Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

ПОДГОТОВКА РУССКОЙ ДУНАЙСКОЙ АРМИИ К ПЕРЕПРАВЕ ЧЕРЕЗ ДУНАЙ

По плану Обручева военные действия на Балканах должны были начаться с форсирования Дуная.

Предварительная подготовка к форсированию Дуная началась сразу же после объявления войны. В основном она шла по двум направлениям: 1) обезвреживалась, по возможности уничтожалась турецкая Дунайская флотилия и 2) готовились средства для фор­сирования и последующей переправы.

Турки располагали на Дунае довольно сильной речной военной флотилией. Она насчитывала 20 военных паровых судов, 9 из ко­торых были броненосными, и имела на вооружении 77 орудий (табл. 3).

Наличие на Дунае турецкой флотилии серьезно угрожало фор­сированию реки русскими войсками. Предотвратить эту угрозу можно было активной борьбой с турецкими кораблями при помощи мелких судов, вооруженных минами, установкой на реке минных заграждений и сооружением береговых батарей.

Активная борьба началась с создания русской Дунайской реч­ной военной флотилии. Личный состав для нее был выделен Бал­тийским (отряд гвардейского экипажа на Среднем Дунае) и Чер­номорским (Черноморский флотский отряд на Нижнем Дунае) флотами; в числе выделенных в эти отряды моряков встречалось немало охотников. Суда для Дунайской флотилии были частично. Доставлены из Кронштадта и Николаева, частично приобретены в Венгрии, уступлены Румынией, взяты на Дунае. Наибольшее зна­чение во флотилии имели паровые минные катера; они преобладали и численно (табл. 3). В основном минные катера были взяты с су­дов Балтийского флота (носили даже названия тех кораблей, с которых были взяты). Лишь два катера («Мина» и «Шутка») были быстроходными, то есть развивали скорость в 14—16 узлов, прочие же трудом давали 6 узлов по течению и 2 узла — против; ни один из катеров не имел артиллерийского вооружения и брони(1).


Схема 12. Русские минные заграждения на Дунае в 1877 г.

Для атаки неприятельских судов минные катера имели на вооружении шестовые и буксирные шлюпочные мины; при атаке катера подхо­дили вплотную к неприятельскому судну и ударяли его шестовой миной или подводили под днище буксирную мину; такая минная атака требовала от экипажа катера большого мужества.

Кроме минных катеров, в состав Дунайской русской флотилии входили и другие паровые суда — всего 21 вымпел.

В качественном отношении суда русской речной флотилии не выдерживали никакого сравнения с судами турецкой флотилии (табл. 3).

Мины для минных заграждений к началу войны были сосредо­точены на складах в Бендерах; их было мало — всего 300 гальва­нических и 150 мин Герца. В Бендерах имелось также и 100 шлю­почных мин для катеров.

Для устройства береговых батарей использовались кадры и ору­дия десяти рот Киевской осадной артиллерии и один батальон Ни­колаевской. К началу июня в Дунайскую армию прибыло 128 осад­ных орудий калибра не менее 152 мм.

В общем же русские силы и средства, организованные для борьбы за господство на Дунае, были весьма скромны. Борьба могла быть успешной лишь при наличии достаточного времени для организации сил и средств, а также при доблести русских моряков и артиллеристов и пассивности турок. Обстоятельства сложились так, что все эти три условия оказались налицо.

25 апреля, на другой день после объявления войны, начальник инженеров Дунайской армии генерал Депп наметил места для че­тырех береговых батарей — трех у Браилова и одной у Рени и Бар-боша. Декоре после этого батареи на намеченных местах были поставлены. На первых порах они имели на вооружении полевую артиллерию, а с 8 мая — осадную. Под прикрытием этих батарей между 30 апреля и 3 мая были поставлены минные заграждения У Рени и Барбоша, а 9 мая — у Браилова. Между 15 и 17 мая был загражден южный выход из Мачинского рукава Дуная и, наконец, 9 июня было поставлено минное заграждение у Гуры Яломицы (табл. 2).

Таким образом, в начале июня русские не только преградили доступ турецким морским судам в Дунай с Черного моря, но и вос­претили им свободное плавание на Нижнем Дунае, от Рени до Гирсово. 11 мая одновременным попаданием снарядов 3-й и 4-й осад­ных русских батарей был взорван и потоплен турецкий броненос­ный корвет «Люфти Джелиль», вооруженный пятью крупнокалибер­ными орудиями. Из 218 человек экипажа спасся лишь один матрос, которого вместе с флагом броненосца забрали русские минные катера. В ночь с 25 на 26 мая русские минные катера взорвали ше­стовыми минами большой турецкий монитор «Сельфи».

Уничтожение двух наиболее крупных судов так деморализовало личный состав и командование Дунайской речной флотилии турок, что остальные ее суда — четыре броненосных и восемь деревян­ных — поспешно отошли под прикрытие крепостных пушек Рущука и Никополя.

Борьба за господство в среднем течении Дуная началась не­сколько позже — с выходом к Дунаю передовых частей русских войск. Первые береговые батареи на Среднем Дунае были соору­жены у Парапана и Фламунды (15 июня), у Корабии (21 июня), у Журжево (22 июня) и у Турну-Магурелли (26 июня). Наиболее сильными являлись батареи у Журжево (28 орудий) и у Турну-Ма­гурелли (33 орудия), так как первая была предназначена, кроме борьбы с турецкой флотилией, также для обстрела Рущука, а вто­рая — для обстрела Никополя.

Под прикрытием береговых батарей на Среднем Дунае стави­лись минные заграждения. Так, 24 июня они были поставлены у Корабии, в ночь с 26 на 27 июня — у Фламунды и у Парапана; по­следние, впрочем, довести до неприятельского берега в эту ночь не удалось.

В итоге двухмесячной борьбы с турецкой речной флотилией на Дунае русским удалось с ничтожными средствами удовлетвори­тельно обеспечить районы будущих переправ Дунайской армии как на Нижнем, так и на Среднем Дунае.

Значительно менее удалась русскому командованию предвари­тельная подготовка средств для форсирования Дуная и последую­щей переправы через него войск Дунайской армии.

Несмотря на то, что русская армия имела в прошлом богатый опыт переправы через Дунай — последние данные о переправах относились к 1854 году и в большинстве случаев полностью сохра­нили свое значение и для 1877 года, — русская Дунайская армия была совершенно недостаточно обеспечена переправочными сред­ствами. На Среднем Дунае форсирование и переправу решено было произвести на железных понтонах. Эти понтоны конструкции пол­ковника Томиловского являлись крупным достижением русской военно-инженерной мысли и превосходили иностранные, но в Ду­найской армии их было мало. В состав армии были введены всего четыре понтонных батальона (3, 4, 5 и 6-й) с 208 железными по­лупонтонами, которые давали всего 652 м моста. А. так как ширина Среднего Дуная в июне даже в узком месте достигала 800 м(2), то табельные средства всех понтонных батальонов не да­вали возможности навести даже одного моста. Далее, так как для Дунайской армии требовалось, даже на первых порах, два моста на Среднем Дунае и один на Нижнем, мостовое имущество для 2 1/2 мостов приходилось изыскивать на месте.

На Нижнем Дунае вопрос решался легко — в Галаце были быстро заготовлены плоты, необходимые для сооружения одного моста. На Среднем Дунае дело обстояло хуже. Там заготовку мо-стового имущества из местных средств начали с запозданием(3), да и то допустили при этом ряд просчетов. Ко времени переправы на Среднем Дунае мостовое имущество с большим трудом удалось изготовить, но оно не было однотипно и состояло из самых различ­ных средств и материалов.

Еще хуже обстояло дело на Среднем Дунае с подготовкой средств для высадки десанта в период форсирования реки. Штаб Дунайской армии рассчитывал вначале исключительно на желез­ные понтоны. Впоследствии, перед самым форсированием, было решено железные понтоны использовать лишь для первых рейсов десанта, а для последующих, по предложению Деппа, применить пароход «Аннету». Последующий ход событий целиком подтвердил правильность предложения Деппа. Во время переправы из строя вышло от обстрела и бури 25% железных понтонов; без помощи парохода и буксируемых им двух барж форсирование Дуная рус­ской армией значительно задержалось бы.

На Нижнем Дунае для форсирования реки были собраны мест­ные лодки, пароходы и заготовлены деревянные понтоны.

Ход и результаты подготовки форсирования Дуная весьма пока­зательны для экономической и технической отсталости русского царизма. Располагая значительным временем для подготовки к форсированию, русский царизм не смог все же обеспечить свою армию достаточными для форсирования средствами. Мин и желез­ных понтонов было недостаточно, подвозили их с запозданием. Дру­гих средств для перевозки десанта заблаговременно в достаточном количестве не заготовили; мосты были подготовлены к наводке за счет местных средств с запозданием.

(1) Некоторые катера имели суррогат брони—1,5-мм железные листы; ими накрывали уязвимые части катера, а поверх клали мешки с углем. Такое «брони-рование» предохраняло машину от пуль, но снижало скорость хода.

(2) Фактически для наводки одного моста на -Среднем Дунае требовалось мостового имущества на 1,2 км.

(3) В связи с тем, что для военного министерства до последнего момента оставалось неясным, будет ли война с Турцией или нет, Милютин лишь 7 ап­реля, и то с некоторым колебанием, отпустил средства для заготовки мостового имущества в Румынии.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю