Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Бойня в Мексиканском заливе. Рейд на Сен-Назер. Часть 6

Я полностью разделяю ваши взгляды на преимущество охраняемых конвоев, — писал Кинг Рузвельту, — и я уже организовал конвои в самых опасных районах, насколько позволяло наличие судов охранения. Я использовал корабли всех типов и размеров, способных осуществлять функцию охранения, и не отказываюсь от самых малых кораблей, если они дают гарантию надежного охранения.

После перечисления различных конвойных путей, Кинг отметил, что «эти конвои являются шагом в правильном направлении», однако «союзникам следует обратить внимание на следующее»:

— Охранение конвоев слишком слабо. Большое количество малых кораблей не обеспечивает достаточной огневой мощи.

— В настоящее время приемлемая скорость движения конвоев составляет в среднем 10 узлов. Суда, имеющие скорость 15 узлов и выше, обычно движутся самостоятельно. Очень медленные суда, там, где это возможно, совершают переходы из порта в порт под символическим охранением малых кораблей.

— В настоящее время в порты Мексиканского залива регулярные конвои не ходят. Однако ожидается, что в ближайшем будущем для охранения таких конвоев могут быть использованы 83-футовые катера береговой охраны.

— Малые суда, использующиеся сейчас в Карибском море, не могут быть использованы в условиях открытого океана.

— В открытом океане восточнее острова Тринидад имеет место наибольшая концентрация судоходства без охранения.

— Малые суда, интенсивно использующиеся в настоящее время в охранении, не смогут действовать на севере Атлантики в условиях зимы.

В заключение Кинг писал: «Моя цель — а я верю, что ее разделяете и вы, — снабдить охраной каждое судно. Для этой цели мы (США и Великобритания) нуждаемся в большом количестве — примерно тысяче — эсминцев или корветов. Я делаю все, чтобы получить их в ближайшем будущем».

Делегаты конференции «Аргонавт» рассмотрели и вопросы, связанные с военными неудачами союзников в Северной Африке. Чтобы предотвратить разгром Восьмой британской армии, потерю Египта и Суэцкого канала, а также возможное соединение немецких войск на Ближнем Востоке, американцы предложили перебросить на помощь англичанам:

— Вторую американскую дивизию под командованием Джорджа С. Паттона, подготовленную для действий в пустыне. 22 июня 1942 года по приглашению генерала Маршалла Паттон прибыл в Вашингтон для выработки плана действий. Спустя несколько дней, ушедших на изучение ситуации, Паттон рекомендовал отправить в Северную Африку две дивизии. Однако этот план не осуществился из-за отсутствия судов, а также вследствие других факторов.

— 300 новых американских танков «шерман», а также 100 новых 105-миллиметровых самоходных противотанковых орудий. Танки без двигателей были погружены на быстроходные грузовые суда. Триста танковых двигателей были погрулсены на 6200-тонное американское судно «Фэйрпорт». Тринадцатого июля из Нью-Йорка вышел специальный военный конвой «AS-4» под охраной двух крейсеров и семи эсминцев.

Шестнадцатого июля этот конвой обнаружила возвращавшаяся домой немецкая подводная лодка U161 (IX серии) под командованием Альберта Ахиллеса, которая торпедировала два грузовых судна из девяти. Согласно мемуарам Черчилля, одним из этих транспортов оказался «Фэйрпорт», пошедший ко дну со всеми танковыми двигателями. Два эсминца «Кеарни» и «Уилкес» преследовали U161 в течение девяти часов. Из их донесений следовало, что они уничтожили лодку глубинными бомбами. Но это было не так. Правда, Ахиллес доложил, что U161 понесла значительные повреждения. Стоит добавить, что ни он, ни Дениц ничего не знали о важном грузе, находившемся в трюмах «Фэйрпорта».

Узнав о потере транспорта «Фэйрпорт», Рузвельт, как писал Черчилль в своих мемуарах, немедленно распорядился отправить в Северную Африку еще 300 танковых двигателей. Первые суда этого конвоя прибыли в Порт-Саид 2 сентября, на них находилось 193 танка «Шерман» и 28 105-миллиметровых самоходных противотанковых орудий. Остальные суда прибыли 5 сентября. Фактически количество военной техники, доставленной в Порт-Синд, составляло 113 танков «Шерман» и 94 105-миллиметровых самоходных противотанковых орудий.

— На помощь англичанам было также отправлено шесть групп американских военных самолетов: три группы истребителей, одна — средних бомбардировщиков и одна — тяжелых бомбардировщиков (В-24). Одна группа истребителей, состоявшая из 70 самолетов Р-40, перебрасывалась на авианосце «Рейнджер». Он покинул США 1 июля в составе 22-й оперативной группы, в которую также входили крейсеры «Аугуста», «Джуно» и шесть эсминцев. Находясь в море близ Золотого Берега, «Рейнджер» 19 июля отправил самолеты в Аккру (Гана), откуда они перелетели в Египет.

Остальные группы самолетов, а также четыре тысячи человек обслуживающего персонала отправились в Северную Африку в июле. Кроме того, Рузвельт направил в Северную Африку сорок средних бомбардировщиков А-20, предназначавшихся для Советского Союза, а также специальную группу из 25 бомбардировщиков В-24, предназначавшихся для Китая(1). В Египет также были направлены тяжелые бомбардировщики, базировавшиеся в Индии.

Двадцать пятого июня Черчилль вылетел из Балтимора в Великобританию. К счастью для англичан, «Африканский корпус» Роммеля испытывал острую нехватку топлива, боеприпасов и снаряжения, поэтому он не смог продвинуться дальше Эль-Аламейна. В последующие недели Черчилль назначил Гарольда Александера начальником штаба, а Бернарда Лоу Монтгомери командующим Восьмой армией, переведя их с Ближнего Востока. Эти генералы, а также прибывшая техника должны были изменить обстановку в Северной Африке.

Несмотря на принятые на конференции «Аргонавт» решения, американские и английские планы по-прежнему топтались на месте. Ввиду успехов немцев на Восточном фронте, Маршалл настаивал на осуществлении плана «Следжхаммер» уже в 1942 году. Англичане же были против этого плана из-за угрозы, исходившей от Роммеля в Египте и на Ближнем Востоке. Они склонялись к осуществлению плана «Гимнаст» (переименованного в «Торч»), предусматривавшего высадку союзников во Франции, Алжире и Марокко.

Чтобы выйти из создавшегося тупика, Рузвельт, бывший сторонником плана «Торч», послал Кинга и Маршалла (напротив, его не разделявших) в Лондон на переговоры с Черчиллем, Гопкинсом и Эйзенхауэром, который только что принял командование всеми американскими силами в Европе. Шестнадцатого июля Кинг и Маршалл вылетели в Лондон и прибыли туда на следующий день. Итогом этих переговоров стало окончательное признание плана «Торч» приоритетным. Он должен был быть осуществлен сразу же после улучшения ситуации с судоходством — предположительно в октябре 1942 года.

Группа «Гехт»

Прибытие во Францию четырех новых лодок IX серии, а особенно — реконструкция немецких баз во Франции позволили Деницу отправить в мае к берегам Америки 21 подводную лодку: 12 VII серии и 9 IX серии. Несмотря на возросший риск и снижение результативности подобных операций, все лодки VII серии и одна IXB серии (U124 с уменьшенным радиусом действия) были направлены патрулировать район Восточного побережья США. Восемь других лодок IX серии (с большим радиусом действия) были поровну поделены между Мексиканским заливом и Карибским морем. Майским лодкам были приданы танкер U459, а также большой подводный минный заградитель ХВ серии — U116, 16 мая вышедший в море после 12-дневного ремонта.

К этому времени немецкие дешифровщики добыли бесценную (по оценке Морского штаба) информацию о датах выхода в море и путях следования североатлантических конвоев. Поскольку U124 и шесть лодок VII серии должны были отправиться к берегам Америки примерно в одно и то же время в начале мая, Дениц приказал им выйти единой группой и по пути на запад атаковать североатлантические конвои. Таким образом, операция преследовала несколько целей: получение боевого опыта экипажами новых лодок; получение информации о новом радиолокационном оборудовании и вооружении союзников; приостановка переброски противолодочных сил союзников с севера Атлантики в Карибское море. В случае начала крупного боя минный заградитель U116 тоже должен был прийти на помощь основной группе. После дозаправки лодкам следовало продолжить путь к берегам Америки.

Семь лодок, образовавшие группу «Гехт», покинули французские базы в период с 3 по 7 мая. Двумя из них, U94 (VII серии) и U124 (IXB серии), командовали Отто Итес и Йохан Мор. Из экипажей остальных пяти лодок три уже имели боевой опыт. Известная лодка U96 под командованием нового командира Ганса-Юргена Хелригеля, уже с конца апреля находившаяся в море и тщетно искавшая прорыватель блокады «Портленд», который она должна была сопроводить во Францию, также присоединилась к группе.

Часть группы «Гехт» была оборудована новыми устройствами, мешавшими гидролокаторам противника обнаруживать немецкие лодки. Устройство представляло собой контейнер со множествами отверстий, наполненный гидридом кальция. Контейнер выбрасывался через специальную трубу примерно на глубине 100 футов. Через шесть минут после того, как соленая вода смешивалась с гидридом кальция, из контейнера в большом количестве начинал выделяться водород. Образующиеся пузырьки отражали радиоволны гидролокатора, и неопытный оператор мог принять эхо от них за корпус подводной лодки. Периодически выбрасывая такие контейнеры между собой и преследователями, немецкая подводная лодка могла уйти от противника(2).

Руководствуясь полученной немецкой разведкой информацией, группа «Гехт» двинулась на запад вдоль конвойных путей. Ранним утром 11 мая лодка U569 под командованием Ганса-Петера Хинша обнаружила в открытом море конвой «ON-92», охраняемый американской эскортной группой «А-3». В состав этой группы входили большая канонерская лодка береговой охраны «Спенсер» (типа «Трежери»), эсминец «Гливз» и четыре корвета, один из которых («Биттерсуит»), был оборудован радиолокатором сантиметрового диапазона типа «271». Спасательное судно «Бери», замыкавшее конвой, было оснащено высокочастотным радиопеленгатором.

Хинш сообщил об обнаруженном конвое Итесу и Мору. Спасательное судно «Бери» перехватила сообщение Хинша, однако командующий эскортной группой Джон Б. Хеффернан (находившийся на борту «Гливза») не смог адекватно оценить нависшую опасность. В эту ночь Мор легко проник сквозь кольцо охранения и выпустил семь торпед. Из его донесения следовало, что ко дну пошло пять судов общим тоннажем 19 000 тонн и одно судно получило повреждение. Однако послевоенные данные свидетельствовали о том, что он потопил только четыре грузовых судна (три английских и одно греческое) — зато суммарным тоннажем 21 800 тонн. Вслед за Мором одно грузовое судно тоннажем 5600 тонн пустил на дно Итес, капитан судна был захвачен в плен. Хинш тоже доложил о потоплении одного судна.

На следующий день, 12 мая, Итес потопил еще два грузовых судна общим тоннажем 8900 тонн. Чтобы захватить в плен капитана шедшего ко дну шведского судна «Толкен», он приблизился к его спасательным шлюпкам. Однако артиллерийские расчеты, все еще находившиеся на борту тонущего судна, отогнали U94 огнем. Дальнейшим атакам помещали скверная погода и плохая видимость. Оценив ущерб — семь потопленных судов — штаб Западного округа резко раскритиковал действия американских и канадских кораблей охранения. Канадский военно-морской историк Марк Милнер в своей книге(3) сообщил, что после боя командир эскортной группы Хеффернан «был без лишнего шума переведен в другое подразделение». Легкий успех группы «Гехт» и риск, связанный с патрулированием Восточного побережья США, заставили Деница изменить первоначальный план. Все восемь лодок группы «Гехт» произвели дозаправку и пополнили запасы продовольствия и торпед от U116, однако лишь двум лодкам VII серии было разрешено проследовать к берегам Америки: U404 под командованием Отто фон Бюлова и U578 под командованием Эрнста-Августа Ревинкеля. Остальные шесть лодок должны были остаться на севере Атлантики и ждать информации о приближении конвоев союзников. Сообщений о конвоях было множество, онако в ситуацию вмешалась плохая погода. Прошло около месяца, пока лодки смогли окружить новую крупную цель. Это был конвой «ON-100», охранявшийся опытным канадским соединением С-1, в котором насчитывалось пять эскортных кораблей: канадский эсминец «Ассинибойн» и четыре корвета — два английских и два французских. Все корабли были оборудованы радиолокаторами, а один (корвет «Готланд») — высокочастотным радиопеленгатором. Кроме того, на борту судна «Эмпайр Оушн» находился катапультный истребитель «харрикейн».

Восьмого июня Мор доложил об обнаружении конвоя и начал его преследование. Когда его лодка приблизилась к конвою, путь ей преградили корветы. Недолго думая, Мор пошел в атаку, выпустив две торпеды из кормовых торпедных аппаратов по одному «эсминцу» и две торпеды из носовых торпедных аппаратов по другому «эсминцу». Кормовой залп цели не достиг, зато носовым залпом был поражен корвет «Мимоуз», превратившийся в огненный шар. Контратакой оставшихся кораблей U124 была отогнана. На рассвете следующего дня «Ассинибойн» подобрал из воды четверых человек.

Девятого июня в контакт с конвоем вошли другие лодки группы «Гехт». Однако тут возникли новые сложности. Командиры лодок Хелригель, Дите- рихс и Мюллер-Эдварде доложили о поломках двигателей — возможно, возникших в результате плавания в условиях шторма. Дениц приказал им воздержаться от нападения на конвой, поручив это Итесу, Мору и Хиншу. Той же ночью Итес пустил на дно два английских грузовых судна общим тоннажем 11 600 тонн, а Мор — 4100-тонное английское грузовое судно «Понтиприд», разделив этот успех с командиром другой подводной лодки. Сильный туман спас конвой от дальнейшего преследования.

В июне ряду следовавших на восток караванов удалось благополучно избежать лодок группы «Гехт». Среди них был и военный конвой «АТ-16» из Нью-Йорка, объединившийся с конвоем «NF-10» из Галифакса. Весь караван состоял из шести транспортных судов, охранявшихся 35-й оперативной группой, в которую входили линкор «Нью-Йорк» и девять американских эсминцев. Три эсминца охранения («Эберли», «Эриксон», «Роу») вышли из Галифакса 16 июня и эскортировали встречный конвой «NA-11».

После стычек с конвоем «ON-100» шесть лодок из состава группы «Гехт» легли на прежний курс. Неожиданно проблемы с двигателем возникли и у Ите- са. По иронии судьбы 16 июня Итес обнаружил большой конвой «ON-102», состоявший из 63 торговых судов. Конвой охранялся американской эскортной группой А-3 под началом нового командующего Пола Р. Хейнемана. Ввиду наличия информации о подходе группы «Гехт» состав группы А-3 был увеличен до 9 кораблей: трех больших канонерских лодок класса «Трежери» («Кэмпбелл», «Дуэйн», «Ингхэм»), четырехтрубного эсминца «Лири», канадского эсминца «Рестигуш» и четырех канадских корветов. Большинство кораблей были оборудованы радиолокаторами; «Рестигуш» — высокочастотным радиопеленгатором.

Совместная атака на конвой «ON-102» потерпела неудачу. «Рестигуш» обнаружил противника и оповестил об этом охранение. Малоопытный Хорст Ди- терихс, командир U406, произвел залп пятью торпедами по двум «эсминцам», но все его торпеды прошли мимо цели. Остальные корабли охранения встали на пути Мора. Итес и Мюллер-Эдварде подверглись длительным атакам глубинными бомбами (по семь и девять часов соответственно). Получив сильные повреждения, они едва добрались до Франции, где встали на длительный ремонт.

Из донесения Мора следовало, что конвою удалось скрыться в тумане и дальнейшее преследование было «безнадежным». Однако на рассвете 18 июня он снова натолкнулся на тот же конвой и предпринял самостоятельную атаку, выпустив с большого расстояния четыре торпеды по трем крупным грузовым судам. Мор дололсил о потоплении двух из них и нанесении повреждений третьему, однако послевоенные данные свидетельствовали лишь о потоплении 5600-тонного американского грузового судна «Сиэтл Спирит». Проведя атаку, Мор быстро покинул место боя и взял курс на Лорьян.

Группа «Гехт» вернулась во Францию в последнюю неделю июня. Все это время немецкое военно-морское командование интенсивно решало вопрос: так какова же вероятность того, что союзники наладили производство радиолокаторов уменьшенного размера, которые могли устанавливаться на самолетах и небольших кораблях? Связавшись с Мором, Дениц спросил его, обнаружил ли он какие-либо признаки того, что на борту американских кораблей находились радиолокаторы. Мор доложил, что во время патрулирования он семь раз прибегал к мерам предосторожности, но атакован был лишь однажды. Поэтому Мор сделал вывод, что на борту кораблей охранения союзников радиолокаторов еще нет!

В среднем каждая из шести лодок группы «Гехт» (включая U96, вышедшую в море раньше) находилась в плавании пятьдесят семь дней. Они атаковали три конвоя («ON-92», «ON-100» и «ON-102»), пустив на дно тринадцать судов (включая корвет «Мимоуз») общим тоннажем около 62 500 тонн. Отто Итес и Йохан Мор потопили 92% этих судов. На счету Мора было семь судов тоннажем 32 500 тонн, а на счету Итеса — пять тоннажем 25 500 тонн. Кроме того, Итес совместно с командиром другой лодки потопил одно 4500-тонное грузовое судно. Командиры трех лодок, Хелригель, Дитерихс и Мюллер-Эдварде, не потопили ни одного судна. Несмотря на большой вклад, сделанный Итесом и Мором, группа «Гехт» не оправдала возложенных на нее надежд. Кроме того, было отмечено, что результативность лодок этой группы значительно снижалась, когда они встречали на своем пути крупные и умело действовавшие силы охранения — особенно в случае с конвоем «ON-102». Как и в предыдущих патрулированиях, плохая погода у Большой Ньюфаундлендской банки сорвала проведение большей части операции.

Специальные задания

Перевод пяти лодок VII серии в состав группы «Гехт» снизил количество лодок этого типа, отправленных к берегам Америки в мае, до восьми штук. Предполагалось, что пять из них сначала выполнят специальные задания: три должны были выставить минные поля близ Нью-Йорка, в Чесапикском заливе и заливе Делавэр, а две другие — высадить агентов абвера в Нью-Йорке и Флориде.

Лодки, получившие задание выставить минные поля, покинули Францию 19 мая. Направляясь к берегам Америки, Йоахим Бергер, командир U87, получил приказ заминировать подходы не к Нью-Йорку, а к Бостону — поскольку суда, вывозившие интернированных немецких и итальянских дипломатов, еще не покинули Нью-Йорк.

Хорст Деген, командовавший U701, подошел к Чесапикскому заливу 12 июня, уже с наступлением темноты. Было новолуние, поэтому стояла кромешная тьма. Для облегчения судоходства в заливе на мысах Генри и Чарльз работали маяки. С их помощью Деген смог сориентироваться и проследовать в главный фарватер. В ночь на 13 июня Деген примерно за тридцать минут, работая рядом с ничего не подозревавшим патрульным катером, выставил пятнадцать мин на глубине 36 футов. Затем Деген вышел в открытый океан, всплыл на поверхность, зарядил пять аппаратов торпедами и перегрузил две торпеды из контейнеров на верхней палубе внутрь лодки(4).

Вечером 15 июня к выходу из Чесапикского залива подошел следовавший из Ки-Уэста прибрежный конвой «KN-109», состоявший из двенадцати судов и шести кораблей охранения. Поскольку конвой шел через Норфолк, он двинулся прямо по минному полю Дегена. В результате получили повреждения два груженых американских танкера, «Р.К. Таттл» и «Эссо Аугуста». Кроме того, был уничтожен 500-тонный английский противолодочный траулер «Кингстон Си- лонит», охранявший грузовое судно «Дилайл», ранее поврежденное у берегов Флориды лодкой U564 под командованием Рейнгарда Зурена. Семнадцать из тридцати двух человек команды траулера погибли. Решив сначала, что суда подверглись торпедной атаке, корабли охранения (эсминец «Бэйнбридж» и два малых противолодочных корабля береговой охраны «Дайони>> и «Калипсо») лихорадочно метались в разные стороны, сбрасывая глубинные бомбы. Одна из глубинных бомб, сброшенных эсминцем, задела еще одну немецкую мину — взорвавшись, она нанесла «Бэйнбриджу» легкие повреждения. Через два дня, 17 июня, на минном поле подорвалось 7100-тонное американское грузовое судно «Сэнтор», в результате пошедшее ко дну. Получив радиосообщение (содержавшее неверную информацию) о том, что на минах подорвались и пошли ко дну четыре торговых судна и эсминец, Дениц похвалил Дегена и отдал приказ отправляться на патрулирование района мыса Гаттерас. Ночью 11 июня Пауль-Карл Лезер, командир U373, ставил мины в районе Кейп-Мей, штат Нью-Джерси, у входа в залив Делавэр. То ли мины были выставлены неправильно, то ли они оказались неисправны, но на них подорвался и пошел ко дну лишь один 400-тонный американский буксир «Джон Р. Уильяме». Это произошло 24 июня. Выставив минное поле, Лезер проследовал к мысу Гаттерас на помощь Дегену. Четырнадцатого июня он доложил о неудачной атаке, проведенной против 4000-тонного грузового судна, а 15 июня — о торпедировании 5000-тонного английского грузового судна. Торпеды подходили к концу, поэтому производить дозаправку Лезеру не имело смысла. После 51-дневного пребывания в море U373 вернулась во Францию.

Иоахим Бергер, командовавший лодкой U87, ставил мины в районе Бостона. Впрочем, на них не подорвалось ни одно судно. Перезарядив торпедные аппараты, Бергер отправился на север в сторону Галифакса. Вечером 15 июня в условиях плохой погоды он обнаружил конвой «НВ-25», состоявший из шести судов и пяти кораблей охранения, и пустил на дно 8400-тонное английское грузовое судно «Порт Николсон», а также 5900-тонное американское грузопассажирское судно «Чероки», на борту которого находились исландские военнослужащие, направлявшиеся в США. Восемьдесят шесть из ста шестидесяти девяти военнослужащих погибли. Это был один из немногих случаев за период Второй Мировой войны, когда немецкие подводные лодки топили суда с войсками союзников.

Двадцать второго июня канадский самолет «хадсон» обнаружил и атаковал лодку Бергера, однако бзуспешно. На следующий день этот район уже кишел самолетами противолодочной авиации. На рассвете следующего дня, воспользовавшись еще не рассеявшимся туманом, «хадсон» застиг U87 на поверхности и прицельно сбросил на нее три глубинные бомбы. Взрывы вывели из строя дизель левого борта лодки, а также повредили кормовой торпедный аппарат и главный аккумулятор. Таким образом, Бергеру вновь, как и во время первого патрулирования у берегов Канады, пришлось в аварийном порядке прерывать плавание и с трудом добираться до базы, возблагодари судьбу за то, что остался жив.

Итак, U87, U373 и U701 установили сорок пять мин, из которых лишь мины Дегена причинили союзникам какой-либо существенный ущерб: ко дну пошли 7100-тонное грузовое судно и английский противолодочный траулер, а также получили повреждения два больших танкера общим тоннажем 22 900 тонн. Тем не менее Дениц приказал штабу подготовить план по дальнейшему минированию акваторий у берегов Америки. Лодкам VII серии U202 и U584, которыми командовали 38-летний Ганс-Гейнц Линдр и 29-летний Иоахим Дееке, было дано задание высадить на побережье Соединенных Штатов две группы агентов абвера. До этого Линдер провел ряд патрулирований на севере Атлантики, включая одно у побережья США в марте. Дееке также провел несколько патрулирований, но в Арктике. Завершив капитальный ремонт своей лодки в Германии, 16 мая он прибыл во Францию. На борту каждой подводной лодки находились по четыре агента. Линдер должен был высадить их на Лонг-Айленде, а Дееке — на севере Флориды.

Агенты специализировались на проведении диверсий. Обе группы везли с собой взрывчатку для подрыва авиационых и машиностроительных заводов и верфей. На расходы каждому агенту была дана сумма в 154 тысячи долларов США. Некоторые из них ранее уже жили в Соединенных Штатах, где обзавелись семьями и друзьями. Четвертого июля они должны были встретиться в Цинциннати и выработать план проведения диверсии.

Вечером 12 июня, в условиях густого тумана, Линдер с востока подошел к Лонг-Айленду. Когда, соблюдая меры предосторожности, U202 вышла на мелководье, с нее была спущена надувная резиновая лодка, привязанная канатом к борту подводного корабля. Погрузив взрывчатку и вещи, агенты забрались в лодку. Канат был отпущен, и подхваченная прибоем, лодка поплыла к берегу. Высадившись, агенты подергали за канат, дав знать, что они успешно достигли берега. За этот же канат подводники притянули лодку обратно к U202.

Но в процессе высадки агентов U202 наскочила на песчаную отмель. Попытки сойти с нее ни к чему не привели. На рассвете подводники, находившиеся на верхней палубе, могли слышать пение петухов и автомобильные гудки. Уже считая лодку обреченной, Линдер приготовился сжечь секретные бумаги и взорвать свой корабль. К счастью для немцев, туман все еще не рассеивался. Дождавшись прилива, Линдер слил часть топлива, чтобы облегчить лодку, и ушел в открытое море. Доложив о выполнении специального задания, он получил приказ отправиться на патрулирование района мыса Гаттерас.

Оказавшись на берегу, диверсанты переоделись в гражданскую одежду и закопали все четыре ящика взрывчатки вместе с остальными вещами. За этим занятием их и застал патрульный береговой обороны Джон Каллен двадцати одного года. Сквозь туман он услышал немецкую речь и вышел к ним. Старший группы диверсантов, Георг Даш, сказал патрульному, что они — потерпевшие крушение рыбаки, и предложил Кал лену 300 долларов за то, чтобы тот забыл о встрече с ними. Каллену, поскольку он был один и не вооружен, ничего другого не оставалось, как взять деньги (на самом деле только 240 долларов) и уйти. Но он тут же направился в свой штаб и поднял тревогу. Тем временем диверсанты разделились и по двое направились в ближайший населенный пункт, чтобы сесть на поезд до Нью-Йорка, где они в тот же день должны были встретиться в ресторане.

Впоследствии Даш утверждал, что он презирал Гитлера и нацистов и по этой причине решил не выполнять задание. Своим решением он поделился с одним из членов своей группы Эрнестом Бюргером, который с ним согласился. Приблизительно 17 или 18 июня Даш сел на поезд в Вашингтон, чтобы открыть плац немцев директору ФБ Р Эдгару Гуверу. Бюргер остался в отеле и не спускал глаз с других двух агентов из их группы.

Тем временем вечером 16 июня Дееке с четырьмя другими агентами на борту подошел к северному побережью Флориды и ранним утром следующего дня высадил их в семи милях южнее Джексоивилла. Затем он также получил приказ патрулировать район мыса Гаттерас. Четверо агентов закопали взрывчатку, переоделись в гражданскую одежду и автобусом добрались до Джексоивилла, откуда, разделившись на две группы, направились в различные населенные пункты на Среднем Западе.

Восемнадцатого июня в Вашингтоне Даш установил контакт с ФБР, раскрыв всю информацию о своей группе и группе, высадившейся на севере Флориды. В течение двадцати четырех часов ФБ Р арестовало трех человек группы Даша — Бюргера, Хайнка и Квирина — и вскоре вышла на след второй группы. Двадцать третьего июня агенты ФБ Р арестовали руководителя второй группы Керлинга и ее члена Тиля, а к 27 июня под стражей находились и последние два агента, Хаупт и Нойбауэр.

Чтобы скрыть предательство Даша, Гувер немедленно объявил о поимке восьми агентов и аресте четырнадцати человек — членов их семей и друзей. Дело агентов и десяти человек их родственников или друзей рассматривалось судами Вашингтона, НьюЙорка и Чикаго с июля по октябрь 1942 года. Шестеро агентов были признаны виновными в шпионаже в военное время и 8 августа казнены на электрическом стуле в тюрьме Вашингтона. Даш и Бюргер были приговорены к пожизненному и тридцатилетнему тюремному заключению соответственно. В 1948 году Трумэн заменил вынесенные им приговоры на уже отбытый срок заключения (пять лет и восемь месяцев) и вернул их в Германию, где в 1959 году Даш написал книгу о своем задании и изложил причины своего предательства. Десять человек родственников или друзей диверсантов тоже были признаны виновными. После войны Трумэн также смягчил вынесенные им приговоры.

Отделившись от группы «Гехт», командир U404 фон Бюлов и командир U578 Ревинкель направились к восточному побережью США. На счету обеих лодок уже были успешные патрулирования в этом районе. Действуя в намеченном районе, фон Бюлов отправил на дно три судна тоннажем 12 300 тонн. Первыми двумя были 5500-тонные американские грузовые суда. Первое было поражено торпедами, а второе, «Уэст Ноутас», единственным выстрелом из палубного орудия. После того, как команда погрузилась на спасательные шлюпки, Бюлов послал своих людей открыть кингстоны и затопить судно. Одновременно он подобрал нескольких оставшихся в воде членов экипажа судна, оказал им медицинскую помощь и посадил в спасательную шлюпку. Третьей жертвой Бюлова стало нейтральное шведское судно «Анна». Промахнувшись по нему торпедой, Бюлов всплыл и открыл огонь из палубного орудия. Судно пошло ко дну. Его потеря повлекла протест со стороны Швеции, однако Бюлов настаивал, что судно шло с погашенными огнями и противолодочным зигзагом. Действия фон Бюлова были расценены как правильные. Затем Бюлов получил приказ произвести патрулирование в районе мыса Гаттерас.

Ревинкель также потопил в открытом море два больших торговых судна общим тоннажем около 13 000 тонн. Первым был 6300-тонный датский «Полифемус», следовавший вместе с другим судном, которому удалось уйти. Вторым был 6800-тонный норвежский «Бергангер», шедший с грузом кофе. Выпустив по нему одну торпеду, Ревинкель всплыл, чтобы добить судно из палубного орудия, однако был встречен прицельным огнем, заставившим лодку снова погрузиться. Две дополнительные торпеды решили судь- бу судна. Десятого июня, все еще находясь в открытом море, Ревинкель натолкнулся на большое грузовое судно и выпустил по нему последние шесть торпед. Однако ни одна из них в цель не попала. Через неделю Ревинкель взял курс домой.

После постановки мин у входа в Чесапикский залив Хорст Деген, выполняя полученный приказ, проводил патрулирование у мыса Гаттерас. Шестнадцатого и семнадцатого июня он доложил об ограниченном судоходстве и жестких противолодочных мерах, предпринимаемых противником. Ситуация осложнялась тем, что Деген дважды промахнулся по грузовому судну, оставшись всего с шестью торпедами. Кроме того, глубинными бомбами был поврежден основной перископ лодки. Деген не сообщил на базу, что вдобавок ко всему система регенерации воздуха на лодке работала плохо и его люди страдали от жары и недостатка кислорода. Поэтому Дегену каждые сутки около часа или двух дня приходилось всплывать на десять минут, запускать дизели и через люк боевой рубки засасывать в лодку свежий воздух.

В конце дня 19 июня Деген наткнулся на 165-тонный траулер ВМС США YP-389, недавно вышедший на патрулирование внешней границы оборонительного минного поля с целью не допустить приближения к нему дружественных судов. Деген смело пошел в атаку на траулер, открыв огонь из палубного орудия. YP-389 был вооружен трехдюймовой пушкой, однако она не была подготовлена к бою. В результате траулер пошел ко дну, и Деген покинул место боя. Шесть человек из экипажа траулера погибли, однако остальные восемнадцать человек на следующий день были спасены кораблями береговой охраны. Г. Джентайл писал, что следственная комиссия рекомендовала отдать капитана YP-389 под трибунал за нежелание противостоять врагу и непрофессионализм.

(1) Эта группа под кодовым названием «Хэлпроу», бомбившая нефтяные месторождения в Плоешти, стала первой группой американских самолетов, нанесших удары по стратегическим целям в Европе.

(2) Сходное устройство разрабатывали и союзники.

(3) «North Atlantic Run».

(4) Напомним, что лодки этого типа могли ставить мины (типа ТМВ) только через торпедные аппараты. (Прим. ред.)

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю