Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

План «Драмбит» в действии. Япония наносит удар. Часть 2

Фолькерс и Розенштайль вышли в море 18 декабря. На выходе из Бискайского залива Фолькерс натолкнулся на конвой «G-76», но, доложив об этом, получил приказ командования не ввязываться в бой и следовать прежним курсом. У лодки, которой командовал Розенштайль, возникла утечка масла, оставлявшая заметный след на поверхности воды. 22 декабря Розенштайль вернулся в Лорьян. U123 под командованием Хардегена вышла в море 22 декабря. U66 под командованием Цаппа — в Рождество. U109 и U130 под командованием соответственно Блайхродта и Кальца вышли в море 27 декабря и взяли курс на Канаду. К этому времени все десять подводных лодок VII серии, предназначенных для патрулирования у берегов Канады, уже были в море. Таким образом, первый эшелон состоял из пятнадцати лодок, три из которых — U66, U123 и U125 — должны были атаковать торговые суда в территориальных водах Соединенных Штатов.

Некоторые историки утверждают, что британские дешифровщики смогли получить данные о выходе указанных лодок в море, что Лондон сигнализировал об этом Вашингтону и Оттаве и, наконец, что там сделанные предупреждения оставили без внимания. Однако эти утверждения справедливы лишь отчасти.

Основываясь на ежедневной информации, поставлявшейся Роджером Уинном из Службы слежения за немецкими подводными лодками в Адмиралтействе, военные моряки в Вашингтоне каждый день слали командующему атлантическим флотом доклады о местоположении немецких подводных лодок. Доклады не были обнадеживающими и носили расплывчатый характер:

24 декабря: Общая ситуация носит неопределенный характер.

25 декабря: Ситуация неопределенная. Активность противника в северной части Атлантики не отмечена.

26 декабря: Ситуация по-прежнему неопределенная. Признаки активных действий противника в северной части Атлантики отсутствуют, однако возможно наличие по крайней мере двух субмарин западнее сорокового градуса западной долготы.

27 декабря: Ситуация в Западной Атлантике неопределенная. Возможно наличие двух или трех субмарин западнее сорокового градуса западной долготы. Настоящее их местоположение неизвестно. В своем еженедельном докладе Адмиралтейству от

29 декабря Роджер Уинн писал, что «Существуют неустойчивые признаки того, что несколько немецких подводных лодок движутся в сторону Западной Атлантики для возможного осуществления операций в Карибском море или у берегов Канады». Упоминаний о возможной активности немецких подводных лодок у восточного побережья Соединенных Штатов не было. Эти расплывчатые доклады из Лондона перемежались известиями о катастрофических поражениях в Тихом океане и на Дальнем Востоке. Кроме этого, около десяти японских субмарин, действовавших в декабре у берегов Калифорнии и Орегона, потопили американские танкеры «Эмидио» и «Монтебел- ло», нанесли повреждения пяти другим танкерам и двум американским грузовым судам. Они также обстреляли нефтяное месторождение около Санта-Бар- бары, усилив слухи о том, что японцы собирались высадиться в Калифорнии(1).

«Норвежская паранойя»

Тем временем англичане предприняли еще одну десантную вылазку в Норвегию. Она состоялась 26 — 27 декабря силами двух групп. Ее целью был захват шифров к «Энигме» и других материалов. Главный удар должен был быть нанесен в заливе Вест-фьорд, в районе Нарвика, а второй — гораздо южнее, в заливе Норд-фьорд, около города Олесунн. Вследствие аварии, случившейся с одним из транспортных судов, и невозможности его дальнейшего участия в операции, высадка в заливе Вест-фьорд оказалась неудачной.

Однако второму удару в заливе Норд-фьорд сопутствовал больший успех. Кроме удачного завершения операции на берегу, военно-морским силам англичан (состоявшим из крейсера «Кения» и четырех эсминцев) удалось потопить или захватить пять немецких торговых судов, два траулера и буксирное судно. Адмиралтейство придало гласности тот факт, что были также захвачены «криптографические материалы».

Немецкий Морской штаб зафиксировал, что базировавшиеся на берегу залива Норд-фьорд коммуникации полностью разрушены и «судьба секретных документов неизвестна».

Не нанеся особого урона, эти рейды тем не менее повлекли за собой серьезные последствия для «Кригс- марине» и немецкого подводного флота. Сначала Морской штаб временно направил пять новых субмарин VII серии из Германии в залив Норд-фьорд, чтобы помешать англичанам. Узнав об этом, Дениц пришел в ужас. Он направил протест в Морской штаб, аргументируя его тем, что все пять подводных лодок предназначались для посылки в составе второго эшелона к берегам Америки. Направить их к Норвегии означало зря потратить время и топливо, не говоря уже о том, что экипажи лодок еще не имели боевого опыта и всего лишь несколько дней как покинули Киль, уйдя в свое первое патрулирование. Более того, он в резкой форме выразил свой протест против предложений Морского штаба отправить к западному побережью Норвегии на постоянное дежурство девять субмарин для защиты от дальнейших нападений союзнических сил.

Рейды англичан совпали с усилением доходивших до Берлина из различных источников слухов о том, что вскоре грядет полномасштабное вторжение союзнических войск на север Норвегии. Предполагаемое вторжение должно было быть скоординировано с наступлением советских войск через Финляндию — возможно, при поддержке со стороны Швеции. Если бы события развивались именно так, Германия была бы отрезана от жизненно необходимых ей шведской железной руды и никеля и оказалась незащищенной от налетов базировавшейся в Скандинавии союзной авиации, а также нападения военно-морских сил с Балтики.

29 декабря всегда веривший слухам Гитлер потребовал от адмирала Редера исполнения плана «Вольф- шанце». «Если англичане будут действовать так, как они действуют, — раздраженно кричал Гитлер (согласно стенографической записи), — они нанесут удар по Норвегии в нескольких местах». Это, продолжал он, «может иметь решающее значение для исхода войны». Поэтому «Кригсмарине» должен использовать «все свои силы для защиты Норвегии». Под этим Гитлер имел в виду аналогичный «Бисмарку» линкор «Тирпиц», линейные крейсеры «Гнейзенау» и «Шар- нхорст», «карманный» линкор «Адмирал Шеер», а также тяжелые крейсеры «Принц Ойген» и «Хиппер». Редер высказал свои возражения. Он не верил ни в слухи о масштабном вторжении англичан, ни в советское наступление через Финляндию и Швецию. Базируясь на французские порты, «Гнейзенау», «Шар- нхорст» и «Принц Ойген» вынуждали англичан держать в своих территориальных водах значительные силы, которые могли быть использованы где-либо еще — например, в Средиземном море. Поэтому присутствие во Франции вышеназванных кораблей косвенно помогало Роммелю. Более того, эти корабли слишком долго стояли во французских портах, поэтому для подготовки их к выступлению к берегам Норвегии потребовалось бы несколько недель.

Гитлер пришел в ярость. Возможно, находясь под впечатлением от Перл-Харбора и почти одновременной гибели на Дальнем Востоке «Принца Уэльского» и «Рипалса», он усомнился в необходимости линкоров в век господства авиации(2). Закончив аудиенцию с Редером, Гитлер приказал ему быть готовым к выполнению его приказов. «Тирпиц» следовало перевести в Тронхейм в течение трех недель. «Гнейзенау», «Шарн- хорст» и «Принц Ойген» как можно быстрее должны были покинуть французский Брест, чтобы присоединиться к «Адмиралу Шееру» и «Хипперу» и вместе с ними отправиться в Норвегию. Все масштабные передвижения кораблей требовалось обеспечить поддержкой военно-воздушных, надводных и подводных сил. Детального обсуждения того, как предполагалось развернуть подводные лодки для обороны Норвегии, не проводилось. В это время четыре субмарины VII серии должны были отправиться в патрулирование в Арктику для нападения на мурманские конвои(2), однако Морской штаб согласился с доводами Деница о том, что для защиты Норвегии не следовало посылать большое количество лодок. Тем не менее Гитлер настаивал на том, чтобы «Кригсмарине» использовал «все свои силы» для защиты Норвегии. Морской штаб интерпретировал понятие «все свои силы» как «все подводные лодки, кроме тех, что помогали Роммелю в Средиземном море», но масштабного развертывания субмарин до получения более подробной информации о ситуации вокруг Норвегии, а также детальных указаний от Гитлера, начато не было.

Таким образом, в отношении операции у берегов Северной Америки существовала большая неопределенность. В случае, если бы «норвежская паранойя» у Гитлера усиливалась, имелись все основания полагать, что пятнадцать субмарин, составлявших первый эшелон, были бы отозваны для того, чтобы помешать предполагавшемуся вторжению союзнических войск в Норвегию. Последующие эшелоны не были бы посланы к берегам Америки по той же причине. Поэтому, чтобы избежать еще одного бесполезного отвлечение подводных сил, Деницу был совершенно необходим сильный ход.

«Все, что нам нужно — это корабли»

Когда 23 декабря в Вашингтоне началась конференция «Аркадия», в составе американской делегации присутствовало новое лицо: 63-летний адмирал Эрнест Дж. Кинг, бывший командующий Атлантическим флотом. После Перл-Харбора Рузвельт (30 декабря) назначил его на вновь учрежденный пост командующего флотом США, сравнимый с постом первого морского лорда Королевского флота Великобритании. Кинг осуществлял оперативное и административное управление Атлантическим флотом, командовать которым стал Ройял Э. Ингерсолл, Тихоокеанским флотом, которым командовал Честер У. Нимиц, сменивший на этом посту Хазбэнда Киммела, Азиатским флотом под командованием Томаса Харта, а также береговой охраной США, которую президент Рузвельт своим указом от 1 ноября 1941 года перевел из-под юрисдикции Министерства финансов в подчинение военно-морскому ведомству. К тому времени адмирал Гарольд Р. Старк получил должность начальника штаба ВМС США, но вскоре ему предстояло уйти в отставку, и его обязанности сводились к административным вопросам и «долговременному планированию».

Кинг был великолепным бойцом, морским волком, настолько решительным и неприхотливым, что, как говорили, «брился при свете фонарика». Сорок лет он служил на кораблях и подводных лодках, имел квалификацию летчика авиации ВМС и принимал участие еще в первых операциях, проводившихся силами морской авиации и авианосцами. Никто лучше него не знал сильные и слабые стороны военно-морского флота. Никто не таил в себе более сильную обиду, и никто столь же страстно не мечтал отомстить за Перл-Харбор, приведший военно-морской флот в состояние уныния и отчаяния. Несмотря на то, что возраст Кинга приближался к отставному, военно-морской министр Фрэнк Нокс рекомендовал его Рузвельту в качестве наиболее опытного адмирала, способного вывести военно-морской флот из состояния паралича.

Кинг только что прибыл в Вашингтон, занимался организацией службы и подбирал себе команду. «Ничего не было готово, — говорил он позже, — мне пришлось начать с нуля». Однако в августе он принимал участие в Атлантической конференции и, таким образом, знал большинство американских и английских военачальников. Он говорил мало, и у английской делегации, включая первого морского лорда Дад- ли Паунда, создалось впечатление, что мысли Кинга были больше заняты военными действиями на Тихом океане, чем войной в Европе и на Средиземном море.

Правдой это было только отчасти. Только что оставив командование Атлантическим флотом, Кинг знал атлантический театр военных действий так же хорошо, как и любой из членов английской делегации. В частности, так же, как и англичане, он был крайне озабочен возможностью выхода в Атлантику линкора «Тирпиц», к которому должны были присоединиться крейсеры «Гнейзенау» и «Шарнхорст», «карманный» линкор «Адмирал Шеер», а также тяжелые крейсеры «Принц Ойген» из Бреста и «Хиппср» с Балтики. Рейд названных шести немецких кораблей в Атлантику застал бы врасплох истощенный английский флот и американский Атлантический флот, а также поставил бы под угрозу военные и торговые конвои. Опасность еще более увеличилась бы, если военные корабли коллаборационистской Франции, базировавшиеся на острове Мартиника, приняли бы решение присоединиться к немцам или выступить против союзнических военно-морских сил самостоятельно.

На протяжении всей конференции «Аркадия» с Тихого океана и Дальнего Востока поступали тревожные донесения об очередных победах японцев. Поэтому участники конференции вынуждены были уделять много времени разработке срочных мер по оказанию помощи союзническим силам на указанном театре военных действий. Тем не менее они не забывали о главной цели конференции — выработать глобальную стратегию, направленную на достижение победы в этой войне, а также разработать план осуществления этой стратегии. Все делегаты, включая самого адмирала Кинга, снова подтвердили ранее достигнутые договоренности о том, что сначала необходимо сокрушить Германию и Италию, и только потом — Японию. Однако было много неясностей вокруг того, какими действиями нужно было добиваться этого, а также как должны были соотноситься друг с другом оборонительная и наступательная тактики союзников в Тихом океане, чтобы свести к минимуму успехи японцев.

Обсуждение этих вопросов было проникнуто всеобщим желанием как можно раньше развернуть наступательные действия против Германии. Черчилль предложил план («Гимнаст»), согласно которому союзники должны были вторгнуться во французскую Северо-Западную Африку с тем, чтобы окружить Роммеля и удовлетворить требования Советского Союза открыть «второй фронт». Начальник штаба армии Джордж К. Маршалл, скептически отнесшийся к «Средиземноморской стратегии» Черчилля и считавший, что союзники должны нанести удар непосредственно по самой Германии, предложил встречный план («Следжхаммер»), согласно которому союзники должны были вторгнуться в оккупированную Францию в конце лета 1942 года. Адмирал Кинг с энтузиазмом поддержал план Маршалла — в частности, и потому, что предполагал, что результатом этой операции может оказаться эвакуация немецких военно-морских баз из Франции и последующий перевод немецких подводных лодок в более уязвимые и неудобные базы в Норвегии и Германии.

Не желая откладывать развертывание американских сил против Германии даже на день, Рузвельт отверг план Маршалла и одобрил план Черчилля. Однако он дал разрешение на подготовительную операцию («Болеро») для осуществления плана «Следжхаммер» и запасного плана «Роунд-Ап». Другие участники конференции предлагали захватить Азорские и Канарские острова, а также Острова Зеленого мыса, но когда Кинг в резкой форме заметил, что «мы не сможем сделать всего этого», рассмотрение этих предложений отложили.

В конце концов, участники конференции сошлись на следующем плане действий:

— Осуществить максимально возможную поддержку Советского Союза, который, воспользовавшись необычайно холодной зимой, остановил немцев у ворот Москвы и Ленинграда. Помощь Советам должна была осуществляться по длинному пути через мыс Доброй надежды и Персидский залив, а также по короткому пути через Мурманск с помощью конвоев, идущих из Исландии при поддержке союзнических военно-морских сил.

— Осуществить план «Гимнаст», т.е. вторжение союзников во французскую Северо-Западную Африку, к 25 мая.

— Немедленно начать развертывание американских войск (операцию «Болеро») на Британских островах для осуществления плана «Следжхаммер» в 1942 году или, если он сорвется, для осуществления плана «Роунд-Ап» в 1943-м. Пять-шесть американских специально подготовленных пехотных и танковых дивизий должны были как можно скорее отплыть к Северной Ирландии и Англии. Эти силы могли также стать сдерживающим фактором для вторжения немцев на Британские острова.

— Встать на пути вторжения японцев в Австралию. Для этой цели американцы должны были держать постоянную связь между Гавайскими островами и юго-западными островами Тихого океана — Самоа, Фиджи и Новой Каледонией, а также начать там и в Австралии военные контрдействия.

— Заменить пятую пехотную дивизию америка нской армии американской морской пехотой и английскими силами в Исландии.

Решения конференции «Аркадия» потребовали наличия большого количества кораблей: транспортных судов, грузовых судов, танкеров, а также больших и малых десантных судов. Только для выполнения начальных пунктов плана американцы в январе и феврале должны были задействовать сто тысяч человек и отправить за океан миллионы тонн груза. Осуществление самих операций («Гимнаст», «Следжхаммер») требовало огромного количества военнослужащих, оружия, десантных судов и десятки миллионов тонн оборудования и продовольствия. Однако вскоре стало очевидно, что для быстрого выполнения всех этих операций катастрофически не хватало судов. Дуайт Д. Эйзенхауэр в своем дневнике описал ситуацию просто, но убедительно: «Корабли! Корабли! Все, что нам нужно, это корабли! Сущая головная боль!» Позже Черчилль изложил ту же мысль более красноречиво: «Недостаток судов держит нас мертвой хваткой. Это стратегическая проблема».

В качестве экстренной меры договорились использовать торговый флот, находившийся в распоряжении англичан и американцев. Хотя собственный британский торговый флот за двадцать восемь месяцев войны сильно поредел, потери в значительной степени восполнялись за счет строительства новых и приобретения зарубежных судов. Таким образом, коммерческий флот Британии все же представлял собой довольно значительную силу. Общий тоннаж судов составлял 20 миллионов брт. Что касается американского торгового флота, то в виду того, что в предвоенные годы ему уделялось мало внимания, он насчитывал приблизительно полторы тысячи судов общим тоннажем 8 миллионов брт. Около трети судов уже давно отслужили свой срок, а еще одну треть составляли танкеры, неприспособленные к перевозке людей и грузов. Тем не менее общий тоннаж двух торговых флотов (включая танкеры) составил почти 30 миллионов брт.

Совместные усилия хоть и улучшили положение, но были не в состоянии устранить острый недостаток судов. В результате военным пришлось отменить или отложить многие из тех операций, о которых договорились на конференции «Аркадия». Одной из первых жертв стал план «Гимнаст», касавшийся вторжения союзнических войск в Северную Африку. Его отложили на неопределенный срок. Пришлось также увеличить сроки развертывания американских сил в Исландии (план «Индиго») и Северной Ирландии (план «Магнит»). Кроме того, хотя американцы и поддерживали подготовительную операцию «Болеро» для осуществления вторжения в оккупированную Францию в 1942 году (план «Следжхаммер»), ее тоже пришлось отменить, заменив запасным планом «Роунд-Ап». На конференции «Аркадия» было достигнуто долгосрочное соглашение о широкомасштабном строительстве торговых судов. Комиссия по торговому флоту США была к этому готова(4). Перед началом Аркадской конференции Рузвельт дал комиссии указание построить суда общим тоннажем 12 миллионов тонн; из них 5 миллионов — в 1942-м и 7 миллионов — в 1943 году(5). 3 января, в ходе конференции, Рузвельт увеличил эту цифру до 18 миллионов: 8 миллионов — в 1942-м и 10 миллионов — в 1943 году. 19 февраля, после конференции, Рузвельт увеличил эту цифру уже до 24 миллионов: 9 миллионов — в 1942-м (750 судов) и 15 миллионов — в 1943 году (1500 судов). В случае успеха тоннаж англо-американского торгового флота увеличивался приблизительно до 50 миллионов тонн (без учета предполагавшихся потерь).

Переброска войск, обусловленная решениями конференции «Аркадия», подвергла военно-морской флот США тяжелому испытанию. Вслед за поражениями в Тихом океане и на Дальнем Востоке потеря транспортных судов не только стала бы тяжелым ударом для армии, но должна была серьезно отразиться на всем американском обществе. Поэтому Кинг настаивал на том, чтобы все транспортные суда отплывали в составе конвоя и тщательно эскортировались как линкорами и крейсерами, так и многочисленными эсминцами, в задачу которых входили гидролокационное наблюдение и формирование непроницаемой стальной стены вокруг транспорта(6). Военно-морской историк Томас Б. Бюэлл писал, что новый командующий Тихоокеанским флотом Честер Нимиц «использовал почти весь Тихоокеанский флот» для охранения первой партии транспорта к островам Самоа, отправленной в середине января.

В Лондоне и Вашингтоне существовали разные оценки количества американских эсминцев, привлекавшихся для конвойного охранения в Атлантике в конце 1941 года и в 1942 году. Склонность различных авторов и даже военно-морских историков — особенно английских — принимать на веру утверждения той или иной стороны привела к появлению не соответствующих действительности данных. Факты же таковы. С момента начала войны в Европе американцы строили военные корабли так быстро, как только могли. Из-за нехватки времени Вашингтон распорядился построить в первую очередь десять новых линкоров, тридцать один авианосец типа «Эссекс», а также множество тяжелых и легких крейсеров и подводных лодок. Вскоре после Перл-Харбора, частично по требованию Лондона, в список первоочередных были добавлены эскортные авианосцы. Приоритет, кроме того, был отдан починке, модернизации и переоснащению английских военных кораблей, а также постройке шести английских эскортных авианосцев и около 300 других английских судов конвойного охранения(7). Когда Америка объявила войну, в результате выбранных приоритетов в кораблестроительстве, а также перевода пятидесяти четырехтрубных эсминцев в Великобританию и Канаду, военно-морской флот столкнулся с их острой нехваткой. Всего в американском флоте насчитывалось 177 эсминцев, из которых только 100 были современными (постройки после 1934 года). Остальные эксплуатировались еще с Первой Мировой войны или были недавно расконсервированы и повторно введены в строй(8). В декабре 1941 года американские эсминцы были разделены на три группы: девяносто два должны были действовать в Атлантике, семьдесят два присоединялись к Тихоокеанскому флоту и тринадцать — к Азиатскому.

В конце 1941 года эсминцы, находившиеся в Атлантике, выполняли различные боевые задачи. Повреждения, полученные в открытом океане, требовали починки и переоснащения кораблей. Поэтому на верфях постоянно находилось около четырнадцати эсминцев (15%). Что касается задач, выполнявшихся в море, то они были следующими:

— Конвойное охранение в Северной Атлантике между Канадой и Исландией. Эту задачу всегда выполняло около тридцати эсминцев, часто сменявших друг друга. Около двадцати пяти из них составляли пять американских групп охранения; остальные находились у берегов Аргентины или Исландии.

— В декабре восемь эсминцев получили задание охранять особый военный конвой англичан «WS-12X», следовавший из Галифакса в Кейптаун. После этой операции, длившейся почти весь месяц, несколько кораблей поставили в ремонт.

— Шесть американских эсминцев, входивших в состав девятнадцатого экспедиционного корпуса, состоявшего из «Арканзаса» и «Нэшвилла», получили задание охранять конвой «ТС-16», следовавший из Нью-Йорка в Исландию. В связи с техническими неполадками два из трех американских транспортных судов были отстранены от участия в конвое. К конвою присоединились транспортные суда англичан, вышедшие из Галифакса.

— В декабре четыре американских эсминца получили задание охранять авианосец «Йорктаун», а также легкие крейсеры «Ричмонд» и «Трентон» во время перехода в Тихий океан.

— В январе пять американских эсминцев получили задание охранять три старых линкора во время перехода в Тихий океан. Туда же отправились и два других эсминца.

— Большому количеству американских эсминцев было дано задание охранять оставшиеся линкоры, авианосцы и тяжелые крейсеры, входившие в состав Атлантического флота. Часть из них должна была помешать выходу в море линкора «Тирпиц», а также других больших немецких кораблей, среди которых могли быть и военные корабли вишистской Франции, базировавшиеся на острове Мартиника. В последующие месяцы значительного увеличения количества эсминцев в Атлантическом флоте не происходило. Строительство новых эсминцев еще не приобрело широкого масштаба. В декабре 1941 года было введено в строй лишь два новых эсминца, а в январе 1942 — три. Еще два должны были быть введены в строй в феврале и три — в марте. Прежде чем быть введенными в состав флота, новые эсминцы в течение нескольких недель должны были пройти испытания на море. К тому же следует учитывать, что кроме эсминцев у американцев не было кораблей, способных осуществлять конвойное охранение в открытом океане. Президент Рузвельт, а позже военно-морской историк Сэмюэль Элиот Моррисон и другие винили в этом военно-морское руководство(9). Однако в своих послевоенных мемуарах Кинг обвиняет во всем Рузвельта. Что же касается официальных документов того времени, то они категорически поддерживают точку зрения Кинга.

После начала войны в Европе группа высших военно-морских чинов, в число которых входил и Кинг, признала необходимость наличия большого количества кораблей, способных осуществлять конвойное охранение. Как писал Кинг, они согласились, что эсминцы «годились» для этой цели. Однако Адмиралтейство посчитало эсминцы чересчур мощными кораблями, слишком хорошо вооруженными и дорогостоящими, чтобы строить их в большом количестве для охранения. Поэтому, продолжал Кинг, были предприняты поиски альтернативных вариантов. Поскольку необходимо было «немедленно что-то строить», адмиралы рекомендовали в качестве срочной меры развернуть строительство показавших себя с хорошей стороны 327-футовых канонерских лодок береговой охраны типа «Трежери». Однако командование военно-морским флотом и Рузвельт отвергли это предложение. Несмотря на то, что у этих лодок были великолепные мореходные качества и они были удобны в управлении, командование посчитало их слишком большими, слишком дорогими и чересчур медлительными для конвойного охранения.

Тем временем в Лондоне группа военных под руководством адмирала Гормли и военно-морские атташе тщательно изучали попытки англичан создать идеальный корабль для сопровождения конвоев в океане, который мог бы заменить эсминцы Королевского флота Великобритании. Первая такая попытка — строительство эсминца типа «Хант» — потерпела фиаско. Вторая попытка — строительство 290-футового, 1100-тонного эскортного миноносца (по британской терминологии — фрегата), развивавшего скорость 21 узел,— была более многообещающей. Строительство должно было проходить в Канаде и США в рамках ленд-лиза. В начале 1941 года один из старших помощников группы американских военно-морских атташе в Лондоне Эдвард Л. Кохрейн, известный морской инженер, вернулся в Вашингтон, чтобы принять на себя руководство Главным управлением кораблестроения. 1 февраля того же года Кочрейн распорядился срочно подготовить чертежи чуть большего и улучшенного варианта английского фрегата. При длине 306 футов, водоизмещении 1400 тонн и скорости 23,5 узлов этот эскортный миноносец полностью удовлетворял требованиям, предъявлявшимся к кораблю, который должен послужить альтернативой обычному эсминцу(10).

(1) Согласно имеющейся на настоящий момент (1996 год) информации, взаимодействие между японскими субмаринами, действовавшими у Западного побережья США, и немецкими подводными лодками, проводившими операции у Восточного побережья, отсутствовало. Обе стороны действовали независимо. Операции оказались направленными на поддержку друг друга лишь по чистому совпадению. Например, японские субмарины несколько недель отвлекали на себя самолеты противолодочной обороны Западного побережья и многие эсминцы Тихоокеанского флота.

(2) И легкомысленно согласился с предложением Редера о скорейшем завершении строительства единственного немецкого авианосца «Граф Цеппелин» — для которого еще не были разработаны самолеты — даже в условиях острой нехватки высококачественной стали и рабочих для строительства подводных лодок. (Прим. авт.) На самом деле самолеты для «Графа Цеппелина» (палубные истребители и пикировщики) — единственное, что в итоге было подготовлено для этого авианосца. (Прим. ред.)

(3) Лодки U134, U454, U584 и U585 под командованием соответственно Рудольфа Шенделя, Буркхарда Хаклендера, Йоахима Дееке и Бернгарда Лоозе базировались в Киркенесе на Баренцевом море, на самом севере Норвегии. На пути в Киркенес в заливе Тана-фьорд Шен- дель, командовавший лодкой U134, по ошибке потопил 2200-тонное немецкое грузовое судно «Штейнбек». Погибло двенадцать человек. Шенделя оправдали, поскольку ему не было заранее сообщено о передвижении немецких судов.

(4) К 1 января 1942 года при участии Комиссии по торговому флоту было построено 185 судов (из них 54 танкера), причем строительство 103 из них (27 танкеров) было осуществлено в 1941 году.

(5) Задача, которая стояла перед Комиссией по торговому флоту, выражалась весьма внушительными цифрами. На американских верфях должны были быть построены суда общим тоннажем, составлявшим 85%от проектировавшегося. Для этого необходимы были 90 верфей и 700 тысяч рабочих, среди которых очень большой процент составляли женщины.

(6) В состав конвоя не входили английские океанские лайнеры «Куин Мэри», «Куин Элизабет» и «Аквитания». Они были переданы в распоряжение американцев для переброски войск в далекую Австралию. Скорость этих лайнеров составляла 26 узлов, поэтому они были слишком быстроходны даже для кораблей охранения. Кроме того, существовала вероятность потопления их немецкими подводными лодками, что было весьма нежелательно.

(7) Шесть английских конвойных авианосцев назывались «Арчер», «Эвенджер», «Байтер», «Дэшер», «Трэкер» и «Чарджер». Последний из них остался у военно-морских сил США для учебных целей. Он заменил единственный американский эскортный авианосец «Лонг-Айленд», отправленный в Тихий океан. Десять из двадцати пяти заказанных конвойных авианосцев должны были увеличить количество английских авианосцев (вместе с пятью другими, строившимися на американских верфях) до пятнадцати. Впоследствии с американских верфей сошли еще двадцать три конвойных авианосца для английского флота, доведя общее число авианосцев до тридцати восьми. Два из них были отданы военно-морскому флоту Канады. Четыре были построены на верфях Великобритании.

(8) В период с 1 марта по 30 июня 1940 года в Филадельфии и Сан-Диего были расконсервированы и вновь введены в строй семьдесят два «четырехтрубника». Кроме пятидесяти кораблей, отданных Великобритании и Канаде, американский военный флот получил двадцать два эсминца. В 1940 году Соединенные Штаты ввели в строй восемнадцать новых эсминцев (с DD415 по DD432), а в 1941 году — семнадцать (с DD433 по DD444, с DD453 по DD457 и DD463).

(9) Моррисон писал, что военно-морской флот «материально и психологически был совершенно не подготовлен» к ведению подводной войны — частично потому, что не заказывал строительство противолодочных кораблей и кораблей охранения.

(10) Английский «фрегат» и его американский аналог, эскортный миноносец, были вооружены одинаково: тремя трехдюймовыми орудиями, двумя бомбосбрасывателями на корме, а также восемью бомбосбрасывателями по левому и правому бортам. Чуть больший американский вариант нес, кроме того, три торпедных аппарата. На более поздних американских моделях устанавливались пятидюймовые орудия. Как английские, так и американские типы этих кораблей обладали сильными средствами противовоздушной обороны.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю