Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Бойня в Мексиканском заливе. Рейд на Сен-Назер. Часть 4

В это время Кинг вновь поднял вопрос о необходимости срочной постройки эскортных миноносцев. Пятнадцатого июня он пишет Рузвельту: «Нам нужны модифицированные эскортные миноносцы [то есть американской, а не английской постройки] как можно быстрее. Если они у нас не появятся в ближайшее время, то придется закрыть некоторые важные конвойные маршруты, чтобы предотвратить ненужные потери». Однако в это время Рузвельт считал весьма вероятным высадку войск союзников во Франции уже в конце лета 1942 года. Поэтому в ближайшие месяцы приоритетным оставалось строительство десантных судов различных типов.

Кроме того, Кингу приходилось вести бюрократическую войну с руководством армии и армейских ВВС по поводу методов использования береговой авиации для противолодочных целей.

Согласно соглашению между армией и флотом, достигнутому 26 марта 1942 года, в Восточный военно-морской округ и Военно-морской округ Мексиканского залива была переведена 1-я бомбардировочная эскадрилья. Еще одно авиационное соединение было направлено в Карибский военно-морской округ. Командующие округами Эндрюс, Коффман и Гувер поставили перед армейской авиацией наземного базирования две основные задачи: охранение конвоев и одиночных судов, а также патрулирование районов вероятного нахождения немецких подводных лодок.

Генералы армии Симеон и Маршалл, а также командующий армейской авиацией Хэп Арнольд не были согласны с позицией командования флотом и использованием авиации наземного базирования в интересах ВМС. Летчики высказывали недовольство тем, что подразделения 1-й бомбардировочной эскадрильи были разделены на отдельные соединения и разбросаны для дежурства по различным военно-морским округам. Причем самолеты, приданные одному округу, не могли пересекать границы другого округа. Кроме того, по мнению тех же летчиков, чередование заданий для самолетов и их экипажей (например, противолодочных патрулирований с тренировочными полетами и наоборот) было организовано плохо. Летчики не любили вылеты на патрулироване. Это была нудная и весьма трудная работа оборонительного характера, отдача от которой казалась совсем невелика.

За пять месяцев ведения противолодочных операций Хэп Арнольд и командование ВВС выработали жесткую доктрину противодействия немецким подводным лодкам. По мнению Арнольда, вместо децентрализации управления и передачи авиационных подразделений различным военно-морским округам (на чем настаивал адмирал Кинг) требовалось создать единое руководство мобильными воздушными подразделениями, которые обеспечили бы переброску сил из округа в округ в соответствии со складывающейся ситуацией. Оборонительные противолодочные операции должны были смениться наступательными. Хорошо оснащенные воздушные соединения должны были реагировать на сообщения о появлении одиночных немецких лодок или их групп и вести их преследование.

Двадцатого мая Министерство обороны США поручило Арнольду реорганизовать Первый воздушный флот. В директиве говорилось: «Реорганизация должна быть проведена так, чтобы выполнялись все требования по осуществлению противолодочных операций и вместе с тем предусматривалось участие ВВС армии в охране судоходства». Арнольд должен был укомплектовать Первую эскадрилью бомбардировщиков самолетами В-18, оборудованными радиолокаторами сантиметрового диапазона и подвесками для несения глубинных бомб. По мере переоборудования самолеты должны были сводиться в противолодочные эскадрильи.

Когда министр обороны Стимсон проинформировал морского министра Нокса и адмирала Кинга о новой доктрине ВВС и планах реорганизации Первой эскадрильи бомбардировщиков, реакция тех была весьма осторожной. В официальном ответе не чувствовалось искренности. Кинг приветствовал планы участия Первой эскадрильи бомбардировщиков в противолодочных операциях, но не одобрил идею централизованного руководства этими операциями, даже если бы командующим был назначен представитель флота. Адмирал Кинг выступил против поспешных и радикальных изменений, которые могли бы помешать ходу проводимых операций.

Потеря 129 танкеров весьма обескуражила англичан. Это означало, что их запасы топлива могли резко уменьшиться. Ситуация усугублялась тем, что для поддержки собственного флота англичане должны были послать в Индийский океан и в Средиземное море еще около 50 танкеров. Кроме того, теперь танкеры приходилось направлять в Великобританию более длинным путем — через Тринидад и Фритаун.

С целью предотвращения опасного сокращения запасов нефтепродуктов 2 мая англичане запросили у американцев 70 танкеров общим тоннажем 700 000 тонн. Несмотря на то, что США сами несли потери в танкерах и испытывали их острую нехватку в Тихом океане, Рузвельт удовлетворил просьбу британского руководства. Был выделен даже больший тоннаж — 854 000 тонн (170 000 для Канады и 684 000 для Великобритании).

Такая масштабная передача нефтеналивных судов Великобритании стала возможной благодаря следующим факторам:

— Значительно возросли объемы транспортировки нефти из Техаса на северо-восток США железнодорожными составами. В январе 1942 года в указанный район по железной дороге доставлялось 100 тысяч баррелей нефти в день. К июню 1942 года объем поставок увеличился до 720 тысяч баррелей в день.

— Был пущен в эксплуатацию нефтепровод «Плантейшт Пайплан». По нему из Батон-Руж через Бремен в штате Джорджия в Гринсборо в Северной Каролине прибывало около 50 тысяч баррелей нефти в день. Из Гринсборо по железной дороге и баржами нефть доставлялась дальше на северо-восток. К июню 1942 года по этому нефтепроводу и другим нефтепроводам на Среднем Западе на северо-восток проходило около 125 тысяч баррелей нефти в день(1).

— С 15 мая 1942 года на северо-востоке США было введено нормированное потребление бензина.

— В 1942 году средства доставки нефти на северо-востоке страны стали использоваться гораздо более эффективно.

— В массовом порядке начали вводиться в строй новые танкеры.

— Многие заводы, ранее использовавшие в качестве топлива нефть, перешли на уголь или природный газ.

Но это было еще не все. Первого августа Лондон вновь передал в Вашингтон запрос о поставке танкеров. На этот раз они просили 54 танкера общим тоннажем 540 000 тонн. Рузвельт и на этот раз не отказал. В течение 30 дней (к 1 сентября) в Великобританию было поставлено 40 танкеров общим тоннажем 400 000 тонн. Остальные танкеры были отправлены в октябре и ноябре.

Таким образом, в 1942 году американцы передали англичанам 124 танкера общим тоннажем 1,24 млн тонн. Двадцать седьмого мая в ответ на первые поставки Черчиль телеграфировал Рузвельту: «Я должен выразить свою благодарность за поставку вами 70 танкеров. Без вашей помощи наши запасы нефтепродуктов к концу года резко бы снизились. Данная акция является весьма благородной, тем более, что в последнее время было потеряно много американских танкеров и изыскать дополнительные суда было бы весьма непросто».

Конференция «Аргонавт»

Ситуация с проводкой конвоев, противолодочными операциями, а также необходимость скоординировать общую стратегию и военные программы двух стран заставили Черчилля внести предложение об организации второй встречи с Рузвельтом в Вашингтоне. Рузвельт дал согласие. Конференция получила название «Аргонавт».

Шел июнь 1942 года. К этому времени гитлеровские армии оккупировали Украину и теперь продвигались к Сталинграду и Кавказу с его богатыми нефтяными месторождениями в районе Баку на Каспийском море. Опасаясь нового наступления немцев на Москву, Сталин сосредоточил свои силы в центре. Как следствие, Красная Армия на южном и юго-восточном фронтах едва противостояла натиску немцев(2). Желая лично руководить этим крупномасштабным наступлением, Гитлер выдвинул свой командный пункт на Украину.

Успехи немцев в Средиземном море послужили дополнительным толчком для новых переговоров между Рузвельтом и Черчиллем. 12—1 3 июня командующий африканским корпусом Эрвин Роммель нанес английской армии в Ливии решительный удар. Теперь он угрожал не только Тобруку, но и всему Египту. Одновременно 13—16 июня «Люфтваффе» вместе с итальянской морской авиацией решительно отбили все попытки англичан провести на Мальту хорошо охраняемые конвои из Гибралтара и Александрии. Из 17 вспомогательных судов обоих конвоев прорвались лишь два; остальные были потоплены или повернули назад. Впоследствии англичане вынуждены были оставить и базу в Александрии, отведя свои корабли на восток — в Хайфу и Бейрут.

Еще мрачнее была оценка ситуации Роджером Уинном из отдела слежения за немецкими подводными лодками. К 1 июня по оценке Уинна немцы построили 355 лодок, из которых по достоверным данным было потоплено лишь 75. Таким образом, у немцев насчитывалось от 280 до 285 лодок(3). Кроме того, по оценкам Уинна, немцы ежемесячно строили по 15 — 20 подводных лодок. Если эти оценки были правильными, к 1 января 1943 года количество немецких подводных лодок должно было возрасти до 400.

Многие официальные лица США, в том числе Адольфу с Эндрюс, считали их заниженными. На самом деле у немцев могли остаться даже 325 лодок, из которых в Атлантике действовали вовсе не 125, а порядка 140. В американских документах того времени можно встретить следующие рассуждения:

Сохраняя нынешний темп строительства, к 1 января 1943 года немцы будут обладать 500 подводными лодками. Существует вероятность, что часть из них будет использована против нас в Атлантике. Если учесть, что за первые 6 месяцев войны [имеется в виду участие в войне США] около 100 немецких лодок нанесли в Атлантике весьма большой ущерб, то удвоение и даже утроение этого количества представляет очень серьезную угрозу, особенно если учесть, что за то т же период было потоплено [союзниками] столь мало немецких подводных лодок, что их можно вообще не учитывать. Немецкие подводники, которые в марте только начинали свои операции, теперь являются опытными ветеранами [и] они составят ядро той силы, которая появится в море через 6 месяцев.

Решение данной проблемы лежит в основном в плоскости поиска средств уничтожения подводных лодок и, отчасти, их обнаружения, на чем до сего дня были сосредоточены наши усилия. Хотя операция по захвату побережья Бискайского залива и представляется опасной и дорогостоящей, будет гораздо дороже позволить врагу использовать находящиеся та м базы.

Семнадцатого июня в обстановке большой секретности Черчилль вылетел в Вашингтон и через 26,5 часов приземлился в городе на реке Потомак. Затем он пересел на другой самолет и направился в Гайд-парк, президентскую резидентно в Нью-Йорке. Там Рузвельт, Черчилль и Гарри Гопкинс начали переговоры. Черчилль остановился на следующих вопросах:

— Частые потопления торговых судов немецкими подводными лодками у побережья США представляют «самую большую непосредственную угрозу» союзникам. Черчилль убеждал Рузвельта сделать все возможное, чтобы ускорить организацию конвоев в Мексиканском заливе и Карибском море.

— Начало осуществления плана «Следжхаммер» в начале сентября 1942 года могло привести к его провалу. В этом вопросе военные поддерживали Черчилля.

— Союзникам следовало обратить большее внимание на план «Гимнаст», предусматривавший вторжение в Северо-Западную Африку и оккупацию северной части Норвегии в целях прикрытия мурманских конвоев. Английские ученые значительно продвинулись в разработке атомной бомбы. Англичане и американцы должны «собрать воедино всю имевшуюся у нас информацию, работать вместе на равных условиях и обмениваться результатами».

В это время, 19 июня, в Вашингтоне обычно холодный и сдержанный начальник генерального штаба американской армии Джордж Маршалл направил Кингу телеграмму, содержавшую резкую критику в его адрес. Подоплека и время отправления этой телеграммы не совсем ясны. Разделив потери в судах на четыре категории, Маршалл писал:

Потери, нанесенные немецкими подводными лодками у Атлантического побережья и в Карибском море, угрожают исходу всей войны... Мы все прекрасно знаем о нехватке самолетов охранения, но были ли предприняты какие-либо меры для исправления сложившейся ситуации? Боюсь, что через месяц или два наши потери в транспорте будут таковы, что мы не сможем доставлять людей и самолеты на важнейшие театры военных действий и влиять на ход войны.

Двадцать первого июня Кинг направил Маршаллу удивительно сдержанный и пространный ответ, содержавший изложение шагов, уже предпринятых для отражения немецких подводных лодок, а также взгляды Кинга на то, что необходимо предпринять в будущем. «Несмотря на то, что мы все еще несем потери за пределами восточной конвойной зоны, ситуация все-таки не безнадежна», — писал Кинг. Он подчеркнул следующие моменты:

— Угроза, исходившая от немецких подводных лодок, не могла быть полностью устранена посредством бомбардировки немецких верфей и баз. Кинг обсуждал этот вопрос с англичанами, но сумел их убедить только отчасти.

— Между тем, если все суда будут прикрыты с моря и воздуха, «наши потери снизятся до приемлемых». Кинг подчеркнул, что «охранение — не просто один из способов устранения подводной угрозы, это единственный способ, обещающий успех». Таким образом, «мы должны обеспечить каждому судну в море надежную защиту».

— Кинг критически отозвался о воздушных патрулированиях наступательного характера, которыми чрезмерно увлеклось командования армейской авиацией, вместо того чтобы организовывать более надежное конвойное охранения оборонительного характера. По его мнению, единственный эффективный способ уничтожить немецкую подводную лодку заключался в том, чтобы нападать только на те лодки, которые непосредственно приближались к конвоям. Однако этот способ требовал наличия большого количества летательных аппаратов и кораблей, оборудованных радиолокаторами, а до этого было еще далеко.

Ответственное послание Кинга Маршаллу завершалось просьбой о помощи из пяти пунктов:

— Как можно быстрее оснастить радиолокаторами одну тысячу самолетов для патрулирования конвойных маршрутов в Восточном, Карибском и Панамском военно-морских округах, а та кже в военно-морском округе Мексиканского залива.

— Военно-транспортные конвои «в Карибском море и других опасных зонах» должны, за редким исключением, проводиться при обычном охранении, до тех пор пока кораблей эскорта не будет в достаточном количестве.

— Требуется максимально снизить количество грузовых судов, следующих без охранения.

— Необходимо сократить средства, выделяемые для защиты береговых объектов (таких, как нефтеочистительные заводы) от обстрела палубными орудиями немецких подводных лодок, поскольку такие обстрелы «незначительны», носят «эпизодический характер», а их последствия легко устранимы.

— Нужно внимательно изучать новые проекты на предмет их реальной эффективности в борьбе против подводных лодок. Любые технологические новшества, которые замедляют производство противолодочных кораблей или отвлекают средства, задействованные в охранении торговых судов, «непременно будут ухудшать уже существующую ситуацию».

Вечером 20 июня Рузвельт, Черчилль и Гопкинс на президентском поезде выехали в Вашингтон. На следующий день в Белом доме их ждала ужасная новость: английская 33-тысячная группировка оставила Тобрук — под натиском вдвое уступавших им по численности сил противника. Позже Черчилль писал: «Это был один из самых сильных ударов, который я испытал во время войны».

Американская и английская делегации, принимавшие участие в конференции «Аргонавт», разъехались 27 июня. Кризис, поразивший судоходство, и военное поражение в Северной Африке затмили на конференции все другие вопросы.

Под давлением Черчилля и его советников, а также Стимсона, Маршалла и прочих военных чинов в Вашингтоне Рузвельт снова раскритиковал Кинга за промедление в организации конвоев. Вспомнив тяжелые потери в судах, следовавших без охранения в период с 17 мая по 27 июня, Рузвельт, в частности, писал Кингу:

Из всех судов, следовавших без охранения, было потеряно 118 единиц — в то время как из состава охраняемых конвоев погибло всего 20. Я понимаю трудности, связанные с организацией охранения конвоев, но прошло три месяца с тех пор, как был впервые поднят это т вопрос. Я также понимаю, что строгое соблюдение конвойных правил сильно замедлит передвижение многих судов. Но, откровенно говоря, мне кажется, что прошло уже достаточно времени, чтобы сдвинуть эту проблему с мертвой точки. Мы должны ускорить события, а для этого нам надо использовать все имеющиеся средства, даже если они нам не очень нравятся.

Этим послание наглядно демонстрирует, что Рузвельт не только полностью игнорировал факт задержек в осуществлении срочной программы «60 кораблей за 60 дней» (то есть срыв сроков строительства противолодочных кораблей и сторожевых катеров), но и уделял ничтожно малое внимание строительству эскортных миноносцев, столь необходимых флоту. Кроме того, Рузвельт сильно заблуждался, считая, что выпускавшиеся в массовом количестве дешевые суда (малые корабли ПЛО, рыболовные траулеры и яхты) действительно могут обеспечить охранение судов у побережья США. Ответ Кинга не заставил себя ждать, но был весьма сдержан. В нем тактично указывалось на ошибочность взглядов Рузвельта на охранение конвоев силами малых судов.


Встреча президента США Ф.Д. Рузвельта и британского премьер-министра У. Черчилля на борту линкора «Принс оф Уэлс». Август 1941 г.


Американский танкер, получивший торпедное попадание с немецкой подводной лодки, разломился пополам. Март 1942 г.


Средиземное море. Британский транспорт, атакованный немецкими субмаринами на пути к Мальте


Этот транспорт все-таки дошел до Мальты...


Судостроительная верфь в США. Одновременный спуск на воду двух эсминцев, 1942 г.

(1) С января по июнь 1942 года общий объем поставок нефти возрос почти в пять раз: с 203 до 956 тысяч баррелей нефти в день. За тот же период общий объем поставок нефти танкерами понизился в шесть раз: с 1,3 млн до 22б тысяч баррелей нефти в день.

(2) Это немецкая версия. Напротив, советская точка зрения утверждала, что это немцы ввязались в бессмысленные оборонительные бои на центральном участке фронта, вместо того чтобы отвести свои силы из Ржевского выступа и перебросить их под Сталинград. Словом, обе стороны трактовали одни и те же события как ошибку противника и свой успех. Очевидно, ближе к истине все-таки находился тот, кто выиграл кампанию. (Прим. ред.)

(3) По оценкам Уинна, 125 лодок действовало на Атлантике, 35 — в Средиземном море, 15 — в Арктике, остальные находились в Германии. На самом деле в Атлантике было 86 лодок, а в Средиземном море и Арктике — по 21.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю