 1948 г. созыв Всеиндо-незийской народной конференции, которая должна была явиться началом нового решительного выступления индонезийского на­рода против империалистических поработителей. Рост народ­ного движения встревожил империалистов и индонезийские буржуазно-помещичьи круги. Заместитель представителя США в комиссии «добрых услуг» ООН Огбэрн потребовал ещё в начале июня 1948 г. от индонезийского президента Сукарно и премьера Хатта начать «кампанию преследования красных» и обещал ему для этой цели американских инструкторов и оружие(5).

Преследования правительством Хатта демократических пар­тий и организаций, начатые летом 1948 г., резко усилились в сентябре, накануне Всеиндонезийской народной конференции. За три недели до конференции одна из дивизий индонезийской армии (Силиванги), находившаяся под влиянием предатель­ских троцкистских элементов, похитила 60 офицеров армии, принадлежавших к национально-демократическому фронту. Массовая демонстрация национально-демократического фрон­та, назначенная на 18 сентября в городе Мадиуне, была объяв­лена правительством Хатта коммунистическим восстанием. Под предлогом «подавления восстания» правительство обрушило кровавые репрессии против деятелей и сторонников нацио­нально-демократического фронта. За короткий срок было убито до 40 тыс. человек, в том числе многие видные деятели народ­ных демократических партий и организаций(6).

В таких условиях национально-демократический фронт вы­нужден был поднять оружие против национальных предателей. Лидеры индонезийской демократии, деятели коммунистической и социалистической партий и профсоюзов Муссо, Шарифуддин, Сарджоно, Маруто, Дарусман, Сурипно, Харионо и другие были убиты в конце 1948 г. реакционной кликой по прямому науще­нию американских «советников» и интриганов, гнусных органи­заторов убийств, выступавших под флагом членов комиссии Организации Объединённых Наций.

В Индонезийской республике началась вооружённая внут­ренняя борьба. В этой обстановке правительство Хатта не сочло возможным немедленно полностью и открыто капитули­ровать перед голландцами, хотя по требованию представителя США в комиссии «добрых услуг» Кохрэна премьер-министр Хатта 13 декабря 1948 г. через того же Кохрэна направил голландцам письмо, в котором было выражено согласие на принятие большинства требований голландского правительства. Даже комиссия «добрых услуг» признала, что республика пошла на максимальные уступки.

Став американской политической агентурой, правительство Хатта заключило с американской фирмой Фокса кабальный договор, по которому эта фирма получала различные моно­польные права в Индонезии.

Хатта договаривался также о получении американского зай­ма под залог недр Индонезии.

Фокс обещал предоставить правительству Сукарно — Хатта в кредит хлопчатобумажных тканей на сумму б млн. ам. долл., причём этот кредит должен был быть оплачен индонезийским сырьём. Фокс впоследствии заявил, что эта сделка была под­готовлена при содействии американского правительства, так как государственный департамент хотел помочь правительству Индонезийской республики в вознаграждение за решительное выступление против народных масс. Всего клика индонезийских реакционеров получила от США через Фокса 65 млн. ам. долл.

Но голландское правительство считало, что в результате деятельности комиссии «добрых услуг» силы республики серьёзно подорваны и население её дезориентировано. Оно решило, что настало время для полного сокрушения Индонезий­ской республики. Оно стремилось также оттеснить индонезий­ские господствующие классы с позиции политических компра­доров американского империализма в Индонезии, чтобы моно­польно властвовать в этой стране.

Прервав 5 декабря 1948 г. переговоры с индонезийским правительством и подготовив неожиданное нападение, голланд­ское правительство отдало своим войскам приказ начать 19 де­кабря решительное наступление против Индонезийской респуб­лики. Правительство реакционеров не собиралось оказывать сопротивление. Столица республики Джокьякарта была окку­пирована голландским воздушным десантом, президент Су­карно и шесть членов правительства были захвачены голланд­скими войсками.

При обсуждении в Совете безопасности 22—27 декабря вопроса о голландской агрессии против Индонезии представи­тели США, как и других колониальных держав, на словах распинались по поводу недопустимых действий Голландии. Но эти же представители империалистических стран под руковод­ством США выступили против резолюции, предложенной со­ветским представителем, осуждавшей голландскую агрессию и требовавшей отвода голландских войск на позиции, которые они занимали до наступления, начатого ими 19 декабря.

Отстаивая дело мира и выступая в защиту индонезийского народа, представитель СССР предложил Совету безопасности вынести решение о немедленном прекращении военных дей­ствий в Индонезии, об отводе голландских войск на позиции, Которые они занимали до начала нападения, об освобождений голландским правительством президента и других политиче­ских деятелей Индонезийской республики и о создании ко­миссии из представителей всех государств — членов Совета безопасности для наблюдения за выполнением решения Совета,

Эти предложения были отклонены по команде американо-английских империалистов. Не было принято и вторичное пред­ложение СССР, внесённое 27 декабря и настаивавшее на том, чтобы Голландия прекратила военные действия против Индо­незии в течение 24 часов. Соединённые Штаты, Англия и покор­ное им большинство Совета безопасности явно поощряли голландскую агрессию против индонезийского народа.

Затягивая обсуждение вопроса об агрессии голландских империалистов в Индонезии, для того чтобы дать им время расправиться с индонезийским народом, отвергая советские предложения и принимая куцые решения, которые тоже без­наказанно нарушались агрессором, США, Англия и их подго­лоски всемерно содействовали голландской военной агрессии в Индонезии, предпринятой в нарушение всех прежних согла­шений с Индонезийской республикой.

Только Советский Союз и страны народной демократии последовательно выступали как непоколебимые защитники мира и интересов подвергшегося нападению индонезийского народа.

Как раз в те самые дни, когда представители американского правительства лицемерно порицали в Совете безопасности на­падение Голландии на Индонезийскую республику, была опуб­ликована развёрстка предполагаемых новых ассигнований по «плану Маршалла». Голландии вновь предоставлялось 547 млн. долл. Это по сути дела являлось продолжением финансирова­ния агрессивной колониальной войны Голландии против индо­незийского народа. Дальнейшие события показали, что Уолл­стрит поставил своей задачей использовать любые пути и ме­тоды — и через посредство Голландии и через правительство Хатта — Сукарно — для того, чтобы овладеть Индонезией и превратить её в свою колонию.

Соглашение между Голландией и представителем реакции Хатта, по которому Хатта признал своё марионеточное по­ложение и обязался выполнить все условия империалистов, было подписано 7 мая 1949 г. Это соглашение было составлено под руководством представителей американских монополий. Хатта дал обязательство прекратить борьбу против голланд­ских колонизаторов, включить Индонезийскую республику в «Соединённые штаты Индонезии» и сотрудничать с Голлан­дией. В начале августа Хатта отдал приказ о прекращении ин­донезийскими войсками вооружённой борьбы против голланд­ских оккупантов. Одновременно и Голландия формально от­дала приказ о прекращении военных действий. В августе же Хатта создал правительство из реакционных элементов, в которое вошли представители буржуазно-помещичьих пар­тий — националистов, мусульманской и католической. Амери­канские монополии вступили с новым «правительством» в фор­мальные переговоры о передаче им в эксплуатацию сырьевых богатств страны.

Демократические силы Индонезии упорно и решительно продолжали борьбу против империализма, за национальную не­зависимость, за мир. Под влиянием этой -борьбы даже в рядах буржуазных партий значительные слои колебались и нередко протестовали против антинациональной политики ряда своих лидеров. Вследствие вновь поднимающейся и усиливающейся освободительной борьбы масс лидерам буржуазных партий не удавалось создать устойчивое правительство.

В сентябре 1950 г. вместо Хатта во главе индонезийского кабинета стал Натсыр, деятель мусульманской партии «Маси-уми», создавший правительство из членов этой партии. Хатта сохранил, однако, пост вице-президента Индонезии. Правитель­ство Натсыра удержалось во главе Индонезийской республики лишь до 4 марта 1951 г. В апреле 1951 г. был образован новый кабинет министров из представителей «Масиуми», партии на­ционалистов и других буржуазных партий во главе с Сукима-ном, лидером «Масиуми», весьма послушно выполнявшим волю американских империалистов.

В 1950—1951 гг. американские монополии ещё крепче опу­тывали своими щупальцами Индонезийскую республику, всё более превращая не только антинациональные элементы индо­незийской буржуазии, но и голландских колонизаторов в своих компрадоров.

Хотя кабальный торговый договор, который правительство Хатта заключило в 1948 г. с Фоксом, был под давлением на­рода формально денонсирован Индонезией в марте 1950 г., на деле различные дополнительные условия и гласные и неглас­ные обязательства индонезийского правительства ещё более усилили закабаление Индонезии американским империализ­мом. Так, в начале 1950 г. индонезийское правительство заклю­чило соглашение с США о поставках олова. Не менее 40% концентратов олова экспортировалось непосредственно в США, что явилось ударом по английским оловянным монополиям и вызвало среди английских монополистов большое недоволь­ство. Большую часть бокситов, добываемых в Индонезии, за­бирают американские алюминиевые монополии, вывозя их в США и Японию.

Фактическим хозяином Индонезии пытается стать хищная американская финансовая группа Рокфеллера. Внутреннюю и внешнюю политику правительства в течение ряда лет опреде­лял посол США Кохрэн, получивший известность своими фашистскими и расистскими высказываниями, а также Фокс, представитель Рокфеллера.

Сотни Представителей американских монополий устроили свои штаб-квартиры в городах Индонезии. Они ведут пере­говоры о предоставлении им всё новых и более обширных кон­цессий, о всё новых контрактах и соглашениях, окончательно закабаляющих Индонезию и её народ. И вместе с тем они дрожат перед завтрашним днём, ибо растущее недовольство народных масс уже сейчас то и дело прорывается в массовых демонстрациях, забастовках и в ряде областей в партизанской войне.

(1) Jacoby, Agrarian Unrest in South-East Asia, New York 1949, p - 41.

(2) «Survey of Current Business», June, November, 1948.

(3) «Nation», July 10, 1948, p. 40.

(4) Население Суматры, Явы и Мадуры, взятых вместе, составляет почти 63 млн. человек, т. е. более 80% всего населения Индонезии; на этих островах производилось 90% всего индонезийского каучука и 75% нефти.

(5) См. «Правда», 25 декабря 1948 г.

(6) «Political Affairs», March, 1949, p. 46—57.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю