Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО ТРЕТЬЕМУ ЭТАПУ ВОЙНЫ

На Балканском театре военных действий весь третий этап войны — от перехода Балкан войсками Гурко, начавшегося 25 де­кабря, до занятия 20 января Адрианополя, означавшего фактиче­ское прекращение военных действий, — длился менее месяца. За это короткое время войока Дунайской армии беспрерывно на­ступали и, ни разу не отходя, добились выполнения поставленной им стратегической задачи.

Для стратегии третьего этапа войны на Балканском театре ха­рактерна обручевская идея зимнего наступления, заключавшая в себе блестящий для того времени образец глубоко продуманного взаимодействия двух крупных войсковых масс: отрядов Гурко и Радецкого. Это, несомненно, представляет собой положительный пример русского стратегического искусства. Взаимодействие отря­дов Гурко и Радецкого привело к тому, что турецкие войска были лишены возможности организовать оборону у Адрианополя и до­биться затяжки войны в чаянии иностранного вмешательства или заключения мира на более выгодных для Турции условиях. Сулей­ман-паша не смог отойти к Адрианополю, и тем самым была снята со счета единственная сила, способная организовать новое сопро­тивление у Адрианополя, — армия Сулеймана-паши.

Богатые результаты дали обручевские замыслы наступления на Кавказском фронте. Блестящее их осуществление Лазаревым под Авлиар — Аладжей привело к разгрому полевой армии Мухтара-паши. Однако в дальнейшем крупнейшие ошибки кавказского глав­ного командования в значительной мере снизили значение этой победы, и она не привела к такому же полному разгрому турок, как на Балканах.

В области тактики на третьем этапе войны обе русские армии внесли в военное искусство особенно много нового выработкой приемов пехотного наступления. Цепь из привеска все более дела­лась основой наступательного боевого порядка. Даже боевой поря­док ротных колонн был на третьем этапе далеко не тот, что в на­чале войны, — линии были сильно разомкнуты и разжижены, при­ближаясь к цепям, а между линиями дистанции доходили до 500 600 шагов (уставная— 150 шагов). Движение цепи по частям: взводами, звеньями; сочетание движения с огнем, применение к местности, самоокапывание — все это более и более становилось достоянием не отдельных командиров и частей, а всей армейской массы. Особенно ярко выявилось новое на третьем этапе войны в Дунайской армии. Этому в значительной мере способствовало то что во время декабрьско-январского наступления, особенно в на­чале его, на артиллерию серьезно полагаться было невозможно: ее или не было или было очень мало, поэтому новые приемы наступле­ния пехоты в этот период представляли единственную возможность уменьшения потерь и достижения успеха в наступлении.

Если сравнить все достижения русских войск на третьем этапе войны в тактике цепи с тем, что писалось по этому поводу в по­следних перед войной уставах иностранных армий, то можно на­глядно убедиться, насколько вперед ушли русские войска.

Так, например, по прусскому уставу 1876 года лишь под конец наступления, перед атакой, батальон мог иметь в цепи до половины своего состава; перебежки в бою производились большей частью всей цепью сразу, а порядок взаимодействия огня и движения цепи вовсе не был разработан.

Во французском уставе 1875 года батальону рекомендовалось на 2000 шагов развертываться в линию ротных колонн, с 1200 шагов высылать вперед две роты, которые выделяли от себя патрули, а за ними слабую цепь, причем огонь могли в этот период вести лишь патрули. Лишь с 900 шагов патрули сливались с цепью и начина­лись перебежки, но они велись с теми же недостатками, которые были характерны и для прусского устава.

По английскому уставу и перебежки и огонь цепью разреша­лись лишь с 675 шагов.

На третьем этапе войны для русских войск — там, где ими ру­ководили передовые начальники, — все эти недочеты иностранной тактики являлись уже пройденным этапом. А число таких русских частей на третьем этапе выросло настолько, что включало в себя большую часть армии.

Помимо отработки тактики цепей, тактический опыт третьего этапа войны дал немало нового и ценного и в целом ряде других областей. Для выработки теории боя на окружение чрезвычайно ценные данные дало успешное окружение армии Мухтара-паши под Авлиар —Аладжей и Весселя-паши под Шейново; даже из неудач­ных попыток окружения Сулеймана-паши в Филиппопольском сра­жении можно было извлечь весьма много поучительного. Бои при форсировании Балкан и у Деве-Бойну обогатили тактику горной войны положительными образцами в целом ряде основных положе­ний. Ночной бой под Кара-агачем являлся блестящим образцом ночного преднамеренного наступления, образцом, равного которому не было в иностранных армиях. Ряд блестящих тактических приме­ров дало и преследование турецких войск на Балканах. Не только пехота, но и артиллерия и кавалерия постепенно освобождались на третьем этапе войны от тех устарелых и ложных взглядов на их использование, которые существовали и даже порой претендовал на первенство в мирное время. Вырабатывалась тактика родов войск, более отвечавшая требованиям войны того времени.

Третий этап войны дал зародыш нового явления, неизвестного до той поры военному искусству. Помимо кампании и боя, все яв­ственнее обозначалось промежуточное звено — операция. Действия Гурко, начиная с перехода Балкан и кончая сражением у Филип-пополя, действия отряда Радецкого, завершившиеся сражением у Шейново, Авлиар — Аладжа,— это не только сумма отдельных боев и сражений, но тесно объединенная общей целью совокупность расчлененных во времени и пространстве действий, что, как из­вестно, является одним из признаков операции.

Конечно, и в действиях третьего этапа войны было немало оши­бок и недостатков. В основном причиной этих недостатков и оши­бок была бездарность значительной части русского главного выс­шего командования. Но общие правильные стратегические рамки как на Кавказе, так и особенно на Балканах, а также лучшая, вы­работавшаяся в процессе военных действий подготовка русских войск не дали возможности ошибкам и недостаткам этого рода резко отрицательно сказаться на общем ходе развития третьего этапа войны.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю