Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Возвращение в Атлантику. Подводная война меняет характер. Часть 8

Рейды к канадскому побережью и острову Тринидад

В августе 1942 года к берегам Америки отправилось восемь немецких подводных лодок IX серии. Ввиду высокой концентрации противолодочной авиации и большой протяженности конвойных путей в Мексиканском заливе и Карибском море, ни одна лодка не была направлена в эти районы. Три лодки выполняли специальное задание у берегов Канады. Остальные пять патрулировали районы восточнее острова Тринидад.

Несмотря на то, что Дениц располагал немалым количеством информации о североатлантических конвоях, немецкие подводники испытывали трудности в их обнаружении. Предположив, что конвои могли покидать Канаду через пролив Белл-Айл, Дениц отдал приказ трем лодкам августовской группы произвести разведку пролива и прилегающих к нему северных районов(1).

Покинув Киль 7 и 8 августа, получившие задание лодки через три недели прибыли в район пролива Белл-Айл. 27 и 28 августа две лодки, U517 и U165, обнаружили небольшой военный конвой, направлявшийся из Сидни в Гренландию. Конвой состоял из шести кораблей, следовавших двумя группами. В состав первой группы входило 5600-тонное американское пассажирское судно «Четем» с 562 военнослужащими на борту, которое охранял 240-тонный катер береговой охраны «Моуджейв». Вторая группа, состоявшая из нескольких судов, охранялась двумя 165-тонными катерами береговой охраны «Элгонквин» и «Мохаук».

Сблизившись с конвоем, лодки предприняли атаку. Командир U517 Пауль Хартвиг торпедировал «Четем», медленно пошедший ко дну. «Моуджейв» поднял на борт 293 человека. Позже американский четырехтрубный эсминец «Бернаду» и канадский корвет «Трэйл» спасли еще 256 человек(2). Командир U165 Эбергард Хофман нанес повреждения двум судам из состава второй группы: 7300-тонному американскому военно-морскому танкеру «Ларами» и 3300-тонному грузовому судну «Арлин». «Ларами» перевозил 361 000 галлонов авиационного бензина, 55 000 галлонов нефти и грузы военного назначения, в том числе глубинные бомбы. Погибли четыре члена экипажа танкера. Танкер загорелся, однако его капитан П.Монси сумел спасти судно и вернуть его в Сидни(3). Что касается судна «Арлин», то оно, в конце концов, было отправлено на дно Хартвигом.

Получив дальнейшие инструкции, Хофман и Хартвиг направили свои лодки на юг, в мелководный пролив Белл-Айл шириной 15 миль. Хартвиг разведал район предположительного сбора конвоев, залив Форто, однако залив оказался пуст. На закате дня 3 сентября, все еще находясь в проливе, он обнаружил два следовавших встречными курсами конвоя и потопил 1800-тонное канадское судно «Дональд Стюарт». Три канадских корвета и минный тральщик попытались провести контратаку, однако Хартвигу, имевшему превосходство в скорости, легко удалось оторваться от погони и раствориться в просторах залива Св. Лаврентия.

Первым в залив Св. Лаврентия вошел Хофман. Он проследовал к восточному берегу острова Кейп-Бретон, где неудачно атаковал 1900-тонное канадское каботажное судно. Вслед за тем он отправился на северо-запад к полуострову Гаспе, обошел его и проследовал на запад вверх по реке Св. Лаврентия в район города Матан. Там он обнаружил конвой «QS-ЗЗ», состоявший из восьми судов под охраной корвета, минного тральщика, двух торпедных катеров и яхты «Рэкун». Проведя несколько атак в течение двадцати четырех часов, Хофман доложил о торпедировании трех судов тоннажем 1900 тонн. Послевоенные данные свидетельствовали о потоплении двух судов: 4700-тонного греческого грузового судна «Эос» и 358-тонной «Рэкун».

Воспользовавшись сигналом Хофмана, на перехват конвоя пошел Хартвиг. Вечером 7 сентября Хартвиг отправил на дно три судна: греческие грузовые тоннажем 5700 и 3300 тонн, а также 1700-тонное канадское каботажное судно. Три корабля охранения вместе с минным тральщиком, по-видимому, были настолько обескуражены (или плохо обучены), что не смогли провести эффективную контратаку. Об обнаружении и возможном потоплении лодки Хартвига доложил самолет «хадсон» 113-й эскадрильи англичан. Однако летчик, пилотировавший «хадсон», провел неудачную контратаку, и U517 удалось беспрепятственно уйти из-под удара.

Восемь потопленных в течение 12 дней судов и нанесение повреждений танкеру «Ларами» вызвали очередное недовольство канадского правительства. Масла в огонь подлил командир третьей лодки, U513, Рольф Ругеберг, оставшийся в открытом океане. В ночь на 4 сентября, воспользовавшись ненастной погодой, он проник в залив Консепсьон (на севере полуострова Авалон) и на следующий день потопил два стоявших на якоре грузовых судна: 5400-тонное английское «Саганог» и 7300-тонное канадское «Лорд Страткона». Правда, в возникшем хаосе, одно из судов случайно наскочило на лодку U513, нанеся повреждения ее боевой рубке.

Несмотря на то, что канадцы усилили противолодочные меры, лодки продолжили патрулирование указанного района. Хартвиг отправил на дно канадский корвет «Шарлоттаун» и два грузовых судна тоннажем 4900 тонн, доведя счет потопленных судов до 9 единиц тоннажем 27 283 тонны. Хофман потопил еще одно 3700-тонное грузовое судно и нанес повреждения двум другим. Таким образом, его счет достиг трех потопленных судов тонналсем 8754 тонны и четырех судов, получивших повреждения, тоннажем 21 751 тонна. Ругеберг, оставшийся в районе залива Консепсьен и Сен-Джонса, провел только одну атаку, во время которой он торпедировал 7200-тонное английское судно типа «Либерти» — «Оушн Вэгебенд».

Берлин и военно-морское командование были в восторге от первого рейда к берегам Канады. К заявленным Хартвигом 44 000 тоннам потопленного тоннажа Дениц добавил 8000 тонн за судно, потопленное 15 сентября, но не заявленное Хартвигом. Таким образом, на счету Хартвига оказалось десять судов общим тоннажем 52 000 тонн, что немцы не преминули использовать в пропагандистской войне против канадцев. Однако плавание U165 на этом не закончилось. Двадцать девятого сентября при подходе к Лорьяну Хофман наскочил на английскую мину. U165 погибла вместе со всем экипажем.

Успех Хартвига и Хофмана в заливе Св. Лаврентия побудил Деница продолжить операции в данном районе. В сентябре несколько лодок IX серии, вышедших из Германии и Франции, получили задание отправиться в залив Св. Лаврентия.

Между тем две лодки VII серии, получившие задание выставить минные поля у побережья США, также оказались втянуты в бои у канадского побережья: 10 сентября, выставив мины у входа в Чесапикский пролив, командир U69 Ульрих Граф проследовал в пролив Кабот; после установки мин у побережья Южной Каролины в районе Чарльстона, командир U455 Ганс-Генрих Гислер отправился на север патрулировать район Сен-Джонса, заменив там Ругеберга(4).

Войдя в залив Св. Лаврентия, Граф проследовал в устье реки Св. Лаврентия. Вслед за тем он поднялся вверх по реке так далеко, куда не проникала ни одна подводная лодка, включая Фогельсанга. Десятого октября Граф обнаружил конвой из семи судов и трех кораблей охранения, следовавший в Квебек. Граф хладнокровно отправил на дно 2400-тонное канадское грузовое судно «Каролус», после чего, не дожидаясь, пока противник опомнится, отошел вниз по течению. Вернувшись в более безопасный район пролива Кабот, Граф 14 октября обнаружил и потопил 2200-тонный канадский железнодорожный паром «Карибу», следовавший в охранении минного тральщика «Грэндмиер». На борту «Карибу» находилось 237 человек, включая 118 военнослужащих. Обнаружив лодку U69, «Грэндмиер» сделал попытку пойти на таран, но промахнулся. Вслед за тем минный тральщик сбросил 18 глубинных бомб. На рассвете, получив подкрепление с воздуха и с моря, «Грэндмиер» спас 103 человека. Граф вынужден был отлеживаться на дне в течение 16 часов. Двадцатого октября, направляясь на базу, Граф атаковал конвой в районе Арджентии, выпустив торпеду в 7800-тонное английское грузовое судно «Роуз Касл». Однако торпеда не взорвалась. По возвращении во Францию Граф получил поощрение командования.

Первого октября в район Сен-Джонса прибыл Гислер и патрулировал побережье в течение двух недель. Он обнаружил лишь два судна — оба вне досягаемости своих торпед. Четырнадцатого октября Гислер доложил о поломке гирокомпаса, вследствие чего ему пришлось прекратить плавание. Он вернулся во Францию, проведя в море 68 дней и не потопив ни одного судна. Командование указало на то, что за четыре патрулирования он потопил лишь два танкера общим тоннажем 13 900 тонн. Гислер был отстранен от командования лодкой и получил другое задание. В период с 12 по 15 августа из Киля в район восточного побережья острова Тринидад вышли пять лодок IX серии. Три из них, U175, U512, U514, были заперты льдами на Балтике в течение трех или четырех месяцев. Еще одна лодка, U515, подготовленная к плаванию в феврале 1942 года, также была задержана льдами. Что касается последней лодки, U516, которая была подготовлена к плаванию 10 марта 1942 года, то она нигде не задерживалась, однако ее гарантийное плавание и доукомплектование заняли 5 месяцев.

U512 командовал 31-летний Вольфганг Шульце, сын одного из адмиралов «Кригсмарине». Как и полагается отпрыскам высокопоставленных лиц, Шульце был испорченным и неуравновешенным типом, крепко злоупотреблявшим спиртным даже на борту лодки. Во время гарантийного плавания на Балтике по его вине произошло несколько аварий, которые не только отсрочили выход U512 в море, но и создали Шульце репутацию безрассудного и некомпетентного командира. Направляясь к острову Тринидад, Шульце произвел дозаправку от танкера U462, после чего 8 сентября обнаружил одиночное грузовое судно тоннажем приблизительно 12 000 тонн. Проведя две атаки, Шульце выпустил четыре торпеды, однако ни одна из них не взорвалась. Четыре дня спустя Шульце обнаружил груженый 10 900-тонный американский танкер «Патрик Дж. Харли» и атаковал его двумя торпедами, но промахнулся. Вслед за тем Шульце открыл огонь из палубных орудий. С танкера ответили несколькими выстрелами, но вскоре прекратили огонь и покинули судно. «Харли», охваченный огнем, пошел ко дну.

Несколькими днями позже, 19 сентября, Шульце обнаружил в пятидесяти милях восточнее острова Мартиника одиночное грузовое судно. Им оказалось 3700-тонное нейтральное испанское судно «Монте Корбеа». Безосновательно посчитав его ловко маскировавшимся английским судном — по крайней мере, так было доложено Деницу, — Шульце провел торпедную атаку, в результате которой «Монте Корбеа» было потоплено. Берлин был возмущен. По приказу адмирала Редера Шульце по возвращении во Францию должен был предстать перед военным трибуналом. Дениц проинформировал подчиненных о допущенной Шульце ошибке и еще раз подчеркнул, что командиры лодок должны неукоснительно следовать инструкциям, касавшимся безопасности нейтральных судов.

Тем временем две другие лодки IX серии, U514 под командованием Ганса-Юргена Ауфермана и U515 под командованием Вернера Хенке, прибыли в район восточного берега Тринидада. Двадцатисемилетний Ауферман ранее служил первым вахтенным офицером на U69 во время ее первого патрулирования района Фритауна, за которое Йост Мецлер получил Рыцарский крест. Тридцатичетырехлетний Хенке ранее служил вторым и первым вахтенным офицером на U124, командир которой, Георг-Вильгельм Шульц, также был награжден Рыцарским крестом.

Одиннадцатого сентября Ауферман патрулировал восточное побережье острова Барбадос. Его столица, Бриджтаун, являлась большим портом, который незадолго до того был оборудован противолодочным заграждением. Заметив два грузовых судна в порту Бриджтауна, Ауферман выпустил несколько торпед, которые прорвали заграждение и поразили одно из судов, 5500-тонный канадский «Корнуоллис». Ауферман доложил о потоплении «Корнуоллиса» и еще одного судна тоннажем 4500 тонн, однако информация о потоплении второго судна не подтвердилась. Позже «Корнуоллис» был поднят и отремонтирован, однако в ходе войны он вновь был потоплен другой немецкой лодкой. Патрулируя район восточного побережья Тринидада в период между 12 и 23 сентября, Хенке потопил восемь судов общим тоннажем 42 000 тонн и нанес повреждения двум другим тоннажем 10 700 тонн. Среди его жертв оказалось английское судно «Оушн Вэнгард» (осенью 1941 года ставшее первым построенным в США судном типа «Либерти», отданным англичанам), а также два танкера: 10 000-тонный панамский «Стэнвак Мельбурн» и 4700-тонный голландский «Военсдрехт». Успешные действия Хенке были омрачены лишь одним происшествием. Пятнадцатого сентября, атакуя 5600-тонное американское грузовое судно «Мэй», вследствие несчастного случая погиб один из подводников U515. По возвращении во Францию Хенке и его экипаж были поощрены и удостоены различных наград.

Последним торпедированным Хенке судном оказалось 6000-тонное американское грузовое судно «Антиной». Когда экипаж покинул судно, к месту боя подошел Шульце (24 сентября) и торпедным залпом отправил «Антиной» на дно. Таким образом, общий счет потопленных Шульце судов достиг 3 единиц общим тоннажем 20 600 тонн, включая испанское нейтральное судно, за потопление которого Шульце должен был предстать перед трибуналом. К тому времени к побережью Тринидада прибыла третья лодка, U516 под командованием 35-летнего Герхарда Вибе, ранее уже совершившего успешное плавание к берегам Америки. Двадцать седьмого августа, находясь южнее Исландии, он обнаружил 9700-тонное английское одиночное грузовое судно «Порт Джексон», однако все четыре выпущенные им торпеды прошли мимо цели. Вслед за тем Вибе открыл огонь из палубного орудия, успев произвести два залпа, но судно растворилось в тумане. Тридцать первого августа, действуя в паре с другой немецкой подводной лодкой, Вибе обнаружил в открытом океане 11 000-тонный американский танкер «Джек Карнес», груженный балластом. Преследуя судно на протяжении 18 часов, Вибе наконец настиг его и потопил, израсходовав семь торпед. Шестого сентября он забрал шесть торпед с борта прекратившей плавание из-за аварии U163. Девятнадцатого сентября Вибе пустил на дно 6200-тонное американское грузовое судно «Уичита».

В конце сентября Шульце и Вибе проводили совместное патрулирование района южного побережья французской Гвианы. Двадцать восьмого сентября Вибе обнаружил 1200-тонное бразильское каботажное судно «Антонико». Поскольку у Вибе оставалось мало торпед, он расстрелял его из палубного орудия. Бой длился двадцать минут(5). Два дня спустя Вибе отправил на дно 5300-тонное английское грузовое судно «Элайпор».

Шульце находился поблизости, однако целей не обнаружил. Несмотря на то, что ранее союзническая авиация нанесла U512 легкие повреждения, Шульце тем не менее пренебрегал всякой опасностью. Второго октября бомбардировщик В-18 99-й эскадрильи, базировавшейся на острове Тринидад, обнаружил U512 на поверхности воды и атаковал ее с высоты пятидесяти футов, сбросив четыре глубинные бомбы. U512 буквально развалилась на части и затонула на глубине 138 футов. По-видимому, все отсеки были моментально затоплены. Погибло две трети экипажа, включая Шульце.

Шестнадцать подводников оказались запертыми в торпедном отсеке, еще некоторое время державшемся на плаву. Лишь у четверых из них оказались дыхательные аппараты. Остальные аппараты вследствие неправильного хранения отсырели и находились на просушке в машинном отделении. Когда вода и газообразный хлор (выделяющийся при контакте морской воды с торпедными аккумуляторами) стали заполнять отсек, подводники начали терять сознание. Двое подводников, на одном из которых был дыхательный аппарат, предприняли попытку эвакуировать- ся через наклонный люк для погрузки торпед. Впустив в отсек воду, чтобы уравнять давление, они открыли люк и покинули лодку. Однако поверхности воды достиг лишь тот, у кого был дыхательный аппарат. Отчаянно замахав руками, он привлек внимание кружившего над его головой самолета, который в конце концов сбросил спасательный пояс и надувной плот. Таким образом, единственный оставшийся в живых с борта U512 дрейфовал на плоту в течение десяти дней, пока 12 октября его не подобрал американский четырехтрубный эсминец «Эллис». Остальные сорок восемь подводников так и не были обнаружены.

Две другие лодки, патрулировавшие данный район, U514 под командованием Ауфермана и U516 под командованием Вибе, едва ли нашли его перспективным. В поисках целей Ауферман сместился на юг к экватору. Двадцать восьмого сентября, находясь в районе реки Амазонки, он потопил два бразильских грузовых судна тоннажем 8200 тонн. Двенадцатого октября, возвращаясь на север через водное пространство французской Гвианы, он отправил на дно 5700-тонное американское грузовое судно недалеко от того места, где нашла свой конец лодка U512. Что касается Вебе, то у берегов Южной Америки им не было обнаружено ни одной цели. Однако 23 октября по пути на базу он потопил 5800-тонное английское судно. Таким образом, включая потопленное парусное судно водоизмещением 167 тонн, счет отправленных Ауферманом на дно судов за девяносто дней патрулирования составил пять единиц общим тоннажем 17 354 тонны, не считая грузового судна «Корнуоллис», которому были нанесены сильные повреждения. Количество судов, потопленных Вибе за девяносто пять дней патрулирования, включая танкер «Джек Карнес», составило пять единиц общим тоннажем 28 400 тонн, не считая 9700-тонного английского грузового судна «Порт Джексон», которому были нанесены повреждения.

Последней из пяти лодок IX серии из состава августовской группы, патрулировавшей данный район, была U175 под командованием Генриха Брунса. Патрулируя мелководный район английской Гвианы, Брунс действовал весьма успешно. Всего за восемнадцать дней, с 18 сентября по 5 октября, он отправил на дно девять судов общим тоннажем 33 400 тонн. Проведя в море семьдесят четыре дня, Брунс вернулся во Францию.

Итак, пять лодок IX серии, патрулировавших районы восточнее острова Тринидад вплоть до северного побережья Бразилии, совместно потопили тридцать судов тоннажем 143 000 тонн. На счету Хенке и Брунса оказалось свыше половины из них: семнадцать судов тоннажем около 75 000 тонн. Одна лодка, U512, оказалась потеряна. Вместе с ней погибли сорок восемь из сорока девяти немецких подводников.

Итоги

Принятие командованием немецкого подводного флота решения о прекращении участия лодок VII серии в патрулированиях американского побережья в августе 1942 года стало еще одним поворотным пунктом в ходе «Битвы за Атлантику». Кроме того, резкое снижение присутствия в указанном регионе лодок IX серии означало окончание полномасштабной подводной войны против Америки и дало повод подвести итоги этой кампании.

Подведение любых итогов должно начинаться с исправления ошибок, допущенных предыдущими исследователями. В большинстве предыдущих отчетов адмирал Кинг и американское военно-морское командование предстают в качестве недоумков или плутов, если не хуже, а командование наземными войсками США и Великобритании — как яркие и не кую подводную кампанию у берегов Америки в правильном свете, необходимо кое-что вспомнить и внести соответствующие коррективы.

Во-первых, необходимо помнить, что «непогрешимый» Королевский военно-морской флот Великобритании находился в состоянии сильного спада, в то время как американский военно-морской флот играл все более-доминирующую роль. Как пишет историк Джеймс Луц(6), англичане не хотели мириться с такой ролью и сдавать позиции своему неотесанному родственнику. Как позиция английского военно-морского командования в 1942 году, так и взгляды современных английских военных историков на управление морскими силами США и Канады во многом были и остаются предвзятыми.

Кроме того, необходимо помнить, что, несмотря на публичную демонстрацию дружбы, в 1942 году американские и английские военные стратеги существенно расходились во взглядах на ведение войны. Американцы выдвигали план «Следжхаммер», предусматривавший вторжение в оккупированную Францию и непосредственную схватку с немцами на суше, в то время как англичане выступали за проведение ряда не столь интенсивных операций на «периферии» и бомбардировок промышленных объектов и городов Германии.

Американцы и англичане расходились во взглядах и на стратегическую роль союзнических сил на атлантическом театре военных действий. Так же, как и во время Первой Мировой войны, адмирал Кинг придавал первостепенное значение безопасности американских военнослужащих, несших службу за пределами страны — в частности, военного контингента, посланного на Британские острова для выполнения плана «Следжхаммер». Англичане же не меньшее значение придавали торговому флоту, доставлявшему на Британские острова продовольствие, нефтепродукты и другие грузы, — это считалось жизненно необходимым для Великобритании и способствовало ведению той войны, которой она предпочитала.

Английские историки и писатели редко признают факт расхождения взглядов на использование военно-морских средств в 1942 году, а также то, что американцы рассматривали в качестве первостепенной задачи защиту именно военного транспорта. В основном они пишут о том, что американцы проявляли фантастическую тупость при защите торгового флота и отказывались организовывать конвои у берегов США до мая — что в итоге якобы привело к поражению на море. Недавно высказанные американскими военно-морскими историками Дином Аллардом и Робертом Лавом-младшим мысли о том, что доставка американских военнослужащих на Британские острова в первые восемь месяцев 1942 года без потерь(7) сама по себе явилась значительной военно-морской победой, оставлена большинством английских историков без внимания.

Еще одним аспектом противоречий между англичанами и американцами в рассматриваемый период, редко признаваемым критиками адмирала Кинга, является то, что США приходилось вести войну сразу в двух океанах. С целью предотвращения изоляции Австралии и вторжения на этот континент, американцам пришлось отправить десятки тысяч военнослужащих на Гавайи, в Новую Каледонию, острова Фиджи и Австралию — как и было предусмотрено англо-американскими стратегическими соглашениями. Эти военно-транспортные конвои, пересекавшие необъятные просторы Тихого океана, должны были охраняться так же надежно, как и военно-транспортные атлантические конвои(8). Поэтому не представлялось никакой возможности (что оспаривалось военно-морским ведомством Великобритании) перевести американские/эсминцы из Тихого океана в Атлантический.

Когда недостаток эсминцев и других кораблей заставил Кинга выбирать между охранением американских и английских военных конвоев и охранением грузовых судов и танкеров, он предпочел первое. Третьим фактором, который необходимо помнить, является то, что на протяжении всего 1942 года между американской армией и военно-морским флотом существовали серьезные разногласия относительно способов устранения немецкой подводной угрозы. Армия разрабатывала так называемую наступательную стратегию, согласно которой с немецкими лодками должны были справиться специальные авиагруппы наземного базирования, например, эскадрильи бомбардировщиков В-24. Военно-морской флот, напротив, считал наступательные операции бесполезными и видел роль авиации в охранении конвоев и отчасти в нанесении бомбовых ударов по «болевым точкам» немцев например, базам подводных лодок в Бискайском заливе. Ввиду расхождения взглядов, а также потому, что армия в силу политических и других причин отказывалась пересмотреть довоенный договор, по которому она имела эксклюзивный контроль над авиацией наземного базирования, в 1942 году военно-морской флот не имел возможности организовать собственные авиаподразделения для охранения конвоев. Вместо этого военно-морскому флоту приходилось заимствовать армейскую авиацию, летчики которой не были подготовлены для охранения конвоев и прохладно относились к операциям «оборонительного» характера(9). Поэтому неудивительно, что за восемь месяцев немецкой подводной кампании у берегов Америки армейская авиация самостоятельно сумела потопить лишь одну немецкую подлодку (U701).

Существующие отчеты о немецкой подводной кампании у берегов Америки едва ли адекватно описывают эту бессмысленную баталию между двумя ведомствами. Рузвельт совершил крупную ошибку, позволив ей тянуться весь 1942 и половину 1943 года. Если следовать порядку вещей, эта ситуация при обсуждении данной фазы подводной войны требует детального рассмотрения.

Четвертым фактором, который нельзя упускать из виду, является то, что союзники в начале 1942 года не смогли завладеть немецкой шифровальной машиной «Энигма». Это обстоятельство имело весьма большое значение, несмотря на то, что историки, описывавшие деятельность британской разведки, едва ли отводили ему сколько-нибудь существенную роль. Если бы союзники владели «Энигмой», им бы стало известно, что данная кампания отвлекла все немецкие атлантические лодки, включая лодки VII серии ограниченного радиуса действия и новые подводные танкеры. Кроме того, зная то обстоятельство, что немецкие лодки действовали разрозненно, американцы, вне сомнения, пересмотрели бы степень охраны североатлантических конвоев.

Пятый фактор заключается в том, что в начале 1942 года, когда была развернута подводная кампания у берегов Америки, немцы наконец-то обнаружили протечку в отделении гидростата торпед, из-за которой они погружались глубже, чем было предусмотрено. Устранение этого дефекта во многом повлияло на число судов, торпедированных у берегов Америки.

Шестой фактор заключается в том, что в 1940 — 1941 годах американцы отдали в распоряжение англичан и канадцев пятьдесят четырехтрубных эсминцев и десять кораблей морской пограничной охраны типа «Лейк». Если бы эти шестьдесят кораблей остались под контролем военно-морского флота США, их было бы достаточно, чтобы немедленно организовать конвои вдоль восточного побережья, в Мексиканском заливе и Карибском море и предотвратить потерю десятков судов и жизней людей.

Вышеперечисленные замечания помогают получить реальную картину немецкой подводной кампании у берегов Америки. Однако, прежде чем делать окончательные выводы, необходимо изучить еще один ряд цифр. Они касаются количества немецких лодок, отправившихся к берегам Америки с 18 декабря 1941 года по 31 декабря 1942 года(10).

Немецкие подводные лодки провели 184 патрулирования: 80 — лодки IX серии, 104 — лодки VII серии, что в среднем составило двадцать патрулирований в месяц.

Эти лодки потопили 609 судов общим тоннажем 3,1 миллиона тонн, включая все траулеры, малые вспомогательные суда, парусники, а также суда, потопленные по пути к Америке и обратно, что в среднем составило 68 судов тоннажем 350 000 тонн в месяц. Суда, потопленные у берегов Америки за указанный период, составляют около одной четверти всех союзнических судов, потопленных немецкими подводными лодками за время Второй Мировой войны. Таким образом, данная кампания оказалась весьма важным событием в войне с точки зрения достигнутых результатов за относительно короткое время. Лишь около шести из 184 патрулирований берегов Америки за этот период окончились безрезультатно. Кроме того, потери немецкой стороны были относительно невелики: 22 лодки (10 IX серии и 12 VII серии). Из приблизительно одной тысячи подводников, служивших на этих лодках, остались в живых около двухсот, причем 114 из них попали в плен(11).

По иронии судьбы лодки IX серии, против использования которых особенно выступал Дениц, достигли наиболее значительных успехов. Несмотря на то, что их строительство, оснащение и обучение экипажей требовало значительного времени, большинство лодок, развернутых в Атлантическом океане в первые восемь месяцев 1942 года, принадлежало именно к этой серии. За 80 патрулирований, совершенных лодками данного типа, было потоплено 384 судна (63% от общего объема) тоннажем около 2 млн тонн (65%). За 104 патрулирования, совершенных лодками VII серии, было потоплено 225 судов (37%) тоннажем около 1,1 млн тонн (35%).

(1) Первоначально это задание было дано трем лодкам VII серии июльской группы, но они оказались вовлечены в конвойные бои, а позже получили новое задание провести патрулирование Карибского бассейна.

(2) «Четем» стал очередным американским военным транспортом, потопленным вслед за «Чероки». Погибли тринадцать человек.

(3) Несмотря на то, что адмирал Кинг неохотно раздавал награды за спасение одного судна, Монси был награжден «Военно-морским крестом».

(4) У входа в Чесапикский залив на мине Графа подорвался 7300-тонный танкер «Петрофуел», однако, не получивший повреждений. Остальные мины были обезврежены американцами.

(5) Оставшиеся в живых моряки с борта «Антоника» утверждали, что Вибе обстрелял их, когда они находились в спасательных шлюпках. При этом погибли шесть и получили ранения десять человек. Эти обвинения были выдвинуты против Деница на Нюрнбергском процессе. Однако из слов Деница следовало, что моряки просто оказались на линии огня, ведшегося по судну, и если бы Вибе намеревался их уничтожить, как его обвиняли, бой бы не закончился так быстро.

(6) «Bargaining for Supremacy» (1977).

(7) Среди прочих на Британские острова были доставлены 1-я, 5-я и 34-я пехотные и 1-я бронетанковая дивизии США. Количество американских военнослужащих, высадившихся в рассматриваемый период на Британские острова, приблизительно составило 157 000 человек. Что касается тринадцати погибших с борта «Четем», то они направлялись из Новой Шотландии в Гренландию.

(8) Данное утверждение выглядит сомнительно. К описываемому периоду уже стало ясно, что японские подводные лодки практически не действуют на отдаленных коммуникациях противника, да и тактика их использования сильно уступает немецкой. Кроме того, масштаб перевозок между Западным побережьем США и островами Тихого океана (даже с учетом Австралии) не шел ни в какое сравнение с движением конвоев в Атлантике. (Прим. ред.)

(9) Из этой фразы создается впечатление, что американские летчики настолько рвались в «наступление», что предпочитали отсиживаться дома. На указанный период американская армия ни на одном театре не вела наступательных действий. Количество самолетов задействованных на Тихом океане весной и летом 1942 года, не превышало 10% от численности американской авиации. (Прим. ред.)

(10) См. Приложение 4 и Таблицу 12.

(11) В плен попали члены экипажей лодок U94, U162, U352, U512 и U701.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю