Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

ПЕРЕХОД РУССКОЙ КАВКАЗСКОЙ АРМИИ К ОБОРОНЕ И ПОПЫТКИ НАСТУПЛЕНИЯ ТУРЕЦКИХ ВОЙСК

К концу июля только один Ардаганский отряд русской Кавказ­ской армии продолжал еще занимать положение, достигнутое во время летнего русского наступления. Главные силы Действующего корпуса, насчитывавшие 32 000 штыков и сабель при 120 орудиях, отошли к русской границе и расположились у Курюк-Дере, имея передовые части у Башкадыкляра; Эриванский отряд, численностью 13 400 человек при 48 орудиях, отошел за русскую границу, в Эри-ванскую губернию, и расположился у Игдыря и Кульпа.

Главнокомандующий Кавказской армией до подхода вытребо­ванных из глубины России подкреплений решил держаться оборо­нительно-выжидательного образа действий и 2 августа уехал со своей супругой в Боржом. Подкрепление первой очереди состояло из 40-й пехотной дивизии, которая перевозилась по железной до­роге из Чугуева и могла прибыть в начале августа, и четырех ба­тальонов с восемью орудиями из состава войск Рионского края.

Турецкая армия Мухтара-паши к концу июля состояла: а) из главных сил под начальством самого Мухтара-паши, насчитывав­ших 25 000 человек при 36 орудиях и к 18 июля занимавших пози­ции восточнее Карса, у Авлиара и Аладжи; б) из гарнизона Карса под начальством коменданта крепости Февзи-паши, насчитывавшего в своих рядах 10 000—12 000 человек при 18 полевых орудиях (не считая крепостных); в) из отряда Измаила-паши в составе 10 000 человек при 12 орудиях и из Ванского отряда Фаика-паши численностью в 10 000—12 000 человек с 16 орудиями; оба послед­ние отряда располагались у Диадина и Баязета. Кроме того, в конце августа ожидалось прибытие подкреплений из Сирии, Ана­толии и Европы общей численностью около 13 000 человек с. 12 орудиями.

Мухтар-паша рассчитывал перейти в контрнаступление и вторг­нуться в пределы Эриванской губернии. Первыми должны были наступать войска Измаила-паши; ему был подчинен Ванский отряд, и он вследствие, этого имел значительный численный перевес над Эриванским отрядом русских. Однако Измаил-паша медлил с переходом в наступление, так как Ванский отряд был совершенно дезорганизован баязетским поражением, а организация тыла и вос­полнение потерь заняли почти месяц; не малую роль в задержке наступления Измаила-паши сыграла, очевидно, и глухая, но свире­пая вражда, возникшая между ним и Мухтаром-пашей еще в на­чале войны.

План начала наступления у Измаила-паши сводился к тому, чтобы привлечь внимание Тергукасова разного рода демонстра­циями к Чингильскому перевалу и, введя его таким образом в за­блуждение, главными силами прорваться через Зорский перевал и вторгнуться в Эриванскую губернию. С этой целью Измаил-паша в ночь с 4 на 5 июля сосредоточил к Мысуну 6 000 человек регу­лярных войск с шестью орудиями и 5—6-тысячную иррегулярную конницу, поставив им задачей 5 июля прорваться через Зорский перевал.

Так как наступление войск Измаила-паши не получило особого развития, то Мухтар-паша и вовсе не переходил в контрнаступление в течение июля и большей части августа. Однако в конце августа Мухтар-паша под давлением настойчивых требований Константино­поля о переходе к решительным действиям, решил воспользоваться ослаблением главных сил Действующего корпуса после высылки подкреплений в Эриванский отряд. Внезапно нанеся короткий удар. Мухтар-паша в ночь на 25 августа овладел передовой позицией рус­ских главных сил у Башкадыкляра и занял важную в тактическом отношении высоту Кизил-тапу.

Оправившись от этого удара, русские войска перешли в контр­атаку и были уже близки к тому, чтобы отобрать Кизил-тапу обратно, когда вмешался Лорис-Меликов и приказал отступить. Кизил-тапа осталась в руках турок. Причиной столь странного решения Лорис-Меликова было паническое настроение, охватившее его при известии о внезапном переходе турок в наступление, и пол­ное неверие его в силы русских войск. Войска главных сил поте­ряли в бою 25 августа до 900 человек, турки — до 1 500 человек.

После боя 25 августа обе стороны снова в течение конца августа и всего сентября держались оборонительной тактики; полное затишье лишь изредка прерывалось незначительными столкновениями.

В Абзахии турецкие десанты были вытеснены из Очемчир в ав­густе, а в начале сентября они были вынуждены погрузиться на суда и покинуть последний оставшийся в их pyaх пункт русского Кавказского побережья Черного моря — Сухум. Перед уходом турки насильно выселили в Турцию до 50 000 абхазцев, разорив при этом их хозяйства.

Наряду с успешным завершением вооруженной борьбы в Чечне и Абхазии на втором этапе войны вспыхнул новый очаг ее — в Да­гестане.

Движение здесь возникло в начале сентября и быстро развива­лось. Этому благоприятствовали летние неудачи Кавказской армии. Сыграла свою роль и турецкая пропаганда, под влиянием которой к движению примкнуло мусульманское духовенство и многие пред­ставители местной знати.

В октябре борьба с этим движением была в Дагестане в полном разгаре.

Русские войска на Кавказском театре перешли к обороне раньше, чем Дунайская армия. Это дало туркам возможность не посылать сюда подкреплений, и большинство вновь формируемых частей в начале второго этапа войны турки направляли на Балкан­ский театр.

Вместе с тем окончание обороны русских войск на Кавказском театре уничтожило в конце второго этапа войны возможность пере­броски турецких войск с Кавказского театра против Дунайской ар­мии в тяжелый для нее момент, когда подкрепления из глубины страны (гвардия, гренадеры) еще лишь прибывали на Балканы.

Подкрепления, прибывшие в Кавказскую армию в течение июля и августа, не могли создать резкого перелома и дать возможность Кавказской армии вновь перейти в наступление. Поэтому Михаил Николаевич вновь поставил перед Александром II вопрос о вы­сылке свежих подкреплений. Его просьба была удовлетворена, и в конце августа ему было сообщено о высылке в Кавказскую ар­мию 1-й гренадерской (московской) дивизии, сводной казачьей ди­визии и четырех крепостных Динабургских батальонов для охраны сообщений. К, концу сентября эти подкрепления прибыли, Кавказ­ская армия вновь была готова перейти в наступление.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю