Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Обмен секретами. «Энигма» ставит препятствия. Часть 5

Галифакс—Бостон—Галифакс


Маршрут должен был охраняться канадскими эсминцами и корветами.

Галифакс—Карибское море—Галифакс


Этот путь предназначался исключительно для поставок нефти в Канаду. Он охранялся четырьмя канадскими корветами и должен был быть открыт 17 мая. Первоначально конвои должны были состоять из шести танкеров, отправлявшихся в море каждые четырнадцать дней, однако с 8 июня конвои стали выходить в море каждые десять дней — из Арубы, следуя мимо Тринидада.

Тринидад—Аруба — Тринидад


Английский танкерный маршрут, который открывался 18 мая, должен был охраняться одной группой английских кораблей. Достигнув Тринидада, груженые танкеры должны были следовать без охранения до Фритауна, а оттуда в составе конвоев в Великобританию. Танкеры, возвращавшиеся к Тринидаду, присоединялись к конвоям, следовавшим до Арубы.

Другие


По мере наращивания сил охранения в Мексиканском заливе и Карибском море должны были открыться еще несколько конвойных маршрутов.

Второе патрулирование Хардегена

В марте Дениц отправил к берегам Америки двадцать шесть подводных лодок: шесть IX серии и двадцать VII серии. Это была относительно опытная группа. Две трети лодок ранее в этом году уже совершали патрулирования за океаном. Шестью лодками (тремя IX серии и тремя VII серии) командовали кавалеры Рыцарского креста — Клаус Шольц (U108), Генрих Блайхродт (U109), Рейнгард Хардеген (U123), Адальберт Шни (U201), вернувшийся после капитального ремонта в Германии и отправившийся в свое первое патрулирование у берегов Америки, а также Рольф Мюцельбург (U203) и Эрих Топп (U552).

Мартовскую группу сопровождали два подводных танкера. Один из них, временно освобожденный от решения задач по «обороне Норвегии» — UA под командованием Ганса Кохауца — должен был произвести дозаправку трех лодок VII серии и вернуться в Германию. Второй танкер — U459 (первый немецкий танкер специальной постройки)(1) должен был отправляться прямо в западную часть Атлантики, произвести дозаправку пятнадцати лодок и вернуться во Францию. Танкер UA не оправдал возложенных на него ожиданий, зато танкер U459, под командованием «старого джентльмена» Георга фон Виламови- ца-Молендорфа, 48-летнего ветерана имперского флота, оказался во всех отношениях своевременной поддержкой немецким подводным лодкам.

Все двадцать шесть лодок должны были действовать исключительно у берегов Соединенных Штатов и в Карибском море. Три лодки малого радиуса действия IXB серии и все двадцать лодок VII серии патрулировали южнее широты Нью-Йорка. Три лодки большого радиуса действия IXC серии направлялись в Карибское море. По настоянию адмирала Редера и Морского штаба одна из них (U130 под командованием Эрнста Кальса) должна была обстрелять нефтеперегонные заводы и нефтебазы на Кюрасао. Лодка U123 под командованием Рейнгарда Хардегена вышла в море в марте — раньше всех лодок IX серии. На борту у нее было шестнадцать торпед (четырнадцать внутри и две в контейнерах на палубе). Был на борту лодки и кинооператор, Рудольф Мейзингер. Переждав трехдневный шторм (с 22 по 24 марта), Хардеген наткнулся посреди Атлантики на два больших груженых танкера, шедших без охранения. 7000-тонный американский «Маскоуги» был отправлен на дно одной торпедой. Над 8100-тонным английским «Эмпайр Стил» пришлось потрудиться. Одна торпеда дала осечку при пуске, другая была выпущена по ошибке. Вторая пара торпед поразила цель — судно объяло пламенем. Чтобы добить танкер, Хардеген решил применить палубное орудие, однако пламя было столь сильным, что после восьми залпов он отказался от своей попытки. Оба экипажа танкеров погибли.

Днем 26 марта на подходе к мысу Гаттерас с мостика доложили о появлении на горизонте клубов дыма. Приблизившись к цели, Хардеген к своему разочарованию обнаружил 3000-тонный пассажирский пароход старого производства. Тем не менее было произведено сближение и с наступлением темноты выпущена одна торпеда. Однако взрыва не наблюдалось, и Хардеген вновь решил добивать свою жертву из палубного орудия.

Однако Хардеген не ведал, что его добычей оказалось су дно-ловушка «Эйтик» (бывшее «Кэролайн»), одно из двух судов этого класса, принимавших участие в сверхсекретном противолодочном патрулировании в 250 милях от восточного побережья США. Однотипное с ним судно «Эстерион» (бывшее «Эвелин») тоже двигалось неподалеку, но не находилось в прямом контакте с «Эйтик». После попадания торпеды для имитации оставления командой судна с «Эй- тика» были спущены две шлюпки.

Когда Хардеген приблизился, чтобы произвести обстрел судна, «Эйтик» неожиданно ожил. Фальшборты были отброшены, являя на свет орудие, направленное прямо на лодку. Последовал залп, однако, к счастью для Хардегена и его команды, снаряды просвистели мимо. Вдруг заработал пулемет, в воду посыпались глубинные бомбы. Хардеген, как он признавался позже, чувствуя себя как нашкодивший школьник, стал поспешно уводить лодку из-под огня. Однако несколько пуль достигли мостика, смертельно ранив гардемарина, Рудольфа Хольцера.

Убедившись, что лодке не были нанесены серьезные повреждения, Хардеген погрузился и вновь приблизился к «Эйтику» для повторной атаки. Тщательно прицелившись с очень близкого расстояния в машинное отделение судна, Хардеген произвел торпедный залп. На этот раз торпеда взорвалась. Медленно, но верно «Эйтик» пошел ко дну. Услышав сигнал бедствия, «Эстерион», другие военные корабли и авиация начали поиски оставшихся в живых, однако никто не был найден.

К этому времени — концу марта — противолодочные силы Восточного морского округа значительно окрепли. У Эндрюса было уже сто малых кораблей различного типа, около сотни летательных аппаратов береговой охраны и четыре малых дирижабля, а также сто самолетов ВВС и «каталин». Кроме того, Кинг и Ингерсолл должны были к апрелю подготовить двадцать три эсминца, на которые по плану приходилось 140 патрульных дней.

Тридцатого марта при свете яркой луны Хардеген вошел в район мыса Гаттерас. Две крепившиеся на палубе торпеды были уже переправлены внутрь. Несмотря на то, что район кишел средствами противолодочной обороны, за последующие сорок восемь часов Хардеген атаковал три судна, выпустив в каждое по одной торпеде. Однако все залпы оказались неудачными. На третье судно, 7100-тонный американский танкер «Либр», Хардегеном было предпринята повторная атака. Огнем орудия он поджег танкер. Дальнейшие действия Хардегена были пресечены патрульным катером, заставившим U123 уйти на глубину. Хардеген считал «Либр» потопленным, но тот, как оказалось, был нагружен балластом и получил лишь повреждения. Четыре месяца спустя он опять вышел в море.

Как правильно рассудил Хардеген, из-за жестких противолодочных мер мелководье у мыса Гаттерас стало неудачным местом для неповоротливой лодки IX серии. Поэтому он отправился на юг — к побережью штата Джорджия, в район острова Сент-Саймонс. В ночь с 7 на 8 апреля, находясь в надводном положении на мелководье, где глубина достигала всего 43 футов, U123 обнаружила и атаковала два больших груженых американских танкера — 9300-тонную «Оклахому» и 8000-тонный «Эссо Батон-Руж»,— выпу- стив четыре торпеды из оставшихся семи. На обоих судах возник пожар, и Хардеген посчитал их потерянными для американцев навсегда. Однако танкеры впоследствии были подняты и возвращены в строй. Поскольку никакой контратаки не последовало, Хардеген остался у побережья Джорджии еще на день. Ранним утром 9 апреля, израсходовав всего одну торпеду, он отправил на дно 3400-тонное американское рефрижераторное судно «Эспарта».

Проследовав дальше на юг к побережью Флориды, Хардеген обнаружил сильное свечение воды, из-за чего позади лодки оставался светящийся след. Вечером 10 апреля, курсируя в районе города Сент-Августин, Хардеген обнаружил груженый 8100-тонный американский танкер «Галфамерика», выполнявший свое первое плавание. На его борту было четырехдюймовое орудие. Несмотря на то, что судно находилось более чем в миле от лодки и двигалось на весьма большой скорости, Хардеген выпустил в нее одну из своих последних двух торпед. Цель оказалась поражена. Танкер запылал так, что пожар был виден на берегу. Позже его отнесло в море, и он затонул. «Галфамерика» оказался единственным не подлежавшим восстановлению танкером из всех судов, потопленных в апреле у Восточного побережья лодками IX серии.

Почти сразу же на U123 навалилась авиация с ближайшей базы в Джексонвилле, эсминец «Далгрен» и подоспевшее судно-ловушка «Эстерион». С одного из самолетов прямо над лодкой была пущена осветительная ракета. Хардеген стал срочно погружаться и ушел на глубину 66 футов, однако «Далгрен» успел установить с U123 радиолокационный контакт и весьма метко сбросил шесть глубинных бомб. Как записал в вахтенном журнале Хардеген, «лодку сильно трясло; экипаж кидало по всем отсекам; практически все было перевернуто; механизмы надсадно гудели».

По прошествии какого-то времени Хардеген поднял на поверхность искалеченную лодку и ушел в открытый океан. Там он лег на дно, чтобы провести ремонт и дать отдохнуть команде. Поздним вечером 12 апреля лодка и команда вновь были готовы действовать. В районе мыса Канаверал Хардеген обнаружил 2600-тонное американское грузовое судно «Лесли», направлявшееся из Гаваны на север с грузом сахара, и 4600-тонное английское грузовое судно «Коршолм», груженное фосфатами. «Лесли» было отправлено на дно последней торпедой, а «Коршолм» — огнем палубного орудия. После этого Хардеген взял курс на Францию. Хардеген доложил о потопленных целях Деницу, заявив о десяти судах (из них семи танкерах) тоннажем 75 837 тонн. Этот тоннаж значительно превысил его же результат за время первого патрулирования у берегов Америки и сделал лодку U123 второй немецкой лодкой (после U48), отправившей на дно более 300 000 тонн. Однако эти заявления были впоследствии скорректированы. Во время патрулирования Хардеген потопил девять судов общим тоннажем приблизительно 54 300 тонн и нанес повреждения танкеру «Либр». Кроме того, два потопленных им танкера, «Оклахома» и «Эссо Батон-Руж», тоннажем 24 300 тонн были подняты. Таким образом, потопленных судов было только семь, и их тоннаж составил около 30 000 тонн. В общей сложности лодка U123 под командованием Моеля и Хардегена пустила на дно не «300 000» тонн, а приблизительно 172 000 тонн. Подражая Йохану Моору, командиру U124, Хардеген представил свой доклад в стихотворной форме, переведенной историком Майклом Генноном:

For seven tankers the hours has passed,
The Q-ship hull went down by the meter,
Two freighters, too, were sunk at last,
And all of them by the same Drumbeater!

(Опять снедаемый кручиной
Стенает Рузвельт: «Боже мой,
Десять судов ушли в пучину
Под жуткий барабанный бой!)

Доклад Хардегена ободрил командование подводным флотом в Париже и Морской штаб в Берлине. Однако, как и во время первого своего патрулирования у берегов Америки, Хардеген на этом не успокоился. Шестнадцатого апреля по пути домой огнем орудия он пустил на дно 4834-тонное американское грузовое судно «Элкоа Гайд». Докладывая об очередной победе, Хардеген заявил об одиннадцати потопленных судах тоннажем 79 649 тонн, что являлось рекордом и заслужило высокой похвалы Редера и Деница. Поскольку на 23 апреля им было заявлено о потопленном тоннаже в размере, превышавшем 200 000 тонн, по указанию Гитлера Хардеген был удостоен «Дубовых листьев» к Рыцарскому кресту(2).

Когда U123 прибыла в Лорьян, адмирал Редер и Дениц стояли на пирсе, чтобы поздравить Хардегена и весь экипаж с «великолепно проведенной операцией». Позже Хардеген летал в Вольфшанце за «Дубовыми листьями». Еще позже он перевел U123 в Германию на капитальный ремонт, который продлился до декабря. Завоевав славу, сравнимую со славой героев-подводников Прина и Кречмера, Хардеген оставил командование U123 и перешел на работу в Учебный центр по подготовке подводников. На фронт он больше не вернулся.

Другие пять лодок IX серии из состава мартовской группы действовали совместно — отчасти вследствие того, что последние две недели апреля союзники приостановили движение танкеров.

Рихард Цапп, командир U66, подошел к Тринидаду в середине апреля, имея на борту 24 торпеды (десять из которых находились в контейнерах на верхней палубе). Его патрулирование было более чем результативно. Он отправил на дно шесть судов тоннажем около 44 000 тонн и нанес повреждения 12 500-тонному английскому танкеру. Четыре из шести потопленных судов были танкерами(3). Цапп был удостоен Рыцарского креста(4), находясь еще в море, а по возвращении во Францию он принял командование Третьей боевой флотилией.

Ранним утром 19 апреля командир лодки U130 Эрнст Кальс, выполняя приказ командования, атаковал нефтеперегонный завод и нефтебазы, располагавшиеся на Кюрасао. Однако, выпустив 12 снарядов, не причинивших особого вреда, он попал под огонь береговых батарей Кюрасао и был вынужден ретироваться. Обескураженный временной приостановкой движения танкеров в Карибское море и отдельными неудачными пусками торпед, Кальс поразил лишь две цели — 5400-тонное грузовое судно и, уже по пути домой, 7700-тонный американский танкер «Эссо Бостон». Оба судна пошли ко дну. Таким образом, долгое 75-дневное патрулирование принесло одни разочарования.

Двадцатого апреля, дозаправившись от танкера U459, командир лодки IXB серии U108 Клаус Шольц патрулировал в районе Бермудских островов, Флоридского и Наветренного проливов. Во время этой охоты он отправил на дно пять судов суммарным тоннажем 28 700 тонн, и Через шесть дней вернулся во Францию. В число его жертв вошли три танкера — 5000-тонные американские «Коммол Рико» и «Катахола» и 8000-тонный английский «Эмпайр Аметист». Генрих Блайхродт, командир U109, патрулировавший в районе мыса Гаттерас и у южного побережья Флориды, сумел отправить на дно лишь два грузовых судна тоннажем 11 500 тонн и одно 555-тонное никарагуанское суденышко.

Таким образом, шесть лодок IX серии, действовавших у берегов Америки в течение марта 1942 года, потопили 29 судов (из них тринадцать танкеров) общим тоннажем 164 100 тонн, причем почти половина их пришлась на Цаппа и Хардегена. В среднем на каждую лодку IX серии за одно патрулирование пришлось чуть больше судов, чем на одну лодку того же типа в декабре,— 4,8 судна тоннажем 27 351 тонна. Дозаправка лодки IXB серии U108 позволила Шольцу продлить патрулирование до 71 дня. Однако Блайхродт провел столь же длительное патрулирование, жестко экономя топливо и не производя никакой дозаправки.

Мартовская группа

В марте 1942 года за океан отправилось двадцать подводных лодок VII серии — это была самая большая к тому времени группа лодок данного типа. Они действовали у восточного берега Соединенных Штатов на водном пространстве от штата Мэн до Флориды. Все двадцать лодок ранее уже совершали боевые патрулирования, причем двенадцать из них (60 процентов) — в прибрежных водах Америки.

Лишь Вильгельм Шульце, командир U98, заменивший на этой должности Роберта Гизе, был новичком. Однако экипаж лодки был опытным и прежде участвовал в походе к берегам Канады. Тремя лодками VII серии командовали кавалеры Рыцарского креста, два из которых — Эрих Топп, командир U552, и Рольф Мюцельбург, командир U203,— также совершали ранее патрулирования у берегов Канады. Лодка U201 под командованием другого кавалера Рыцарского креста, Адальберта Шни, вышла в плавание после длительного ремонта в Германии. Танкеры UA и U459 должны были провести дозаправку двадцати лодок, шесть из которых направлялись к США, а две возвращались во Францию.

Восемь лодок VII серии отправились в район мыса Гаттерас в первые две недели марта. Три капитана дозаправились в открытом океане от танкера UA: Хорст Апхофф, командир U84, Ганс-Хайнц Линдер, командир U202, израсходовавший слишком много топлива и не сумевший найти прорыватель блокады «Германия», в охранение которого должен был вступить, и Рольф Мюцельбург, командир U203, также израсходовавший слишком много топлива в погоне за конвоем «ON-77», обнаруженным возвращавшейся во Францию U94 (командир — Отто Итес). Остальные пять лодок следовали по дуге Большого круга под одним дизелем. Все восемь лодок VII серии обнаружили и провели атаки на важные цели у побережья Канады или США.

Поль-Карл Лезер, командир U373, потопил два грузовых судна (одно английское и одно греческое) тоннажем 9900 тонн.

Гельмут Мольман, командир U571, отправил на дно 11 000-тонное английское рефрижераторное судно «Хертфорд», груженное мясом и молочными продуктами. Ганс-Хайнц Линдер и Хорст Апхофф потопили по 5200-тонному грузовому судну.

Ганс Ойстерман, командир «U-754», отправил на дно 8600-тонный танкер «Бритиш Пруденс».

Эрих Топп, командир U552, сжег 6300-тонный голландский танкер «Окана».

Хайнц Хирзакер, командир U572, все еще находившейся под впечатлением январской неудачи в Гибралтарском проливе, провел вялую артиллерийскую атаку на 6200-тонный английский танкер «Энтис», которому удалось ускользнуть.

Рольф Мюцельбург, командир U203, 25 марта наткнулся на неопознанный конвой у канадского побережья. Однако атака немецкой подлодки была отбита «хорошо вооруженным» охранением.

Семь из восьми лодок достигли района мыса Гаттерас в конце марта — начале апреля. Несмотря на усиленную противолодочную охрану и полнолуние, действия трех лодок оказались весьма успешными. С 3 по 10 апреля Эрих Топп пустил на дно еще шесть судов (из них четыре танкера) тоннажем около 40 000 тонн, что являлось лучшим показателем среди всех командиров лодок VII серии за время патрулирования у берегов Америки. В период с 31 марта по 6 апреля Ганс Ойстерман также потопил шесть судов тоннажем 23 000 тонн: одно грузовое, два танкера (американский «Тайгер» тоннажем 6000 тонн и норвежский «Коллскег» в 9900 тонн), а также буксирное судно и две баржи. Несмотря на неисправность гидрофонов, из-за чего было «сложно действовать на мелководье», Гельмут Мольман отправил на дно 10 000-тонный норвежский танкер «Колл» и два грузовых судна. Мюцельбург заявил о потоплении трех танкеров и одного грузового судна общим тоннажем 36 000 тонн. Однако двум танкерам с небольшими повреждениями удалось уйти. Таким образом, на счету у Мюцельбурга оставалось только одно грузовое судно и 8100-тонный английский танкер «Сан-Делфино». Хирзакер потопил два грузовых судна тоннажем 9500 тонн и нанес повреждения одному танкеру. Апхофф, прибывший последним, потопил одно 3000-тонное грузовое судно. Ни Линдер, ни Лойзер у мыса Гаттерас не потопили ни одного судна.

Общее количество целей, потопленных первыми восьмью лодками, было ошеломляющим: двадцать шесть судов (из них десять танкеров) общим тоннажем около 150 000 тонн, включая танкер «Окана», пущенный на дно Топпом.

Ожидалось, что дозаправка лодок VII серии продлит сроки их патрулирования. Однако все оказалось иначе. Три лодки, проводившие дозаправку от танкера UА на пути к Соединенным Штатам, патрулировали в общей сложности 55 дней. Две другие лодки, U571 и U572, направлявшиеся во Францию и также проводившие дозаправку, сумели продлить патрулирование до 60 дней. Таким образом, среднее время, пришедшееся на каждые из пяти заправлявшихся в море лодок этой группы, составило 57 дней. Среднее время, проведенное в море каждой из трех лодок, не заправлявшихся в море, составило 50 дней. Таким образом, выигрыш от дозаправки составил всего 7 дней.

Дозаправка не повлияла и на результативность этой группы. Пять заправлявшихся лодок из восьми потопили десять судов — в среднем по два судна на лодку. Три лодки, которые не производили дополнительную заправку, потопили 16 судов — в среднем по 5,3 судна на лодку. Таким образом, результативность зависела только от умения и напористости командиров и команд, погоды, представившихся возможностей, удачи и наличия торпед. Отдельные командиры лодок этой группы (например, Топп и Мюцельбург) израсходовали все свои торпеды. Довооружать такие лодки не было никакой возможности, поскольку лодки с устройствами для перегрузки торпед отсутствовали. За два патрулирования Эрих Топп потопил более 200 000 тонн и был представлен к «Дубовым листьям». Одиннадцатого апреля — Топп в это время был на пути домой — Гитлер объявил о награде по радио(6). Позже, уже в «Вольфшанце», Гитлер наградил Топпа медалью. Одновременно Хардеген был награжден «Дубовыми листьями». Несмотря на возможность выбрать любое назначение, Топп предпочел остаться командиром U552. Таким образом, он стал первым асом на фронте.

Остальные двенадцать лодок VII серии вышли в море в течение второй половины марта. В эту группу входили Адальберт Шни, командир U201, а также несколько перспективных командиров, среди которых был Петер Кремер, командир U333, признанный невиновным в потоплении прорывателя блокады «Шпреевальд», Зигфрид фон Форстнер, командир U402, и Генрих Циммерман, командир U136. Кремер уже участвовал в патрулировании у берегов Канады. Что касается Шни, фон Форстнера и Циммермана, то они отправились к берегам Америки в свое первое патрулирование. Дозаправку от танкера U459 произвели три лодки VII серии указанной группы: U98 под командованием командира Вильгельма Шульце, U333 под командованием Петера Кремера и U582 под командованием Вернера Шульте, израсходовавшего слишком много топлива во время безуспешной попытки встретить прорыватель блокады «Рио-Гранде» для сопровождения его во Францию.

Шестнадцатого апреля U582, шедшая на встречу с U459 для дозаправки, была атакована находившейся на патрулировании американской субмариной R-1, которая выпустила по ней четыре торпеды. Немецкую лодку посчитали уничтоженной, и после патрулирования командир американской R-1 Джеймс Д. Грант был награжден Военно-морским крестом. Однако на деле U528 удалось уйти невредимой и провести запланированную дозаправку.

Дозаправка в море оказалась непростым делом. Ни одна из лодок VII серии не имела опыта прохождения этой процедуры. В отчете технического консультанта U459 было указано, что члены экипажей лодок не были достаточно хорошо проинструктированы. Чтобы провести дозаправку, которая отнимала от полутора до пяти часов, требовалось относительно спокойное море. Танкер, включив электромоторы, должен был идти впереди со скоростью три-четыре узла, отпустив буксирный трос и топливный рукав. Затем лодка проводила дозаправку. Но обычно все проходило не так, как надо. Технический консультант, в частности, сообщал:

В случаях с 8 субмаринами [из 15] возникали разного рода задержки. Вследствие неудачного маневрирования лодок, неумелых действий их личного состава на палубе и конструктивных особенностей самих лодок происходили неоднократные протечки топливных рукавов. При наваливании корпуса лодки на топливный рукав или буксирный трос, горизонтальный руль то и дело обрывал их — часто вместе со всеми механизмами... Однако экипаж [U459] оказался на высоте, отдав делу все свои силы. Стои т упомянуть, что заправка четырех лодок отнимает более 16 часов в день. В другие дни приходится работать по 8 — 10 часов, постоянно подвергаясь опасности быть смытым в море.

U459 делилась топливом и продуктами скупо, согласно строгим нормам, утвержденным в штабе. Большинство лодок VII серии получали 30 кубометров топлива (около 30 тонн) и недельный запас продуктов, включая свежий хлеб, выпекавшийся прямо на танкере в специальной печи, способной производить восемь буханок в час.

Шульте, командир U582, потратил три недели на тщетные поиски «Рио-Гранде», поэтому, когда он подошел к танкеру U459, топливо у него уже было на исходе. Ему выделили 55 кубометров газойля (примерно двойную норму), но даже этого количества было недостаточно, чтобы без риска провести полное опасностей патрулирование у берегов Соединенных Штатов. Поэтому Дениц направил U528 к одному из Бермудских островов примерно в 600 милях юго-восточнее Нью-Йорка. Шульте встретила плохая погода, почти полное отсутствие судоходства и «решительные» противолодочные действия береговой охраны. Преследуемый авиацией и патрульными катерами, он произвел залп из трех торпед по «быстро двигавшемуся пассажирскому судну», но промахнулся. Во Францию он вернулся с нулевым результатом.

Остальные одиннадцать лодок VII серии занимали исходные позиции вдоль побережья США от Нью-Йорка до Флориды. Часть лодок отправилась в район мыса Гаттерас, чтобы принять эстафету от предыдущих субмарин, и прибыла туда в новолуние 14 апреля. Среди командиров этих лодок был Эберхард Грегер, командовавший U85. Это было его четвертое патрулирование. В ночь на 10 апреля, находясь у берегов Нью-Джерси, он потопил 4900-тонное шведское грузовое судно «Кристина Кнудсен», израсходовав две торпеды. Вечером 13 апреля, находясь на мелководье в районе небольшого острова к северу от мыса Гаттерас, под прикрытием безлунной ночи Грегер ждал появления противника.

В тот же день из Норфолка к мысу Гаттерас вышел «четырехтрубный» эсминец «Роупер» с заданием провести боевое патрулирование. Командовал им Гамильтон Хоу, а на вооружении корабля имелись пять трехдюймовых орудий и шесть торпедных труб. Кроме того, он нес на борту семьдесят пять 300-фунтовых глубинных бомб, которые могли сбрасываться кормовым бомбосбрасывателем или выстреливаться Y-образным и шточным бомбометами. Кроме того, эсминец был недавно оборудован английским радиолокатором метрового диапазона типа 286.

Четырнадцатого апреля после полуночи, находясь в районе к северу от мыса Гаттерас, «Роупер» установил радиолокационный контакт с целью, находившейся на удалении 2700 ярдов. Поскольку этот район кишел малыми катерами ВМС и береговой охраны, рыболовными траулерами, буксирными и спасательными судами, первоначально сигнал не произвел никакого впечатления. «Роупер» продолжал идти по пеленгу. Через некоторое время гидролокатор определил шум гребных винтов. Эта новость взволновала всех. Цель двигалась слишком быстро, чтобы быть обычным патрульным или рыболовным судном.

Обнаруженной радиолокатором целью оказалась немецкая субмарина U85. Перед Грегером, застигнутым на мелководье, где до дна было не больше ста футов, стоял выбор: погрузиться и подвергнуть себя риску быть разорванным глубинными бомбами или в надводном положении уходить в открытый океан. Возможно, понадеявшись на темноту, Грегер выбрал второе. Но он не знал, что у эсминца был радиолокатор. Несмотря на многочисленные свидетельства обратного, Дениц и немецкие подводники все еще считали, что радиолокатор — прибор слишком большой и неудобный, чтобы устанавливать его на малых кораблях. Развив скорость 20 узлов, «Роупер» постепенно догонял U85. Когда расстояние сократилось до 700 ярдов, Грегер предпринял последнюю попытку уйти от преследования и произвел залп из кормового торпедного аппарата. Однако торпеда в цель не попала, пройдя вблизи левого борта эсминца. Когда «Роупер» сблизился до 300 ярдов и, по-видимому, собирался пойти на таран, Грегер отдал приказ открыть кингстоны и покинуть лодку. Вслед за этим он резко положил руль вправо.

Когда U85 совершила поворот, на эсминце вспыхнул прожектор, и по лодке был открыт кинжальный огонь. Увидев немцев, в панике метавшихся по палубе, американцы, как они потом объясняли, решили, что те бежали к палубному орудию(7), и открыли огонь из пулемета, кося немцев, пытавшихся найти спасение в воде.

U85 вскоре затонула на глубине девяноста восьми футов. В воде осталось, по словам американцев, около сорока немцев, моливших о помощи. Эсминец вполне мог взять их на борт для допроса. Кроме того, затонувшая лодка представляла собой немалый интерес с точки зрения новой технической документации, касавшейся четырехроторной «Энигмы». Однако американцы об этом не думали. «Роупер» сбросил одиннадцать глубинных бомб, взорвавшихся как раз на субмарине. Те немецкие подводники, которые не погибли под винтами эсминца, были убиты взрывами. Ни один человек с U85 не спасся. Лодка опустилась на дно. Поскольку рядом могли быть другие немецкие лодки — судьба «Якоба Джоунса» еще не стерлась из памяти,— «Роупер» доложил по радио о проведенной атаке и отошел. С рассветом в небе появились «каталина», малый дирижабль и пять других самолетов. С «каталины» были замечены трупы немецких моряков и обломки подводной лодки. Для пущей верности сбросили глубинную бомбу. Снова был вызван «Роупер», который сбросил еще одну глубинную бомбу, а затем спустил две шлюпки, чтобы собрать трупы и обломки. В разгар этого жуткого занятия гидролокатор эсминца снова обнаружил цель — видимо остатки U85. На нее были сброшены еще четыре глубинные бомбы.

Шлюпки подобрали тридцать один труп. Два из них были сильно искалечены. Обыскав, их безжалостно швырнули обратно в воду. Остальные двадцать девять трупов были подняты на борт, сложены на палубе и покрыты брезентом. Сбросив на U85 еще две глубинные бомбы, «Роупер» торжественно двинулся к Норфолку. На подходе к порту тела погибших забрало буксирное судно «Скиото». После повторного обыска (были найдены два пригодившихся впоследствии дневника), фотографирования и снятия отпечатков пальцев погибшие немецкие подводники были похоронены со всеми воинскими почестями на Национальном кладбище в Хэмптоне, Виргиния, в гробах, предоставленных местной организацией ветеранов войны. Флот немедленно предпринял попыту поднять U85 и восстановить материалы, важные с точки зрения разведки. На месте гибели немецкой субмарины закружили многочисленные малые суда, включая два из двадцати двух(8) недавно прибывших английских противолодочных траулеров — «Бедфордшир» и «Сент-Лоумэн». В начале поисковой операции водолазы обнаружили неразорвавшуюся глубинную бомбу, лежавшую на дне рядом с лодкой. Ее обезвредили, взорвав прямо на месте и тем самым нанеся лодке еще большие повреждения. Между 15 апреля и 4 мая водолазы ВМФ совершили около сотни погружений к разбитой субмарине. Поскольку она лежала почти на правом борту, проникнуть внутрь лодки и начать поиски «Энигмы» и технической документации не удалось. Так как глубинные бомбы серьезно повредили корпус лодки, поднять ее на поверхность или даже просто поставить вертикально с помощью закачиваемого внутрь воздуха было уже невозможно.

Когда американцы поняли, что U85 можно поднять со дна лишь при помощи спасательных понтонов, все попытки извлечь ее на поверхность были оставлены. Водолазам оставалось лишь демонтировать с лодки 20-миллиметровую пушку, торпедный прицел, репитер гирокомпаса и 88-миллиметровое палубное орудие с не снятой дульной пробкой. Палубный торпедный контейнер они открыть не смогли.

Когда «Роупер» отправил на дно U85, в районе мыса Гаттерас находились и другие лодки VII серии. К этому времени между Ки-Уэстом и Нью-Йорком открылся новый конвойный путь. Поэтому воздушное патрулирование велось здесь днем и ночью. По ночам судоходство было запрещено. В дневное же время немецким субмаринам подплывать к берегу было опасно.

Тем не менее две атаки все же состоялись. Семнадцатого апреля Адальберт Шни, командир U201, обнаружил и повредил торпедой 7500-тонный танкер, оказавшейся нейтральным аргентинским судном «Виктория». Вечером 18 апреля Генрих Циммерман, командир U136, атаковал конвой из восьми судов, охранявшийся канонерской лодкой «Даони», двумя английскими противолодочными траулерами, патрульным катером и несколькими самолетами. Циммерман выпустил две торпеды по 9000-тонному американскому танкеру «Экстелл Дж. Байлс». Одна торпеда попала в цель, сделав в борту танкера серьезную пробоину, однако тот сумел добраться до Норфолка. «Дайони» ответила градом глубинных бомб и вызвала авиацию. Однако Циммерману удалось уйти невредимым.

Дениц все еще не осознал того факта, что к середине апреля 1942 года американские противолодочные средства, усиленные английскими траулерами, сделали район мыса Гаттерас и большую часть континентального шельфа непродуктивными для действий немецких подводных лодок. Несколько лодок мартовской группы остались у мыса Гаттерас, честно пытаясь исполнить свой долг, но после 20 апреля, как позже отметил Дениц, ни одна из них не добилась успеха. Большинство капитанов докладывало о самых жестких противолодочных мерах.

Предоставленные самим себе, почти все лодки VII серии покинули район мыса Гаттерас и вели патрулирование в нескольких сотнях миль от берега, куда не долетала патрульная авиация. Исключение составил Зигфрид фон Форстнер, командир U402, потопивший одно грузовое судно по пути к США, но ни одного у мыса Гаттерас. В конце своего патрулирования он держался мелководья вблизи побережья Северной Каролины к югу от мыса Лукаут и мыса Кейп-Фир. Там он отправил на дно 5300-тонный советский танкер «Ашхабад»(9) и большую (длиной 215 футов) 1000-тонную яхту «Сайтира» постройки 1916 года, которая во второй раз за две мировые войны была переоборудована в эскортный корабль.

(1) Немецкие подводные танкеры XIV серии, любовно называвшиеся «телочками», действительно были большими, как коровы, — 220 футов в длину, лишь на 31 фут короче, чем лодки IX серии. Они имели дополнительную цистерну с топливом, в результате чего их водоизмещение в надводном положении составляло 1700 тонн. В танкер помещалось около 650 тонн топлива — 200 тонн для себя и 450 тонн для «клиентов». В состав экипажа входил врач. Оборонительных средств у танкера было мало — торпедные аппараты отсутствовали, лишь на мостике имелись зенитные установки. Кроме невысокой скорости движения в надводном положении и медленного погружения, главным недостатком танкера типа XIV было отсутствие внутренних отсеков для дополнительных торпед, так необходимых «клиентам»; лишь четыре торпеды крепились на палубе в специальных контейнерах.

(2) На счету Хардегена за период командования им «каноэ» U147 и лодкой U123 было двадцать три судна тоннажем 123 080 тонн, не считая двух неопознанных судов, обычно приписываемых его первому патрулированию у берегов Америки, но учитывая два потопленных, но затем поднятых танкера («Оклахома» и «Эссо Батон-Руж»).

(3) Панамские «Генрих фон Ридеман», 11 000 тонн, и «Гарри Г. Сидл», 10 400 тонн, норвежский «Сандар», 7600 тонн, и голландский «Амстердам», 7300 тонн.

(4) К моменту награждения (23 апреля 1942 года) на счету Цаппа было тринадцать потопленных судов тоннажем 80 014 тонн. К концу патрулирования на его счету было пятнадцать потопленных судов тоннажем 103 495 тонн.

(5) Для решения этой задачи осенью 1941 года Дениц и Морской штаб отдали приказ о переоборудовании четырех лодок VIIC серии (U1059, U1060, U1061 и U1063) в лодки типа VIIF с устройствами для перегрузки торпед. Лодка типа VIIF была той же длины (254 фута) и формы, что и минный заградитель типа VIID, и имела отсек для хранения торпед между центральным постом и машинным отделением. В отсек помещались 24 торпеды. В ожидании постройки лодок типа VIIF (в 1943 году) в них были переоборудованы две захваченные голландские лодки. Однако эта конверсия началась слишком поздно, чтобы внести какой-либо вклад в кампанию у берегов Америки.

(6) Берлинская пропаганда приписывала Топпу потопление 31 судна тоннажем 208 000 тонн, включая один эсминец и один корабль охранения. К моменту награждения на его счету за период командования им «каноэ» U57 и лодки U552 было двадцать восемь судов общим тоннажем около 63 000 тонн, включая американский эсминец «Рубен Джеймс» и 227-тонный английский противолодочный траулер «Коммандер Хортон».

(7) Весьма сомнительный вывод, возможно сделанный под влиянием союзнической пропаганды, расписывавшей немецких подводников как фанатичных убийц. Ни один командир подводной лодки в здравом уме не стал бы устраивать орудийную дуэль с эсминцем, имевшим преимущества в огневой мощи и способном пойти на таран — не говоря уже о возможности вызвать другие противолодочные силы.

(8) Несколькими днями ранее, 11 апреля, торговое судно случайно протаранило один из траулеров, «Сент-Кэтен». Таким образом, количество английских траулеров сократилось до двадцати двух.

(9) 29 апреля 1942 года. (Прим. ред.)

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю